Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Блаженство подлинной любви



С этим не согласны великие религии. Хотя они уважают романтическую любовь и во многих случаях считают ее священным даром, они также чувствуют, что она может быть бесконечно более глубокой и зрелой. Для них многие популярные формы любви – это всего лишь незрелые отражения бесконечно большей, более чистой и более глубокой любви. Например, несмотря на существующие различия, ислам и христианство отводят любви центральное место в спасении, тогда как буддизм большее значение придает мудрости: все великие религии тысячелетиями воспевали и искали эту большую любовь.

Ядро иудейской традиции составляют две заповеди: "Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всеми силами" и "Возлюби ближнего как самого себя". Иисус соглашался, что "нет более великих заповедей" и просил нас: "Любите друг друга, как я возлюбил вас". Для Иисуса подлинная любовь распространялась на всех без исключения, и он поставил перед нами задачу любить даже наших врагов.

Не было другого человека, у кого слова бы до такой степени не расходились с делом. Неудивительно, что глубокое и необычное учение Иисуса было по большей части неправильно понято и показалось чрезвычайно угрожающим правителям того времени, пребывавшим в плену общепринятых условностей. Религиозные лидеры сочли его признание "Отец и я суть одно" крайним богохульством. Римляне видели в словах о его "царствии" опасное бунтарство, даже, несмотря на то, что Иисус абсолютно ясно дал понять: "Царство Мое не от мира сего". Он был приговорен к невообразимо болезненной пытке – смерти через распятие. В агонии, умирая на кресте под насмешки палачей и улюлюканье толпы, он на последнем дыхании молился за них всех: "Отче! прости им, ибо не ведают, что творят".

Индийские традиции индуизма и буддизма вторят призыву к всеобъемлющей любви. Они еще больше расширяют объятия этой любви, распространяя ее не только на людей, но и на всех тварей. В индуизме Ганди добавлял к заповеди "Возлюби ближнего как самого себя" слова: "и всякое живое существо – это твой ближний". Точно так же, в буддизме Будда призывал:

Как мать охраняет свое дитя, готовая пожертвовать собственной жизнью ради защиты своего единственного ребенка, так с безграничным сердцем должно лелеять все живые существа, наполняя весь мир беспрепятственной любящей добротой. Стоишь ты или идешь, сидишь или лежишь, пока ты бодрствуешь, постоянно помни об этом сердце и об этом лучшем на свете образе жизни.

Если великие религии столь славят и высоко превозносят любовь, она должна быть чем-то совершенно иным, нежели наше обычное наркотическое переживание любви, чем-то гораздо более глубоким и могучим, безграничным и благотворным. Так оно и есть. Любовь, о которой говорят великие религии – агапе в христианстве, метта в Буддизме, и бхакти в Индуизме – это гораздо больше, чем мимолетные увлечения, восхваляемые в популярных песнях.

В то время как наркотическая любовь основана на болезненном ощущении недостатка и потребности, эта большая любовь основывается на льющейся через край полноте и радости.

У духовной любви нет желания получать – только желание давать, нет иной цели, кроме как пробудиться в других, нет иной потребности, кроме как поделиться собой. Будучи безусловной, она никогда не иссякает и не колеблется; будучи безграничной, она распространяется на всех.

И что лучше всего – говорят некоторые религии – эта безграничная любовь уже есть в нас, скрытая за незначительными барьерами, наподобие страха и гнева, и, в то же время, жаждущая наполнить наши сердца, затопить нас несказанной радостью, и хлынуть через край в нашу жизнь и взаимоотношения. Неудивительно, что столь многие святые прославляли любовь, как самую важную из человеческих способностей. Св. Павел воспевал ее в одних из самых поэтичных строк христианской Библии:

Если я говорю языками человеческими и ангельскими,
а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий.
Если имею дар пророчества, и знаю все тайны,
и имею всякое познание и всю веру,
так что могу и горы переставлять,
а не имею любви, – то я ничто...
Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует,
любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует,
не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла,
не радуется неправде, а сорадуется истине;
все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.
Любовь никогда не перестает... (1 Кор 13:1-8)

Но любовь делает даже еще большее, поскольку она обладает способностью пробуждать нас. Согласно Рамакришне: "Возвышенное и невыразимое состояние самадхи наиболее прямо и естественно достигается посредством бескорыстной любви". А неоконфуцианский мудрец Ван Ян Мин говорил:

Следует воистину любить все, от правителя, министра, мужа, жены, и друзей, до гор, рек, духовных существ, птиц, животных и растений, чтобы реализовать нашу человечность, которая образует с ними одно тело, и тогда наш чистый характер будет полностью проявлен, и мы действительно будем едины с Небесами, Землей и всем бесконечным множеством вещей.

 

 

 

Глава 11

ПРОБЛЕМА ТРУДНЫХ ЭМОЦИЙ

Солнце да не зайдет во гневе вашем.

Св. Павел

Проблемные эмоции – такие как страх, гнев, ревность, и отчаяние – относятся к числу самых трудных и, порой, самых разрушительных переживаний. Никому из нас не удается их избежать. Но некоторые люди обучаются жить с ними, учиться у них, и с их помощью расти, тогда как другие их разжигают, купаются в них, и из за них убивают или умирают. Научиться умело реагировать на болезненные эмоции – одна из важнейших жизненных проблем.

Первый шаг состоит в признании того, что трудные эмоции составляют естественную часть жизни и их не следует автоматически осуждать как дурные или злые. Некоторые из них представляют собой адекватные реакции на окружающую действительность и, по крайней мере, в наши ранние годы могут быть необходимы для выживания – это врожденные реакции, которые привлекают внимание к жизненно важным проблемам и побуждают нас к действию в угрожающих ситуациях.

НЕУМЕЛЫЕ РЕАКЦИИ

Однако, если мы не умеем реагировать на трудные эмоции, они слишком легко мучат и угнетают нас самих и тех, кто нас окружают. Ставки очень высоки. Это трагедия, что так мало людей знают, как эффективно работать со своими эмоциями, и что столь немногие достигли эмоциональной мудрости.

Мы страдаем от трех главных ошибок:

1. мы осуждаем или порицаем трудные эмоции, как дурные или злые;

2. мы игнорируем болезненные эмоции или, защищаясь, вытесняем их из сознания;

3. мы потакаем им или разжигаем их, например, вскармливая чувства обиды на кого-то, кто нас ранит, и с ликованием вынашивая планы отмщения.

В этих случаях мы становимся теми, кого Шекспир так красноречиво назвал "рабами страсти".

Когда мы осуждаем болезненные эмоции и самих себя, за то, что мы их испытываем, мы затеваем внутреннюю войну, которую невозможно выиграть. Эмоции и дальше будут возникать по мере того, как жизнь будет подбрасывать нам свои неизбежные проблемы, но теперь мы добавляем к ним ненужное и болезненное бремя. Мы сердимся, что болезненные эмоции возникли, боимся, что они нас одолеют, и испытываем подавленность от того, что нам снова приходится с ними сражаться. Эту битву невозможно выиграть, но, к счастью, ее можно остановить: объявив перемирие и научившись принимать болезненные эмоции как естественную и нормальную часть жизни.

Когда мы игнорируем или подавляем трудные эмоции, мы тоже страдаем, хотя и более незаметно. Эмоции, разумеется, остаются, но теперь они скрыты в глубинах психики, где они исподтишка ищут своего выражения в виде симптомов и защитных механизмов. Например, если мы подавляем гнев, мы можем не осознавать его в себе, но в порядке защиты проецировать его на других людей. Теперь "Я не сержусь, но люди вокруг меня сердятся", и такие симптомы, как тревога, могут возникать без видимой причины. Мы потеряли контакт со своими эмоциями – это состояние называется дизлексатимией – и потому отчуждены от важнейшего источника информации и жизненности.

Третья главная ошибка – сознательно потакать трудным эмоциям и разжигать их. Идеал состоит не в потакании и не в подавлении, а в соответствии, уравновешенности, и невозмутимости. Дэниел Гоулмэн говорит об идеалах равновесия и соответствия в своей книге "Эмоциональный ум":

Цель – равновесие, а не подавление эмоций: каждое чувство имеет свои ценность и значение. Жизнь без страсти была бы тусклой пустотой безразличия, отрезанной и изолированной от богатства самой жизни. Но, как сказал Аристотель, эмоция должна быть соответствующей.

Великие религии придают огромное значение невозмутимости – способности переживать неизбежные взлеты и падения жизни, не испытывая резких изменений эмоционального состояния. Ранние христиане говорили о божественной апатейе и сдержанности – свободе от излишней эмоциональности. Точно так же иудеи говорят о безмятежности, даосы о "принципе равенства вещей", а индуисты – о вайрагье, или бесстрастии.

Как нам относиться к трудным эмоциям и работать с ними? Проблема состоит в том, чтобы не подавлять их, и не потворствовать им, но, скорее, исследовать и учиться. Так мы приходим к пониманию своих эмоций. Мы учимся высвобождать и преобразовывать их, и использовать их соответствующим образом. В этом основа эмоциональной мудрости. Две самых мощных и трудных эмоции – это страх и гнев.

ФАНТАЗИЯ СТРАХА

Всем нам хорошо знакомы ощущения, которые сигнализируют о страхе – затрудненность дыхания, сухость в горле, учащенное сердцебиение. Это естественная и ценная эмоция, которая играет жизненно важную роль, предупреждая нас об опасности. Однако, мы боимся и многого другого, что в действительности не представляет опасности, и даже можем бояться самого страха. Страх может становиться настолько болезненным, что мы готовы сделать почти все, что угодно – пожертвовать почти всем – только бы его избежать. Мы тратим большую часть жизни, избегая страха и расплачиваясь за это. То, что мы не хотим переживать, правит всей нашей жизнью. Когда мы не хотим испытывать страх, тогда, если мы боимся самолетов, то не летаем; если мы боимся неудач, то не рискуем; если мы боимся любви, то живем без любви. Страхи, с которыми мы не готовы встретиться лицом к лицу, ограничивают нашу жизнь.

Президенту Франклину Рузвельту принадлежит знаменитое высказывание: "Единственное, чего нам нужно бояться, так это самого страха". Но действительно ли нам нужно бояться страха, или это только дурная шутка, которую мы играем сами с собой? Чего мы на самом деле боимся?

Задумайтесь на минуту о том, чего вы боитесь: быть может, попасть в автомобильную аварию, потерять любимого человека, или лишиться работы? Теперь немного поразмышляйте. Пугает ли вас сама авария, сама смерть, или сама потеря работы? Или то, что, как вы себе представляете, произойдет в результате? Например, сам ли это момент аварии, или же ваши фантазии о боли и травмах, которые, как вы боитесь, могут за ней последовать?

Заметьте, что мы не боимся того, что происходит сейчас. Скорее, мы боимся своих мыслей и фантазий о том, что может случиться в будущем. Страх всегда относится к будущему. Но будущее не существует – оно живет только в наших фантазиях. Существует только этот момент прямо сейчас. Все остальное – это наше воображение. Марк Твен прекрасно сказал: "Моя жизнь была полна всяческих несчастий, большинство из которых так и не случилось".

Это приводит нас к удивительному выводу: Обычно мы боимся не реальности, не того, что действительно происходит, а, скорее, своих собственных мыслей и фантазий о том, что может случиться. Мы боимся того, что происходит у нас в уме. Рэбби Нахман объяснял: "Воистину, единственное, чего человек боится, находится в нем самом, и единственное, чего он страстно желает, находится в нем самом". Коль скоро мы это действительно понимаем, мы понимаем и то, что нам не нужно чувствовать себя такими беспомощными перед лицом страха и пристрастия. Именно поэтому страх назвали "Ложным опытом, кажущимся реальным".10

10 Игра слов. Первые буквы слов в английской фразе "False Experience Appearing Real" образуют слово fear (англ. страх). (Прим. перев.)

Конечно, в жизни есть некоторые вещи, которые естественно вызывают страх и даже ужас. Но распознание ложности столь многих наших повседневных страхов и опасений может быть решающим шагом к избавлению от них.

МУКИ ГНЕВА

Гнев – чрезвычайно сильная эмоция. Опросы показывают, что большинству людей труднее справиться с гневом, чем с любой другой эмоцией, а духовные традиции относят неуправляемую ярость к числу главнейших причин страдания и наибольших препятствий для пробуждения. Разумеется, гнев дан нам от природы, и иногда мы можем использовать его во благо. Однако, гораздо чаще он нас использует. Как только возникает гнев, он может преодолевать даже лучшие из побуждений и подавлять ясное мышление. Психологи называют это состояние "когнитивным бессилием".

Когда гнев становится образом жизни, он способен разрушать не только ум, но и тело. Исследования предполагают, что гнев играет фатальную роль в двух самых смертоносных заболеваниях – инфаркте и раке. Раздраженный человек, который постоянно напряжен и легко возбуждается, может быть особенно предрасположен к сердечным приступам, в то время как те, кто несут в себе огромный заряд гнева, но вытесняют его из сознания, возможно, подвергают себя большему риску онкологических заболеваний. Неудивительно, что люди, которые после первого инфаркта проходят антистрессовую программу, где они учатся избавляться от гнева с помощью расслабления, всепрощения, и открытого общения, гораздо менее подвержены рецидивам, чем те, кто продолжают вести прежний агрессивный образ жизни. Избавление от гнева может буквально спасать жизнь.

Следует признать, что временами может быть приятно вскармливать ярость, вынашивать планы мщения, и даже давать волю гневу и осознанно ранить кого-нибудь. Но в долгосрочной перспективе за это приходится слишком дорого расплачиваться. В редких случаях, может быть, необходимо выразить гнев, чтобы исправить несправедливость или помешать кому-то совершать зло. Однако великие религии обычно рекомендуют всепрощение, и психологи выяснили, почему это так. Одно исследование за другим показывали, что, дав волю гневу и утолив жажду мщения, люди испытывают не меньшую, а большую ярость.

Великие религии снова и снова предупреждают об опасностях неконтролируемого гнева. Иудейские мудрецы предостерегают – "гнев может препятствовать просветлению", а христиане считают его одним из семи смертных грехов. Буддисты уподобляют его лесному пожару, который бушует в уме, пожирая все благое. Это наглядно показано в известной дзенской истории:

Японский самурай обратился к мастеру Дзен, чтобы получить ответы на кое-какие вопросы, не дававшие ему покоя.

"И что же ты хочешь знать?" – спросил мастер Дзен.

"Скажи мне господин, существуют ли рай и ад?"

"Ха!" – наполовину насмешливо, наполовину презрительно фыркнул мастер Дзен. "Что заставляет тебя думать, будто ты можешь понять такие вещи? Ты всего лишь необразованный тупой солдат. Не занимай мое время своими глупыми вопросами".

На мгновенье воин застыл, пораженный. Никто, никто никогда не говорил так с японским самураем. Это означало немедленную смерть. "Ты что, слишком глуп, чтобы понять, что я сказал?" – заорал мастер Дзен. "Перестань тратить мое время и убирайся прочь!".

Воин вскипел от ярости. Подобно молнии, его рука метнулась к мечу и занесла его для смертельного удара. Но за долю секунды до того, как его меч опустился на голову монаха, он услышал слова:

"Это врата в ад".

И снова воин застыл в изумлении. Его собственная ярость приносила ад ему самому и тем, на кого он нападал. И мастер рискнул своей жизнью, чтобы ясно показать всю неизбежность этого факта. Глубоко дыша, самурай медленно убрал свой меч и смиренно поклонился в благоговении и уважении.

"А это – врата в рай" – улыбнулся мастер Дзен.

Как нам избавиться от эмоционального ада, который создают необузданные страх и гнев, и как нам открыть врата в рай? Великие религии предлагают три подхода:

· подчинение и ослабление трудных эмоций, особенно, страха и гнева;

· воспитание таких душевных качеств, как благодарность и великодушие, способствующих любви;

· развитие самой любви.

 

 

 

Глава 12




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.