Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Основные глобальные проблемы современности. Предпосылки их преодоления. 3. Возможно ли предвидеть будущее?



Специфика мировой ситуации конца XX в.

Классику читать по­лезно. Нет-нет да и найдешь в ней высказывание, поражающее све­жестью и остротой. В хрестоматийно-известной повести Н. В. Гоголя "Вий" вдруг наталкиваешься на фразу: "Философ, пошаривши ногами во все стороны, сказал наконец отрывисто: А где же дорога?". И думаешь - ведь это о нас, философах конца XX в. И о всем сегод­няшнем человечестве. Это и к нам вопрос. Камо грядеши? Куда же путь держишь, человечество? Что ожидаешь, род людской?

Ярко выраженная болезненность подобного вопрошания усилива­ется тем, что до 2000 г. осталось совсем немного времени. Эта дата притягивает и волнует. Даже те, кто не подвержен пифагорей­ской мистике цифр, не могут не считаться с мощным символическим воздействием, оказывающим на всех нас рубежом XX-XXI вв. Тем бо­лее, что сегодня уже никто не сомневается в том, что мы находим­ся на переломном этапе, на пороге нового исторического измере­ния, а потому старательно пытаемся предугадать свое обозримое бу­дущее.

Так, с напряженным вниманием в 2000 г. от Рождества Христо­ва всматриваются христианские богословы. Их апокалиптические умонастроения все чаще появляются на страницах печати. Они, в частности, актуализируют "философию конца света", пронизывающую Откровения Святого Иоанна Богослова, последнюю главу Библии.

Трагические предсказания звучат не только в христианских храмах, но и в мусульманских мечетях. Здесь из уст священнослу­жителей нередко раздаются тирады типа: "О, рабы Аллаха, я боюсь для вас ужасного наказания". Появляются многочисленные "пророки" и секты. Они ставят зловещие диагнозы, вроде того, что мир нахо­дится на одной из последних ступеней духовной нищеты и деграда­ции, что вот-вот на головы людей обрушатся невиданные ранее же­стокие войны, губительные для земли ураганы, землетрясения, что не менее 90% землян будет испепелено, уничтожено и т.д., и т.п. Спасутся лишь адепты "учений", объявляющих себя единственно ис­тинными.

Изотерики, наоборот, утверждают, что наши горизонты более ясны, ибо близится переход от Кали Юги ("черного века") к Сатиа Юге ("светлому веку"), что жесткая эпоха Рыб сменится эпохой мягкого Водолея. Наши нынешние страдания они объясняют энерге­тическим влиянием Плутона, который находится сейчас в самом сильном зодиакальном знаке Скорпиона. Не следует, говорят изотерики, особо беспокоиться: все неумолимо движется по зодиакаль­ным путям. Человечество во избежание дальнейших страданий объе­динится, создаст общепланетарный дом. Только бы не упустить под­ходящий момент. Наше время - решающее. А что думают по этому поводу люди рационального мышления? Ученые и социологи полагают, что в грядущем веке возможны как взлет, так и упадок. Они говорят о будущем многомерном ми­ре, возникновении неведомой еще модели мировой цивилизации. Уче­ные труды и средства массовой информации заполнены сентенциями: мир на изломе, на перепутье, он устремлен к новому глобальному порядку; впереди - развилка истории, необходим выбор дальнейше­го пути.

При оценке глобальной ситуации конца века, видимо, не сле­дует пренебрегать многополярной характеристикой современного ми­ра, неисчерпаемым многообразием динамичных социокультурных форм. Высочайшие достижения общечеловеческого прогресса отражены в совершенно новых технологиях, эффективном промышленном и сельско­хозяйственном производстве, разветвленной Информационной сети, мире утонченного искусства. И в то же время ряд регионов земно­го шара сохраняет реликтовые, архаичные социальные образования, не пользуется благами цивилизации, влачит жалкое существование.

А ведь, кажется, еще совсем недавно мы жили в "двухполюс­ном" мире: социально-экономическими идейно-политически друг дру­гу противостояли страны развитого рыночного хозяйства (капитализ­ма) и социалистического содружества. Большую часть землян причи­сляли к расплывчато неопределенному "третьему миру". Распад со­циалистического содружества и глубокие изменения, происходящие в нашем Отечестве, резко и неожиданно изменили всю панораму ми­рового сообщества.

Характеризуя сложившуюся ситуацию, известный немецкий поли­толог Ральф Дарен-дорф с растерянностью говорил: "Как будто ог­ромный ураган разрушил политический пейзаж, уничтожив все ориен­тиры". Возникла многополярность, на первый план вышло противос­тояние, которое условно можно было бы обозначить "Север-Юг". С одной стороны, относительно небольшая группа высокоразвитых стран с устойчивой политической системой, новейшей информационно-ком­пьютерной технологией, с высоким уровнем благосостояния, с другой, основная масса стран, технологически индустриальных, а то и доиндустриальных. Здесь наблюдаются бурный рост народонаселе­ния, массовая бедность, нестабильность внутренней жизни. О глу­бине пропасти между "золотым миллиардом" и четырьмя миллиарда­ми остального населения можно судить по таким данным. В 1992 г. 20% наиболее богатых стран получали 83% мирового дохода, а на долю аутсайдеров оставалось всего 17%, в т.ч. удельный вес бед­нейшей части составлял всего лишь 1,4%. США и Канада тратят на образование в расчете на душу населения в 90 раз больше, чем многие африканские страны. Индия дает миру 1/3 всех неграмотных, Китай - четвертую часть.

От этого противостояния никуда не уйдешь. На конференции ООН, посвященной окружающей среде и перспективам мирового разви­тия (июнь 1992 г.), известный политический деятель Норвегии Гру Харлем Брундланд заявила: "Человеческая история достигла водо­раздела, за которым изменение политики становится неизбежным. Более миллиарда человек, не могущих удовлетворить основные пот­ребности, наши собственные дети и внуки и. сама планета Земля требуют революции. Она грядет. Мы знаем, что у нас есть возмож­ность предотвратить опасность, хаос и конфликты, которые в про­тивном случае неизбежны".

Что и говорить, слова суровые и правдивые. Однако проходят годы, а никаких существенных изменений не наблюдается. Основная масса политиков да и рядовых людей не внемлют грозным предупре­ждениям, руководствуются в жизни так хорошо знакомым русским словом "авось". Авось пронесет, сами по себе рассосутся беды и печали, не грянет гром. Но надо смотреть правде в глаза. Тем более, определились те тенденции, которые порождают тревогу. Не случайно же пестрые концепции глобального развития подчас ха­рактеризуются как поиск "стратегии выживания". Речь идет уже не о том, как "жить", а о том, как "выжить". И это не может не вы­зывать глубокой озабоченности у всех мыслящих людей.

Основные глобальные проблемы современности. Предпосылки их преодоления.

Итак, ПЕРВАЯ ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА наших дней - все еще сох­раняющаяся УГРОЗА ТЕРМОЯДЕРНОГО ПОЖАРА. Призрак "судного дня", "омницида", уничтожения всех и вся еще бродит по планете. Воз­можности возникновения "всесжигающего пламени" и последующей "ядерной зимы" отнюдь не абстрактны, у них есть зримые черты.

Действительно, договоры о сокращении стратегических ядер­ных арсеналов подписаны, молчаливо соблюдаются, но еще ни одним ядерным государством не ратифицированы, не приобрели статуса закона. Пока уничтожено лишь несколько процентов огромных ядер­ных запасов. Процесс ядерного разоружения может растянуться на неопределенно длительный срок. А только на территории США и бы­вшего СССР в середине 1995 г. насчитывалось около 25 тысяч ядер­ных боеголовок.

К тому же идет расползание атомной технологии. Уже готовы к производству ядерного оружия Индия, Пакистан, ЮАР, Израиль и ряд других государств. Нарастает опасность обладания ядерным оружием безответственных политических авантюристов и даже кри­минальных элементов.

Сейчас вроде бы уменьшилась опасность прямого военного столкновения ядерных сверхдержав, но при этом не исчезла, а да­же увеличилась угроза слепой технологической случайности - "чер­нобыльского варианта". Кстати, причина катастрофы на Припяти до сих пор не установлена. Есть немало версий, но они - еще не истина. Любая техника, как свидетельствует история, когда-либо ломается. И абсолютной гарантии от повторения Чернобыля никто не дает. Это особенно тревожит, если учесть, что на планете сей­час насчитывается более 430 действующих атомных электростанций, их количество увеличивается. Восстановила свою АЭС Армения. 15 новых атомных станций намерен ввести в эксплуатацию Китай.

ВТОРАЯ ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА - НАДВИГАЮЩАЯСЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА. Колыбель наша и обитель в опасности. В чем же суть экологической угрозы?

В том, что растущее давление антропогенных факторов на био­сферу может полностью разорвать естественные циклы воспроизвод­ства биологических ресурсов, самоочищения почвы, вод, атмосфе­ры. Это породит "коллапс" - резкое и стремительное ухудшение экологической обстановки и, как следствие, скоротечную гибель населения планеты.

Уже не говорят, а кричат об уменьшении количества кислоро­да в атмосфере, нарастании "парникового эффекта", расползании озоновых дыр, безостановочном загрязнении природных вод. Под­считано, что не менее 1 млрд. 200 млн. землян испытывают острую нехватку питьевой воды. Интенсивное сельское хозяйство истощает почвы в 20-40 раз быстрее, чем они могут естественно восстано­виться. Биологи фиксируют ежедневную потерю 150 видов животных и растений. По прогнозам Станислава Лема в XXI в. практически вымрут все дикие животные. Когда же может наступить такой "коллапс"?

Предсказывают сроки от 2-3-х десятков лет до столетия. Но дело даже не в сроках: все сведущие люди, осознавшие жесткость ситуации, согласны, что без принятия мер глобального масштаба он неотвратим.

Среди этих мер называют, в частности, ограничение прироста народонаселения. Сегодня он составляет до 83 млн. человек в год. Причем, появляются на белый свет вначале не "рабочие руки", а "рты". Поэтому неконтролируемый рост населения, особенно в "раз­вивающихся" странах, подрывает ресурсную базу, стремительно при­нижает нас к максимально допустимым нагрузкам на природную сре­ду. Из других мер особого внимания заслуживает необходимость

решения проблемы загрязнения жизненной среды ксенобиотиками (ве­ществами, враждебными жизни). Химическое, радиационное загряз­нение нарастает. В зону опасности попала сфера нашего общечело­веческого достояния: Мировой океан, космическое пространство, Антарктида. Вывод один: надо говорить с Природой на понятном ей языке.

Мощь человека обернулась против него самого. В этом суть экологической проблемы. Заметим, что экологический вызов не ме­нее, если не более, опасен и трагичен, чем экономический и поли­тический. Но надо признать и то, что ответить на него невозмож­но без радикальных сдвигов в мировой экономике и политике, в сознании лидеров и миллионов рядовых людей.

ТРЕТЬЯ ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА - ОПАСНОСТЬ. НАВИСШАЯ НАД ЧЕЛО­ВЕЧЕСКОЙ ТЕЛЕСНОСТЬЮ. Под домокловым мечом находится не только "внешняя" природа, та экологическая ниша, в которой мы живем, но и "внутренняя": наш организм, плоть, человеческая телесность. Тело - вещь не шутейная. Мы с ним приходим в этот мир и оставля­ем наши бренные телесные остатки, покидая его. Тело доставляет огромные радости и жестоко терзает нас хворями и недугами. Те­лесное здоровье - всегда на одном из первых мест в системе че­ловеческих ценностей.

И тем тревожнее слышать нарастающие предупреждения биоло­гов, генетиков, медиков о том, что мы стоим перед опасностью разрушения человечества как вида, деформации его телесных основ. В частности, не исключена возможность ломки основного генетиче­ского кода в результате непродуманных вмешательств в его струк­туру. Нарастает генетическая отягощенность человеческих популя­ций. Под воздействием ксенобиотиков и многочисленных социальных и личных стрессов повсеместно фиксируется резкое ослабление им­мунного аппарата человека.

Уже есть зримые последствия этого явления. Леденящее слово "СПИД" все чаще вторгается в человеческую жизнь. Такая беда, по­стигшая человечество, есть первая в истории глобальная пандемия (повальная эпидемия), сеющая смерть не в одной стране, а по все­му миру. Ряд исследователей полагает, что это не просто болезнь, а некий этап в биологическом существовании рода людей. Он свя­зан с их необузданным массовым вторжением в природные основы собственного бытия. СПИД сегодня - уже не медицинская, а подлин­но общечеловеческая проблема.

Океан химических веществ, в который погрузилась наша повсе­дневная жизнь, резкие изменения в политике и зигзаги в экономи­ке - все это действует на нервную систему, воспроизводительные способности и соматические проявления миллионов людей. Налицо в ряде регионов признаки физического вырождения, неудержимое, под­линно эпидемическое расползание наркомании, алкоголизма.

Наконец, ЧЕТВЕРТАЯ, не менее страшная ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА - КРИЗИС ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДУХОВНОСТИ. Практически все светские и ре­лигиозные, глобальные и региональные, древние и новые идеологии не могут сегодня даже сколько-нибудь доказательно ответить ни на актуальные проблемы эпохи, ни на вечные запросы духа. Безза­щитная, мечущаяся, хромающая человеческая мысль во многих слу­чаях оказывается неспособной охватить настоящее, зрело оценить прошлое, хотя бы как-то предвидеть будущее.

Нет сейчас надежных социальных теорий и философско-антропо­логических концепций, в рамках которых можно было бы более или менее определенно охарактеризовать наше сегодня и тем более - завтра. Страх, тревога, беспокойство пронизывают все пласты че­ловеческого сознания. Один из влиятельных американских филосо­фов Ричард Рорти весной 1995 г. в Институте философии РАН пове­дал о том, что в американском философском сообществе все нас­только утомлены, что надеются на появление чего-то, но никто не имеет ни малейшего представления, каким оно должно быть.

Нет свежего взгляда на мир. Никто не нащупал путеводной ни­ти масштабного миросозидающего характера. Производство вдохнов­ляющих символов и призывов как-то споткнулось и захлебнулось. Иногда говорят, что из XIX столетия к нам пришли две идеи, дос­тойные быть названными идеями века (понимая, что это сильное упрощение, все же условно с ним согласимся). Одна идея - социа­листическая, другая - научно-технологическая. Считалось, что, опираясь на них, люди Земли построят справедливое общество, об­ретут полноту жизни, утвердят свободу и достоинство личности.

Обе эти идеи сейчас - в руинах. И та, и другая столкнулись с границами, поставленными биосферными глобальными возможностя­ми человеческого бытия.

Благородна была давняя мечта людей об обществе справедли­вости, реального социального равенства, высокого человеческого достоинства, удовлетворения всех запросов - духовных и материаль­ных. Это идея социализма, идея коммунистического преобразования. Но увы. Не говоря уже об ее уродливом искажении в нашей стране и ряде других стран, пошедших за нами, она оказалась внутренне уязвима, ибо девиз коммунизма "каждому по потребностям" не мог опереться на реалии жизни. Мечта Маркса о "потоке богатства" для всех осталась на уровне благодушных надежд.

Есть простой расчет: если стандарт потребления 4 млрд. аут­сайдеров поднять до уровня уже упоминавшегося нами "золотого миллиарда", то за 50 лет надо в 2 раза увеличить потребление всех ресурсов и в 500 раз - производство энергии. При этом не на­до забывать, что человечество к 2030 г. удвоится. Биосфера пла­неты при существующих технологиях и потребительных ориентациях этого просто не выдержит. Да при нынешней технической оснащен­ности производства это и невозможно.

То же относится и к технократическому оптимизму, к идее о величии технического прогресса. Признано всеми, что техника не­сет в себе не только благо, но и зло. Поэтому названные идеи сейчас в таком состоянии, что опираться на них трудно. Можно (да и должно) спорить о том, имеют ли они будущее, а если "да", то в какой модификации. В архив сдавать их не следует, но и по­лагаться на них как-то опасно.

Социалистическая идея поднимала на щит социальную справед­ливость, технократическая - экономическую эффективность. Их состыковка, сопряжение, органическое объединение сегодня не уда­ется. А новых ярких, принципиальных, объединяющих идей наш век не породил. И все человечество сейчас в каком-то идейном ваку­уме. Такова судьба светских, научных и философско-социологичес­ких идей.

А мировые да и местные религии, или эзотерические учения западных и восточных оттенков, как им и положено, зовут в "мир иной". Однако несмотря на обилие неорелигий (типа "мунизма" или "бахаизма"), многоликого сектантства в мировых религиях, принци­пиально новых идей нет. Все это лишь перелицовка традиционалистских, канонических положений, пришедших из прошлого, подчас очень давнего. Динамика резких глобальных исторических сдвигов приводит иногда к потере ориентации, краху святынь, духовному опустошению.

Таковы некоторые глобальные проблемы современности. Они реальны. Их нельзя не видеть. Однако не стоит опускать руки, впадать в беспросветный пессимизм, отчаиваться и драматизиро­вать все и вся. Есть угрозы, но есть и надежды. Пусть робкие, но все же надежды, предпосылки преодоления глобальных кризисных коллизий, блокирования и предотвращения вселенской угрозы чело­вечеству.

ПЕРВАЯ ПРЕДПОСЫЛКА - РАЗВЕРТЫВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ (КОМПЬЮ­ТЕРНОЙ), БИОТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Важно подчеркнуть, что именно она создает объективную предметную основу, которая поз­волит отвести термоядерную и экологическую угрозу, а также опа­сность, нависшую над человеческой телесностью.

ВТОРАЯ ПРЕДПОСЫЛКА - УТВЕРЖДЕНИЕ СМЕШАННОЙ РЫНОЧНОЙ И СО­ЦИАЛЬНО ЗАЩИЩЕННОЙ ЭКОНОМИКИ С ЭЛЕМЕНТАМИ КОНВЕРГЕНТНОГО ТИПА КАК ДОМИНИРУЮЩЕГО ТИПА МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА. Эта форма экономиче­ских отношений будет способствовать увязке интересов разных хо­зяйственных субъектов, гармонизации связей, нахождению баланса между экономической эффективностью и социальной справедливостью. Направление общего поиска оптимального хозяйственного устройст­ва, соотношение плана и рынка в основных чертах уже определи­лись. И это послужит упрочению мирохозяйственных связей, реше­нию глобальных проблем.

ТРЕТЬЯ ПРЕДПОСЫЛКА - СТАНОВЛЕНИЕ ПРИНЦИПА НЕНАСИЛИЯ И ДЕ­МОКРАТИЧЕСКОГО СОГЛАСИЯ во внешней и внутренней политике, в групповых и межличностных отношениях. Как это ни прискорбно, но агрессия, насилие были вечными спутниками истории. Войны, пере­вороты, кровь сопровождают все значимые события.

Оставаясь на почве реальности, мы видим, что выстрелы еще гремят, кровь людская проливается, ненависть слепит и "образ врага" не исчезает. Однако с немалыми издержками, через отступ­ления и остановки идея перехода от культа силы к диалогу, поис­кам согласия, взаимоприемлемых решений пробивает себе дорогу. Термины "консенсус", "переговорный процесс", "компромисс" ста­новятся постоянными в международной и внутренней политике. И это ободряет, вселяет надежду на то, что в перспективе (пусть не самой близкой) возможно устранить войны, вооруженные конф­ликты, жестокие "разборки".

ЧЕТВЕРТАЯ ПРЕДПОСЫЛКА - ОБЪЕДИНИТЕЛЬНЫЕ (ОЙКУМЕНИЧЕСКИЕ) ПРОЦЕССЫ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ как в религиозном, так и в светском ва­рианте. С немалыми издержками идет поиск того, что может сбли­жать либеральную и социалистическую мысль, установки Ватикана и Православия, западный менталитет и восточный этикет. Попытки поддержать этот процесс нередки. Ватикан уже предложил иерархам Православия найти пути для преодоления церковного раскола, иду­щего от 1054 г. Социал-демократические лидеры стремятся найти точки соприкосновения с коммунистами и консерваторами.

Попытки идейного сближения, взаимопонимания все время во­зобновляются. Они еще слабы, робки, неуверенны, наталкиваются на упорное сопротивление фундаменталистов всех окрасок. И все-таки идет процесс принятия терпимости (толерантности), отказа от упрямого идейно-духовного противостояния как условия добро­желательного поиска взаимоприемлемых ценностей.

ПЯТАЯ ПРЕДПОСЫЛКА - ЭТО МЕЖЭТНИЧЕСКАЯ И МЕЖКУЛЬТУРНАЯ ИН­ТЕГРАЦИЯ при сохранении автономности и уникальности каждого эт­носа и каждой культуры. Все шире развертывается универсализация культурной жизни на фоне сохранения самобытности всех участни­ков данного процесса. Резко расширяются международные экономи­ческие и культурные контакты. Давно рухнул тезис о "непроницае­мости" и полной замкнутости самодостаточных народов и их образа жизни. Ускоряется интенсивный обмен ценностями. Синтез и взаи­мовлияние довлеют над заскорузлой замкнутостью.

Разумеется, всплеск "этничности", националистических страс­тей продолжают сотрясать человеческий род, но, думается, что это - уродливый зигзаг истории. Есть основания предполагать, что он недолговечен. Устремленность к единству будет довлеть. Полифония самобытного и общечеловеческого, их оптимальная связь пробьет себе дорогу.

ШЕСТАЯ ПРЕДПОСЫЛКА (последняя по счету, ,но не по значимос­ти) - НАМЕЧАЮЩИЕСЯ ПРОРЫВЫ В ОБЛАСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ПОИСКА. Иногда даже говорят, что мы - в преддверии интеллектуальной ре­волюции. Речь идет о поиске и нахождении новой парадигмы мышле­ния, не исключающей противоречий, но обращающей внимание на комплиментарность, взаимодополнительность идей, их интегрирова­ние в многомерную целостность.

Завершая обозрение предпосылок преодоления глобальных кри­зисных коллизий, скажем о необходимости конструирования глобаль­ной этики, универсальных нравственных принципов, укрепляющих всечеловеческую солидарность. Мудрость и совесть выше прямолинейных истин сухо-рационального знания. Знание, не облагороженное вечными ценностями, не помноженное на идею блага, не утверждаю­щее справедливость, может привести к всеобщей гибели. Без эти­ки человеческой солидарности угрозы не смогут быть отведены, а надеждам не суждено будет осуществиться. Таковы основания для выхода из глобального кризиса, в который мы погружены.

Возможно ли предвидеть будущее?

Будущее. Оно манит и пуга­ет. Прошлое уже свершилось. Его можно интерпретировать, переос­мысливать. Но то, что было, не изменить. А будущее никем не запрограммировано. Оно - открытая страница. Не потому ли так широ­ко распространено мнение о непредсказуемости будущего. "Нам не­ведом замысел Вседержителя", - утверждают богословы. "Невозмож­но предугадать напор жизненного потока", - заявляют социологи. "Нестабильный Универсум не дает оснований для сколько-нибудь обоснованных и точных предвидений", - уверяют ученые и филосо­фы.

Сомнения в возможности обозревать грядущее во многом опи­раются на негативный опыт множества футурологических изданий, появившихся в 50-60 гг. нашего века. Тогда возникла футурология - "наука о будущем". И когда в конце века обращаешься к ее пред­сказаниям, то видишь, что непредвиденного, неугаданного, непред­сказуемого больше того, что оправдалось, сбылось.

Победы на одних участках обернулись изъянами и провалами на других. У нас есть ракеты и дальняя авиация, но не родился новый Шекспир или Достоевский. Люди стали информированное, но стали ли они моральнее, благороднее, милосерднее? Как мы уже го­ворили, налицо явное сближение всех народов Земли. Но вместе с тем гальванизируются давние страхи и противостояния, обостряют­ся конфликты, замешанные на этнических предрассудках.

Так, может быть, отказаться от рациональных попыток загля­нуть вперед и вернуться к гаданиям на костях, картах, кофейной гуще? И пусть новоявленные религиозные пророки, гадалки, толко­ватели снов сообщают нам о том, "что будет, чем сердце успокоит­ся". Наверное, такая позиция недостойна мыслящего человека. Нельзя подобно страусу зарыть голову в песок и жить по принципу Швейка: "Будь, что будет, как-нибудь да будет, никогда не было, чтобы чего-нибудь не было".

Видимо, речь должна идти не о крайностях, а о взвешенном, оптимистичном взгляде в будущее. Осмысливая прошлое, пристально вглядываясь в актуальные события настоящего, мы можем видеть их перспективу, вероятность исхода наших намерений. Противоречивая связка тезисов "нет ничего нового под Луной" и "перед нами - от­крытое поле неизведанного" определяет деятельность прогнозиста, его находки и потери. Дело футурологов - это наука и искусство, результат размышлений и интуитивных вспышек, изучение опыта миллионов и индивидуальных проходов в то, что еще не свершилось. Поэтому не будем слишком суровы к тому, что не все оправдалось, что предсказывалось и намечалось.

Сейчас формулируется концепция "устойчивого развития", наз­ванная академиком Никитой Моисеевым стратегией человечества. В ее рамках и идет прогнозный поиск. В центре его находятся те действия, которые позволят землянам обеспечить сопряженное (коэволюционное) развитие Человека и Природы.

Необходимость такой стратегии вызвана тем, что биосфера планеты пришла в состояние неравновесия. Оно все более и более углубляется. Вот и появилась потребность в научно обоснованных ответах на такие, в частности, вопросы: Как восстановить паритет общества и биосферы? Как соотнести экологические, технологичес­кие и социальные программы, чтобы гармонизировать их в целост­ном единстве? Как утвердить мир и спокойствие на планете и в каждой стране? Как умерить и вовсе снять социальную напряжен­ность?

До полного прояснения ситуации еще очень далеко, но уже сейчас совершенно очевидно, что людям Земли придется (хочется того или нет) умерить свои потребительские аппетиты, в первую очередь излишнюю комфортность господствующих элит. Нравится это благоденствующим верхам или нет, но без воцарения справед­ливости покоя на планете Земля не .будет.

Но как же всего этого добиться? Точного ответа на этот вопрос никто не знает. И ныне главная цель прогнозистов состо­ит в том, чтобы проанализировать альтернативы деятельности, хо­да и исхода глобальных процессов.

Мудрецы и поэты, политики и экономисты, правители и рядо­вые из рядовых - перед всеми стоит необходимость разумного вы­бора пути. Следует предусмотреть назревающие противоречия, воз­можные конфликты, препятствия для их преодоления. Нужна соли­дарность социальных сил всех стран. Насущно необходимо появле­ние нетрадиционных идеологий и небанальных подходов.

Стратегия человечества на XXI в. - только в наметках. Гло­бальная ситуация в них предстает полем открытых возможностей. Поэтому все чаще звучит призыв: "Действовать локально, мыслить глобально". Жизнь континентов, регионов, отдельных государств сейчас соотносится с планетарной шкалой.

Мы глядим в лицо новой Цивилизации и задаем себе вопрос за вопросом: Как и какой она сложится? Расцвет или упадок? Торжес­тво разума или бездумная и безвольная гибель? Экспансия в Галак­тику или замыкание в становящейся малонадежной биосфере Земли? Развитие в каких-то новых формах демократических установлений или торжество неорабовдадельческой мегамашины? Эти и многие другие вопросы решить можно только на уровне складывающегося общепланетарного интеллекта.

Литература:

1. Абдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994.

2. Введение в философию: учебник для вузов. В 2 Ч. М., 1989. Ч. 2. Гл.18.

3. Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М., 1990.

4. Давидович В., Аболина Р. Кто ты, человечество? Теоретиче­ский портрет. М., 1975.

5. Мир философии: Книга для чтения. М., 1991. Ч. 2. Разд. 8.

6. Моисеев Н. Третьего варианта нам не дано // Социально-политический журнал, 1995, №2.

7. Нэсбит Д., Эбурдин П. Что нас ждет в 90-е годы? М., 1992.

8. Ракитов А. И. Философия компьютерной революции. М., 1991.

9. Философия: Учебник для вузов. Ростов-на-Дону, 1995.

10. Хесле В. Философия и экология. М., 1994.

11. Человек и общество. Современный мир. М., 1994.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.