Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Предпосылки римско-католического учения о власти пап и их разбор



Римско-католическое учение о власти папы основано на двух предпосылках.

а) Римские папы являются преемниками апостола Петра.

б) Власть, которой обладают римские папы, апостол Петр получил от Христа.

A. В каком смысле римские папы могут считаться и считаются у римо-католиков преемниками апостола Петра?

Все епископы являются преемниками апостолов. Это преемство осуществляется через цепь рукоположений, начатую святыми апостолами. Ставить вопрос о том, преемником какого именно апостола являются тот или иной епископ, не имеет смысла уже по одному тому, что епископские рукоположения совершаются соборно, несколькими епископами. Да этому вопросу и не должно придавать какого-либо особого значения. Апостол давно осудил тех, кто говорил: «я — Павлов», «я — Аполлосов», «я — Кифин». Апостол Петр поставлял епископов в разных городах, в частности, в Антиохии и в Риме. По преданию, в Антиохии им был рукоположен Еводий, в Pиме — Лин. Но ни Еводий, ни Лин не рукополагали сами себе преемников. Поэтому последующие римские епископы преемниками апостола Петра по рукоположению не являются. Но есть другой вид преемства — преемство по кафедре. Римская кафедра учреждена, как известно, апостолами Петром и Павлом. В этом смысле епископов антиохийских, римских и епископов других кафедр, учрежденных апостолом Петром (и Павлом), можно считать преемниками апостола Петра (и Павла) (независимо от того, от кого они получили рукоположение), подобно тому, как епископов ефесских мы считаем преемниками апостола Иоанна Богослова, епископов Александрийских — преемниками евангелиста Марка и т. д. Этому обстоятельству мы опять-таки ни придаем какого-либо чрезвычайного значения, так как в благодатном плане все епископы равны. Но мы охотно, с радостью, оказываем епископам апостольских кафедр особое уважение в связи с теми дорогими для христианского сердца историческими воспоминаниями, которые с этими кафедрами связаны.

Все это очень просто, понятно и естественно. Но если смотреть на римского епископа глазами римо-католиков, т. е. если видеть в нем носителя чрезвычайной и неограниченной власти над Церковью, вопрос о его преемстве Петру становится чрезвычайно сложным и запутанным.

Первым преемником апостола Петра по Римской кафедре считают Лина. Но когда и каким актом передал ему апостол Петр свою единоличную власть над Церковью? Об этом римо-католики ничего определенного сказать не могут. Он не мог этой власти передать через рукоположение, т. к. в противном случае расположенный им Лин стал бы выше самого апостола Петра. Может быть, это власть перешла на Лина автоматически в момент смерти Петра? Но возможен ли в Церкви такой автоматический переход власти с умершего на живого? Может быть, этой властью облекли Лина другие уже после смерти апостола Петра в таком порядке, как это делается теперь при избрании нового папы? Но, во-первых, на это нет никакого намека в предании. Во-вторых, можно ли допустить, чтобы Лин из какого бы то ни было источника получил такую власть, которая ставила бы его над оставшимися еще в живых другими апостолами и, в частности, над апостолом Иоанном Богословом, скончавшемся позже других?

Как видим, попытка проследить преемственную цепь перехода по-папистски понятой верховной власти над Церковью от апостола Петра к нынешнему папе уже на первом шагу наталкивается на непреодолимые трудности. Дальше этих трудностей будет ещё больше.

Надо помнить, что двух носителей единоличной абсолютной власти одновременно быть не может. Поэтому в тех случаях, когда папский престол оспаривали два или три епископа (а таких случаев в истории было немало, римо-католикам необходимо очень четко разбираться, кто из них — законный преемник Петра, а кто антипапа, ибо только та церковь, по римско-католическому учению, может считаться истинной, которая имеет своим главой законного папу. А церковь, подчиненная антипапе, должна бы поэтому считаться «антицерковью», или, если воспользоваться выражением Льва IX, «сборищем схизматиков» и «синагогой сатаны». Если мы с этой, чисто католической, меркой подойдем к вопросу о папском преемстве и исследуем этот вопрос в историческом плане, мы натолкнемся на совершенно непреодолимые трудности. Дело в том, что в истории Римской Церкви бывало не раз, что победу в борьбе одерживал не более законный папа, а более сильный поддержкой власть имущих. Так было в 418 году, когда Бонифаций I при поддержке императора одержал победу над избранным ранее Евлалием, в 530 году, когда Бонифаций II одержал верх над избранным большинством духовенства Диодором и во многих других случаях. Есть ли у католиков какое-либо основание считать, что именно Бонифаций I и Бонифаций II были преемниками единоличной власти ап. Петра? В 963 году Римский собор низложил за разврат папу Иоанна ХII и поставил на его место Льва VIII. С православной точки зрения в этом нет ничего сомнительного, но с точки зрения римско-католического вероучения это было незаконное действие, поскольку папу никто судить не может. И сам папа Иоанн XII этого суда не признал. Следовательно, Лев VIII должен считаться у католиков антипапой, а подчиненная ему церковь не должна признаваться истинной Церковью. Но беда в том, что Иоанн ХII имел только одного преемника (Бенедикта V), а через преемников антипапы Льва продолжается «преемство» от апостола Петра по сей день. Но если нынешняя линия пап является продолжением антипапской линии, то где здесь законное преемство и где законная Церковь?

Папская схизма в ХV в. была ликвидирована на Констанцском соборе в 1417 году постановлением Мартина V. Линия Мартина V бесперебойно продолжается по сей день. Но можно ли с римско-католической точки зрения считать это постановление законным? Ведь Констанцский собор стоял на «еретических» позициях, признавая за соборами право низлагать пап.

Все это говорит о том, насколько шатки позиции римо-католиков, ссылающихся в оправдание чрезвычайной власти пап на преемство от Петра.

По римско-католическому учению, апостол Петр, и только он один из апостолов, получил от Иисуса Христа ту чрезвычайную единоличную власть над Церковью, которой обладают сейчас в Римо-католической Церкви папы.

Подтверждением этого римо-католические богословы находят в нескольких местах Евангелия:

1) Евангелие от Матфея 16,13–19:Придя же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого? Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живаго. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах; и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах.

По римско-католическому толкованию этого текста, Церковь создана на Петре, в тем смысле, что без Петра нет истинной Церкви. Верно ли это? Это верно в тем смысле, что не состоявшие в общении с Петром, но состояли в общении с истинной Церковью, находились вне её, точно так же, как не являлись членами истинной Церкви то, которые не состояли в общении с Иоанном Богословом, Иаковом и другими апостолами, точно так жо как не находятся в истинной Церкви то, которые не состоят сейчас в общении с законными апостольскими преемниками, законными православными епископами. В этом смысле Петр (вместо с другими апостолами) является основанном Церкви. Но это неверно, если мы будем мыслить Петра в отрыве от других апостолов и от самого тела Церкви. Петр поскольку является основанием Церкви, поскольку он сам принадлежит к лику апостолов и находится в Церкви. Поэтому истинная Церковь Христова но может называться или считаться Церковью «петровской», она называется и является Церковью апостольской. «Стена города, — сказано в Апокалипсисе, — имеет 12 оснований, и на них имена двенадцати апостолов Агнца» (Откр. 21, 14).

Ориген говорит:«Если ты думаешь, что на одном только Петре создана вся Церковь, то что сказал бы ты об Иоанне, сыне Громовом, и о каждом из Апостолов?… Разве не на всех и не на каждом из них осуществляется сказанное выше: «Врата адова не одолеют ее» и ещё: «На сем камени созижду Церковь Мою?»

Блаженный Иероним:«На Петре основана Церковь, — это так, но в другом месте это говорится и о всех апостолах, что она на них построена, и все они получили ключи Царствия Небесного… В равной мере на них всех утверждается крепость Церкви».

Краеугольным же камнем Церкви является не тот или иной апостол, а Сам Иисус Христос; как говорится в посланиях апостола Павла: «Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм в Господе» (Еф. 3, 19–21), «Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Кор.3:11). О том же свидетельствует и сам апостол Петр: «Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом. Ибо сказано в Писании: вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится» (1 Петр. 2, 4–6).

Изъясню: вышеприведенное место евангелия от Матфея большая часть святых отцов под словом «'камень» (petra) разумеют веру, исповеданную Петром, т. е. веру во Христа — Сына Бога Живого. «На этом исповедании, как на камне, построена Церковь, говорит блаж. Августин. — Вера Петра есть основание Церкви, эта вера делает бессильными врата адовы».

Иногда отцы Церкви относят слово Petra к Самому Иисусу Христу. Тот же блаж. Августин говорит: «Церковь строится на Том, Кого Петр исповедал, говоря: «Ты еси Христос, Сын Бога Живаго… Он ему не сказал: ты еси камень (petra), а ты еси Петр, камень же был Христос. Исповедуя Христа так, как исповедует Его вся Церковь, Симон был назван Петром». «Ты — Петр, сказал Он, — и на этом камне, который ты исповедал, на этом камне, который ты познал, говоря: Ты — Христос, Сын Бога живаго, Я созижду Церковь Мою, то есть на Мне Самом, Сыне Бога Живаго, созижду Я Церковь Мою, на Мне созижду её, не на тебе».

Во всяком случае никто из отцов не приписывает Петру в связи с обетованием Христовым чего-то такого, чего не имели прочие апостолы.

Это же самое касается и власти ключей. Это власть не единоличная. В том же евангелии от Матфея в 18 главе, слова, подобные тем, которые были сказаны в пределах Кесарии Филипповой Петру, приводятся во множественном числе: «Аминь бо глаголю вам; елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси, и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех».

Св. Амвросий Медиоланский говорит:«То, что сказано Петру, сказано и прочим апостолам: дам ти ключи Царства Небесного».

Блаж. Августин:«Неужели Петр получил эти ключи, а Павел их не получил? Петр получил, а Иоанн и Иаков не получили, также и прочно апостолы?»

Ориген:«Разве одному Петру даны Господом ключи Царства Небесного и никто другой из блаженных их не получил?»

Обетование ключей, изреченное в пределах Кесарии Филипповой, было исполнено потом в Иерусалиме в день Воскресения, когда Воскресший, став посреди Своих учеников, сказал им: «Мир вам! Якоже посла Мя Отец и Аз посылаю вы. И сие рек, дуну, и глагола им: приимите Дух Свят, имже отпустите грехи oтпустятся им и имже держите держатся'' (Ин. 20,21–23). Как видим, Христос обратился в этот священный момент ко всем ученикам, не выделяя Петра.

Примечательно, что в 1964 году, в промежутке между второй и третьей сессиями II-го Ватиканского собора, в связи с спорами о коллегиональности, папа Павел VI предложил соборной комиссии, занимавшейся редактированием проекта догматической конституции «О Церкви», запросить наиболее компетентное в Римско-Католической Церкви по вопросам экзегезы учреждение — библейскую комиссию, следует ли считать, что власть, о которой говорится в девятнадцатом стихе 16-й главы евангелия от Матфея, принадлежит и другим апостолам. Библейская комиссия ответила положительно.

Любопытно также, что в особом документе (Nota explicativa praevia — 1964 г.) папа Павел VI продиктовал Второму Ватиканскому собору, настаивавшему на том, что епископская коллегия преемствует коллегии апостольской, разъяснение, согласно которому между ап. Петром и папами есть полное преемство власти, тогда как между апостолами и епископами нет такого полного преемства.

Почему в Кесарии Филипповой Христос обращается с обетованием этой власти к одному ал. Петру?

Христос обращает Свои слова к Петру и произносит их в единственном числе в ответ на исповедание, произнесенное им одним. Кроме того, как толкуют святые отцы, единственное число употреблено здесь как знак единства апостолов, единства Церкви. Св. Киприан Карфагенский пишет:«Хотя Он всем апостолам после Своего воскресения дал разную власть и сказал: Якоже посла Мя Отец, и Аз посылаю вы. Приимите Дух Свят, Имже отпустите грехи, отпустятся им и имже держите держатся, однако, чтобы ясно показать единство, Он так сделал властию Своею, чтобы начало этого единства велось от одного. Разумеется, и другие апостолы были тем же, чем был Петр, наделенные тою же мерою чести и власти, но начало ведется от единства, чтобы показать, что Церковь Христова едина».

О том же говорит блаж. Августин:«Петр один отвечает: Ты — Христос, и ему говорится: «тебе дам ключи Царствия Небесного», как будто бы он один получил власть вязать и разрешать. Тогда как и те слова один сказал от имени всех, и сие обетование он получил вместе со всеми, как бы олицетворяя собою единство. Итак, один выступает за всех, ибо единство находится во всех». «Он олицетворил собою вселенскость и единство Церкви, когда ему было сказано: «Я даю тебе» то, что дано было всем».

И самая личность Петра и самое слово Петр (скала) здесь знаменует весь лик апостольский, поскольку вопрос был обращен ко всем: «вы же кого Мя глаголете быти?» и поскольку ответ, произнесенный сейчас одним Петром, должен был стать их общим ответом. Петр здесь символ апостольства.

Отцы Констанцского собора толковали папе: «Доколе Иуда был в числе апостолов, он имел власть вязать и решить, когда же он вышел из их лика, в его власти осталось только односвязать самого себя петлей удавления» (цит. по G.H. Bornand. Le schisme de 1054. Paris, 1963, p. 89).

Констанцские отцы хотят сказать этим, что папа силен только в союзе с другими епископами, в союзе с Церковью.

Обетования, данные Петру, распространяются и на епископство. Согласно св. Киприану Карфагенскому, Господь, говоря Петру о камне, на котором созидается Церковь, «основывал честь епископскую и строй Церкви», поскольку Церковь возведена на епископах».

Таким образом, по римско-католическому пониманию, в лице Петра Христос облекает властью всех римских епископов, и только их, по православному пониманию, в лице Петра получают обетование все апостолы и их преемники.

2) Евангелие от Луки, гл. 22,31–34.Обращение Господа к Петру после Тайной вечери: «И сказал Господь: Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих. Он отвечал Ему: Господи! с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти. Но Он сказал: говорю тебе, Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня».

Подтверждение своего учения о чрезвычайных полномочиях Петра и его непогрешимости римо-католики находят в первой половине этого текста: Господь молится о Петре, да не оскудеет вера его и поручает ему утвердить братию.

Но весь контекст евангельского рассказа и вторая половина этого текста говорят о том, что Христос молится за Петра, имея в виду предстоявшее ему искушение, как известно, приведшее Петра к отречению. Пройдя через это искушение и вновь обратившись ко Христу, Петр должен был в свою очередь утверждать колеблющихся братьев. Утверждать других в вере — долг каждого епископа и каждого христианина. Здесь нет речи о каких-то чрезвычайных полномочиях.

3) Евангелие от Иоанна, гл. 21,15–17: «Когда же они обедали, Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси агнцев Моих. Еще говорит ему в другой раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих. Говорит ему в третий раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр опечалился, что в третий раз спросил его: любишь ли Меня? и сказал Ему: Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих».

Быть пастырем Церкви не значит иметь единоличную, абсолютную власть над умами и совестью верующих. Сам апостол Петр умоляет пастырей-пресвитеров, как их сопастырь — «сопресвитер»: «Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду» (1 Петр. 5, 1–3). Пастырство не должно превращаться в «обладание причтом», т. е. в распоряжение уделом, господствование.

Троекратное вопрошение Спасителя, обращенное к апостолу Петру, имеет прямое отношение к троекратному отречению Петра, происшедшему вскоре после заверения: «аще и вси соблазнятся о Тебе, аз никогда же соблазнюся». Так это понял и Петр («оскорбе же Петр»). Другие места: Деян. 1, 15; 2, 14; 5, 3; 15, 7.

Историческоеразвитие папской власти мы рассмотрели, но все же сделаем краткую схему развития идеи папского примата (теоретического обоснования папских притязаний на верховную власть в Церкви). Папа Стефан (сер. III в.): папа — продолжатель Петра? Собор в Сардике: апелляция к папе (Юлий I)? Свт. Лев I Великий (†461): «папа — наследник Петра; римская кафедра не может быть кем-либо судима»? Свт. Григорий I Великий (†604) утверждает то же? «Лжеисидоровы декреталии» (сер VIII–IX вв.)? Николай I: примат духовной власти над светской? Григорий VII — «Диктат папы»? Иннокентий III: папа — викарий Христа? Бонифаций VIII — «Unam Sanctam» (учение о двух мечах)? Догматическая конституция I Ватиканского собора (1870 г.) «Pastor Aeternus». Принята на 4-й сессии собора. Первые три главы — о примате. Текст.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.