Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

В белокаменном лабиринте



 

Пегги Сью предложила передвигаться вдоль стены, используя промежутки между камнями. Цемент, скрепляющий гигантские блоки, образовывал своего рода карниз, по которому можно было ползти на четвереньках. Проход этот, однако, оказался слишком узким; в некоторых местах цемент выкрошился, так что легко было потерять равновесие и сорваться в пустоту… прямо на шипы разъяренных роз.

Пегги Сью медленно продвигалась вперед, избегая глядеть вниз. От резких запахов рассерженных цветов у нее кружилась голова, и девочка боялась потерять сознание.

– Старайся как можно реже вдыхать! – крикнул ей мысленно синий пес. – Подъемный мост как раз перед нами.

Девочка старалась карабкаться как можно быстрее. Неровный цемент ободрал ей ладони и колени. Шорох роз гудел в ушах. Хруст, производимый раскрыванием и смыканием лепестков, напоминал шум пролетающей стаи ворон.

Наконец синий пес соскочил с карниза на подъемный мост. Для детей этот маневр оказался более трудным. Ренан в прыжке чуть не сорвался в пустоту. Пегги и Себастьян вовремя его подхватили. Ольга заявила, что у нее кружится голова и она отказывается прыгать. Ее пришлось долго уговаривать.

Когда друзья собрались на гигантском подъемном мосту, они почувствовали, до какой степени их вымотало пересечение цветочного массива. Они долго сидели на плитах, поросших мхом.

Пегги Сью подняла голову, стараясь разглядеть верхушку сторожевой башни. Ей это не удалось. Замок возвышался перед ними, огромный, как гора. Обвивавшая его винтовая лестница терялась в облаках, а вершины самых высоких башен покрывал снег.

– Войдем? – спросил Себастьян.

Пятеро друзей переглянулись. Нужно было решиться. Не сидеть же здесь до вечера.

– Согласна, – выдохнула Пегги. – Но пойдем осторожно.

Синий пес возглавил колонну. Входная дверь впечатляла своими размерами. В первой зале вполне мог бы уместиться четырнадцатиэтажный дом.

Пегги Сью и ее друзья почувствовали себя крошечными. Все в замке было сделано из белого камня. Зала следовала за залой, но друзья нигде не видели и следа мебели.

Вдруг Пегги ощутила под собой странное дрожание пола, как если бы его плиты пришли в движение. Она опустилась на колени и приложила ладонь к полу. Ей не показалось: плиты действительно дрожали.

– Они растут, – объяснил Себастьян. – Ты забыла, что с каждым днем замок становится чуточку больше?

– Растут? – повторила девочка удивленно. – Ты прав… Посмотри! Размеры этой плиты меняются! Она увеличивается!

– Все постоянно увеличивается, – прошептал мальчик. – Каждый камень развивается, как зреющий плод. Именно таким образом замок все больше оккупирует пространство миража. Поначалу это здание имело нормальные размеры. Сегодня оно превратилось в настоящую гору. Гору, которая продолжает расти из земли.

Пегги Сью закусила нижнюю губу, что у нее означало глубокую задумчивость.

– Но если все постоянно растет, – сказала она, – значит, коридоры все время удлиняются, комнаты становятся все просторнее… Даже постаравшись двигаться быстро, мы рискуем остаться на месте!

– Вполне вероятно, – допустил Себастьян. – Однако утверждают, что замок растет неравномерно, и это оставляет нам шанс.

– Неравномерно? – удивилась Ольга.

– Да, – кивнул Себастьян. – Может случиться так, что левая башня вырастет, а правая останется обычных размеров. То же самое касается коридоров. Именно поэтому здание так странно выглядит и кажется скрюченным.

Пегги Сью смотрела на массивную закрытую дверь в конце зала. Не удаляется ли сейчас дверь? Девочка поморгала, чтобы отбросить наваждение. Осмотревшись, Пегги пришла к выводу, что все построено хаотически. Бойницы в стенах были разных размеров и располагались не там, где надо. Ступеньки лестниц имели различную высоту.

– Здесь все растет, как ему заблагорассудится, – продолжал Себастьян. – Похоже, в замке существуют ненужные двери, лестницы, которые никуда не ведут, комнаты без окон и дверей, куда никто не может войти… Нужно постоянно держаться начеку: в таком лабиринте легко заблудиться, особенно если новый коридор возник нынешней ночью.

– Согласна, – сказала Пегги Сью, – мы будем настороже. Теперь надо принять решение. Какой из коридоров выбрать? У тебя есть идея? – обратилась она к Себастьяну.

– Нет, – сознался тот. – Думаю, мы первые, кто вошел сюда.

Это не облегчало положения.

– Мы будем делать пометки на камнях, – решила Пегги. – Это помешает нам блуждать по кругу.

– Я способен вас вести, – вмешался синий пес. – Я чувствую запахи. В этом замке определенно есть что-то живое. Нечто огромное.

– Спящий демон? – предположила Пегги.

– Возможно, – ответил пес. – Но он не один. Я ощущаю другие запахи… которые мне незнакомы. Это не люди. И они не слишком приятные. Они бродят по коридорам.

– Определенно, это слуги, – предположила Ольга, вздрогнув.

– Будем продвигаться вперед! – скомандовала Пегги. – Пока мы тут торчим, дверь от нас отступает. Чем дольше мы будем колебаться, тем более длинный путь нам придется проделать. Возможно, в два раза более длинный, чем когда мы сюда вошли.

Они пустились в путь.

Им не потребовалось много времени, чтобы убедиться: в замке все залы и коридоры похожи друг на друга. Отсутствие мебели, украшений, картин лишало путников всяких ориентиров. Все было построено вопреки здравому смыслу.

– Вы видели? – фыркнул Ренан. – Здесь есть дверь на потолке!

– Солнце скоро погаснет, – заметила Пегги. – Нужно как-то устраиваться на ночь. Достаньте факелы и держите их под рукой.

Ребята сбросили с плеч рюкзаки. Малейший звук вызывал долгое эхо, гуляющее по коридорам. Щелчок пальцами казался громом барабана; произнесенное слово, многократно усиленное резонансом, напоминало ропот волнующейся толпы. Поначалу это развлекало, а потом начало вызывать беспокойство.

– Остановитесь! – приказала Пегги Сью. – Не стоит себя обнаруживать. Слуги демона и без того нас ищут.

В тишине друзья услышали щелчок, возвещавший выключение солнца. Как только это произошло, замок окутал мрак. Пегги Сью побоялась зажечь фонарик. Она легла на спину, подсунув под голову рюкзак. Друзья последовали ее примеру.

– Отдыхай, – шепнул хозяйке пес, – я тебя посторожу.

 

Едва ребята успели закрыть глаза, как тотчас судорожно вскочили. Пол дрожал, замок шатало из стороны в сторону, как корабль во время качки. Пегги Сью бросило на Себастьяна, который, в свою очередь, покатился на Ренана. Вся эта куча-мала свалилась на бедную Ольгу, которая вскрикнула от боли и испуга. Факелы погасли. Все здание стонало. Если бы замок не охранялся волшебными чарами, он бы, несомненно, развалился на куски, потому что ни один нормальный дом не выдержал бы подобного обращения.

Пегги Сью попробовала передвигаться на ощупь. Пол под ее ногами ходил ходуном.

«Он переваливается с боку на бок, – подумала она. – Что это означает?»

Цепляясь за выступы, ей удалось добраться до окна. Синий пес, зажавший в зубах факел, принес его хозяйке. Его четыре лапы обеспечивали ему бóльшую устойчивость по сравнению с детьми.

Пегги зажгла факел и высунулась наружу. От того, что она увидела, у нее вырвался крик изумления.

– У замка есть ноги! – пробормотала она.

– Что?! – крикнул Себастьян.

– У него есть ноги… – подтвердила Пегги. – Три – с этой стороны и наверняка столько же – с другой. Он пользуется ими, чтобы раскачиваться. Они похожи на лапы гигантской лягушки… но из металла. Этого просто не может быть!

– Но почему он раскачивается? – спросил Ренан.

– Это же ежу понятно! – бросила Ольга. – Он укачивает демона… Как только демон подает знак, что может проснуться, замок начинает качаться, как колыбель. Поскольку мы маленькие, эти движения кажутся нам такими мощными, а для демона они приятны.

– Ты права! – выдохнула Пегги Сью. – Все именно так и есть! Вот почему гений никогда не просыпается. Он такой же пленник замка, каким оказался бы младенец в заколдованной, вечно раскачивающейся колыбели.

– Ох, – простонал Ренан, – это ужасно! У меня морская болезнь. Меня сейчас вырвет.

Пегги тоже чувствовала себя не лучшим образом. Каждое новое движение здания выворачивало ей желудок. Она отошла от окна, чтобы невзначай не выпасть. Гигантские лапы, несущие «избушку», сгибались и выпрямлялись с ужасающим скрежетом. Каждый раз, когда здание, казалось, готово было завалиться на правый бок, ноги с противоположной стороны вступали в действие, откидывая его в другом направлении. В воздухе запахло машинным маслом: мотор разогревался.

– Р-р-рх! – захныкала Ольга. – Я от этого заболею. Отойдите в сторону.

Пегги услышала, как малышку рвет. С кем-то другим случилось то же самое.

 

* * *

 

Друзья провели ужасную ночь. Качка продолжалась несколько часов и прекратилась лишь тогда, когда демон снова уснул как убитый. Дети получили передышку от тошнотворного состояния морской болезни.

«У меня такое чувство, будто я поплавала по грозовому морю, – подумала Пегги. – Теперь я понимаю, почему во внутренних покоях замка нет мебели. От раскачивания она развалилась бы».

 

Когда взошло солнце, Пегги поспешила привести себя в порядок. Пережитые неприятности принесли ей то удовлетворение, что теперь она по крайней мере видела, каким образом можно разбудить гения.

«Нужно вывести из строя ужасные ноги, – сказала она себе. – Помешать замку выполнять роль колыбели. И гений проснется».

Да! Наконец-то к ней пришло решение! Начало сопротивлению положено!

Когда товарищи присоединились к Пегги, девочка рассказала им план действий.

– Нужно испортить мотор, – сказала она. – Предстоит узнать, как действуют металлические лапы и что приводит их в движение. И по возможности разрушить.

– Наверняка есть часовые, – заметил Себастьян. – Эти ноги не сами собой пришли. Раньше, когда гений жил нормальной жизнью, их не было. Мы должны оставаться настороже.

Продвигаясь вдоль стен, маленький отряд двинулся обследовать новые места. Ночное приключение оставило детей вымотанными, болезненно бледными, но в веселом расположении духа. Пегги Сью чувствовала, как ее наполняет странное возбуждение. Здесь, со своими товарищами и синей собакой, она чувствовала себя гораздо счастливее, чем в реальном мире. Снаружи она была всего лишь «очкастая» школьница, над которой насмехались все мальчики. А здесь она сражалась с гигантами, спящими в волшебной колыбели. Вот это было настоящее приключение!

 

Проблуждав достаточно времени, ребята наконец услышали храп. Внизу, под ними, кто-то спал – кто-то огромный, от чьего храпа дрожали стены.

– Это он, – шепнула Пегги Сью. – Это гигант. Мы его нашли.

Дети застыли, испуганные мыслью о том, чтó сейчас предстанет их взорам. Чтобы добраться сюда, они преодолели много опасностей, но на последнем этапе мужество оставило их.

Пегги Сью пришлось встряхнуть товарищей, чтобы заставить их двинуться дальше. Время поджимало.

– Нужно спуститься, – заметила она. – Мы воспользуемся первой же лестницей, ведущей вниз.

Это было очевидным, но – увы! – в последующий час дети с горечью обнаружили, что все лестницы, которые они находили, вели на верхние этажи – в никуда, так как некоторые кончались просто-напросто тупиком. Впрочем, коридоры имели неприятную особенность перестраиваться в лабиринт.

«Можно подумать, они меняют форму у нас за спиной, – подумала Пегги. – Как змеи, извивающиеся по земле. Разве такое возможно?»

Она обернулась через плечо, надеясь заметить изменения стен.

– Может быть, существует всего один-единственный коридор, который постоянно меняется? – проворчал синий пес. – У нас создается иллюзия, будто мы продвигаемся вперед, в то время как мы ходим кругами. Посмотри: здесь мы уже проходили; вот метка, которую ты начертила мелом… и между тем кое-что изменилось: я еще не видел этих стрельчатых окон! Это живой коридор, он постоянно меняет внешность, чтобы обмануть нас.

– Возможно, нам лучше разделиться, – осмелилась предложить Пегги. – Тогда наши шансы отыскать гиганта возрастут. Я останусь с собакой, а Себастьян возглавит вторую группу.

– Ты права, – сказал мальчик. – На следующем перекрестке мы разойдемся в разные стороны.

Скрепя сердце они расстались. Пегги Сью с синим псом двинулась налево, а Себастьян, Ольга и Ренан повернули направо.

– Ты чувствуешь что-нибудь? – спросила Пегги у четвероногого друга.

– Нет, – сознался тот. – Мой нос больше ничего не чует. Здесь полно разных запахов. Они слишком отличаются от тех, к которым я привык.

По всей вероятности, он утратил ориентировку. Пегги медленно спускалась по ступенькам. Лестница оказалась головокружительно крутой.

«Можно подумать, будто я спускаюсь в центр Земли, – подумала девочка. – Я даже не вижу другого конца этой лестницы».

Ей было ужасно неприятно двигаться вот так, в темноте, как ныряльщик, погружающийся в банку чернил.

У нее кружилась голова, на какую-то секунду ей показалось, что она теряет равновесие и сейчас покатится кувырком с лестницы… чтобы разбиться тридцатью километрами ниже. У нее появилось ужасное ощущение, будто лестница под ней становится мягкой. Пегги вытянула руки и, испустив сдавленный крик, полетела вперед. Она попыталась смягчить падение, цепляясь за стены, но ее руки напрасно царапали камень. Она катилась, катилась… До нее доносился лай собаки, слышавшийся все дальше и дальше; потом голова Пегги уткнулась во что-то твердое, и девочка потеряла сознание.

 

* * *

 

Очнувшись, Пегги обнаружила, что лежит на камнях в безлюдном подземелье. На темени у нее вскочила огромная шишка. Пегги встала и поискала взглядом синего пса. Собаки не было. Что же произошло?

У Пегги упало сердце. Она побежала к лестнице, намереваясь подняться по ступенькам… но никого там не увидела. Пес бесследно исчез.

«Наверное, открылась какая-то новая ловушка, – подумала девочка. – И, не понимая, что это такое, он туда сунулся! Это наверняка было придумано специально, чтобы нас разлучить».

Пегги вдруг почувствовала себя ужасно одинокой. Ей казалось, что мягкая лестница поглотила ее четвероногого друга.

Земля под ее ногами начала дрожать. Встревоженная, Пегги не сразу сообразила, что все вокруг содрогается от мощного храпа.

«Значит, это здесь, – догадалась она. – Я нашла демона! Должно быть, он спит где-нибудь неподалеку от этого коридора».

Она собрала все свое мужество и по-пластунски поползла в сторону голубоватого свечения, мерцавшего в конце коридора. От дрожания камня ей казалось, что ее суставы сейчас вывихнутся… Она сильно стиснула челюсти, чтобы помешать зубам стучать.

Пегги оказалась возле огромной колыбели, которую устилали разноцветные подушки. На них спал… ребенок. Младенец, габариты которого, однако, достигали величины десятиэтажного дома, спал, как сурок. У него было кукольное личико и светлые волосы. Одежда лопалась на нем, по мере того как он рос, и слуги пытались худо-бедно наложить пестрые заплаты как попало.

Пегги Сью впечатлили размеры ребенка, занимавшего почти всю колыбель. Поскольку он спал уже несколько веков, его кожа приобрела нездоровый молочный цвет. Он не казался злым, напротив. Он явно не воспринимал ничего, что происходило вокруг. От удивления Пегги забыла всякую осторожность и приблизилась к ребенку. Это чуть не окончилось для нее плачевно, так как из-за колыбели показался мрачный незнакомец, одетый в черное. Пегги не успела спрятаться в тень, и незнакомец скользнул по ней взглядом. Вскоре к нему присоединились похожие на него люди в черном. У всех были какие-то незапоминающиеся лица со смазанными чертами. У всех были одинаковые старомодные костюмы, одинаковые галстуки-бабочки…

И каждый держал в руке черную иглу…

Пегги Сью затаила дыхание. Может быть, это слуги огромного младенца? Нет, не похоже. В них чувствовалось что-то угрожающее. Что они здесь делали? Кого стерегли?

Она увидела, как они окружают лицо спящего ребенка. Каждый нацелился на мордашку, как на добычу.

Вдруг рот младенца раскрылся, и оттуда выскочил розовый шарик, который полетел по залу, будто ища отверстие, чтобы выйти наружу.

Тотчас мужчины в черном бросились к шарику и попытались дотянуться до него иглой. Шарик плавал в воздухе над колыбелью. Пегги прищурилась, чтобы лучше видеть.

«В шарике что-то находится! – сказала она себе. Ее охватывало все более сильное возбуждение. – Какой-то предмет… Да это пейзаж!»

С того места, где она находилась, девочка не могла как следует разглядеть летающую жемчужину, но она была уверена, что шар содержит в себе вселенную в миниатюре. Она видела там домá… маленькие деревья… озеро размером с носовой платок…

И в этот момент Пегги все поняла.

«Это мираж, – решила она. – Зародыш миража, вышедший из сновидения гения. Если бы он сумел вылететь из замка и проникнуть в реальный мир, он бы начал расти». Но зачем люди в черном преследуют его? И, главное, почему они размахивают своими страшными иголками?

Боясь быть обнаруженной, Пегги Сью плотнее прижалась к стене. Наконец один из странных человечков с плохо прорисованным лицом изловчился уколоть розовый пузырь своим шипом. Сделав это, он злобно рассмеялся; его товарищи последовали его примеру. Вопреки предположению Пегги шарик не лопнул, но цветá его изменились.

Маленький пейзаж утратил свою яркость и прелесть. С маленьких деревьев опали листья, вода в озере помутилась, по ней поплыли мертвые рыбы брюхом вверх. Маленькие кукольные домики вдруг начали бешено раскачиваться.

«Они все портят, – констатировала Пегги. – Уколом иголки они испортили вселенную, созданную спящим. Так, значит, вот каким образом они это делают? Значит, так миражи превращаются в кошмары? Как только в шарик впрыснут яд, все начинает идти шиворот-навыворот».

Теперь люди в черном развлекались тем, что швыряли друг другу отравленный шарик, как пляжный мяч. Один из них вооружился сачком для бабочек и поймал в него мираж.

«Они выпустят его где-нибудь над пустыней в реальный мир», – подумала Пегги.

Теперь все разъяснилось. Гений не стал «плохим», как предполагали живущие по другую сторону белого барьера. Нет, в замок вторглись незваные гости. Уверившись, что гигантский младенец никогда не проснется, они начали отравлять его сновидения, уродовать вселенные, создаваемые его воображением. Зажав в руке свои черные иглы, они начали разгуливать по саду, нанося уколы всему, до чего могли добраться. Законы миража оказались нарушены. Известно, что из этого получилось.

«Так вот кто враг», – сказала себе Пегги Сью.

События приняли неожиданный оборот, так как противников оказалось много: Пегги насчитала их добрый десяток. Кроме того, они были высокие, и от них исходила злоба.

Короче, ей стало страшно.

Некоторое время Пегги оставалась в неподвижности, прижавшись спиной к стене, ожидая, пока мрачные персонажи покинут колыбель. Ей нужно было разыскать друзей и рассказать им о своем открытии.

Пегги осторожно вернулась на прежнее место. И обнаружила, что лестница, по которой она сюда спустилась, исчезла.

Ей пришлось рискнуть и пойти по коридору, которого четверть часа назад еще не существовало… и который, может быть, исчезнет через десять минут. Пегги дрожала при мысли оказаться заживо замурованной внутри магического здания.

«Надеюсь, синий пес исчез не таким образом», – повторяла она себе, ускоряя шаг.

Время от времени ее заставляло вздрагивать неприятное хихиканье людей в черном. Пегги Сью спрашивала себя, не они ли загнали ее в ловушку и теперь радуются победе? Она постоянно оглядывалась назад.

Смелая вылазка в конце концов привела ее в зал, занимаемый сложным механизмом, образованным разноцветными колесиками и шестеренками, между которыми змеились провода. Пегги Сью не сразу поняла, что перед ней машина, приводящая в движение «ноги» замка. Именно здесь рождалась качка, заставляющая гигантского младенца спать непробудным сном.

– Вот решение! – выдохнула она сквозь зубы. – Если я сумею вывести из строя эту проклятую машину, замок перестанет качаться, как колыбель. Гений проснется… а люди в черном убегут.

Девочка приблизилась к огромному мотору и вскрикнула от удивления. Она не имела ни малейшего представления, как взяться за дело. Наверное, Себастьян сумел бы ей помочь? Он все-таки мальчик, а мальчики обычно разбираются в технике…

Что с ним? Пегги опасалась окликнуть его по имени, чтобы не встревожить людей в черном. Но его необходимо разыскать, и побыстрее!

«В конце концов зря мы решили разделиться», – сказала она себе, отыскивая выход, который позволил бы ей выбраться из машинного отделения.

 

Глава 21

Предательство

 

Синий пес ничего не понимал в том, что произошло. Когда Пегги Сью потеряла равновесие на мокрой лестнице, он бросился вперед, чтобы не дать ей упасть, вцепившись зубами в штанину джинсов своей хозяйки, но… его челюсти клацнули в пустоте. Пегги куда-то испарилась, сама лестница тоже испарилась, а потом…

А потом он оказался в коридоре, куда никогда не ступала его лапа!

Это была еще одна из волшебных штук, на которые замок казался неистощимым. Пса разлучили с Пегги, но он этого так не оставит! Никогда! О нем говорят, что он ворчун, задира, торопыга… Допустим, все это так, но он всегда доводит до конца все, за что бы ни взялся.

Он пошел вперед по незнакомому коридору, пахнущему крысиным пометом, когда вдруг услышал голос. Голос доносился непонятно откуда: из стен, из потолка, отовсюду… Он вещал:

Тебе еще не надоело быть собакой?

Синий пес поднял голову и оскалил клыки. Он маленький, но никогда не боится вступить в бой с тем, кто больше его!

– Эй, ты, – проворчал он. – Вылезай из своей дыры, и давай сразимся!

– Прекрати вести себя, как вульгарная дворняга, – произнес голос. – Ты заслуживаешь лучшей доли. Ты слишком умен, чтобы продолжать бегать на четырех лапах. Впрочем, ты умнее многих людей. Ты ведь сам это знаешь, не так ли?

Пес тряхнул головой. Неземной голос жужжал внутри его черепа, как оса, готовая впиться в его мозг. Псу это не нравилось. Однако слова, произносимые голосом, лили ему бальзам на душу.

– Почему ты следуешь за этой Пегги Сью, как ее комнатная собачонка? Тебе нравится разыгрывать преданного слугу? Приносить ей мячик, когда она его бросает? Ты теряешь время с этой девчонкой. Хуже! Ты теряешь свое достоинство! Вспомни о том времени, когда ты правил целым городом! О том времени, когда ты был повелителем Пойнт Блафа…Ты тренировался ходить на задних лапах, чтобы быть, как люди. Ты хотел, чтобы твой галстук правильно спадал на живот… А теперь ты отказался от своих амбиций. Ты снова ковыляешь на четырех лапах, а твой галстук волочится в пыли… Мне стыдно за тебя.

«Я не должен это слушать, – напрасно повторял себе синий пес. – Меня стараются загипнотизировать. Мой мозг сейчас взорвется. Надо сопротивляться. Сопротивляться…»

– Пегги Сью насмехается над тобой, когда ты отворачиваешься, – продолжал методичный голос. – Скажешь, нет? Она тебя презирает, потому что одержала над тобой верх в истории с синим солнцем. Она использует тебя, потому что ты обладаешь телепатическим даром и можешь ей быть временами полезен, и только… Когда ты состаришься, она сдаст тебя на живодерню.

Пес покатился по земле. Голос пилил его мозг, подобно черному напильнику. Пес старался от него отделаться, но ему это не удавалось.

– Это все я говорю тебе ради твоего блага, – вздохнул таинственный «доброжелатель». – Если у тебя есть хоть немного извилин, ты отреагируешь до того, как станет слишком поздно.

Пес протяжно заскулил. Как это все сложно!

– Я знаю, чего ты желаешь сильнее всего, – продолжал нашептывать голос. – Я умею читать твои тайные мысли. Ты хочешь стать человеком? В моей власти это осуществить. Если ты согласишься мне помочь, я дам тебе средство, которое превратит тебя в маленького мальчика.

Пес приподнялся на дрожащих лапах. Мигрень раскалывала его череп надвое. Он отдал бы что угодно, лишь бы только эта боль прекратилась.

Перед его носом материализовался мячик, возникший из пустоты. Мягкий резиновый синий мячик.

– Это волшебная игрушка, – объявил голос. – Если ты его укусишь изо всей силы, то почувствуешь, как на твоих зубах хрустнет стеклянная ампула. В ней содержится магический раствор, который превратит тебя в маленького мальчика. Но это только одна сторона нашего договора.

– Какая же вторая? – жалобно спросил синий пес.

– Ты должен разыскать Пегги Сью, захватить ее в плен и запереть в камере. Если ты справишься с этой миссией, то останешься человеком. Если у тебя не получится или если ты откажешься, то снова примешь свой жалкий собачий облик… Подумай хорошенько. Второго такого шанса не представится.

Собака каталась по земле. Принятие решения оказалось мучительным. Что-то изнутри нашептывало псу, что игра ведется нечестная, что на его мысли воздействуют, но он был больше не в силах сопротивляться. Резиновый мячик ждал, аккуратно положенный на плиту пола в нескольких сантиметрах от собачьего носа.

– Пегги Сью – идиотка, она злая, она плохая, – произнес голос. – Она тебя использует. Она хочет сделаться героиней за счет других. Она крадет у вас вашу часть триумфа. Когда рассказ о ее приключениях появится в печати, о тебе даже не упомянут – в этом можешь не сомневаться!

 

Глава 22

Связать безумную!

 

Себастьян и Пегги Сью встретилиcь у поворота коридора. Мальчик не увидел ничего, достойного внимания. Ольга и Ренан – тоже. Казалось, они немного завидуют Пегги, рассказавшей им о своих открытиях. Пегги почувствовала, что Себастьян предпочел бы поменяться с ней местами. Ему было обидно оказаться на вторых ролях. А она просто хотела потрудиться наиболее эффективно для общего блага. Она забыла, как все мальчишки самолюбивы!

– Мужчины в черном с лицами, похожими на луну… – повторял Себастьян задумчиво. – Я никогда не слышал ни о чем подобном. Ты утверждаешь, что они прокалывают мечты гения черной иголкой и те превращаются в кошмары?

Он говорил тем высокомерным тоном, который так раздражал Пегги. Она хотела достойно ответить ему, но вдруг ощутила, что все идет как-то странно…

В этот момент появился синий пес; он катил кончиком носа комочек мха, тоже синий, как и он сам. Пегги устремилась к нему, но пес отвернулся, продолжая играть со своим шариком.

– Где ты пропадал? – спросила она его мысленно. – Я беспокоилась о тебе.

Пес ничего не ответил. Пегги Сью напрасно ждала хоть какой-нибудь реакции. Она ощутила только смешение бессвязных, колючих мыслей. Ощущение было такое, словно она схватила голыми руками пук крапивы.

«Это ненормально, – подумала она. – У него странный вид. Можно подумать, он телепатически повернулся ко мне спиной и не желает со мной общаться».

Ей стало не по себе.

– Где они прячутся, твои люди с лунными лицами? – бросил Себастьян. – Мы тоже хотим на них посмотреть.

– Согласна, – вздохнула Пегги. – Но держитесь как можно ближе к стене, чтобы они вас не обнаружили. Не знаю, во что вы превратитесь, если они уколют вас своей черной иголкой. Впрочем, надо спуститься к колыбели гения.

Она попыталась сориентироваться, что оказалось нелегко в здании, постоянно меняющем свою топографию.

Наконец через каких-нибудь полчаса молчаливых поисков Пегги услышала смех мрачных человечков.

– Они здесь, – шепнула она, – прямо перед нами.

– Я ничего не слышу, – пролепетала Ольга.

– Я тоже, – подтвердил Ренан.

– Молчите, – цыкнула на них Пегги. – Они движутся прямо к нам. Спрячьтесь за этими перилами, быстро!

Едва дети успели выполнить эту команду, как люди в черном заполнили галерею. Они двигались вперед с застывшим взором, как сомнамбулы. Пегги Сью насчитала их целую дюжину. Все были одеты в черные костюмы с черной бабочкой вместо галстука.

Когда враги удалились на достаточное расстояние, Пегги вышла из своего укрытия и бросилась к Себастьяну.

– Ну, что ты об этом думаешь?

– О чем ты говоришь? – удивился мальчик. – Ничего ведь не произошло? Галерея все время была пуста.

– Что?! – задохнулась Пегги. – Ты смеешься надо мной?

– Вовсе нет, – подтвердила Ольга, – клянусь тебе, что тут никого не было. У тебя галлюцинации. Здесь нет никаких людей в черном! Ничего и никого. Я даже не слышала звука шагов.

– А ты? – спросила Пегги Сью, обращаясь к синему псу. – Ты что-нибудь видел?

Но пес играл со своим шариком, и, казалось, ему было наплевать на людей с их проблемами.

Себастьян сделал шаг назад. Он смотрел на Пегги с недоверием.

– Тебя заколдовали, – заключил он. – Ты видишь вещи, которых не существует. Это ловушка. Черных людей придумали для того, чтобы нас напугать. Мираж внутри миража.

– Вовсе нет! – запротестовала Пегги. – Я уверена, что они реальны. Машина, обеспечивающая раскачивание замка, также существует. Она приводится в действие, когда демон начинает просыпаться; необходимо ее разрушить.

– Правильно, правильно! – подтвердил Себастьян. – Я отправлюсь туда с Ренаном, а ты останешься здесь с Ольгой.

– Ты мне не веришь! – простонала Пегги Сью.

– Успокойся! – приказал Себастьян. – Я тебе говорю, что пойду посмотреть.

Он ушел вместе с Ренаном. Огорченная Пегги села, прислонившись спиной к колонне. Ольга избегала ее взгляда, синий пес же по-прежнему бегал за своим дурацким мячиком из мха.

Мальчиков долго не было: им пришлось сражаться с бесконечно меняющимися коридорами. Они, впрочем, не боялись аукаться, и Ольга им отвечала, чтобы указать правильное направление.

«Их поймают… – повторяла себе Пегги. – Люди в черном уколют их…»

Наконец появился Себастьян, Ренан следовал за ним. Оба выглядели мрачными.

– Мне очень жаль, – произнес Себастьян, встав на колени перед Пегги Сью, – но мы не встретили существ с лицом в виде луны. Гений действительно такой, как ты его описала, но его сновидения черны сами по себе, никто их не прокалывает… Нет ни мужчин в черных костюмах, ни магических иголок, ни ужасной машины. Ты все это выдумала.

– Нет! – воскликнула Пегги.

– Выдумала, – настаивал Себастьян. – Я же говорю: ты заколдована! Тебе больше нельзя доверять. Посмотри, даже твоя собака тебе не доверяет. Пес убегает от тебя, он тебя боится.

– Нужно ее связать! На всякий случай, – предложил Ренан. – Ты пробудешь пленницей, пока мы не отыщем средства тебя излечить!

– Нет! – взвыла Пегги, вскакивая на ноги. – Это вы заколдованы! Это вы отказываетесь видеть правду!

Она бросилась прочь. Товарищи даже не попытались ее догнать.

 

* * *

 

Когда у Пегги перехватило дыхание, она оперлась на перила и разрыдалась. Было невыносимо сознавать, что друзья так несправедливо от нее отвернулись. Она вовсе не выжила из ума. Она сказала правду, только и всего…

Тогда что же произошло? Какую злую шутку сыграл с ней замок на этот раз?

«Только бы они не сунулись с закрытыми глазами в пасть к волку, – подумала девочка, вытирая слезы. – Они не отдают себе отчета, но, похоже, это их заколдовали».

Бесполезно пытаться их убедить. Если она совершит ошибку, вернувшись к товарищам, они ее точно свяжут.

Пегги поднялась на ноги. Раз уж так все случилось, ей придется продолжать бой в одиночку. Да, черные люди все продумали: теперь ни Себастьян, ни Ольга не поверят Пегги; все, что она ни скажет, будет казаться подозрительным.

Пегги попыталась сориентироваться. Она уже немного привыкла к расположению коридоров, и ей это удалось – они не менялись так быстро, как ей поначалу показалось. В действительности здание располагало определенным набором метаморфоз. Если запомнить их последовательность, можно попытаться предугадать, какую форму примет лабиринт. Однако это требовало наблюдательности и хорошей памяти. Взрослый бы здесь заблудился, это уж точно! Но для подростка, привыкшего к логике компьютерных игр, ничего запредельного в этом не было.

 

Ей пришлось вернуться в машинное отделение, чтобы не оказаться пойманной созданиями с лунными лицами. Надо было подумать, как вывести из строя механизм, «убаюкивающий» замок. Опасаясь хитрости движущихся коридоров, Пегги решила воспользоваться дымоходом. Это заняло у нее некоторое время. Выбравшись из трубы, она столкнулась с синим псом, все еще гонявшим свой шарик. Это показалось девочке странным.

«Что произошло? – спросила она себя. – Решительно, все здесь становится необъяснимым. Похоже, я единственная, у кого еще есть голова на плечах. Но надолго ли меня хватит?»

Она еще была погружена в свои размышления, когда услышала за своей спиной осторожные шаги. Она подумала сначала, что это Себастьян.

«Он понял свою ошибку и пришел извиниться», – решила она.

Пегги обернулась с бьющимся сердцем, так как Себастьян ей нравился. Она вовсе не хотела с ним ссориться. Но… Пегги удивилась, оказавшись лицом к лицу с мальчиком лет десяти, который шел по галерее шаткой походкой, как будто не умел как следует пользоваться своими ногами. Пегги подумала, что он ранен или вот-вот потеряет сознание, и бросилась ему на помощь.

Малыш застегнул рубашку, перепутав пуговицы, а шнурки на его башмаках развязались и волочились по земле. Казалось, он двигается, как сомнамбула. Личико его выглядело очень милым. Мальчик забавно морщил нос, будто принюхиваясь к затхлому воздуху.

– Кто ты? – спросила Пегги Сью. – Как тебя зовут?

Ребенок не ответил.

«Наверное, он из тех детей, что пришли сюда до нас, о них упоминал Нэсти, – подумала Пегги. – Собиратели схватили его, но ему удалось выбраться из своей камеры, а теперь он бродит кругами в поисках выхода. Можно подумать, что он потерял память».

Она протянула руку маленькому незнакомцу, но тот забавно зарычал, показывая зубы. Казалось, он не знает, что делать с руками и со всем своим телом.

– Эй, – окликнула его Пегги, – я не причиню тебе зла! Пойдем со мной: если нам повезет, мы сумеем добраться до подъемного моста. Ты согласен? Я понимаю, тебе хочется поскорее сбежать отсюда. Но прошу тебя немного потерпеть. У меня здесь есть кое-какие дела.

Ребенок смотрел на нее со странным выражением во взгляде.

«Он лишился рассудка, – подумала Пегги. – Вот что происходит, если остаешься долго внутри этого проклятого замка».

– Пойдем! – повторила она. – Если ты не хочешь мне помочь, то по крайней мере не осложняй мне задачу. Делай, что я делаю, иди туда, куда я иду. Договорились?

Ребенок оставался нем. Пегги не имела времени им заняться, нужно было освободить прочих пленников. Она надеялась, что не все они находятся в том же состоянии, как маленький мальчик, шагающий сейчас позади нее. Через каждые десять метров Пегги оборачивалась посмотреть, что делает ее спутник. Без сомнения, ему было трудно сохранять равновесие. Он напоминал младенца, делающего свои первые шаги… Это выглядело забавно.

Пегги осознала, что ей неприятно ощущать мальчика за своей спиной. Это ее почему-то смущало… чтобы не сказать: вызывало тревогу. Но это же глупо! Какой вред мог ей причинить этот бедный ребенок? Она сделалась слишком нервной, нужно научиться держать себя в руках.

Между тем неприятное ощущение не исчезало.

«Такое чувство, будто он за мной шпионит, – подумала она. – Или на этого ребенка надета маска… маска, под которой прячется что-то весьма неприятное».

Она еще раз обернулась и протянула руку, чтобы коснуться щеки мальчика. Прикосновение теплой кожи ее успокоило.

«Я глупая, – сказала она себе. – А мне на минуту показалось, что это маска из резины».

Нет, она точно бредит! Это был настоящий мальчик – немой, странный, но всего лишь маленький мальчик…

Пегги сделала усилие, чтобы сконцентрироваться на том, чтó ей предстоит сделать.

Вдруг, когда она остановилась в нерешительности у развилки коридоров, мальчик взял ее за руку и повел налево.

«Кажется, он знает, куда идет, – подумала Пегги. – Может быть, сознание вернулось к нему? Пойду за ним».

Ладонь ребенка оказалась очень горячей, как если бы у него была лихорадка. Он шагал, глядя на носки своих ног. Казалось, иногда он не знал, какую ногу следует переставить.

«Странно», – сказала себе девочка.

Ребенок привел ее к лестнице, уходившей в глубину замка.

«Хорошо, – подумала Пегги, – наверняка этот путь ведет к машинному отделению».

Поднявшись на первую ступеньку, Пегги услышала всхлипывания и мольбы о помощи.

«Он хочет отвести меня в камеры, – сказала она себе. – Отлично! Это позволит мне освободить пленников до прихода поваров».

Оставив мальчика, который начал медленно спускаться вниз, она обогнала его и попыталась ускорить шаг. Но тут… ладони мальчика легли на ее лопатки и толкнули вперед. Пегги Сью съехала по лестнице, как с горки, не сумев затормозить падение. Ступеньки оставили на ее теле множество синяков.

– Ты… ты сошел с ума! – возмутилась она. – Что на тебя нашло?

Она хотела подняться на ноги, но голова у нее закружилась. Она услышала, как мальчик спускается по ступенькам к ней. Вдруг он схватил ее за волосы и поволок прямо по каменным плитам.

Пегги Сью неловко отбивалась. В силе ребенка ощущалось что-то неестественное. Так же, как в его запахе. Он пах не потом, как люди, а… псиной!

Пегги повернулась набок и попыталась дотянуться рукой до противника, чтобы сбить его с ног. Не зная, кто это, она не хотела сделать ему слишком больно. Однако он-то по отношению к ней об этом не заботился. Пегги схватила мальчишку за рубаху и дернула изо всех сил. Ткань порвалась, обнажив кожу, усеянную синими пятнышками…

Молниеносная догадка пронзила мозг Пегги.

– Это… Это ты? – произнесла она, заикаясь. – Ты мой синий пес? Что с тобой случилось?

Но маленький человечек, не произнеся ни слова, сильно ударил ее.

Превращение, казалось, лишило его всякого телепатического дара, и, чтобы не выдать себя лаем, он предпочитал оставаться немым.

Что с ним случилось? Жертвой какого колдовства он стал? Очевидно, он больше не узнавал Пегги… или ненавидел ее до такой степени, что прилагал все усилия, чтобы голова его бывшей хозяйки раскололась, как перезрелая тыква.

Девочка была уже не в состоянии защищаться. Плохо соображая от полученных ударов, она только чувствовала, как ее тащат головой по каменному полу. Ключ повернулся в замочной скважине, скрипнула дверь… Девочка поняла, что ее бросили в темное подземелье. Она закрыла веки и потеряла сознание.

 

* * *

 

– Она приходит в себя, – произнес детский голос, раздавшийся над Пегги. – Ей повезло, она выкарабкалась. А я уж думал, немой размозжит ей череп.

Пегги открыла глаза. Постоянная головная боль создавала ощущение, что ее мозг варится в кипятке. Она ощупала голову кончиками пальцев и ужаснулась количеству полученных шишек. Девочка осторожно приподнялась на локте. Ее окружали встревоженные лица. Среди них она узнала и своих бывших спутников, жертв гурманства. Все эти дети были очень толстые. Пегги насчитала около дюжины пленников.

– Где мы? – спросила она.

– В кладовке демона, – ответил ей один из ребят. – Отсюда дорога только в котел. К счастью, демон кормится один раз в неделю, иначе ты оказалась бы в этой камере в одиночестве.

Пегги Сью поднялась. Неверным шагом она подошла к двери, чтобы взглянуть сквозь решетки. Маленький мальчик ждал, сидя на нижней ступеньке лестницы. Через прореху в порванной рубахе виднелись синие пятнышки на его коже.

– Он целый час тут сидит, – объяснил один из мальчиков. – У него совершенно дебильный вид. Не знаю, кто он такой. До сегодняшнего дня его никто не видел.

Пегги Сью чуть было не ответила: «Это мой пес…» – но решила не беспокоить лишний раз несчастных пленников. Синий пес… или, скорее, тот, в кого он превратился, смотрел на дверь камеры. В его глазах смешались грусть и смущение, а также масса других чувств, которые трудно обозначить; можно было сказать, что он находится в отчаянии и в то же время доволен тем, что совершил.

«Правда, он ведь всегда мечтал стать человеком, – вспомнила Пегги. – Именно так созданиям с лунообразными лицами удалось уговорить его предать меня».

– Это люди в черном бросили меня сюда? – спросила она у своих товарищей по несчастью.

– Мы ничего не видели, – буркнул один из подростков. – Открылась дверь, и тебя швырнули на пол. Когда дверь открывается, естественно держаться от нее подальше, ведь это могут быть повара… ты понимаешь?

– Но вы знаете людей в черном? – настаивала Пегги Сью.

– Нет, – ответили ей почти хором. – В замке никогда не видели человека, одетого в черное. Здесь только повара, которые похожи на садовников. Подобия скелетов с гладким, как яблоко, лицом. Глаза в виде щелочек. Только руки у них сделаны не в форме секатора и лопаты, а в форме ножа и вилки.

Пегги Сью нахмурила брови. Таинственность сгущалась. Неужели ее в самом деле околдовали? Казалось, никто не понимает, о чем она говорит. Ни Себастьян, ни ее сокамерники…

Уступив гневу, она схватилась за решетки и попробовала их на прочность.

– Зря стараешься, – вздохнул один из подростков. – Нужен ключ. Мы все пытались справиться с этими прутьями. Кажется, сейчас мы столько весим, что нам ничего не стоит их согнуть. Однако не тут-то было!

Пегги успокоилась. Если физической силы недостаточно, надо использовать хитрость. Надо попытаться вырвать синего пса из его состояния оглушенности. Сконцентрировав всю свою мыслительную энергию, Пегги направила псу телепатический призыв о помощи. Он не отреагировал.

«Люди в черном свели его с ума, – подумала она. – Превратив его в человека, они сделали его идиотом. Вряд ли он даже помнит, кто я такая».

Цепляясь за решетку, она начала говорить с ним спокойным голосом, стараясь разбудить в его памяти воспоминания о прошлом. Хоть он и предал ее, Пегги было невыносимо видеть его в таком состоянии, обремененным телом, с которым пес явно не знал, что делать.

– Это я, Пегги Сью, – повторяла она безостановочно. – Ты помнишь Пойнт Блаф? А cинее cолнце? Животных, которые желали командовать людьми?

Но он оставался безучастным, со взглядом, обращенным в пространство.

– Бесполезно, – прохихикал дребезжащий голос откуда-то с потолка.

Пегги Сью подняла глаза. Кто-то спускался по лестнице. Это был человек в черном! На его лице цвета репы играла злобная ухмылка.

– Это вы его превратили, не так ли? – сплюнула Пегги Сью. – Вы прочли в его мыслях, что его самое заветное желание…

– Точно, – ответил мужчина в черном. – Мы достаточно преуспели в этой маленькой игре.

– Вы негодяи! – взорвалась девочка.

Позади нее один из пленников прошептал:

Но с кем она разговаривает? Там никого нет, кроме немого…

Пегги сжалась. Мужчина с черной бабочкой был здесь, у подножия лестницы, однако его никто не видел… Кроме нее.

– Вот это да! – воскликнула она, пораженная своим открытием. – Ну, конечно же… Я должна была сразу понять это! Какая же я идиотка!

Поправив на носу очки, она сконцентрировала взгляд на лице, похожем на луну. Прежде она была больше озабочена тем, чтобы прятаться в темноте, и ни разу не рассмотрела внимательно мужчин в черном. Она ошибалась! Ах, если бы она воспользовалась такой возможностью, то ощутила бы, как и в эту минуту, запах жженой карамели!

Человек в черном скорчился с гримасой на лице, потом отпрянул в сторону и бросился прочь, чтобы избегнуть взгляда Пегги Сью.

– Я тебя раскусила! – Девочка покраснела. – Ты призрак! Ты один из Невидимок!

– Точно, – с усмешкой ответил человек с лицом цвета репы, который теперь скрывался за перилами. – Долго же ты соображала!

«Вот почему никто их не видит! – подумала девочка. – Я не безумна и не заколдована. Всегда лишь я одна могла видеть Невидимок».

– Ты видишь, каких успехов мы добились? – заметило существо, раскачиваясь. – Теперь мы хорошо управляемся с цветом, с фактурой… Мы в состоянии разнообразить наши переодевания. Сознайся, что ты позволила себя провести.

– Это правда, – подтвердила Пегги Сью. – Но что вы делаете здесь?

– Какая она глупая! – воскликнул призрак. – Все это было задумано и исполнено в твою честь, дорогая бедняжка! Это мы подкинули твоему отцу работу на заброшенном аэродроме. Мы загипнотизировали агента из службы занятости… Целью маневра было завлечь тебя в пустыню… потом оттуда принудить тебя войти в мираж. Мы изолировали аэродром, перекрыв водоснабжение и телефон, а потом сломали вашу машину. Необходимо было помешать вам сообщаться с внешним миром. Это была ловушка! Ловушка, призванная завлечь тебя далеко от реальности. Теперь ты стала пленницей миража; ты никогда не сумеешь вернуться в реальный мир… Таким образом мы развязали себе руки, ты никогда больше не будешь стоять у нас на пути, потому что повара демона займутся тобой – сегодня же!

Он ликовал. Пегги Сью чувствовала себя уничтоженной. Она угодила в ловушку. Ни на одну секунду она не подозревала о присутствии призраков.

– Мы уже давно работаем над тем, как испортить миражи, – торжествовал Невидимка, – но это вовсе не так забавно – слишком легко, потому что здешние люди такие доверчивые! В мгновение ока их мечта начинает гнить, как переспелое яблоко.

– Это вы вызвали нашествие серых животных – пожирателей надежды? – бросила Пегги.

– Разумеется, – подтвердил Невидимка. – Ты слишком поздно это сообразила. Нужно было не мытьем так катаньем заставить тебя подняться в наш самолет. Сегодня для всех нас настал великий день: наконец ты попала к нам в лапы! Мы не можем собственноручно тебя убить, как ты знаешь, потому что ты находишься под защитой мощного волшебства; но мы можем организовать твою смертную казнь, передоверив ее кому-нибудь другому… поварам заснувшего демона, например.

Призрак разразился неприятным смехом, который могла слышать одна Пегги.

– Ты слишком давно действуешь нам на нервы, – продолжал Невидимка. – Поскольку прямое нападение ничего не дает, нам пришлось прибегнуть к хитрости. Нужно было пореже тебе показываться… по крайней мере сделать это как можно позднее, когда ты уже окажешься в ловушке. – Он поправил свою черную бабочку и подытожил: – А теперь я тебя оставлю. Повара не замедлят прийти. Никакая магия не защитит тебя от их ножей и мясорубок!

На сей раз он не дал себе труда подниматься наверх по ступенькам, а прошел сквозь стену и испарился.

– С кем ты разговариваешь? – спросил один из пленников.

Пегги Сью в нескольких словах объяснила ему, что произошло: существуют создания, называемые Невидимками, которых она одна способна видеть и слышать. Никто не может противостоять этим монстрам, меняющим внешность по своему желанию. Никто, кроме нее…

– Мой взгляд их сжигает, – сказала она. – При условии, что я могу смотреть на них достаточно долго.

Ее собеседник кивнул, но не казался убежденным. Наверное, он думал, что жестокие испытания лишили разума эту девочку в очках с толстыми стеклами.

Пегги Сью уселась около двери. Она не видела возможности убежать. Дверь, обитая железом, не поддавалась натиску. Впрочем, там не было никакого засова или щеколды… Нет, все безнадежно!

– Когда повара придут за нами, надо попытаться проскользнуть у них между ног, – предложила Пегги.

– Легко сказать! – хихикнул один из пленников. – Мы слишком толстые, чтобы бежать. Впрочем, повара гораздо хитрее, чем ты думаешь. Им достаточно только приоткрыть дверь и протянуть руку, чтобы захватить то, за чем они пришли. Решает случай… первый несчастный, который подвернется им под руку, попадет в котел. Бесполезно отодвигаться подальше от двери, в конце концов все равно упрешься спиной в стену.

Пегги скорчила гримасу – она без труда представила себе безобразную толкотню, которая должна начаться, когда каждый постарается спрятаться за своего соседа. В такие минуты товариществом и не пахнет!

Наступило молчание. Девочка грызла ногти и напряженно размышляла о возможности спасения.

Вокруг нее мальчики лихорадочно прислушивались, чтобы подстеречь появление поваров. Все нервничали.

– Тебе хорошо, ты слишком худая, из тебя не получится хорошее жаркое, – бросил ей агрессивно один из мальчишек. – Уверен, что повар тебя забракует. О нас этого, к сожалению, сказать нельзя.

– Да, – согласился другой подросток, скрытый в темноте, – однако это девочка, а у девочек мясо нежнее. Может быть, заберут все-таки ее? Это обеспечит нам отсрочку.

Из опасения разозлить их Пегги Сью решила не реагировать. Кроме того, ей нельзя было попусту растрачивать свой гнев. С какого-то момента она поняла, что тоже прислушивается к шагам в галерее.

Уступив поначалу панике, она сжала прутья решетки и крикнула маленькому немому:

– Отыщи Себастьяна, приведи его сюда! Может, он что-нибудь придумает. Ты слышишь? Се-ба-стьян! Найди его, ведь у тебя же сохранился нюх!

Она понимала, что говорит глупости. Бедный синий пес, превратившись наконец в человека, утратил свое замечательное чутье.

Между тем она испытала облегчение, увидев, что он удаляется.

«Понял ли он, о чем я его прошу? – подумала она. – Или просто ему надоело слушать мой крик?»

– Скоро настанет час обеда, – прошептал мальчик рядом с Пегги. – Тебе лучше держаться подальше от двери.

Пегги осторожно отступила к дальней стене. Пленники уже сбились там в тесную кучку. Их пот источал запах страха.

Повисло долгое молчание. Никто не произносил ни слова.

– ВОТ ОН! – взвизгнул один из подростков нечеловеческим голосом.

Действительно, кто-то шел по галерее… но эхо звучало слишком слабо для шагов повара-скелета. Впрочем, это была скорее кавалькада, чем шаги одного человека. Пегги Сью притиснулась к двери. Себастьян, Ольга, Ренан и синий пес появились в ротонде.

– Ну и ну! – воскликнул Себастьян. – Это ты? Мы правильно сделали, что пошли за этим мальчишкой.

– Вытащи нас отсюда! – попросила Пегги. – Скоро сюда явятся повара. Надо бежать.

Себастьян опустился на колени перед решеткой.

– Минуточку, – прошептал он. – Живя в реальном мире, я хорошо разбирался в замках. С этим я тоже справлюсь, каким бы хитроумным он ни выглядел.

Порывшись в своем рюкзаке, он начал вытаскивать различные предметы и наконец извлек связку отмычек. Послышалось звяканье металла, прерываемое ругательствами Себастьяна. Теперь, когда у пленников появилась надежда на освобождение, они начали испытывать лихорадочное возбуждение и толкались около двери.

– Спокойствие! – приказала Пегги Сью. – Если нам удастся выйти, нужно выбрать определенную тактику. Нет и речи о том, чтобы бежать всем в беспорядке. Так мы запутаемся в поисках выхода, и все кончится тем, что повара нас неизбежно схватят. Единственное средство покончить со всем этим безумием – это разбудить демона, сломав мотор, который раскачивает колыбель.

Она замолчала, так как никто ее не слушал.

– Готово! – радостно объявил Себастьян.

Замóк скрипнул, и тотчас же после этого дверь отошла. Отталкивая Пегги Сью, пленники хлынули наружу. Напрасно было умолять их вернуться, они не слушали и бросились в первый же попавшийся коридор.

Себастьян схватил Пегги за запястье.

– Извини меня, – сказал он. – Когда ты заговорила о Невидимках, я тебе не поверил. Я был не прав. Я оказался чересчур недоверчивым.

– Это неважно, – оборвала его Пегги Сью.

 

* * *

 

Через четверть часа коридоры привели Пегги Сью к ее бывшим товарищам по камере. Опьяненные свободой, они неслись с невообразимым шумом, совсем не заботясь о том, чтобы их не обнаружили часовые замка.

Когда девочка начала умолять их замолчать, один из них схватил ее за руку.

– Эй, ты знаешь, что самое главное? – крикнул он. – Мы нашли кухню. Проклятую кухню! Сейчас мы наведем в ней порядок, можешь мне поверить!

Пегги просунула голову в проем двери. Мальчишки с большим воодушевлением крушили все вокруг. Они переворачивали полки, опустошали банки с мукой, выдавливали горчицу в раковины. Это доставляло им огромное удовольствие.

Пол покрывала мешанина из муки, специй, яблочного пюре… Дети вязли в этом кулинарном болоте, издавая крики индейцев, вышедших на тропу войны.

Пользуясь увесистыми кастрюлями, как палицами, они крушили посуду, стоящую на полках и в шкафах. Пегги Сью понимала, что ими руководит жажда мести, но их необдуманное поведение могло спутать весь план бегства, а этого она никак не могла допустить.

С помощью Себастьяна она начала вытаскивать обезумевших мальчишек одного за другим в коридор. Они отчаянно сопротивлялись. Поскольку они все были чрезвычайно толстыми, их невозможно было ухватить за шиворот.

– Довольно! – задыхалась Пегги. – Вы и так учинили здесь еще тот погром! Вы уладили свои счеты… теперь речь о том, чтобы остаться в живых.

Ворча, мальчики согласились за ней следовать, раздосадованные, что их оторвали от такого увлекательного занятия. Ведь это не где-нибудь, а здесь стольких их товарищей побросали в котел!

Передвигаясь гуськом, беглецы осторожно двинулись вверх по галерее. Коридор привел их в единственный зал, выложенный голубым кафелем, в центре которого располагался громадный бассейн. Шезлонги, стоящие по краям бассейна, казалось, раскрывали ребятам свои объятия. Лампы для загара, установленные под потолком, позволяли загорать, не высовывая носа наружу. Для кого предназначены эти установки? Для гения? Пегги Сью с трудом могла в это поверить.

– Вот здорово! – воскликнули дети. – Хорошая ванна – это именно то, что нам нужно! Вода отмоет нас от муки, в которой мы перепачкались.

– Подождите! – запротестовала Пегги. – Мы потеряем время. Некогда плескаться!

Но ее никто не послушал. Дети, срывая с себя одежду, бросились в бассейн. Там плавали большие пляжные мячи, как бы приглашая к игре. Повсюду валялись разбросанные тюбики с кремом для загара и солнечные очки.

– Вот это да! Тут полно купальных костюмов и плавок! – воскликнул один из мальчишек, зайдя в пляжную кабинку.

Пегги Сью недоверчиво осмотрелась. Да, это действительно был бассейн. Гигантский крытый бассейн.

Вдруг ее охватила дикая усталость. Лампы под потолком распространяли сухое тепло, которое вызывало желание укрыться во влажной глубине бассейна. Пегги заметила, что потеет.

«Мне необходимо передохнуть, – подумала она. – Я знаю, что веду себя неосторожно, но мне так хочется присоединиться к этим маленьким дикарям, которые там плещутся!»

Она удивилась собственному ходу мыслей, но почему-то вдруг ощутила непреодолимое желание переодеться в купальник и проплыть пару раз всю дистанцию бассейна.

Не обращая внимания на Себастьяна, она пошла в одну из пляжных кабинок – белую, с синими полосками, – где действительно находились купальники самых разных размеров и расцветок: мальчишки сказали правду. Если бы Пегги не так устала, это показалось бы ей странным, но она пребывала в каком-то непонятном оцепенении, как если бы ее одолевала дремота.

Она выбрала желтый купальник. Замечательно! Коснувшись ткани, Пегги была удивлена ее странной фактурой. Ткань как будто состояла из сухих травинок. Это было забавно. Возможно, у гения аллергия на синтетику и он предпочитает натуральные волокна? Потом она осознала свою глупость: разумеется, все эти костюмы для гиганта малы!

Не думая больше об этом, она вошла в кабинку и переоделась. Себастьян сделал то же самое в другой кабинке.

Через несколько минут они встретились у бассейна. Себастьян схватил с пляжного столика пару солнечных очков и водрузил их себе на нос. Переодевшись в плавки леопардовой расцветки, он походил на пляжного красавчика. Пегги Сью хотела ему об этом сказать, но синева бассейна ее гипнотизировала. У нее оставалось только одно желание: окунуться в воду, забыв обо всем на свете.

«В конце концов я это заслужила, – сказала она себе. – У меня ведь не было ни минуты передышки с того момента, как я вошла в этот проклятый сад».

Спустившись по лесенке, она нырнула в воду, которая оказалась теплой и расслабляюще-приятной.

Бассейн был достаточно просторным, чтобы Пегги не мешали дети, игравшие неподалеку в мяч. Она легла на воду и закрыла глаза.

«Это просто невероятно, до чего я устала, – подумала она. – Ничего не случится, если я чуточку вздремну».

Она спросила себя, не будет ли разумнее выбраться на берег. Но какое-то опьянение охватывало ее мозг и тело. Она покачивалась на поверхности воды, не в состоянии заставить себя пошевелить хотя бы пальцем.

Это было блаженство…

Она могла оставаться так целый век. Или два. Или даже три с половиной.

В центре бассейна дети прекратили толкаться. Через несколько мгновений они тоже начали зевать. Теперь они так же лежали на поверхности воды, как и Пегги Сью.

«Какой покой!» – подумала девочка.

У нее не оставалось сил даже поднять веки… и это тоже было приятно. Она желала лишь одного: чтобы ее оставили в покое. В восхитительно-царственном покое.

 

* * *

 

«Очнись! – прошептал вдруг голос разума в ее голове. – Это все ненормально… Ты попала в ловушку. Этот бассейн, твоя внезапная усталость, неодолимое желание плавать… ты не находишь все это странным? Похоже, как если бы ты вдруг утратила способность размышлять. Ты действительно думаешь, что это безопасно – отмокать тут, когда Невидимки повсюду вас ищут?»

Как ее раздражал этот неприятный голосок! Он напоминал надоедливое жужжание осы… (Где же средство от насекомых?) Неужели он не мог позволить ей спокойно искупаться хотя бы раз в жизни?

 

А между тем… ей становилось жарко. Слишком жарко. Откуда это идет? Может быть, лампы плохо отрегулированы? У Пегги возникло смутное ощущение, что вода в бассейне начинает закипать. В зале царило глухое молчание. Дети не двигались. Все они покачивались на воде, закрыв глаза.

Девочка повернула голову направо. На бортике бассейна покачивался силуэт. Это был синий пес, точнее, маленький немой мальчик, который не последовал за ребятами и остался в своей неправильно застегнутой рубашке. Он корчил странные гримасы.

«Что ему нужно? – спросила себя Пегги. – Может быть, он боится воды? Или хочет, чтобы я научила его плавать? Вот дурачок: все собаки от рождения умеют плавать! Разве он об этом забыл?»

Она хотела снова закрыть глаза, поскольку каждое веко весило целую тонну. Поддерживать глаза открытыми было ей не под силу.

Потом ее сознание озарила вспышка: от воды бассейна исходил пар…

Да что же это такое? Приложив невероятное усилие, она двинула левой рукой… Ее покрывало что-то горячее.

Кончиками пальцев Пегги потрогала свой живот. Ее купальник… совсем намок, как будто состоял из водорослей. Он был готов вот-вот развалиться.

«Забавно, – сказала она себе. – Я чувствую запах супа… Вода в бассейне пахнет супом».

Ее купальный костюм постепенно слезал с тела, превращаясь в отдельные травинки, распространяющие запах укропа, лаврового листа… Вода становилась все более и более мутной. Из глубины поднимались зловещие пузыри.

Пегги охватила паника. К сожалению, девочка была буквально парализована и не могла реагировать. Что-то случилось с ее кожей: она не чувствовала горячей, как кипяток, воды.

«Я вся красная! – констатировала она, поглядев на свою руку. – У них сломался термостат, или…»

Ее взгляд приковался к одному из пляжных мячей, плавающему посередине бассейна. Как и другие мячи, он потерял свой естественный цвет… теперь мячи больше походили на клубни картофеля и луковицы. Огромные картофелины и огромные луковицы, какие росли в заколдованном саду.

«Как глупо! – подумала Пегги. – Я теряю рассудок!»

«Нет! – воскликнул голос у нее в голове. – То, что ты видишь, реально! Вы все в ловушке! Вы не в бассейне – вы в огромном котле! И сейчас вас варят».

Девочка вздрогнула от страшной догадки.

«Неужели это правда? – подумала она. – Мальчишки разгромили фальшивую кухню – это был всего лишь муляж… А настоящая кухня – этот крытый бассейн! Вот он: котел, в котором варят еду для гения! Купальные костюмы изготовлены из трав, которые должны ароматизировать рагу. Овощи превращены в мячи. Как только мы переступили порог этой залы, мы стали жертвами колдовства. Вот почему у нас возникло такое желание плавать… Значит, вот как все на самом деле происходит? Тюремщики открывают двери камеры, выпускают детей… Те кидаются к выходу в надежде сбежать, но обманчивые коридоры неизбежно приводят их сюда…»

Она сжалась, испуганная реальностью ситуации. Она не купалась, а варилась в бульоне!

В воде содержалось нечто, усыпляющее ее. Она не могла этому сопротивляться, поэтому ей предстояло свариться заживо, даже не отдавая себе в этом отчета.

Кто-то тронул ее за плечо. Она повернула голову и увидела, что немой мальчик пытается до нее добраться. Он старался подтащить ее шестом к краю бассейна и вытянуть на берег. Она испытывала огромную благодарность к этому несчастному существу, запутавшемуся в своих разных телах и сознаниях. Предав ее однажды, теперь он изо всех сил старается спасти ее.

Когда девочка оказалась в пределах досягаемости, мальчик схватил ее за лодыжки и вытащил из горячей воды.

Пегги Сью хотела его поблагодарить, но не смогла издать ни звука. Она проползла по плитам, чтобы отдалиться от бассейна. Теперь, находясь в сухом месте, она почувствовала, насколько высока была температура в бассейне.

«А другие? – подумала она. – Их тоже нужно выловить! Быстро!»

Мальчик-пес принес Пегги махровое полотенце. Она завернулась в него. Двигаться ей было трудно.

– Дру… другие… – медленно пролепетала она, указывая в сторону бассейна. – Вытащить… их… пока они не сварились…

Ей было трудно выразить свои мысли. Казалось, ее язык вырезан из полена.

Маленький немой мальчик понял смысл ее бормотания. С помощью своего шеста он подтянул к берегу остальных заснувших купальщиков. Пегги Сью тоже помогала вытаскивать их на плиты. Как только Себастьян оказался извлечен из воды, девочка встряхнула его. Пара оплеух помогла ему прийти в себя. В нескольких словах Пегги объяснила ему, чтó произошло.

– Помоги мне! – выдохнула она. – Тогда нас будет трое. Некоторые мальчики очень тяжелые, мне не хватит сил их вытащить.

Себастьян, пошатываясь, поднялся на ноги. Там, где его кожа находилась в горячей воде, она сильно покраснела. Он был сильно смущен, обнаружив исчезновение своих леопардовых плавок, и кинулся к своей одежде раньше, чем пришел на помощь Пегги.

 

…Помогая маленькому мальчику, им постепенно удалось вытащить на берег всех. Жара в зале стояла невыносимая, так как вода в бассейне начала кипеть ключом.

– Мы сейчас могли бы там находиться, – вздохнул Себастьян. – Если бы не синий пес, я бы сварился.

К счастью, они оба получили не слишком сильные ожоги. Пегги пришла на помощь детям, выводя их из бессознательного состояния, в которое их погрузили коварные повара.

– Нужно бежать отсюда, – повторяла она. – А то мы задохнемся от пара.

Себастьян бросил прощальный взгляд на проклятый бассейн.

– Думаю, когда рагу готово, внизу бассейна открывается труба. Кушанье поступает в своего рода канализацию, кран которой находится неподалеку от лица демона. Нужно всего л




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.