Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Конфликт пап Николая I и Адриана II с Константинопольской Церковью



 

Став независимыми светскими монархами, палы получили возможность действовать более решительно и в области церковных взаимоотношений.

Папа Николай I (858–867) в духе лжеисидоровских декреталий выступил против определений Константинопольских соборов 858 и 861 года по делу патриарха Фотия, а самого Фотия объявил лишенным сана (863). На соборе, созванном Фотием (867), был объявлен лишенным сана сам папа Николаи, Конфликт продолжался и при его преемнике, папе Адриане II. Это было первое крупное столкновение папизма с Православием — предвестник разрыва, происшедшего 150 лет спустя. Следует остановиться на этих событиях несколько подробнее.

В июле 858 г. византийским правительством был арестован и сослан на остров Теревинф Константинопольский патриарх Игнатий, поддерживавший антиправительственную партию и участников заговора против императора Михаила III и кесаря Варды, и ставший несознательным орудием интриг заговорщиков. Понимая безвыходность создавшегося положения, Игнатий подписал заявление об уходе на покой и дал благословение на выборы нового патриарха.

Правительством была выдвинута кандидатура Фотия, человека ученого и благочестивого, но не принадлежавшего к клиру. В то время епископы не переводились с низшей кафедры на высшую (ср. I правило Сардикийского собора), и патриархом мог стать любой клирик, но только не епископ. Первый случай нарушения этого правила при избрании Римского епископа имел место в 882 году при поставлении Марина I. Фотий не был во время избрания епископом, но он не был и клириком. Низшие степени клира он прошел после избрания. Отец Фотия был братом известного защитника иконопочитания патриарха Тарасия. Кандидатуру Фотия поддержали все епископы, не исключая пяти наиболее нерасположенных к нему приверженцев Игнатия, которые, как они сами потом заявили, приняли участие в выборах, повинуясь требованию Игнатия, и проголосовали за Фотия после того, как тот дал обещание относиться к Игнатию с должным уважением. Избрание Фотия (декабрь 858 г.), следовательно, было единогласным. Тем более печальным фактом явилась дальнейшая борьба против него партии так называемых «непримиримых» и еще более печальным участие в этой борьбе самого Игнатия. Борьба в Византии двух партий — «непримиримых» и «икономистов» — имела глубокие исторические корни. Каждая из этих партий желала видеть на императорском троне и на патриаршем престоле своего сторонника. Одним из вопросов, вызывавших расхождение, был в это время вопрос об отношении к раскаявшимся иконоборцам. «Икономисты» были за снисхождение к ним, «непримиримые» не допускать никаких снисхождений. К «икономистам принадлежали: патриарх Тарасий, патриарх Мефодий, которого непримиримые» студиты отказались даже поминать за богослужением, архиепископ Сиракузский Григорий Асбеста (видный церковный деятель того времени) и патриарх Фотий. Патриархов Мефодия и Фотия поддерживал кесарь Варда. «Непримиримых» поддерживал прежний император Михаил I, отец патриарха Игнатия, императрица Феодора, низложенная Вардой (он был её братом), и сам патриарх Игнатий. «Непримиримых» было немало среди монахов, особенно студитов. Дело дошло до раскола. В феврале 859 года группа епископов, около 25 человек (всего в Константинопольском патриархате было тогда около 300 епископов), провозгласила Игнатия единственно законным патриархом и низложила Фотия, якобы за невыполнение данного им обещания (это обещание они, видимо, понимали очень широко). К отколовшимся присоединилась и часть монахов, Фотий ответил на это соборными прещениями — Игнатий был объявлен лишенным патриаршества.

Но волнения, вызванные расколом, не утихли. В 861 году решено было созвать в Константинополе собор для упорядочения церковных дел, в частности, для решения некоторых вопросов, касавшихся иконоборцев. Папе Николаю было направлено письмо с сообщением о положении дел в Константинополе и с просьбой прислать легатов на собор, (В письме не было речи о пересмотре дела двух патриархов). Папа. Николай решил воспользоваться создавшимся положением для осуществления своих планов. В письме императору он, с своей стороны, обвинил Игнатия в пренебрежительном отношении к Римскому престолу и указаниям пап, но заявил при этом, что низлагать Игнатия нельзя было без ведома Рима, и отказывался признать Фотия патриархом до получения от своих легатов результатов расследования всего дела. От императора в этом же письме он потребовал возвращения в юрисдикцию Римского престола Иллирии, Калабрии и Сицилии. В письме Фотию папа выражал готовность обнять его как «патриарха столь великого града» с братской любовью, если результаты расследования легатов окажутся благоприятными. Как видно из содержания и тона писем, пала отнюдь не был исполнен решимости защищать Игнатия во что бы то ни стало. Для него было важно не допустить, чтобы такие важные события, как смена на посту предстоятеля Константинопольской кафедры, происходили без ведома и согласия Рима. Папа не исключает возможность решения всего вопроса в пользу Фотия, но он хочет, чтобы константинопольская сторона признала право папы на окончательное решение таких вопросов и удовлетворила его требование относительно церковной юрисдикции на Балканах и на юге Италии. Короче говоря, папа хочет, чтобы все это дело послужило утверждению авторитета «апостольского престола». Последовавший за этим «Двухкратный» собор состоялся в Константинополе в 861 году. Итак, папа хотел, чтобы Константинополь согласился признать папу решающей инстанцией и вернул ему Иллирию, Калабрию и Сицилию. Позиция папы не отвечала константинопольской точке зрения. В Константинополе вопрос об Игнатии считали решенным. С папой, однако, приходилось считаться. Константинопольская сторона согласилась на то, что вопрос об Игнатии будет ещё раз рассмотрен на соборе, на этот раз с участием легатов, но она была против того, чтобы окончательное решение состоялось потом и было предоставлено папе. Собор 861 года (он называется «Двукратным», возможно, потому, что вторично занимался рассмотрением уже решенного дела) открылся под председательством императора, в присутствии папских легатов, епископов Захарии и Родоальда. (Фотий занял председательское место после того, как был решен вопрос об Игнатии). Игнатий сразу почувствовал, что Рим не на его стороне, и сразу же заявил себя противником участия Рима в рассмотрении его дела. Действительно, легаты по рассмотрении всего дела нашли поведение Игнатия предосудительным и присоединились к приговору над ним. Но Игнатий не предвидел дальнейшего развития событий. Ведь Константинополь только отчасти пошел навстречу папе, допустив его легатов к участию в пересмотре дела. Два главных желания папы оставались невыполненными: за ним не было признано право решающей инстанции, а Иллирик, Калабрия и Сицилия оставались в юрисдикции Константинополя. Вопрос о них даже не поднимался на соборе. Дальнейшие попытки папы добиться своего ни к чему не привели. Фотий, хотя и очень желал получить папское признание, в этих двух существенно важных для папы вопросах не проявил готовности пойти ему навстречу. Фотий, таким образом, не оправдал надежд папы.

В то же время друзья Игнатия в Риме, хорошо поняв заветные мысли папы, настойчиво уверяли его, что Игнатий будет вполне послушным. Папа решительно повернулся тогда к Фотию спиной и все свое упование возложил на Игнатия. В 863 году, игнорируя все бывшие до этого соборные определения и мнения своих собственных легатов, папа Николай провел через собор в Риме восстановление Игнатия в патриаршем достоинстве, Фотий же был объявлен лишенным сана как «восхититель Константинопольского престола». Византия, естественно, игнорировала это римское решение относительно Константинопольской церкви.

Отношения между Римом и Константинополем вскоре ухудшились еще больше из — за вопроса о церковной юрисдикции в Болгарии. Здесь подчиненное папе франкское духовенство повело открытую борьбу с восточным духовенством. Символ веры распространялся франками среди болгар с добавлением Filioque. Миропомазанных греческим духовенством заставляли принимать новое миропомазание. Для поддержания церковной дисциплины папа Николай в письме к болгарам рекомендовал физическое насилие (Hefele…Hist…de conc. IV,I, стр.437. (18–й пункт письма)). Так из ложного учения о Церкви рождались ложные нормы пастырской деятельности.

В письме, направленном в Византию в сентябре 865 года, папа Николай утверждал, что судить Игнатия не могли подчиненные ему епископы, что право суда над патриархами принадлежит лишь папскому престолу, что без согласия папы недействительны и решения соборов и что папа, как преемник ап. Петра, имеет власть над всей Церковью. В этом письме, как мы видим, выражена чуждая Православию точка зрения на один из основных вопросов церковной жизни,

Вопрос о действиях папы Николая Фотий решил вынести на всецерковный форум. Собор состоялся летом 867 года в Константинополе. Акты его не сохранились. Известно лишь, что это был очень многочисленный собор и что он осудил папу Николая. Надо думать, что на этом соборе было осуждено добавление слова Filioque к Символу веры.

В том же году умер папа Николай, и на папский престол вступил Адриан II, а в Византии произошел очередной дворцовый переворот: император Михаил III был убит, на престол вступил Василий Македонянин. Фотий сразу же был устранен новым императором и подвергся заключению, на патриарший престол был возвращен Игнатий. «Непримиримые» торжествовали. Но большая часть епископов и народа церковного отнюдь не были склонны приветствовать происшедшую перемену. Опираясь на «непримиримых», император не мог не видеть, что это была недостаточная опора. Естественным союзником императора становился Рим. Сюда и обратился Василий Македонянин сразу после вступления на престол. Решение всех церковных дел он отдал в руки папы. В Рим были доставлены акты собора 867 г.

Собор в Риме состоялся в июне 869 года. На нем Адриан II, стоя на тех же позициях, что и Николай I, и действуя в духе тех же лжеисидоровских декреталий. заявил, что папе принадлежит право суда над всеми предстоятелями поместных Церквей, сам же папа никем не судится. Акты собора 867 года были сожжены, Фотий был объявлен отлученным от Церкви, осуждены были и все другие участники собора 867 года.

Для приведения в исполнение папского решения в Константинополе в 869 году был созван собор с участием папских легатов. Собор весьма своеобразный: папа потребовал, чтобы участники собора предварительно подписали особый документ (Libellus satisfactionis) о признании верховной власти папы и о предании Фотия анафеме. Это требование не могло не вызвать удивления в Константинополе. При такой постановке дела собор был лишен возможности свободного воле изъявления. Императору, который хотел, чтобы на соборе была соблюдена хоть бы видимость законности, требование папы тоже не пришлось по душе, но чтобы нe портить отношений с папой, он, скрепя сердце, поддерживал легатов. Этот Константинопольский собор 869 года считается сейчас у католиков восьмым вселенским. На первое его заседание удалось собрать всего 12 епископов. Сразу же рассеялись иллюзии легатов относительно веса игнатианской партии. Ведь с момента восстановления Игнатия прошло уже два года, а основная масса духовенства продолжала сочувствовать Фотию и льнула к нему. Василий Македонянин был в затруднительном положении. В Константинополе никак не могли примириться с мыслью, что разбора дела Фотия на соборе не будет и что Фотий должен быть осужден без суда. Но легаты продолжали подчеркивать, что они прибыли не для того, чтобы выслушивать объяснения бывшего патриарха, а для того, чтобы торжественно объявить приговор о нем. Bcе же император настоял на том, чтобы Фотию и защищавшим его епископам было предоставлено слово. (Император предупредил, что в противном случае он не подпишет соборных актов). Возможностью выступить на соборе с успехом воспользовался кое-кто из друзей Фотия. Сам же Фотий не пожелал выступать перед трибуналом, который не собирался заниматься его делом по существу и не имел возможности свободно вынести свой собственный приговор. На первых восьми заседаниях собора число участников не превышало 40. В деле Фотия отцы этого собора должны были подчиниться указанию из Рима. Но они проявили все же значительную осторожность, когда дело дошло до формулирования общих решений. В правилах этого собора нет речи о неподсудности палы собору. Собор лишь требует в случае возникновения дел, касающихся Римской кафедры, соблюдения должного такта и осмотрительности. А в числе лиц, анафематствованных на этом соборе, согласно традиции фигурирует и папа Гонорий. Заключительное заседание этого собора произошло уже в 870 году, на этом заседании присутствовало и болгарское посольство. Епископов было 103. Вопрос о юрисдикции над Болгарией не был решен в соответствии с желанием папы. Недовольные этим легаты передали патриарху Игнатию заранее заготовленное письмо папы, в котором Игнатию запрещалось простирать свою юрисдикцию на Болгарию. Но на Игнатия это не оказало никакого воздействия.

Начался период новых римских протестов и угроз, свидетельствующих лишний раз о том, какую большую роль играл болгарский вопрос во всем происходившем. Эти угрозы адресовались уже не Фотию, а Игнатию.

Самое осуждение Фотия и фотиан не сохранило надолго своей силы. Осуждение это вызвало большой раскол в Константинопольской Церкви. При наличии двух не состоящих между собой в общении клиров в Константинополе создалось сложное положение. Оно не могло не вызывать озабоченности у императора, который, естественно, хотел положить конец этим нестроениям и разделениям. Но папа Адриан оставался непреклонным.

Около 873 года император вернул из изгнания Фотия, приблизил его ко двору, сделал воспитателем своих детей. Фотий понимал, что интересами Церкви диктуется не борьба с Игнатием, а сближение двух партий, и действовал в этом направлении. Фотий, после того как он был лишен императорской властью возможности управления Церковью, не возражал против восстановления Игнатия на патриаршем престоле и не противодействовал ему. Во время встречи во дворце произошло полное примирение этих двух святителей; «Мы пали друг другу в ноги, — говорит Фотий, — и взаимно просили прощения». В дальнейшем оба святых иерарха согласно трудились на благо Православия. Игнатий скончался в октябре 877 года.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.