Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Сфера общения и формы ее организации



§ 23.1. Метафизика общения

Конечно, производство вещей является необходимым условием существования общества, но все-таки само общество это не вещи, не их производство и не их использование, а жизнь и взаимодействие людей. Процесс производства вещей включает в себя взаимодействие людей, но в этом взаимодействии человек представляет не себя, а вещь, которую он производит, или услугу, которую он предоставляет. В таком взаимодействии существование этого индивида несущественно, так как, в конце концов, он может быть заменен в этом отношении либо другим индивидом, либо машиной или роботом. Производство вещей (материальных средств существования) необходимо для существования человека, но само производство не нуждается в существовании этого человека. Поэтому в системе общества должна быть найдена такая ее сфера, которая не только обеспечивает существование человека, но и продуцирует (порождает, требует) его. Такой сферой общественной жизни выступает сфера общения. Если деятельность производства создает возможность общественного существования человека, то деятельность общения есть сама действительность этого существования. Именно в общении утверждается и само общество, и человек как существо, ориентированное на общение, на жизнь в сообществе.

Что же представляет собой общение и что делает его возможным?

Онтологический смысл общения принципиально отличен от онтологического смысла производства. Производство обнаруживает и обеспечивает бытие вещей в социальном мире (его предметное существование), общение обнаруживает и обеспечивает бытие самого человека (персональное существование социального мира). Деятельность общения – это акт явления (объявление, выявление, предъявления) человеческого лица как особого бытийного начала человеческого мира. В общении становится (рождается) лицо как отличительная характеристика (свойство) человека. Объявление лица предполагает два момента: во-первых, слово (язык), во-вторых, того, к кому оно обращено. Лицо существует как слово, как призыв, как обращение, которое требует понимания, отклика, ответа, поэтому лицо существует в отношении диалога.

Если бытийным основанием человеческого мира выступает смысл, а последний существует в отнесении (§ 6), то и человек также должен приобретать значение лица в отнесении. Парадокс этого отнесения заключается в том, что оно порождает смысл того, кто само это отнесение совершает («держит»). Разрешением парадокса и выступает диалог, в котором каждый участник отнесен к другому, а через другого к самому себе. В диалоге и относительно него выстраиваются личные места (личные местоимения) – Я и Ты, Мы как участники диалога, Он и Они как не-участники, но окружение диалога. Каждый участник (и не-участник) диалога имеет смысл только в результате отнесения к другому (Я к Ты), но в отличие от вещи, которая получает смысл в отнесении, исчезая, чтобы дать место другому (§ 6), участник диалога «сохраняет» себя и представляет не Другого, а себя[77]. Быть лицом и означает иметь смысл в себе самом и объявлять его. Онтологически это означает, что лицо, т.е. определенность, которая знает свою определенность (знает себя), распространяет ее (распространяет себя), создавая в мире особое пространство под знаком своей определенности (sub specie personae – под знаком личности[78]). Это пространство и есть сфера сообщения. Оно конституировано как пространство эпифании[79] лица, что превращает пространство сообщения в поле общения, в поле обозначения и взаимодействия позиций. Отклик на призыв лица конституирует человека как человека, как узнающего лицо, а тем самым и приобретающего собственное лицо. Поэтому сфера общения и есть та область общественной действительности, в которой человек обретает свое общественное лицо и благодаря которой общество обретает свою действительность.

§ 23.2. Социальные формы общения

Эпифания лица указывает на метафизическую (онтологическую) природу человека – он есть тот, кто понимает призыв, мольбу, обращение и кто способен дать ответ на него, то есть вступить в общение. Но какой это призыв, в чем заключается ответ, как организовано общение – это уже сфера не метафизики, не сфера бытия, а область конкретности общественных отношений. Общение как социальная деятельность – это такое взаимодействие индивидов, в процессе которого устанавливается сходство, «родство», подобие, единство, общность их позиций или, наоборот, их различие, непохожесть и отчужденность. Результатом такого взаимодействия становится группирование индивидов, объединение их в группы. Группа оформляет общение, придавая ему общественную определенность. Она представляет форму существования общения в обществе.

Принадлежность человека к той или иной группе определяет тип его поведения в отношении к другим людям. Если люди принадлежат к одной социальной группе, между ними складываются отношения равенства, то есть отношения предполагающие симметричность действий – то, что может позволить себе один индивид в отношении к другому, может позволить и этот другой по отношению к первому. А если они принадлежат к разным группам, тогда нарушается симметричность действий. Поскольку контакты между людьми явление повседневное, то распознание принадлежности человека к группе, с которым устанавливается контакт, то есть распознавание его «призыва», должно происходить автоматически. На это и направлены различные знаки, показывающие принадлежность индивида к той или иной группе – форма одежды, какие-либо аксессуары (погоны, значки и т.п.), прическа, татуировки или раскраска тела (для древних племен) и т.д. Социальные знаки указывают на социальную принадлежность индивида, а тем самым и на ожидаемое от него действие и на возможное действие по отношению к нему. Таким образом устанавливается определенный общественный порядок. Сфера общения – это пространство общественного порядка, пространство ожидаемого поведения, которое определяется наличными в обществе группами и отношениями между ними.

Что же конституирует социальную группу?

Основой единения людей в группу выступает их общий интерес (сходный «призыв»), который обнаруживает себя в отношении целей, выдвигаемых действующими индивидами. Цель действия, которую выдвигает человек всегда осознана и выражает отрицательное определение ситуации, в которой человек находится (цель ставится тогда, когда возникает стремление выйти из существующей ситуации). Действуя, исходя из поставленной цели, индивид сталкивается с другими индивидами, действующими в этой же ситуации, которые преследуют свои цели. Эти цели могут совпадать или расходиться, и это их отношение обнаруживает интересы действующих индивидов. Индивид становится заинтересован в том, чтобы цели и действия другого индивида не мешали или способствовали достижению его собственных целей. Именно в этот момент и происходит объявление своего общественного лица – своего интереса.

Общение (выявление и приобретение «соратников» или «соперников») возникает на основе деятельности, цели которой выходят за ее границы и которая объективируется в своих результатах. Общение возникает на основе производства вещей. Но само общение – это такая деятельность, которая не выходит за свои границы и которая не объективируется в ни в чем, кроме себя. Результатом общения выступает установление общности (или различия) интересов действующих индивидов, то есть конституирование группы (или различение групп). И здесь мы снова встаем перед проблемой существования общности (§ 19). Как существует группа? Реально или номинально?

Для малых групп, например, таких как семья, друзья, родственники, их реальное существование очевидно: все члены группы могут находиться в сфере реального взаимодействия – на семейном или дружеском торжестве, здесь лицо другого не абстрактное понятие, а узнаваемое лицо конкретного человека, и даже, когда какой-нибудь член данной группы реально отсутствует, с ним поддерживается контакт и его принадлежность к сообществу не отвергается. Группа подобного рода существует благодаря знанию ее членами друг друга и пониманию каждым своей принадлежности к данной общности. Общение, организующее подобный тип группы, есть экзистенциальное общение, оно непосредственно входит в мир существования индивида и переживается им. На этой модели виден механизм существования малой группы: ее существование предполагает индивидов, которые могут вступать в коммуникацию друг с другом (обмениваться сообщениями), оно предполагает понимание ими основания своей общности. К группам с экзистенциальным типом общения наряду с такими малыми группами, как семья, родственники, друзья, относятся различные клубные объединения, группы по интересам и т.п.

Экзистенциальное общение предъявляет себя в коммуникации, которая представляет собой обмен сообщениями. Если общение это деятельность выявления и определения своих интересов, то коммуникация есть общественное отношение, которое, используя определенные материальные средства (звуки, изображения, жесты и другие знаковые средства), реализует контакты индивидов, в процессе которых они определяют свою общность или различия.

По модели малых групп строилось общение первых исторических форм общности. Для членов первобытного рода или племени существование их сообщества как группы также дано непосредственно. Эта группа реально существует во взаимодействии своих членов, которые знают друг друга. Даже для таких более развитых форм организации общества как античный полис возможно предъявление его реального группового существования – амфитеатр античного театра вмещал всех граждан полиса, которые обязаны были являться на театральные представления. Но уже в этом случае такое реальное предъявление групповой общности становится эпизодическим, и тогда возникает механизм предъявления общности больших групп – механизм представительства, когда от имени группы, выражая ее интересы, говорит кто-то, кого эта группа делегировала или кто берет на себя ответственность заявлять о представлении интересов группы. Так возникают социальные институты, представляющие социальный группы (§ 24.2)[80]. Через институт социальная группа существует номинально. К таким номинальным социальным группам относятся профессиональные группы (например, военные, учителя, врачи и т.п.), общественные классы, этнические группы, половозрастные группы и т.д.

В номинальной группе общение становится в прямом смысле социальным – здесь выявление общего основания опосредовано. Индивиды, составляющие номинальную социальную группу, не вступают в непосредственные контакты друг с другом, не знают друг друга в лицо, но группа социально существует (т.е. входит в социальную структуру общества) благодаря тому, что, во-первых, реально существует репрезентация группы в локальных сообщества, которые связаны экзистенциальным общением (например, учителя данной школы которые могут собираться на общие собрания, конференции и т.п., рабочие данного предприятия, которые общаются в процессе работы и во вне рабочее время и т.п.), и, во-вторых, могут возникать представительные организации, которые объединяют локальные сообщества на определенных формальных основаниях. В номинальной группе коммуникация не охватывает всех членов данной группы, она может осуществляться или внутри локальных сообществ, репрезентирующих группу, либо между представительным органом и отдельными индивидами. Наличие моментов экзистенциального общения и коммуникации в номинальной группе служит гарантией ее существования в обществе. Номинальная социальная группа может заявлять реально о своем существовании в определенные периоды, когда ее интересы требуют предъявления или защиты (демонстрации, забастовки, митинги и т.п.).

Совокупность социальных групп образуют поле общения в обществе, организованность которого составляет социальную (статусную) структуру общества.

§ 23.3. Диф­фе­рен­циа­ция со­ци­аль­но­го про­стран­ст­ва

Многообразие групп в обществе указывает на неоднородность социального пространства. Эта неоднородность выражается в возможности тех действий, которые предоставляют различные группы. Например, группа ожидающих на остановке трамвай, предоставляет своим временным участникам возможность посадки в городской транспорт, а группа читателей библиотеки предоставляет своим членам возможность пользоваться книжным фондом библиотеки и т.п. Между возможностями действий первой и второй групп нет никакого пересечения, это группы разные и это возможности разные, которые не допускают сравнения. Но вот между возможностями жителей маленького села, далекого от областного центра, и горожанами из областного центра или жителями столицы уже существует различие, которое можно сравнивать по различным параметрам и которое имеет степени развития. У них различаются возможности выбора работы и размеры возможного заработка, у них отличаются возможности организации досуга и возможности личностного развития и т.д. Такое различие вносит в жизнь людей неравенство, которое и принуждает людей обратить внимание на свое социальное положение. Поэтому значимыми для социального пространства становятся именно те группы, которые определяют степень (ранг) социальных возможностей человека. Эти социальные группы и отношения между ними организуют социальную структуру общения и формируют основные типы общественного поведения индивидов. К ним относятся сотрудничество, если интересы действующих индивидов совпадают, соперничество и конкуренция или вражда, если интересы различаются или достигают остроты антагонизма.

Проблема социального равенства и неравенства становится актуальной для общества и для науки в период формирования новоевропейского буржуазного общества. В это время на место характерного для феодальной и древней эпохи сословного (кастового) общества, в котором социальные различия людей закреплялись законом (или обычаем) и в котором социальные возможности человека были ограничены его рождением в рамках определенной общественной группы[81], приходит общество, в котором отменяются привилегии рождения и в котором все граждане получают равные права. Равенство людей как граждан снимает установленные традицией или законом ограничения движения человека в социальном поле, но тогда обнаруживаются другие препятствия социальной мобильности, другие структурные перегородки в пространстве общения. Это перегородки материальных условий существования человека, прежде всего его имущественное положение. Именно поэтому в философии и науке нового времени появляется другой подход к определению социального положения человека – по их экономическому положению.

Политическая экономия ХVIII века, классифицируя социальные позиции человека, разделяет народ на общественные классы, которые различаются по форме получаемого дохода. Так А. Смит выделяет три класса, которые, как он считает, свойственны каждому цивилизованному обществу – класс землевладельцев, тех, кто живет на ренту; класс капиталистов, тех, кто живет на прибыль с капитала; класс рабочих, тех, кто живет на заработную плату. Частная собственность, считают идеологи Просвещения, является главным стимулом всякой человеческой инициативы, поэтому она является необходимым условием исторического прогресса, но в то же время она породила и порождает неравенство между людьми, а потому она является столь же необходимой причиной всяких человеческих пороков. Уже 250 лет повторяются самые известные слова, сказанные когда-либо о собственности, слова Жан-Жака Руссо: «Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: "Это мое!" и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества. От скольких преступлений, войн, убийств, несчастий и ужасов уберег бы род людской тот, кто, выдернув колья или засыпав ров, крикнул бы себе подобным: "Остерегитесь слушать этого обманщика; вы погибли, если забудете, что плоды земли – для всех, а сама она – ничья"». Собственность – основа гражданского общества, т.е. общества состоящего из разных групп, имеющих свои интересы и представляющих их в законах, а гражданское общество – основа цивилизации. Но собственность и основа погибели людей, основа преступлений, войн, убийств и разных ужасов, вытекающих из неравенства. Чуть позже поклонник Руссо немецкий философ Иммануил Кант скажет, что неравенство между людьми – «изобильный источник столь многих зол, но и всего хорошего».




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.