Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

С точки зрения вечности



Вера дает животворное убеждение в том, что наша жизнь — не простая случайность, а нечто осмысленное. «Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (Еф. 2,10).

На свете было и есть много всякой работы, начиная от неизбежных, обычных трудов и кончая великими делами, изменяющими лицо мира. Поэтому мы не имеем права отрекаться от участия в общей жизни. Наш образец, Иисус Христос, пришедший из вечности, не пренебрегал ничем житейским в те дни, когда ходил по земле. Он, как никто, видел нужды и горести человеческие, и всего Себя отдал на служение людям. По мере сил, последуем Ему: отыскав сперва наше основание в вечности, постараемся получше исполнить наши обязанности во временной жизни. Ведь только твердое основание позволяет делать жизненную работу уверенно, с радостью. Раз Господь посредством веры уже показал нам небеса, то теперь нас не отвлечет земная суета.

Но что же хочет Бог от нас? В чем Его общий замысел? Вопрос наш дерзок, а ответа нам не найти. Один лишь Бог ведает Свою волю. Но из Слова Божьего выводятся некоторые несомненные указания. Наша земная жизнь — не цель, которую указал Бог. Цель каждого человека — уподобиться Иисусу Христу, быть подобными образу Сына Божьего.

«И сотворил Бог человека по образу Своему» (Быт. 1,27). Этот образ, искаженный грехопадением, должен быть восстановлен. Наша жизнь дана для приготовления к грядущему Царству Божьему. Только с этой точки зрения — с точки зрения вечности — мы видим жизнь в верной перспективе. Господь силен возвысить нас настолько, чтобы мы нашли эту точку зрения. Тогда, благодаря Господней помощи, мы сможем одолеть прежний самообман, сбросить с себя старую маску с застывшей на ней миной важности и исключительности. Тогда же в нас проявятся наши истинные, Богом данные способности и дарования. «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Матф. 16,26). Для Господа всякая душа человеческая дороже всех сокровищ вселенной.

Глядя с точки зрения вечности, мы намного лучше поймем, в чем заключается ценность жизни, сможем лучше постичь ее таинственный смысл. Мы научимся благодарить за болезни и несчастья — ведь они подобны резцу ваятеля в руке Господней, которым Он облагораживает наши черты. Сама смерть теряет свое жало. Из лишения жизни она становится вхождением в Жизнь.

Юхан Херцберг, известный педагог и директор школы, где я учился, так говорил о жизни: «Жизнь похожа на школу, где каждый изучает себя и свои способности. Всякий должен пройти эту школу, чтобы приготовить себя для вечности. Эта школа устроена Господом... Все, что случается в жизни, может чему-то научить. Нас многому учит боль, скорбь и горе. Даже поражения и унижения приносят свою пользу. И позор бывает поучителен. И самый низкий грех, если впавший в него сумел подняться, может стать полезнейшим уроком. Ведь только так познается сила Господнего прощения».

Человек создан для вечности! В книге Сельмы Лагерлеф «Возница», в одной из последних глав, помещен разговор старого возницы с главным героем. Умудренный опытом старик говорил, что незачем молиться о богатстве, славе, власти или об успехах и карьере, или даже о друзьях, здоровье и долголетии. Молиться следует об одном: «Господи, дай созреть моей душе прежде, чем Ты пожнешь ее».

 

ВРЕМЯ И ВЕЧНОСТЬ

Я есмь Сущий

Когда я однажды размышлял об удивительных переменах, произведенных теорией относительности в наших понятиях о природе времени, мне вдруг вспомнился чудесный библейский образ: «Бог есть свет» (1 Иоан. 1,5). Ведь в теории относительности свет и его скорость являются самыми важными понятиями. Библия же прямого- говорит, что Бог есть свет.

Несомненно, что там, где нет земных ограничений, Господь свободно правит течением времени, которое Он и сотворил. Время подобно комку глины в Господних руках. Он лепит из него, что Ему угодно. «Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел...» (Пс. 89,5). Апостол Петр говорит: «...У Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2 Петр. 3,8). Да, насколько мы невнимательны к величию Господа! Апостол Петр не изучал теорию относительности, но он познал Бога и веровал в Его слово.

В Библии есть немало мест, напоминающих самые крайние выводы теории относительности. Уже в книге Исход виден отблеск Всемогущего Бога, держащего время в Своей руке. Но прежде чем перейти к углубленному рассмотрению этих мест, нам следует задержаться на том, что говорит Писание о вездесущности Господа. Возьмем Псалом 138, где дается изумительно поэтическое видение Господнего вездеприсутствия: «Господи! Ты испытал меня и знаешь. Ты знаешь, когда я сажусь и когда встаю; Ты разумеешь помышления мои издали. Иду ли я, отдыхаю ли, Ты окружаешь меня, и все пути мои известны Тебе. Еще нет слова на языке моем,— Ты, Господи, уже знаешь его совершенно. Сзади и спереди Ты объемлешь меня, и полагаешь на мне руку Твою. Дивно для меня ведение Твое,— высоко, не могу постигнуть его! Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо, Ты там; сойду ли в преисподнюю, и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря: и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя. Скажу ли: "может быть, тьма сокроет меня, и свет вокруг меня сделается ночью". Но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день: как тьма, так и свет» (ст. 1 — 12).

Что Бог присутствует всюду, понятно многим людям. Каждая отдельная область пространства для Бога — здесь, именно здесь! Всякая точка во Вселенной — здесь для Господа. Мы узнали, что трехмерное изображение Вселенной, как имеющей длину, ширину и высоту (глубину) в пространстве, недостаточно для объяснения ее действительного состояния. Вселенную приходится воображать четырехмерной, где четвертым измерением или протяженностью будет время.


Но Господь правит не только в трехмерном пространстве, которое мы еще способны себе- представить. Он создал четырехмерную Вселенную и управляет ею, не беспокоясь о том, что мы не в силах ни понять, ни вообразить ее. Следовательно, Он есть полный Обладатель времени. Он направляет течение времени. Как сказано в Псалтире: «В Твоей руке дни мои...» (Пс. 30,16). Как любая точка пространства для Бога — здесь, так всякий момент времени есть для Него — сейчас, именно сейчас. И это не просто мое мнение. Вот что сказано в книге Исход (3,13—15): «И сказал Моисей Богу: вот, я прийду к сынам Израилевым и скажу им: "Бог отцов ваших послал меня к вам". А они скажут мне: "как Ему имя?" Что сказать мне им? Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий (Иегова). И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам... Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из рода в род».

«Я есмь Сущий»,— то есть существующий сейчас,— такое простое, но какое великое имя! Нам никогда не измерить его глубины. В нем заключено немыслимое и неизмеримое значение: Бог есть!

Как-то раз одна молодая женщина получила удивительный ответ на свою молитву о помощи в материальной нужде. Она помолилась Богу в субботу вечером и была уверена, что ее молитва услышана. Уже в понедельник утром она получила ответ в виде почтового перевода. Но тут ей пришло в голову, что перевод был отправлен в субботу до закрытия почты, то есть заведомо раньше, чем она помолилась о помощи. Так можно ли считать, что это был ответ на ее молитву?

Эйнар Лундбю рассказал подобный случай из своей жизни. Он молился о помощи в беде, и Господь отозвался на его молитву. Но потом Лундбю сообразил, что те события, которые, казалось, выглядели ответом на его молитву, должны были бы начаться еще до того, как он помолился. Его охватили сомнения и тревоги. Он взмолился к Богу о вразумлении. После молитвы он наугад открыл Библию и прочитал: «И будет, прежде нежели они воззовут,— Я отвечу; они еще будут говорить, и Я уже услышу» (Ис. 65,24).

«Прежде нежели они воззовут»! Он более не сомневался в том, что его молитва услышана и исполнена. Ведь Господь не связан ни настоящим, ни прошлым. Снова подтвердилось уже известное: Бог есть Владыка времени.

Нам не должно перетолковывать библейские пророчества, пытаясь приурочить их к нашему времени. Мы к этому явно не призваны. В прошедшие века такие самочинные попытки приводили к новым заблуждениям. Ибо в Писании сказано: «...Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти» (Д.Ап. 1,7).

Но в то же время Спаситель заповедовал нам бодрствовать: «Бодрствуйте и молитесь».

В полном соответствии со всем, что сказано выше, находится ответ Христа иудеям, когда те приступали к Нему, говоря: «Тебе нет еще пятидесяти лет,— и Ты видел Авраама? Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Иоан. 8,57—58). Обратим внимание, что в приведенных Иоанном Господних словах не соблюдается грамматическое согласование времен: настоящее время (есмь) следует после прошедшего (был). Кажется, здесь ошибка, очевидная даже младшему школьнику. Ошибка — по людскому суждению, но истина — по Божественному замыслу. В два односложных слова вложен огромный существенный смысл. В них слышно небесное вдохновение, что превыше грамматики и логики.

Помимо рассмотренного нами места из Евангелия Иоанна, Писание содержит еще несколько указаний на предсуществование Христа.

Например, в послании Коринфянам Павел так говорит о сынах Израилевых, скитавшихся в пустыне: «И все крестились в Моисея в облаке и в море; и все ели одну и ту же духовную пищу; и все пили одно и то же духовное питие, ибо пили из духовного последующего камня; камень же был Христос» (1Кор. 10,2—4).

Но помимо прямых указаний, в Писании есть еще множество других мест, настолько исполненных вечного света, что их невозможно понять, если не признавать Христа сопредвечным Отцу и вместе с Ним пребывающим в вечности — в безначальном и бесконечном «ныне».

«Я есмь воскресение и жизнь» (Иоан. 11,25),— сказал Спаситель еще до Своей крестной смерти и воскресения. И Он же говорил: «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах» (Иоан. 3,13).

На наше счастье, Благая Весть о спасении Господнем изложена в Писании так просто и ясно, что даже наши умы, искаженные ложным восприятием мира в понятиях пространства и времени, способны ее усвоить. Но будем благодарны Богу и за те места в Писании, которое предназначены для возвышения наших душ над уровнем повседневного убожества, и, как это нам ни трудно, для преподания нам возвышенных, несказуемых, вечных и Божественных истин.


Христос, ходя по земле, был просто Человеком, как все мы (кроме греха). Но несмотря на немощи телесной оболочки, Его общение с Богом и царством Духа оставалось настолько тесным, что Он сохранил способность временами возвращаться в Свое вечное «ныне». Именно так следует понимать чудо преображения на горе Фавор. Апостол Лука писал: «После сих слов, дней через восемь, взяв Петра, Иоанна и Иакова, взошел Он на гору помолиться. И когда молился, вид лица Его изменился, и одежда Его сделалась белою, блистающею. И вот, два мужа беседовали с Ним, которые были Моисей и Илия: явившись во славе, они говорили об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме. Петр же и бывшие с ним отягчены были сном; но пробудившись увидели славу Его, и двух мужей, стоявших с Ним. И когда они отходили от Него, сказал Петр Иисусу: Наставник! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи, одну Тебе, одну Моисею и одну Илии,— не зная, что говорил. Когда же он говорил это, явилось облако и осенило их; и устрашились, когда вошли в облако. И был из облака глас, глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный; Его слушайте. Когда был глас сей, остался Иисус один. И они умолчали и никому не говорили в те дни о том, что видели» (Лук. 9,28—36).

Лик Спасителя преобразился, и Его одежды стали ослепительно белы. Евангелист Матфей, повествуя о том же событии, пишет: «...и просияло лицо Его как солнце» (Матф. 17,2). Не забудем, что в Откровении Иоанна теми же словами описан Христос, явленный во славе Своей. Все, кто сподобились видеть славу Господню, падали ниц, ошеломленные ослепительным сиянием.

Столь полная близость разных описаний не случайна. В обоих случаях — и в Апокалипсисе, и на горе Фавор — люди видели Христа во славе, Христа в Его небесном надвременном облике. И не на Фаворе ли сбылось обетование Господне: «Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем» (Матф. 16,28).

Заметим, .что трое Апостолов, побывавших на Фаворе, никому ничего не сказали о том, что они видели и пережили во время преображения. По словам Матфея, Сам Христос запретил ученикам до времени рассказывать о виденном и пережитом: «...доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (17,9).

Почему же Господь велел им молчать? Да потому, что, пережив немыслимое и несказуемое чудо, они просто не сумели бы о нем поведать! Их речи остались бы невнятными для остальных учеников.

Те, кому не открывались тайны небесные, никогда не составят о них верного понятия с чужих слов. Только после воскресения Господня и всего, что за этим последовало, глаза учеников постепенно открылись, и им дано было со временем вполне уразуметь, что именно происходило на Фаворе и Кто был Иисус Христос. Как сказал Апостол Петр: «Ибо мы возвестили вам силу и пришествие Господа нашего Иисуса Христа, не хитросплетенным басням последуя, но быв очевидцами Его величия. Ибо Он принял от Бога Отца честь и славу, когда от велелепной славы принесся к Нему такой глас: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение". И тот глас, принесшийся с небес, мы слышали, будучи с Ним на святой горе» (2 Петр. 1,16—18).

Величайшая и важнейшая для нас мысль заключена в словах Апостола Павла: «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом,— благодатию вы спасены,— и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе» (Еф. 2,4—6).

Не значат ли эти слова, что новая жизнь, найденная в вере, уже теперь содержит в себе нечто от непостижимого бытия небесного?

Знаменитый немецкий богослов Пауль Тиллих пишет: «По учению четвертого Евангелия, вечность даруется нам уже в этой временной жизни, ибо тот, кто внимает Христу, тем самым уже приобщается к вечности. Он становится неподвластным ходу времени. Его неуловимое "сейчас" становится вечным "всегда"» («Потрясенные основы»).

Отсюда ясно, что христианство, явленное в Иисусе Христе, никогда не обветшает и не устареет. Оно вечно.

Знамение пророка Ионы

Впервой главе Откровения евангелист Иоанн Богослов, преисполненный благодатью, нашел понятные людям слова для описания Христа, явленного в славе: «Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и, обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом: глава его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его — как пламень огненный; и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи; и голос Его — как шум вод многих; Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лицо Его — как солнце, сияющее в силе своей. И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь первый и последний и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти» (Откр. 1,12— 18).


Говоря о Себе, Спаситель постоянно употребляет настоящее время, за исключением одного случая: «был мертв». Это значит, что однажды Вечность видимым образом сошла в царство времени. Бог вмешался в ход истории, приняв образ человеческий,— «Слово стало плотью». Он был среди нас, одним из нас — и прожил человеческую жизнь, как надлежит ее прожить, то есть, как Агнец Божий, принял на Себя все грехи людского рода. Ему, сошедшему из вечности, под силу было такое бремя. Только Он смог восстановить наше утраченное по грехам Богосыновство и научить нас путям возвращения к Отцу, нашему Богу. «Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка» (Матф. 16,4),— сказал Христос, когда фарисеи требовали от Него знамений, от Него, Кто Сам был Единственным знамением, воплощенным Мессией, три дня пробывшим в бездне смерти и воскресшим с вестью о победе жизни.

Знамение, данное в Самом Христе, и есть суть Благой Вести — вести о крестном искуплении грехов мира, об избавлении от смерти и вступлении в вечную жизнь для всех, уверовавших в Иисуса.

И более не нужно ни знамений, ни чудес. Знамение Христа распятого есть главнейшее событие и во времени, и в вечности. Когда распятие и воскресение совершились, Христос одолел время и материю. Торжество Его спасительного дела сразу и без промедления разнеслось трубным звуком по всей четырехмерной вселенной, по небесам и планетам, назад и вперед, по времени и по всей безначальной и бесконечной вечности.

Спасение во Христе не ограничено ни местом, ни временем. Оно охватывает всех, кто свободно принимает его, кто не отрекается от него по своему своеволию. Грехи человечества более не препятствуют человеку войти в общение с Господом. Не препятствуют этому ни ум, ни малоумие, ни одаренность или бездарность, ни даже нравственность или безнравственность. Свободная воля человека — вот что решает, быть ему со Спасителем или пойти прочь, по слову Господню к ученикам: «...Не хотите ли и вы отойти?» (Иоан. 6,67).

Разговор на кухне

Однажды мы с женой мыли посуду и разговорились о теории относительности и как она изменила наши понятия о движении времени. Я сказал, что, с точки зрения физической теории, почти немыслимо, чтобы какой-либо предмет достиг околосветовой скорости, при которой течение времени становится почти неразличимым. «Ну, а наши души после смерти?» — спросила жена. И ведь, действительно, если взять бесплотную душу, избавленную от материальных ограничений и без помех стремящуюся к свету Господню? Сколько времени ей предстоит дожидаться исполнения пророчества о воскресении мертвых и втором пришествии Спасителя?

Мы долго обсуждали этот вопрос, пока верой не увидели первых проблесков ранее неведомой истины. Вполне возможно, что душе не приходится ждать ни мгновения. Ведь она не живет по земным часам. Она может сразу войти в великое вечное, единое «теперь», а на земле будут длиться тысячелетия. «Се, гряду скоро»,— сказал Христос (Откр. 22,7). Мы веруем, что так и сбудется, что эти слова относятся ко всем, кто живет и умирает в Господе. Никому не придется дожидаться дольше других. Мгновение смерти — и верующий предстанет перед Владыкой мира, вечности и времени.

Не следует, однако, заблуждаться. Мы верим, что второе пришествие Христа состоится на Земле, в пределах исторического времени, как уже состоялось Его первое явление, смерть и Воскресение. Но для тех, кто уже на той стороне, больше нет ни времени, ни ожидания. Нашему уму это невразумительно, но только оттого, что мы увязли во времени и можем думать одними временными понятиями.

«Истинно говорю тебе, ныне же будешь со мною в раю»,— сказал Христос покаявшемуся разбойнику, и Его слова относятся к каждому из нас, кто пожелает вслушаться в них. Ныне же сразу! Усомнимся ли мы в словах Господа?

Сказано, что многие придут от востока и запада и воссядут вместе с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царствии Небесном. Но это не значит, что названные патриархи вместе с Моисеем и другими подвижниками веры должны томиться тысячелетиями, дожидаясь великого дня, когда все чада Господни наконец соберутся в Царстве Отца. На то же указывают и слова Апостола Павла: «...Имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» (Фил. 1,23).

Спустя некоторое время после разговора с женой на кухне, я на несколько недель слег в больницу. Там я прочел небольшую книжку «Царство Небесное», которую написал пастор Фредерик Вислев. В ней говорится, в частности, так: «В чем же еще разгадка бытия, как не в вечности? Ведь время исчезает по ту сторону смерти. Там нет ни ожидания, ни промежуточной поры, никакого "до" и "после". Все стало вечным сейчас».

Епископ Дагфинн Хауге в книге «Как умирают люди» написал о своей службе священника в тюрьме Акерхус во время немецкой оккупации. Ему довелось видеть множество узников, приговоренных к смерти, которые пришли к живой вере во Христа. Ему особенно запомнились слова Андреаса Бертнеса, осужденного на смерть вместе с двумя товарищами. Хауге посетил их камеру перед самой казнью.

«Теперь я отчетливо вижу,— сказал Андреас,— что едва я умру, как тут же встречу тебя, хотя ты еще долго будешь жить».— «Как же это так?» — «Ну, я же перейду в вечность, а там нет времени, нет ни вчера, ни завтра. Если кто-то крепко проспал целый час и вдруг проснулся, то ему покажется, что этого часа просто не было. Так будет и со мной, когда я окажусь в вечности».

Пер Леннинг, в своей книге «Что такое христианство», тоже утверждает, что едва человек умрет, как он сразу же соединяется со всем человечеством в вечности.

Наша людская участь такова, что нам не миновать смерти, нередко долгой и мучительной. Смерть одолеет всех, у нее нет исключений. Но как ни ужасна нам смерть, мы не просто боимся ее, но загадочным образом чувствуем глубокое почтение и смирение перед ее таинственной мощью. Нередко, именно в кладбищенской церкви, прощаясь с мертвыми, многие из живых достигают той степени душевной ясности, которой им никогда не достичь среди житейских забот и помех.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.