Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Концепции социальной стратификации



В рамках социологии, в предмет исследования которой прямо входит проблема социальных групп и групповых отношений, формируются свои концепции социальной дифференциации, наиболее значимой среди которых выступает теория социальной стратификации. Социальное пространство рассматривается в этом случае как пространство социальных статусов, или социальных позиций, которые отличаются возможностями присвоенных общественного капитала (по выражению французского социолога П. Бурдье) – экономического, культурного, символического, политического. Различие людей по их социальным позициям конституируют социальные страты (слои), выражающие дифференциацию людей по тем или иным социальным признакам, которые могут быть ранжированы. Основные параметры стратификации: по экономическому признаку (богатство), по политическому признаку (возможность участвовать во властных отношениях), по образованию, но могут быть и любые другие параметры, которые различают людей по их социальным возможностям. Поскольку такие различия неискоренимы, теория стратификации не ориентирована на эгалитаристскую перспективу. Но эта теория позволяет выявить существующие в том или ином обществе возможности изменения индивидами своего социального статуса, рассматривая их социальную мобильность. Последняя, согласно П. Сорокину, может быть горизонтальной и вертикальной, групповой и индивидуальной. Общество должно быть ориентировано не на установление равенства, а на интенсификацию социальной мобильности, которая позволяет любому индивиду добиваться улучшения своего социального статуса. Чем больше возможности представляет общество для социального передвижения, чем более открыты границы страт, тем менее болезненно переживается социальное неравенство. Оно постоянно для общества, но может быть временно для индивида.

§ 23.4. Повседневность и быт

Сфера непосредственного общения индивида, т.е. общения, при котором происходит реальный обмен сообщениями (с помощью слов, жестов, мимики, письма и т.п.) с другими, образует жизненный мир данного индивида, его повседневное существование. Именно повседневное существование является онтическим (§ 10.1) проявлением бытия общества. Актуально и реально каждому человеку дана только повседневность, сам же повседневный мир представляет собой систему установок на действия данного индивида и систему ожиданий возможных действий других. Поскольку любые действия в повседневном мире всегда, так или иначе, совершаются в контакте с другими людьми, в процессе которых выясняется, отвечают эти действия ожиданиям окружающих или нет, постольку мир повседневности является миром общения, хотя в повседневности могут совершаться и трудовые акты, и акты духовного творчества и т.п.

Центральным звеном повседневности выступает быт, который конституируется действиями и отношениями людей, направленными на воспроизводство и поддержание самой жизни человека. Быт охватывает семью, дом, домашнее хозяйство, отношения полов и поколений, дружеские и приятельские отношения, организацию досуга. Сфера быта предстает как непосредственное социальное бытие человека[84]. Это само реальное существование человека, его бытие, но в то же время это не все бытие, не его окончательное, не его подлинное бытие. Здесь каждое явление значимо для человека само по себе – он живет этим, и в то же время оно скрывает какие-то глубинные структуры человеческого бытия.

Так, повседневность – это такая действительность человеческого существования, которая очевидна и ясна каждому индивиду. Всякий понимает, это правильно, а это нет, так принято говорить и действовать, а так не принято, это можно, а этого нельзя. Повседневность – это осмысленный мир, смыслы которого не требуют обоснования. Эти смыслы ничьи, они принадлежат всем, они анонимны. И человек может не выходить за границы этих самодостаточных анонимных смыслов. Но тогда он сам становится анонимом, человеком, лишенным своего имени. Он «как все», его имя равно имени рода (первобытная община и давала всем своим членам одно родовое имя), он член клана, «бригады», «группировки». Таким образом, ясность и очевидность повседневности, давая человеку форму существования, в то же самое время показывает, что здесь существует не «я» человека как его самость и определенность, а он существует по способу «людей». Но необходимая для нормального общения всеобщность смыслов повседневности одновременно открывает (хотя не всем и не всегда) необходимость иметь свое лицо. Поэтому человек не может ограничиться существованием в самоочевидных смыслах, т.е. должен выйти за пределы повседневности. «Свое лицо» – это глубинная структура бытия человека, которая не является феноменом повседневности, но порождается ею.

Повседневность – это постоянство. Постоянство слов, мыслей, жестов, поступков, образов и т.д. Благодаря этому все в повседневности предсказуемо, стабильно, упорядочено, выстроено в ряд. Поэтому постоянство – это бытийный способ сосуществования человека с другими, условие общения. То есть только благодаря постоянству может существовать соединение людей в сообщество. Но тогда со-бытие (совместное бытие) оказывается вне времени, вне изменений, вне истории. Это и было характерно для древних обществ, в сознании которых время отождествлялось с вечным движением по кругу. Так воспринимается повседневность и нашим обыденным сознанием: все крутится по кругу. Но такое «круговое» время нуждается в начале отсчета, поэтому и возникает перерыв постоянства – праздник вместо повседневности. Праздник – мера повседневного социального времени. Повседневность порождает, открывает праздник не только как свою противоположность, но как некое подлинное бытие человека. Эта подлинность обнаруживает себя в способности человека, во-первых, видеть «изнанку» обыденных смыслов, которые обнаруживает праздник[85], и тем самым уходить от самоочевидности смыслов повседневности. Во-вторых, в способности человека к самопроизвольным действиям, то есть действиям не типичным, не анонимным, хотя они и могут быть действиями «под маской». В празднике индивид позволяет себе не походить на себя обыденного, он обнаруживает для себя и в себе другой уровень бытия.

Таким образом, сама повседневность отсылает к той бытийной основе, которая, в конечном счете, является ее собственным основанием – активному самостоятельному действию человека, «держащему» смысл (§ 6). Поэтому общение, конституирующее совместность людей, их единение в группы, общение, которое перед каждым индивидом предстает как повседневные требования к его поведению и как его зависимость от commun sens (здравого смысла), и является той деятельностью человека, которая прежде всего и репрезентирует ему как форму социальности, так и ее сущность. Поэтому и оказываются правы все концепции, которые в сфере общения искали силу, сохраняющую и изменяющую общественную действительность. Марксизм видел ее в классовой борьбе, элитаристские теории – в творческой энергии избранных, сторонники стратификации – в жизненной силе конкуренции и стремлении индивидов к занятию более высокого общественного статуса. Каждая из этих концепций выделяет реальные истоки влияния сферы общения на всю общественную жизнь.

Общение – само олицетворение общности, общества, хотя в то же время это только элемент общей системы всех социальных отношений.

§ 23.5. Круги общения

Онтологически общение укоренено в объявлении индивидом своего лица, т.е. своей позиции, в «призыве», в «послании», которые он направляет и которые воспринимаются другими индивидами. Распространение «послания» формирует пространство общения данного индивида, его круг общения. В системе общественной жизни круги общения предстают, с одной стороны, как количественная и качественная характеристика групповых взаимодействий, в которые включены отдельные индивиды, а, с другой, как широта охвата общением физического пространства. Основой формирования кругов общения в обоих случаях выступают средства общения, которые используются людьми для установления коммуникации – это средства передачи информации, средства связи и транспортировки как вещей, так и самого человека.

Средства общения, способы и формы предъявления посланий определяют возможность их передачи в пространстве и сохранения во времени. Можно выделить три основных средства общения, которыми пользуется человек в процессе общения – естественный язык, жест (телесная практика), образ (картинка), и три материальных носителя смыслового содержания – звук (голос), начертание (изображение) и электромагнитные импульсы (аудиовизуальность). Различные сочетания языков (естественного языка, языка жестов, образного языка) и материальных форм закрепления знаков языка создают различные возможности для организации общения и порождают разные круги общения.

Если средством общения выступает естественный язык как речь, жесты и телесные практики, из которых выстраиваются ритуалы и обряды, образы и картинки в виде татуировок, масок и т.п., тогда общение не может выходить за пределы возможностей визуального обзора, оно охватывает только «близких» людей, которые находятся рядом и которые понимают смысл ритуалов и образов. Так формируется первая историческая общность людей род (племя), которая предполагает еще и кровное родство, хотя для принадлежности к роду оно может быть и не обязательно. В современном обществе к такому кругу общения может быть отнесена семья, трудовой коллектив, соседи, любые возникающие временные группы типа пассажиров в трамвае, в купе поезда и т.п., для которых характерно непосредственное взаимодействие людей посредством устной речи и существование своих «ритуалов», принятых правил поведения.

Появление этнической общности (народности) есть становление более широкого круга общения, чем род. Народность предполагает не только общность языка, но и выражение его в письме. Появление алфавита приводит к рождению письменности, которая позволяет закреплять «послания» во времени, передавать их ряду поколений, а не только тем, которые непосредственно следуют друг за другом. Это приводит к тому, что у этноса появляется история (у рода вместо истории – мифы), появляется не только традиция, но и писаный закон[86], восприятие (принятие или непринятие) которого становится основанием общения индивидов, не связанных родством или каким-либо другим непосредственным контактом. Образы и телесные практики принимают форму культурных практик – искусства, религии, нравов и народных обычаев (форм организации быта). Хотя появление алфавита и письменности вводит в качестве материала фиксирования сообщений изображение вместо звука, но все-таки ведущая роль в культуре сохраняется за звуком. Письменные рукописные свитки и книги, как правило, служили для чтения вслух.

Этнические общности могли подчинять себе большие территории и тогда появляются транспортные артерии, которые соединяют центр, где сосредоточен «закон» и провинции. Транспорт (дороги, средства передвижения) становится новым элементом в существовании такого исторического круга общения как этнос и межэтнических отношений. В современном обществе сохраняются этнические круги общения, основанием для которых служат культурные традиции, религиозные представления и ритуалы. Социально аналогичными этническим кругам общения в современном обществе выступают территориальные круги общения – деревня, город, регион. Деревня как социальный круг общения прямо сохраняет свою связь с этнической общностью, так как здесь в силу определенных исторических условий изменения происходят медленнее, чем в городе, и слабее, чем в городе, социальная мобильность. Город формирует свой тип культуры, свой стиль жизни, свои представления о жизненной карьере, свои внутренние круги общения и т.п. То же можно сказать о некоторых регионах, например, для России значимы различия Сибири, Дона, Севера, для Франции – различия ее провинций, для Германии – земель и т.д. Регионы как общности формируют или сохраняют свои региональные культурные особенности, свои традиции и характер людей.

Усиление транспортных связей, обусловленное развитием рыночных отношений, усиление горизонтальной социальной мобильности, появление книгопечатания, печатных средств передачи социальных сообщений ведет к формированию нового исторического круга общения – национальной общности. Национальный круг общения возникает в пространстве межэтнического взаимодействия на основе политического объединения групп и регионов в границах определенного государства, которое берет на себя заботу о создании правовых основ для создания единого рынка и социальной мобильности в границах государства. Нация как круг общения конституируется благодаря усилиям правящих элит, которые в поисках поддержки своих политических притязаний апеллируют к гражданскому патриотизму сограждан. Огромное влияние на укрепление национального круга общения оказывает искусство, которое именно в процессе становления данной исторической общности приобретает самостоятельность, отделяясь от религии или быта. Национальное искусство, создаваемое творческой элитой, становясь реальным фактом культуры, формирует единое самосознание, единое мироощущение и восприятие мира, тем самым создавая условия для национальной идентификации индивидов. Свою немалую лепту в становление национального круга общения вносит становление массового образования, через которое также входит в сознание индивида идея национального единства (например, для России XIX века была значима формула образования – самодержавие, православие, народность, а для Советского Союза в ХХ веке – идея нового советского человека). Так рядом с гражданским обоснованием национального круга общения возникает его духовное обоснование. Последнее требует особого материального выражения, которым становится печатное слово, поэтому границы национального круга общения совпадают с границами хождения книги, печатного издания.

Национальный круг общения может утверждаться на базе одного этноса, тогда гражданское самосознание сливается с национальным самосознанием и возникают различные варианты национализма. Все движения национализма подчеркивают то, что нация, в отличие от этноса, не является реальной группой (не является некой социальной субстанцией), а конституируется как круг общения индивидов при определенных условиях и под влиянием целенаправленных действия различных общественных элит.

Возникновение электронных средств передачи информации создали новые условия для формирования, хранения и распространения социального послания. Главная особенность новых информационных средств – их способность практически мгновенно передавать сообщение в любую точку социального пространства. Это создает условия для возникновения нового круга общения – глобального общения в рамках человечества. Глобальное общение становится реальной возможностью благодаря развитию глобальных транспортных коммуникаций, благодаря возникновению глобального рынка товаров, услуг и финансов, благодаря укреплению межгосударственных и надгосударственных институтов (межнациональные корпорации, международные организации типа ООН, ЮНЕСКО), международных общественных движений (типа Гринпис) и т.д. Глобальный круг общения воплощается, с одной стороны, в становлении межнациональных объединений (типа Объединенная Европа), а с другой, в возникновении и развитии мировой сети Интернет. Последний представляет материальное воплощение глобального круга общения. Интернет – это и материальное условие возможности глобального общения и одновременно реальная реализация этого общения, когда какой-либо индивид входит в него и устанавливает контакт с другими людьми, независимо от их местонахождения, от их гражданства и национальности. Знаменитая рекламная кампания поколения Next не только уловила зарождение нового круга общения, но и участвовала в его создании, формируя поколение этого общения.

Возникновение глобального круга общения, также как и появление предшествующих новых кругов общения, не уничтожает ранее возникшие, они продолжают жить, и это создает возможность конфликтных ситуаций между кругами общения. Все предшествующие исторические круги общения, хотя и приводили к интеграции ранее существовавших, не меняли принцип организации самой формы общения. Она строилась как локальная форма, один круг общения отличался от другого содержательным основанием своего объединения, но был подобен ему по принципу своего строения. Глобальное же общение несет в себе угрозу отрицания локальности, так как оно всеобще, а не локально. И это может выражаться в империализме однообразия: один язык, одни и те же картинки, одни и те же интересы, одни установки, одна мода, одна музыка и т.п. Подобное проявление однообразия в общении становится реальностью, а это разрушает одну из важнейших онтологических характеристик человеческого мира – его разнообразие (§ 7). Но, с другой стороны, современные средства информации, доступность мировой сети связи для огромного количества людей, создает в перспективе для каждого человека реальную возможность представить свой призыв, свое послание всем и получить отклик. Интернет предъявляет каждому индивиду огромное количество разных «посланий», среди которых он может выбрать те, которые отвечают его интересам, поэтому мировая сеть обладает способностью формировать в индивиде его способность выбора и его способность самоопределения. Таким образом, мировая информационная сеть может стать основой создания виртуальных локальных сообществ по интересам, интенсифицируя разнообразие и предъявляя его глобальному сообществу.

 

Задание:

Почитайте:

Левинас Э. Время и другой. Гуманизм другого человека. Пер. с фр. СПб., 1998.

Бурдье П. Социальное пространство и генезис «классов» // Бурдье П. Социология политики. М. 1993.

Дарендорф Р. Современное положение теории социальной стратификации // Дарендорф Р. Тропы из утопии. М., 2002.

§ 24.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.