Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Исторические типы культуры



Одной из главных задач культурной деятельности, которая решается на уровне К-3, является систематизация культурных значений. Эта систематизация осуществляется разными деятелями культуры: и художниками, и священниками, и мыслителями, и просто мудрыми людьми, которые, продуцируя новые значения, включают их в систему уже существующих значимых связей. Каждое новое значение, каждый новый смысл становятся значимыми и осмысленными тогда, когда они отнесены к уже известным значениям и принятым смыслам, ибо новое постигается через отношение к тому, что знакомо. Значит, среди культурных значений должны существовать такие значения, которые оказываются изначально знакомыми и которые не требуют отнесения к известному, так как они известны сами по себе и являются интуитивно ясными и определенными для данной культуры. Эти интуиции культуры играют роль реперных точек при определении культурных значений, роль культурных доминант, значение и смысл которых окрашивают всю культуру, придавая ей целостность и определенность.

Доминанты, интуиции культуры формируются в результате взаимодействия культурных категорий, когда каждая категория «более высокого» ранга общности становится основанием сис­те­ма­ти­за­ции то­го ис­то­ри­че­ско­го и со­ци­аль­но-кон­крет­но­го со­дер­жа­ния опы­та, ко­то­рое вы­ра­жа­ет­ся в фор­ме ка­те­го­рий пред­ше­ст­вую­ще­го уров­ня че­рез вы­де­ле­ние среди них глав­ных, до­ми­нант­ных, оп­ре­де­ляю­щих зна­че­ний, во­круг ко­то­рых на­чи­на­ют кон­цен­три­ро­вать­ся дру­гие. На­при­мер, цен­но­сти оп­ре­де­ля­ют систему правил и предписаний, а среди ценностей выделяются принципиально важные ценности данного времени, становящиеся культурной доминантой всех ценностных представлений. Вероятно, существуют культурные доминанты разной степени общности – есть доминанты определенных культурных сфер (свои для искусства, свои для морали и т.п.), есть доминанты определенных временных периодов (например, доминанты искусства классицизма или романтизма, или доминанты господства какой-либо моды – мода на сюжеты, мода на колорит, мода на мотивы и т.п.), есть доминанты субкультур и т.д. В конечном счете, можно выделить культурные доминанты, которые определяют исторический тип культуры.

Античный тип культуры в Европе характеризуется, как отмечают ведущие специалисты по истории античной культуры, господством в античном сознании идеи телесности. «Вещизм, производственно-технический вещизм и телесность – вот метод конструирования всего античного мировоззрения, – пишет А.Ф. Лосев, – способ построения религии, философии, искусства, науки и всей общественно-политической жизни»[102]. Тип социальных отношений и характер производственной деятельности, которые сложились в античном полисе, порождали восприятие мира как мира тел и вещей и толкали античное сознание и античное творчество к пластике и скульптурному восприятию всего существующего. «Античная пластика только потому и вырастала здесь с такой огромной силой, что она есть вещественно-телесное понимание жизни»[103], – отмечает А.Ф. Лосев. Главенство искусства в системе античной культуры вырастает именно из этой доминанты античной культуры, так как именно искусство благодаря своей образности способно наиболее полно и адекватно передать телесно-вещественное мировосприятие. Поэтому принцип искусства, художественно-образное построение мысли проникает во все сферы культуры – диалоги в философии Платона предстают драмами идеи, риторика становится языком политики и права, сами театральные представления, на которых гражданин полиса был обязан присутствовать, были важнейшим общественно-политическими предприятиями, которые демонстрировали гражданам единство города-государства, религия пользовалась языком пластики, архитектуры и поэзии. Идея телесности, представление любого содержания для ума в определенности понятия (такого понятия, которое, как и всякая вещь, имеет свои пределы-определения) характеризует античное сознание и работу его разума. Культура, построенная на такой доминанте, порождала и свой тип педагогического действия – образование было ориентировано на формирование гармонического тела (в гимнасиях главное внимание уделялось гимнастике), на воспитание преданного интересам полиса гражданина (граждане – органы тела государства), на обучение логике работы с понятиями (майевтика Сократа, учение софистов, логика Аристотеля).

Культура средневековья – это культура, которая заменяет античную доминанту новой интуицией. В центре средневековой культуры стоит идея Бога как Абсолютного Бытия. Любое значение культуры этого времени должно быть отнесено к Богу, к Священному Писанию, которое репрезентирует Бога в культуре. Участие в Боге и причастие (причащение) Богу – условие включения в культуру, где доминантную роль играет религия. Когда Блаженный Августин воскликнул в «Исповеди»: «Да! Меня не было бы, Боже мой; я вовсе не существовал бы, если бы Ты не был во мне или, точнее, я не существовал бы, если бы не был в Тебе, из которого все, в котором все», – он выразил основную идею всей средневековой культуры («Исповедь», I,2). Во-первых, нет ничего без Бога. Поэтому любая вещь – это то, что возникло по какому-то замыслу, а потому рецепт, инструкция, предписание становятся необходимы для всякого дела, всякого положения и всякого предприятия. И своим рецептам, инструкциям и предписаниям равно следуют и ремесленник, и священник, и паж, и рыцарь, и подданный, и король. Во-вторых, Бог во мне или я в Боге. А это означало, что средневековая культура начала различать внутренний мир человека, его духовно-душевную жизнь, которой не знала культура античности. Человек новой культуры должен заботиться не о своем теле, а о своей душе. Забота же о душе – питание ее словом. «Возьми и читай, возьми и читай», – услышал Августин тихий наставляющий голос с неба, когда его раздираемая сомнениями душа (феномен, который появился вместе с культурой средних веков) не могла уже вынести («Господи, доколе...») неопределенности.

Слово Бога определяет все, оно должно быть услышано и принято человеком этой культуры. А этим Словом, как учит религия, все уже заранее определено и предопределено, и дело чести человека узнать и признать свое (пред)определение. Отсюда назначение педагогической деятельности в культуре средневековья – школа должна выпустить ученого (т.е. выученного) человека, человека, который выучил данное ему Слово. Поэтому родилась средневековая схоластика, которая стала отождествляться с причащением к сказанному слову, которое школяр должен был вложить в свою душу, сделать своей душой. Так найденная средневековой культурой человеческая душа оказалась потерянной в закоулках схоластики (школенья), как было потеряно в латинском значении слова «схоластика» изначальное значение греческого слова shole (схоле), которое означало «досуг, свободное время, праздность, занятие чем-либо во время досуга, ученая беседа, чтение», а вовсе не заучивание готовых рецептов.

Становление культуры нового времени сопровождается разрушением старой доминанты и возникновением новой. Этот период растягивается в Европе на несколько столетий. Время Возрождения – время зарождения новой культурной интуиции. На ме­сто идеи Бо­га и Сло­ва, вы­ра­жав­ше­го дан­ный (кор­по­ра­тив­ный, со­слов­ный) ин­те­рес, при­хо­дит сло­во че­ло­ве­ка, вы­ра­жаю­щее его ча­ст­ный ин­те­рес. Гу­ма­ни­сты Воз­ро­ж­де­ния, по­ло­жив­шие начало новой культуре, получили свое прозвание (прозвище) – гуманисты – от области своих занятий грамматикой, риторикой, поэзией и моральной философией на основе греко-латинской образованности, что все вместе называлось "studia humanitatis". Их интересовало слово человека, а не слово Бога. Их интересовала словесность, которая несла в себе знания, добродетели и была дорогой к подлинной человеческой природе. И хотя на первых порах гуманисты могли присоединиться к словам одного из членов своей когорты Эрмолао Барбаро: «Я знаю только двух богов: Христа и словесность», но затем все больше и больше их призванием становится гуманизм как почитание человека, как признание его самоценности. Гуманист Лоренцо Валла в своем сочинении «О наслаждении» противопоставляет честь и наслаждение: «Я докажу..., что самый термин "честь" есть нечто пустое, обманчивое и весьма опасное, тогда как нет ничего более приятного и превосходного, чем наслаждение»[104]. Наслаждение потому объявляется конечной целью человеческих стремлений, что оно связано с пользой, а полезность является естественным принципом и критерием всякой деятельности и всей жизни человека. Так зародилась новая идея культуры – идея пользы и частного интереса как определяющей культурной доминанты.

Но чтобы новая идея стала центром культуры, необходимо было лишить старую культурную идею авторитета. Эту задачу выполнила Реформация, которая подвергла критике авторитет католической церкви и отвергла ее претензии на единственно истинное толкование Слова Бога. Отныне личная вера человека и его непосредственное общение с текстом и словом Писания стали для человека путем к спасению, а слово «писание» потеряло в своем начале заглавную букву, потому что оно стало, действительно, словом родного языка, когда Писание превратилось в «Библию» – «книгу», изданную на всех европейских языках.

Эпоха Просвещения завершает формирование новой культуры, окончательно закрепляя идею полезности как доминанту этой культуры. В эпоху Просвещения религия постепенно изгоняется со всех позиций, которые она занимала в течение тысячелетий. На место веры приходит, как говорил Гегель, «чистое здравомыслие» со своей теорией полезности. Отныне «для человека все полезно, он и сам полезен..., – писал Гегель, – его определение – сделаться общеполезным и общепригодным членом человеческого отряда»[105]. А духовный отец утилитаризма Иеремия Бентам провозглашает: «Принцип полезности не требует и не признает никакого другого регулятора, кроме самого себя». И вот, идее пользы подчиняется и производство, и наука – она должна работать на практику, и искусство – оно должно быть средством воспитания, и мораль – она должна соединять частный и общий интересы на путях «разумного эгоизма», и даже религия – она призвана поддерживать социальность (Кант). Доминантная идея культуры нового времени выдвинула на первый план потребительское отношение к миру, с одной стороны, и науку с ее ориентацией на бесстрастную и свободную от ценностей истину, с другой. И теперь слово «ученый» из прилагательного, каким оно было в средние века, характеризуя наученного человека, превратилось в существительное, обозначая человека, род занятия которого – постижение объективной истины. Это стало и силой культуры нового времени, и истоком ее кризиса. Культура Просвещения, проект Модерна определяли развитие европейской цивилизации на протяжении более трех веков. Двадцатое столетие выявило кризис просвещенческой культуры, ориентированной на разумный эгоизм, знание и пользу. Зарождение культуры постнового времени, культуры постмодерна связано с поиском новых культурных доминант, которые могли бы определить начало действия современного человека.

 

Доминанты культуры, задавая принцип связи культурных значений, организуют мир культуры как систему, которая определяет общую направленность и содержание жизни человека. Конечно, всякое общество предполагает многообразие конкретной жизнедеятельности человека, но и обыденная жизнь человека, и его жизнь в «высокой» культуре проникнуты общей интенцией культуры. Обыденная жизнь, как показывает феноменологическая социология, пронизана «фоновыми ожиданиями» (А. Щюц), которые всем ясны, хотя никто не может их выразить. А «высокая» культура – искусство, наука, религия – прямо выражает своими произведениями господствующие в культуре мировоззренческие установки и ценности. Поэтому при всем многообразии человеческих жизней и индивидуальностей культура все-таки порождает некий тип жизни и личности. Человек, живя миром культуры, определяет себя под знаком ее доминант и одновременно утверждает их своей жизнью. Но его отношения с домом, который он выстроил и в котором он живет, складываются по-разному, в зависимости от места, которое он занимает в этом доме.

 

Задание:

Почитайте:

Каган М.С. Философия культуры. СПб., 1996;

Его же. Философская теория ценностей. СПб., 1997;

Хаксли О. Вечная философия. «Релф-бук», «Ваклер», 1997.

Подумайте над тем, какие определения культуры возможны еще? Какое определение дали бы Вы?

Обратитесь к схеме 2 и постарайтесь привести из истории культуры различные конкретные примеры, иллюстрирующие разные типы культурных форм.

Обратитесь к схеме 3 и подумайте над тем, какое место в этой схеме культуры может занять время? Что можно сказать о связи времени и разных уровней культуры?




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.