Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Капитализм и социализм - основные тенденции XX в.



Человечество как субъект истории.

Это первая лекция (вторая завершит курс философии), посвященная человечеству, людям мира, всем нам. Однако существует ли то, что именуется "человечеством", есть ли оно?

В такой постановке этот вопрос может, конечно, вызвать недо­умение. Да разве кто-либо сомневается в том, что мы есть? Вроде бы можно спорить о том, что такое человечество, чем оно отлича­ется от других составляющих мира, но как-то странно сомневаться в его наличии, реальном бытии.

Однако не будем спешить с оценками поставленного вопроса. Действительно, факт наличия самих себя, других индивидов, мно­гих людей не оспаривается ни одним здравомыслящим человеком, будь он просто наивный реалист или философ-профессионал. Каждый ясно понимает (если он не абсолютный субъективист-солипсист), что независимо от него существуют другие люди.

Но вот существует ли такой субъект деятельности, действую­щий агент истории, как ЧЕЛОВЕЧЕСТВО? Ответ на этот вопрос требу­ет теоретических доказательств. Не потому ли уяснение сущности его не раз ставил в тупик даже выдающиеся умы. Сошлемся для на­чала на А. И. Герцена, яркого и благородного отечественного мысли­теля. В книге "Былое и думы" он писал, что, по его разумению, слово "человечество" препротивное, оно не выражает ничего опре­деленного, а только к смутности всех остальных понятий подбавля­ет еще какого-то полубога.

Немало современных западных философов пытаются доказать, что человечество как нечто единое целое - это фикция. Так, аме­риканский философ Стюарт Чейз в книге "Тирания слов" утверждал, что человечества нет как самостоятельной сущности: "Попробуй позвать: Эй, Человечество, сюда! И ни один Адам не откликнется на ваш призыв".

Знаменитый культуролог Освальд Шпенглер в книге "Закат Ев­ропы" писал, что человечество - пустое слово и что его надо ис­ключить из круга проблем исторических форм. В том же духе размышлял широко известный английский историк Арнольд Тойнби. В его изложении Человечества нет, а есть некоторые независимые культу­рно-исторические системы (локальные цивилизации), возникающие, становящиеся, развивающиеся и гибнущие, наподобие биологических организмов.

Как видите, скептиков, подвергающих сомнению реальность фе­номена "человечество", немало. Но ЧЕЛОВЕЧЕСТВО СУЩЕСТВУЕТ РЕАЛЬ­НО И ОБЪЕКТИВНО, независимо от умственных изысков тех или иных теоретиков. Есть человечество как фрагмент объективного мира, есть его всемирная история, многочисленными исследованиями уже давно зафиксированы ее ЕДИНСТВО И ВСЕОБЩНОСТЬ.

Отечественные историки последних десятилетий от И. Конрада до Б. Поршнева, от Л.Гумилева до Л. Васильева показали, что общая линия развития исторического процесса может быть отслежена лишь на материале истории всего человечества, которое и является ее подлинным субъектом.

Понятно, что всемирная история складывается из историй от­дельных народов, этносов, государств, каждое из которых имеет собственное лицо. И все же нельзя не согласиться с тем, что че­ловечество - это предельная категория всякого историософского, социологического размышления.

ЕДИНСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА на любых этапах его бытия ОПРЕДЕЛЕНО ЕДИНСТВОМ ЕГО БИОЛОГИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ. Люди образуют единый вид. Дети Земли - часть ее биосферы. Люди едины по своему физи­ческому облику, морфологическим (видовым) признакам, генетичес­ким характеристикам, антропоморфическим постоянным. Те или иные различия типа расовых признаков - это лишь варианты единого ос­нования.

ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЕДИНЫ СУЩНОСТНО - СОЦИАЛЬНО. Когда-то ранний К.Маркс убедительно заметил, что именно в переработке предметно­го мира человек впервые действительно утверждает себя как родо­вое существо. Производство есть его деятельная родовая жизнь. ТРУДОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ - прежде всего то, что объединяло в чело­вечество маленькие группы перволюдей, рассеянные по просторам доисторической Ойкумены (от греч. ойкумене - обитаю, населяю; подразумевается населенная человеком часть земли). Где бы ни жили перволюди, они вышли из единого корня, их действия соотне­сены в силу однородности жизнедеятельности, их объединяет суб­станция труда, она их делает гранями целостности.

ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЕДИНЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО. В любом акте логического размышления можно усмотреть скрепы, стягивающие миллионы и миллионы индивидов, сотни и сотни поколений в нечто единое. Приро­да Разума (при всей ее историчности) все же едина, она одна и та же у всех народов и индивидов, сколько угодно разнящихся по всем другим культурно-историческим признакам. Наличие логики требует от ума признания наличия Человечества.

Экономические, социальные и политические процессы в XX в.

Думается, для осмысления развития мира в XX в., его основных те­нденций время еще не пришло: очень он сложен, не похож на все, что переживало человечество прежде. Кроме того, мы все еще слиш­ком погружены в этот мир, так что дистанцироваться от него, что­бы обозреть его общую панораму, отделить существенное от суетно-сиюминутного, невозможно. Понимая всю уязвимость подобных наме­рений, все же попытаемся очертить некоторые контуры истории че­ловечества в XX в.

В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОБЛАСТИ произошли огромные позитивные изме­нения. Своеобразным центром этих перемен явилась научно-техниче­ская революция, реальное и масштабное превращение науки в непос­редственную производительную силу. Кибернетизация, компьютериза­ция, информатизация, появление принципиально новых технологий стали реальностью общественного производства.

По существу в XX в. лидерство в общественном производстве перешло к духовной сфере: именно человеческий интеллект (его возможности) превратился в фактор, определяющий масштабы, динамизм, вообще весь облик современного общества. На базе этих перемен резко возросло совокупное материальное и духовное богатство чело­вечества. Во многих регионах мира сложились общества, обеспечива­ющие высокие стандарты потребления, комфорта, услуг. Важно также отметить, что сдвиги в общественном производстве органично в се­бя включают человека-творца и требуют все более полного исполь­зования его творческих, индивидуально-личностных качеств и спо­собностей.

В ОБЛАСТИ СОЦИАЛЬНЫХ СДВИГОВ, как полагают философы, можно отметить три важнейших фактора:

Во-первых, это РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА КАК СОЦИАЛЬНОЙ ОБЩНОС­ТИ, охватывающей весь мир. Человечество в качестве некой социаль­ной целостности существовало всегда. Но, естественно, на разных этапах истории оно было неодинаковым, отличалось той или иной степенью развитости интегральных социальных связей. XX в. явил­ся именно тем этапом всемирной истории, когда узы, связывающие человечество, окрепли, конкретизировались. В нем развилось "чувство локтя", ощущение общей судьбы, общего обитания на одной планете - Земля.

Нужно при этом отметить возросшую сопряженность человечес­тва в целом и каждой индивидуальной судьбы. Причем, эта сопря­женность проявляется не просто в области чисто рассудочной реф­лексии, а именно в области повседневных, реально-жизненных ин­тересов.

Во-вторых, в XX в. направление социального развития все бо­лее смещается ОТ СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВЫХ ОБЩНОСТЕЙ, обладавших ог­ромной социально-регулятивной силой, подминавшей под себя чело­века, К БОЛЕЕ ДИНАМИЧНЫМ МИКРОСОЦИАЛЬНЫМ ОБЩНОСТЯМ. Именно этот слой социальных связей и отношений, как представляется философам, и составляет социальную среду бытия человека XX в. При этом сле­дует отметить, что степень индивидуально-личностного выбора че­ловеком социальной общности, близкой и комфортной ему, возросла.

В-третьих, XX в. ознаменовался громадными переменами В ОБ­ЛАСТИ ЭТНОНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ. С одной стороны, в XX в. была окончательно ликвидирована колониальная система угнетения и по­рабощения многих народов, наций и рас. С другой, XX в., особенно его последние десятилетия, отмечен вспышками национализма, про­тивостоянием наций друг другу. Видимо, этот взрыв национализма не до конца понят. Нам представляется, что есть какая-то глубин­ная, не вполне ясная связь между развитием национальной идеи и эволюцией индивидуальности.

Словом, XX в. с точки зрения социальной эволюции представ­ляют картину пеструю и противоречивую. Одни социальности укрепи­лись и расцвели, другие - сходят с исторической арены, одни со­циальные противоречия явно смягчаются, например, классовые, дру­гие, такие, как национальные, ожесточаются.

В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБЛАСТИ в XX в. также наблюдались неоднозна­чные и противоречивые процессы.

Прежде всего следует отметить такой факт, как РЕЗКОЕ РАСШИ­РЕНИЕ МАСШТАБОВ УЧАСТИЯ МАСС В ПОЛИТИКЕ. Если сравнить XX в. с предыдущими по количеству людей, интересующихся политикой, участвующих в различных политических акциях, то, думается, XX в. не имеет себе равных. Его можно назвать веком, когда массы стали субъектом политики.

При этом связь людских масс с политикой развивается как бы по двум противоположным, а на самом деле взаимосвязанным руслам. С одной стороны, человек как бы больше дистанцируется от полити­ки, проводя отчетливую грань между своей жизнью, интересами и областью вмешательства государства и других политических институ­тов. С другой, именно с этой дистанции, укрепившись в собствен­ных экономических, социальных основах, человек активнее интере­суется политикой, влияет на нее, требует, чтобы она больше учи­тывала его интересы и реагировала на них. Поэтому проблема прав и свобод человека в XX в. приобрела особое значение.

XX в. явился временем развития классической демократии, многопартийности. Хотя и сложно, с отступлениями и крайностями, но все же демократия определяла перспективы политической эволю­ции XX в., она была и остается эталоном политической жизни, на который ориентировалось подавляющее большинство стран.

Вместе с тем политическая история XX в. отмечена и вспышка­ми самого крайнего антипода демократизма - тоталитаризма, реак­ционной диктатуры. Этот тоталитаризм воплотился в фашистских ре­жимах Италии, Германии, в сталинском реакционном режиме, господ­ствовавшем в СССР и насаждавшемся в ряде социалистических стран. Тоталитаризм базировался на подавлении человеческих прав и сво­бод, на органичном неприятии ценности человеческой жизни, инди­видуальности. Тоталитарные режимы XX в. заставили человечество вспомнить о самых мрачных страницах своей политической истории. Антигуманность тоталитарных режимов закономерно привела их к краху.

Однако историкам, политологам, социальным философам еще предстоит приложить немало усилий, чтобы понять, почему в XX в. наряду с явным прогрессом общечеловеческих ценностей, демокра­тии возникли чудовища тоталитарных режимов, почему они зачастую паразитировали на самых прогрессивных социальных идеях, почему массы людей длительное время шли за Гитлером, Сталиным и т.д.

Может быть, ошибемся, но полагаем, что XX в. не ознаменовал­ся какими-то фундаментальными сдвигами в области духовной куль­туры. Пожалуй, только в области научного познания - это время революционных прорывов. Но при всей значимости науки она все пространство духовной жизни человечества не заполняет. Остаются еще области нравственного творчества, искусства, философии, по­иски в области религиозных ценностей и т.д. и т.п.

Глобализация общественной жизни в XX в.

Наш век - это время не только общего роста масштабов человеческих преобразований, но и время, когда эти преобразования приобретают всеобщий харак­тер, становятся событиями в жизни всего человечества. Так что XX в. с определенным основанием можно назвать глобальным веком. Экономической основой этой глобализации является, конечно, рост масштабов созидательно-предметной деятельности человека. Всемирность, охват всех континентов и стран, перешагивание гра­ниц государств - это черты современного производства. Точно так­же рост доступных транспортных средств, деятельность средств массовых коммуникаций, информации и т.д. сближают народы, делают каждого практически мгновенно сопричастным к делам всего мира.

Нельзя в связи с этим недооценивать и значения достижений космонавтики. Ведь сегодня космонавты, по сути дела, - предста­вители всего человечества. Одним словом, жизнь человечества в XX в. становится все более всемирной, ее пространство - вся на­ша планета.

Вместе с тем хотелось бы отметить, что в жизнь человечества глобальность вошла несколько парадоксальным образом, так сказать, со знаком "минус". Именно в XX в. мир столкнулся с таким нега­тивным явлением, как мировые войны, именно в этом веке человече­ство вплотную подошло к рубежу атомного самоубийства, именно в это столетие оно столкнулось с угрозой экологического самоунич­тожения. Эти события, эти трагедии человеческого бытия показали людям, что мир землян един.

Наконец, о глобальности человеческого бытия свидетельствова­ло всемирное противостояние капитализма и социализма, охватившее, по сути, весь мир и подчинившее его на определенном этапе.

Размышляя над проблемами глобализации жизни в XX в., следу­ет высказать предположение о том, что самой глубинной основой этого явления выступает сама глобальность как черта человеческо­го бытия. Именно универсальность человеческой сущности, безбреж­ность способностей человека, среди которых сознание и труд сле­дует поставить на первое место, на взгляд философов, и явились самыми важными истоками глобальных процессов XX в. "Человек ин­тимно-глобальный", может быть, так нужно охарактеризовать его в XX в.

Капитализм и социализм - основные тенденции XX в.

Пожалуй, самая основная интрига XX в. - это взаимосвязь мирового капита­лизма и социализма. (Здесь речь не идет о сущности социализма, о том, насколько правомерно характеризовать строй в СССР и дру­гих странах Европы, Азии и Латинской Америки как социалистичес­кий. Мы исходим из определенной традиции обозначения этих госу­дарств и их объединения).

Рассматривая в общей ретроспективе XX в., трудно однознач­но ответить на вопрос: чей же это век, какая формация здесь тор­жествует, а какая потерпела историческое поражение?

Конечно, если под формациями понимать социально-политичес­кие организмы, определенные страны, которые принято называть ка­питалистическими и социалистическими, то ответ на поставленный вопрос очевиден. XX век продемонстрировал не загнивание, не за­кат капитализма, не его всеобщую гибель, а, напротив, его новый подъем.

Что же касается судьбы социалистических стран, то она поис­тине трагична. Начавший свое историческое шествие в 1917 г. со­циализм, утвердившись сначала в одной стране, затем воплотившись в социалистическом лагере, достигнув весьма ощутимого политиче­ского веса в мире, военно-стратегического паритета, на финише века по существу распался. И распался он не под воздействием внешних сил, войн, стихийных бедствий и т.д., а в силу коренных внутренних противоречий.

Тот факт, что выход из создавшегося положения народы социа­листических стран ищут, обратившись к ценностям капиталистического мира, еще рельефнее подчеркивает имманентную ущербность социали­стической общественно-политической модели XX в. Так что ответ на вопрос о том, какая система победила на исторической дистан­ции XX в., ясен. К финишу века триумфатором пришел капитализм, а социализм, если использовать ту же спортивную терминологию, вообще сошел с дистанции.

Но этот вывод об основной интриге XX в. при всем его соот­ветствии историческим реалиям все же представляет собой лишь су­щность первого порядка. Думается, есть более глубокий спой исто­рического развития, анализ которого показывает, что дело обсто­ит далеко не столь однозначно, как это подсказывается внешним ходом событий.

Прежде всего стоит задуматься над тем, каким образом капи­тализм обеспечил свое процветание в XX в. Конечно, основные социально-экономические тенденции классического капитализма оста­лись при нем и в XX в. Однако к чести народов этих стран, его наиболее обеспеченных слоев, его политической и интеллектуаль­ной элиты следует отнести то, что они поняли: если дальше нара­щивать классовую эксплуатацию, если дальше закабалять трудящих­ся, если игнорировать их права, свободы, творчество, то это -путь, ведущий к саморазрушению общества.

Отсюда переориентация в политике, последовательное развитие демократизма и культурно-гуманистических традиций, непрестанное ограничение эгоистических тенденций работодателей, поворот к приоритету общих интересов общества, неустанный поиск форм социального консенсуса, его сохранение и развитие.

Нередко говорят, что процветание народов в странах совре­менного капитализма - результат борьбы трудящихся. Конечно, это достижение работников наемного труда нельзя сбрасывать со сче­тов или недооценивать. Но, признавая эту истину, нельзя закры­вать ею другую, более глубокую: рост и процветание общества, социальный мир и гармонию в нем, высокий уровень жизни всех лю­дей обеспечивают все классы и социальные слои. Одним словом, ка­питализм в XX в. добился того, что человеку стало жить лучше, комфортнее, что он стал социально более защищенным, политически более активным, а в целом - более свободным и более творческим субъектом.

Нетрудно убедиться, что эти результаты и ценности, к кото­рым стремился и которых достиг капитализм, носят общечеловечес­кий характер. Более того, их общечеловеческая сущность является одновременно и выражением ценностей социализма. Ведь первым сим­волом и высшей целью социализма во всех его модификациях - от самых примитивных до самых сложных - является человек, его про­цветание, социальная справедливость. Иначе говоря, мы можем ска­зать, что капитализм в XX в., исходя из собственных тенденций и преследуя собственные цели, развивался по пути поворота к обще­человеческим и одновременно социалистическим ценностям.

Определенную роль в этой социальной коррекции стратегии ка­питализма сыграл первый опыт реального социализма в XX в. Пер­вые шаги социалистического развития прежде всего показали всему миру притягательность идей гуманизма, социальной справедливости, социализма для трудящихся, да и для всего общества. Далее тота­литарная жизнь под знаменами сталинского социализма показала все­му миру, как важны ценности, которыми он обладает, как важно их хранить и приумножать, как легко их потерять и к чему можно прий­ти в результате этой потери.

И все же, признавая всю значимость примера международного социализма, не надо его и преувеличивать. Капитализм развивался не путем плагиата социалистических ценностей, развиваемых где-то вне его социального пространства, а по собственной траектории, реализуя тот потенциал, те возможности, которые заложены именно в нем. В этой связи то обстоятельство, что общечеловеческие, со­циалистические ценности могут развиваться именно на этой базе. заставляет об очень многом задуматься.

Ну а что же социализм, как выдержал он первое испытание ис­торической реальностью? Следует сразу же сказать, что социальные противоречия, приведшие к социалистической революции, объе­ктивны, а сама революция закономерна. Требования трудящихся классов в социалистической революции справедливы, социалистиче­ские цели и идеалы, которые провозгласили лидеры социалистиче­ской революции, - уважение к людям труда, борьба против эксплу­атации, свобода народов, равенство наций, права человека и т.д. и т.п. - прогрессивны. Так что по своим импульсам, по своим це­лям процессы, вылившиеся в социалистическую революцию и социа­листическое строительство, вполне могли претендовать на лидер­ство в мировом прогрессе.

Но та модель социализма, которая претворилась в жизнь в XX в., как небо от земли, оказалась далекой от этих целей и иде­алов. Ликвидация эксплуататорских классов отнюдь не привела к социальному раскрепощению трудящихся. Свергнутые классы были за­менены партийно-административной элитой, которая в своем реаль­ном отношении к народу оказалась не менее, а более жестоким эк­сплуататором, чем буржуазия и помещики. Общественная собствен­ность, превратившись в государственную, привела на деле к колос­сальному отчуждению трудящихся от собственности, в зародыше уни­чтожив развитие любого экономического интереса.

государство диктатуры пролетариата, а затем общенародное государство оказалось равнодушным к реальным интересам людей, бо­лее того, их противником, автором и исполнителем репрессий, ана­логов которым история вообще не знает. Коммунистическая идеоло­гия на этом фоне стала самой разнузданной демагогией, идеологи­ческим средством манипуляции массами, средством их обмана.

Но, пожалуй, самый главный порок модели социализма XX в. -ее коренное неприятие человека, его интересов. Она ориентирова­лась на интересы классов, но, строго говоря, речь шла не о них. Разговоры о классовом интересе лишь прикрывали интересы самой тоталитарной системы.

Все это привело к тому, что реальная история социализма в XX в. стала историей парадоксов и противоречий: передовая идео­логия и цинизм политической практики, военная мощь и нищета на­рода, геополитические амбиции и внутренняя пустота, разговоры о человеке и его реальное бесправие и т.д. Все это накапливалось, обострялось и завершилось закономерным крахом.

Следует отметить, что при всех отступлениях, "откатах", ко­торые были прежде в истории и которые сопровождали историческое становление новых общественных форм, развала такого масштаба, такой интенсивности, такого тотального отрицания определенных форм жизни история еще не знала.

Что же сыграло роль главной пружины в этом развале социа­лизма? В контексте нашей лекции можно выделить два момента:

во-первых, это отказ от сути самой идеи социализма - безус­ловный приоритет человека в обществе во всех измерениях его бы­тия. Как раз человек, его интерес оказались самым мелким и не­существенным фактором в этом социализме;

во-вторых, реальный социализм XX в. заимствовал самые низ­менные черты прошлых обществ: эксплуатацию людей, политическое изуверство, лицемерие, демагогию и обман, обеспечение комфорт­ной жизни для избранной политической элиты и т.д. и т.п. Короче говоря, все те пороки, которые свойственны рабству, феодализму и капитализму в его начальных и диких формах, возродились в ис­тории социалистических стран.

Именно в силу названных причин социализм XX в. не выдержал испытания исторической реальностью и развалился под гнетом соб­ственных неустранимых противоречий.

Однако вернемся к основному вопросу: кому принадлежит XX в., по чьему сценарию развертывалась его история?

Сегодня представляется, что ставить вопрос просто об аль­тернативе "капитализм-социализм" недостаточно, поскольку эти понятия уже не вполне адекватны тем реалиям, которые они обычно обозначают. Поэтому и противопоставление их в качестве основной движущей силы XX в. в данном случае не годится. Здесь нужен иной категориально-понятийный строй мышления.

По мнению современных философов, основное течение истории XX в. определяет развитие цивилизации, той цивилизации, приори­тетом для которой является человек, которая включает в себя вы­сокий уровень его труда, созидания, развитие его потребностей и их удовлетворение, социальную гармонию, полноту политических прав, гарантию от экологических, атомных катастроф и, пожалуй, самое главное - свободу человека в ее экстенсивном и интенсивном проявлении.

В XX в. развитие капиталистического мира было более полным и адекватным выражению общечеловеческого содержания мировой ци­вилизации. Что же касается драматической судьбы мирового социа­лизма, то он в своей реальной практике отошел от ценностей ци­вилизации, а потому и потерпел историческое поражение. Лишь сей­час народы бывших социалистических стран с трудом ищут дорогу к этим ценностям.

 

Литература:

1. Барулин В. С. Социальная философия. Ч. 1: Учебник. М., 1993. Главы VIII, IX и X.

2. Введение в философию: Учебник для вузов. Ч. 2. М., 1989. Гл. XVIII и Заключение.

3. Конспект лекций по курсу "Философия". М., 1991. Лекция 11.

4. Современная философия: Словарь и хрестоматия. Ростов-на-Дону, 1995. Гл. V. разд. 5.

5. Социальная философия: Учеб. пособие для вузов. М„ 1995. Гл. 9.

6. Волчек Е. З. Философия: Учеб. пособие. Минск, 1995 главы 16, 17, 20, 22.

7. Замалеев А. Ф. Лекции по истории русской Философии. Ч. 1. СПб, 1994. Лекция 8. Разд. 2.

8. Философия: Учебник для вузов. Ростов-на-Дону, 1995. Гл. XIV.


Тема XIX. ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.