Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Каковы критерии классификации национальных правовых систем?



Вопрос о выборе критериев классификации национальных правовых систем является теоретически и практически важным вопросом.

Каков должен быть характер этих общих признаков-критериев? Каковы их особенности и виды? Наконец, каким будет их содержание? Должны ли они быть временными или же постоянными, присущими сравниваемым системам на всех этапах развития?

Обсуждение подобных вопросов занимает довольно значительное место в научной и учебной сравнительно-правовой литературе. В силу их сложности и многоплановости нет и, по-видимому, не может быть однозначных решений данных проблем исследователями. Так, например, по вопросу о том, должен

1 Underdal A. The Concept of Regime «Effectiveness» // Cooperation and Conflict. 1992. N 3. P. 227-239; FishelD,, SykesA. Corporate Crime // The Journal of Legal Studies. 1996. Vol. XV. P. 319-349; Heywood P. Political Corruption: Problems and Perspectives // Political Studies. 1997. Vol. XLV. P. 417-435.


444 Тема VI

ли бытьв процессе классификации правовых систем один осн ной или несколько общих признаков-критериев,некоторые умные склоняются к мнению, что это непременно должен бы п. «один единственный критерий».В качестве такового, по их мне нию, может выступать, в частности, «общность экономических систем», на базе которых возникают и развиваются соответстиу ющие им и обусловленные ими правовые системы. Роль «одно го единственного критерия» могут сыграть, с их точки зрения, также общие «исторические традиции», «общая историческая природа» сравниваемых правовых систем1.

Другие авторы считают, что классификация правовых сие тем должна проводиться на основе нескольких критериев.Только при этом условии она будет иметь какое-либо позитивное зна чение. В противном случае она теряет всякий смысл. Настаивая на данном мнении, некоторые исследователи, однако, не исключают и того, что «в общем конгломерате факторов-критериев» один из них будет иметь все-таки «особый, определяющий смысл»2.

Аналогичная картина складывается и при решении других вопросов, касающихся критериев классификации правовых систем, например при решении вопроса о том, каков должен быть характер критериев (критерия) классификации.Должны ли они (он) быть простыми, однозначными, не допускающими многозначности толкования и двусмысленности в понимании, или же они могут быть сложными, общими?

В качестве простого критерияпредлагается рассматривать, в частности, правовую традицию или традиции, общие для всех группируемых в одну семью правовых систем. При этом под правовыми традициями в западной литературе понимается «совокупность глубоко укоренившихся в сознании людей и исторически обусловленных их отношений к роли права в обществе, природе права и политической идеологии, а также к организации и функционированию правовой системы»3. В отечественной же литературе правовыми традициями считаются «элементы социального и культурного наследия, передающиеся из поколения в поколение и сохраняющиеся в определенных обществах, классах и социальных группах в течение длительного времени». В качестве традиций могут выступать определенные

1 Schnitzer A. Vergleichende Rechtslehre. Vol. I. Berlin, 1996. P. 132-145.

2 Zando R. Juristen. Bonn, 1965. S. 48-50.

3 MerrymanA. The Civil Law Tradition. N.Y., 1977. P. 18.


Основания классификации национальных правовых систем 445

общественные установления, нормы поведения, ценности, обычаи, обряды и т.д.1

К сложным критериямклассификации правовых систем относят, например, «стиль» этих систем. В понятие стиля правовой системы, выступающего в виде сложного и многогранного явления, включаются такие его «составляющие» части, как «историческая природа правовых систем», особенности путей его развития, «преобладающая манера правового мышления», «основные характеристики правовых институтов», «иерархия источников права и способы их интерпретации», доминирующая «идеология правовых систем»2.

Продолжительные споры ведутся и по другим вопросам, затрагивающим проблемы выбора критериев и определения их содержания. В частности, довольно интенсивные в западной компаративистике дискуссии имеют место по поводу особенностей факторов, оказывающих прямое воздействие на формирование общих черт различных правовых систем, а следовательно, и на выбор критериев их классификации.Нередко вопрос ставится так: должны ли при отборе этих факторов браться во внимание только объективные, основополагающие факторы или же вместе с ними и субъективные?

Ответ на него дается неоднозначный. Одни исследователи полагают, что при анализе факторов, оказывающих прямое воздействие на формирование общих черт различных правовых систем, должны учитываться лишь объективные факторы, более устойчивые и долговременные по сравнению с субъективными. Другие же вполне обоснованно, как представляется, исходят из того, что учитываться должны все без исключения объективные и субъективные факторы.

Среди них многими авторами особо выделяются экономические факторы, которые рассматриваются, и вполне справедливо, как доминирующие. «Не нужно быть марксистом, — замечает по этому поводу М. Богдан, — чтобы понять, что любая правовая система представляет собой весьма высокий уровень надстройки («суперструктуры»), которая базируется на соответствующей экономической системе общества, и что любая правовая система призвана обслуживать среди самых различных сфер общества и нужды экономики»3. Государства содним и тем же типом экономики (плановая, рыночная экономика) имеют,

1 Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 1356.

2 Bogdan M. Op. cit. P. 83.

3 Ibid.


446 Тема VI

естественно, гораздо больше общих черт в своих политических и правовых системах, чем страны с разным типом экономики Однако надо иметь в виду и то обстоятельство, что в рамках одного и того же типа экономики в зависимости от уровня ее развития, а также уровня развития политических и правовых систем между одними правовыми системами может быть больше общностей, чем между другими1.

В числе иных обстоятельств, оказывающих прямое воздействие на формирование общих черт правовых систем, а вместе с тем и на выбор критериев их классификации, М. Богдан называет политические, идеологические, религиозные, исторические, географические и демографические2.

П. Круз указывает применительно к Европе и на военно-политические факторы. «Конфигурация всего правового мира Европы, как и отдельных правовых систем, —- пишет он, — в конце XX в. в значительной мере зависит от большого числа факторов, но не в последнюю очередь от таких, зачастую не поддающихся учету обстоятельств, как развитие новой военно-политической ситуации на Европейском континенте». Они складываются по-разному, в зависимости от того, будет ли новый военный альянс, возникающий на базе расширения НАТО, существовать при доминирующей роли США как одного из партнеров западноевропейских стран, или же он будет функционировать на основе баланса таких государств, как вновь объединенная Германия, с одной стороны, и Россия и Франция — с другой3.

Суммируя все ранее высказанные мнения о факторах,оказывающих влияние на формирование общих черт различных правовых систем, а также о требованиях,предъявляемых к критериям их классификации, в отношении последних можно сделать следующий вывод. Для того чтобы критерии классификации правовых систем оказались состоятельными и в максимальной степени пригодными для выполнения соответствующих функций, они должны отвечать следующим требованиям: а) в основе своей иметь постоянные, фундаментальные, а не временные и случайные факторы; б) по возможности быть более определенными признаками-критериями; в) иметь устоявшийся объективный характер; г) если за основу классификации правовых систем берется не один, а несколько признаков-критериев, то один

1 Bogdan M. Op. cit P. 71.

2 Ibid. P. 70-76.

3 Cruz P. de. Op. cit. P. 342.


Основания классификации национальных правовых систем 447

из них непременно должен быть основным, доминирующим; д) при исследовании общих черт правовых систем — критериев их классификации следует учитывать не только объективные, по и субъективные факторы, оказывающие прямое воздействие на процесс их формирования.

В отечественной и зарубежной сравнительно-правовой литературе данные требования, однако, далеко не всегда берутся во внимание. В результате при определении конкретных видов критериев нет общности мнений.

Констатируя данный факт, Р. Давид справедливо отмечает, что при определении их зачастую учитывают лишь общность и различие в теории источников праваи методах работы юристов.Иногда предлагают принять материально-правовой критерий,исходящий из основных принципов права и выраженных в нем основных интересов. Есть также предложения исходить из структуры права, его деления и концепций, применяемых юристами. Эти предложения часто дополняются соображениями политического характера1.

Сам же автор, отвергая попытки пользоваться «одним-един-ственным критерием» для классификации правовых систем, в качестве критериев классификации последних выдвигает два положения, которые, с его точки зрения, могут быть на равных основаниях «решающими для проведения классификации». Это — юридическая техника,которой пользуются юристы той или иной страны, «изучая и практикуя право». Если методы работы юристовразных стран, источники права и юридический словарь различных правовых систем идентичны друг другу,в целом или в основной своей части совпадают, то эти правовые системы относятсяк одной и той же группе близких друг другу правовых систем, к одной и той же правовой семье. Впротивном случае они принадлежат к разным правовым семьям.

Однако, поясняет Р. Давид, названный критерий при всей его важности сам по себе еще недостаточен для идентификации правовых систем и отнесения их к тем или иным правовым семьям. Для этого требуется еще один, дополнительный критерий, заключающийся в опоре правовых систем, принадлежащих к одной и той же правовой семье, на одинаковые философские, политическиеи экономические принципыи стремящийся к созданию сходных между собой типов общества .

' См.: Давид Р. Основные правовые системы современности (сравнительное право). М., 1967. С. 37. 2 Там же. С. 38.


448 Тема VI

Руководствуясь данными критериями, один из которых по своему существу является техническим, а другой — идеологи• ческим, автор разделяет все существующие в мире национальные правовые системы на следующие группы — правовые семьи: романо-германскую, именуемую иногда «континентальной», или «цивильной» (Civil Law); англосаксонскую, или семью «общего» права; социалистическую; исламскую; рассматриваемые в качестве отдельных правовых семей индусское, иудейское право, а также правовые семьи стран Дальнего Востока и стран Африки.

Несколько иного мнения по вопросу о конкретных видах критериев классификации правовых систем и группирования их в отдельные правовые семьи придерживаются компаративисты Дж. Мэрримэн и Д. Кларк. Используя в качестве критерия классификации правовых систем правовые традиции,авторы приходят к выводу о том, что в современном мире существуют три основные правовые семьи:цивильное, общее и социалистическое право, а также «все остальные» правовые семьи.Последние географически располагаются в Азии, Африке и на Ближнем Востоке. В их состав входят соответственно исламское, индусское, еврейское (иудейское), китайское, корейское, японское право, а также возникающее и развивающееся на основе «различных туземных правовых обычаев народов Африки» африканское обычное, или родовое, право1.

Исследователь сравнительного правоведения Г. Либесны оперирует в качестве конкретных критериев классификации правовых систем такими явлениями и категориями, как правовое сознание, традиции и обычаинародов той или иной страны. Автор правомерно исходит из того, что любая правовая система — это прежде всего «неотъемлемая составная часть культуры любой страны» и что глубокое понимание последней помогает выявить важнейшие специфические черты и особенности первой, и наоборот2.

Опираясь на данный критерий, Г. Либесны выделяет только «две группы основных правовых систем», каждая из которых является «по своей природе европейской правовой семьей и каждая из которых оказывает огромное влияние на формирование и развитие правового ландшафта во всем мире». Это — континентальное (цивильное) право и общее право.

1 Merryman J., Clark D. Comparative Law: Western European and Latin American Systems. N.Y., 1978. P. 26.

2 Liebesny H. Foreign Legal Systems: A Comparative Analysis. Wash., 1981. P. 1.


Основания классификации национальных правовых систем 449

Ни одна из этих правовых семей не является однородной по своему составу. Каждая из них складывается из правовых систем, в разной степени отличающихся друг от друга.

Кроме двух основных правовых семей автором выделяются также и другие правовые семьи, «находящиеся за пределами их сферы приложения». Это исламское право, индусское, китайское и другие правовые семьи, а также особые по своей природе и характеру правовые системы1.

В западной и отчасти в отечественной сравнительно-правовой литературе предлагаются и другие критерии и варианты группирования правовых систем в правовые семьи. Еще в начале XX в. предлагалась, например, классификация правовых систем на основе расового и языкового критериеви соответственно объединения их в правовые семьи. На основе этого критерия выделялись такие группы правовых систем, как индоевропейская, семитская и монголоидная правовые семьи. Первая из них в свою очередь подразделялась на греко-римскую, германскую, англосаксонскую, славянскую, иранскую и другие подгруппы.

В более поздний период предпринимались попытки использования в качестве критериев классификации особенности правовой культуры, сущность и содержание права, правовую идеологию, особенности источников права и др.2

Особое внимание в послевоенный период вплоть до настоящего времени уделялось критериям классификации правовых систем, которые основываются на общности их исторических корней, сходстве стиля или модели правового мышления, близости основных правовых институтови др.

На основе данных критериев, рассматриваемых в совокупности и каждый по отдельности, П. Круз подразделяет существующие национальные правовые системы на четыре основные правовые семьи, а именно: англосаксонскую (семью общего права), романо-германскую (цивильную), социалистическую и правовую семью «гибридной или смешанной юрисдикции». При этом он, в частности, показывает на примере первых двух правовых семей3, что есть у них общего и что особенного, что сближает их и что отличает их друг от друга4.

Рассматривая англосаксонскую правовую семью и романо-гер-манское право с исторической точки зрения в сравнительно-

1 Liebesny H. Foreign Legal Systems: A Comparative Analysis. Wash., 1981. P.2.

2 Sauser-Hall N. Function et methode du droit compare. P., 1913. P. 101-115.

3 Cruz P. de. Op. cit. P. 28-34.

4 Ibid. P. 30.

15—2524


450 Тема VI

правовом плане, автор справедливо указывает, в частности, на то, что для национальных правовых систем, входящих в англосаксонскую правовую семью, характерно прежде всего наличие огромного количества норм, возникших в течение ряда веков на основе неписаных обычаев. Правовую систему Великобритании отличает существование на протяжении длительного времени вместе с ярко выраженными чертами «сильного монархизма» и прагматизма также «высокоцентрализованной системы судов», неписаной конституции и конституционализма. Правовые системы, входящие в семью общего права, в значительно меньшей степени подвержены влиянию со стороны римского права и в гораздо большей мере, чем правовые системы романо-герман-ской группы, — воздействию со стороны судебной практики.

Английское право, отмечал Р. Давид, не знало обновления «на базе римского права, ни в силу кодификации, что характерно для французского права и для других правовых систем рома-но-германской правовой семьи. Оно развивалось автономным путем, контакты с Европейским континентом оказали лишь незначительное на него влияние»1.

Однако, предупреждает автор, не следует преувеличивать этот исторический характер английского, а вместе с ним и всего общего права. «Англичане любят подчеркивать его, подобно тому как французы склонны говорить о рациональности и логичности своего права. На самом деле роль традиций и рационализма в становлении и развитии того и другого права не столь уж различны, так как французское право, как и английское, должно было приспосабливаться к изменениям и учитывать нужды общества, которые всегда были и остаются в общем очень сходными»2.

Прислушиваясь к словам Р. Давида о том, что роль традиций в становлении и развитии английского и французского права, а вместе с ними и соответствующих семей права «не столь уж различна», не следует в то же время забывать, что наряду с отмеченными особенностями общего права существуют свои особенности и у цивильного (романо-германского) права. Они проявляются, в частности, в том, что эта правовая семья в отличие от семьи общего права в гораздо большей степени складывалась под влиянием французского гражданского кодекса (Кодекса Наполеона), а позднее и немецкого гражданского кодекса. Одна из важнейших особенностей семьи цивильного права заключается также в том, что центральное место в нем традиционно отводи-

1 Давид Р. Указ. соч. С. 252-253.

2 Там же. С. 253.


Основания классификации национальных правовых систем 451

лось не «судейскому праву» как результату судов, а нормативно-правовым актам, исходящим от законодательных и исполнительно-распорядительных государственных органов1.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.