Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Пленник письменного стола



Аннотация

 

Не успела Пегги Сью перевести дух после победы над коварными и злобными Невидимками, как самолет уносит ее навстречу новым приключениям – в удивительную и загадочную страну миражей. С некоторых пор все в ней пошло наперекосяк: одни ее жители становятся меньше муравья, другие превращаются в спелые помидоры, третьи ищут защиты от хищных цветов и садовников-убийц. А виной всему – спящий демон, что видит кошмарные сны, тут же становящиеся реальностью. Только одно может спасти страну: нужно во что бы то ни стало разбудить демона от векового забытья. «Как же мне это сделать?» – напряженно размышляет Пегги Сью, и вот тут-то и появляются люди в черном…


Серж Брюссоло

Сон демона

 

Глава 1

Невидимая угроза

 

Все шло наперекосяк.

Катастрофа кружилась над семьей Фэрвей, как стервятник кружит в небе, нацеливаясь на добычу.

Однажды вечером Бэрни – отец Пегги Сью, строитель-высотник, балансирующий на металлических лесах в ста метрах над землей, вернулся домой не похожий на себя – на нем лица не было.

– Ума не приложу, чтó сегодня со мной стряслось, – пробормотал он, – у меня вдруг возникло ощущение, что кто-то пытался столкнуть меня с лесов. Я стоял посередине площадки, глядел вниз на тротуар 22-й авеню, как вдруг мне показалось, что чьи-то руки легли мне на лопатки. У меня отродясь голова не кружилась, никогда в жизни! Ну и ну! Я подумал, что сейчас полечу в тартарары. Тут я обернулся – вижу: позади меня никого нет. Ей-богу! Может, я уже слишком стар для этой работы?

В то время как мама и Джулия вскрикивали и махали руками, Пегги Сью размышляла. Она очень хорошо понимала, чтó сегодня «стряслось». Все просто: Невидимки попытались убить ее отца.

«Я ожидала чего-то подобного, – подумала Пегги Сью. – Они не могут смириться с поражением, которое потерпели от меня в истории с синим солнцем. Они постараются отомстить».

С тех пор как семья покинула вагончик, чтобы обосноваться в городе, Пегги ни разу не заметила вокруг себя никакой «привиденческой» активности. Это было необычно, и предчувствие подсказывало ей, что ее давние враги, по всей видимости, затаились поблизости.

«Они решили действовать по-другому, – сказала она себе. – Мне надо держать ухо востро».

 

Пережив шок от случившегося с ним на высоте, папа сознался, что теперь не способен и дня оставаться на своей работе: он больше не чувствует себя в безопасности.

– Это идиотизм, – повторял он, – но я не могу помешать себе думать о том, что «кто-то» караулит меня там, наверху. Невидимый враг, желающий столкнуть меня в пустоту. Может быть, я схожу с ума?

Он не сходил с ума, нет. Просто, как и все взрослые, он не имел понятия о существовании призраков.

Синий пес тоже проявлял признаки беспокойства. Пегги Сью забрала его с собой, покидая Пойнт Блафф. Там благодаря магии привидений пес некоторое время правил городом. И, надо сказать, правил, как настоящий тиран. Теперь он утратил свой красивый синий цвет, но сохранил остатки телепатических способностей и… дурацкую привычку прогуливаться с черным галстуком вокруг шеи. Теперь он пользовался своими телепатическими способностями лишь для того, чтобы Джулия, сестра Пегги Сью, носила его на руках, как младенца, когда он уставал бегать, или чтобы мама готовила для него что-нибудь вкусненькое, когда надоедали собачьи консервы. Обе женщины повиновались ему, не отдавая себе в том отчета, словно лунатики.

Время от времени слабый внутренний голос трещал в сознании Пегги Сью, как кусок сливочного масла на раскаленной сковороде.

Это не к добру, – говорил этот голос, – что-то будет. Надо бежать отсюда… Дальше, как можно дальше.

 

Дела между тем шли все хуже и хуже. Как только папа пополнил армию безработных, несчастья обрушились на семью Фэрвей. Пришлось перебраться в старый барак, где штукатурка слезла со стен, как кожа линяющего ужа. Пегги Сью не любила свое новое жилище, находящееся в полуподвале, куда свет проникал лишь едва-едва. Казалось, в этой мрачной квартире навсегда поселились сумерки.

– Сколько раз я говорила: не забывай гасить за собой свет! – бросала мама вслед отцу, уходившему каждое утро на поиски новой работы. – Надо экономить. У нас не так много денег, ты же знаешь.

Пегги Сью все понимала, но ночью ей становилось страшно. Она нажимала выключатели один за другим: раз, два, три… лампы вспыхивали, в то время как голос синей собаки звучал в голове девочки, твердя одно и то же: «Надо уезжать! Призраки нас выследили, они скоро будут здесь».

– Уезжать, – ворчала Пегги, – это легче сказать, чем сделать. Для переезда нужны деньги. А ведь мы все живем на одну только зарплату Джулии.

– Я знаю, – вздохнул синий пес.

 

К счастью, однажды вечером папа, вернувшись, сообщил, что он нашел работу. Она была не по его специальности, но он об этом не жалел, а скорее чувствовал облегчение от того, что ему не нужно больше карабкаться по металлическим лесам.

– Меня взяли сторожем, – объяснил он. – Далеко отсюда, где-то в пустыне. Нужно охранять заброшенный аэродром. Похоже, ангары там до сих пор забиты старыми винтовыми самолетами. Владельцы опасаются, что их растащат. Они хотят сделать из аэродрома музей авиации для туристов. Наконец-то мы сбежим от этих вечных противных дождей! Собирайте вещи. Мы уезжаем немедленно.

Пегги Сью вздохнула с облегчением.

Она еще не понимала, что радуется слишком рано.

 

Глава 2

Страна миражей

 

Дороге, казалось, не будет конца. От невыносимой жары Пегги чувствовала себя так, словно ее посадили в раскаленную печку.

– Я сейчас превращусь в копченый окорок на четырех ножках, – простонал синий пес, высунув язык чуть ли не до земли. – Еще десять минут – и я окончательно поджарюсь!

Он не преувеличивал. Как только машина свернула с главной магистрали, чтобы углубиться в пустыню, солнце обрушилось на нее со всей силой. Кондиционер ревел, как пропеллер самолета, но толку от него было мало.

Папа решил остановить автомобиль на стоянке, где был буфет. Надо было дать двигателю немного охладиться.

– Настоящее пекло! – ныла Джулия. – Солнце такое яркое, что мои волосы того и гляди потеряют свой натуральный цвет. К вечеру у меня появляется ощущение, будто на голову натянута сетка. Это ужасно!

Семья попыталась укрыться в тени веранды. Палатка буфета напоминала карточный домик, готовый развалиться от малейшего ветерка. Фасад украшали бычьи головы с длинными рогами.

Синий пес поднял морду и потянул носом воздух.

– Что случилось? – спросила Пегги Сью, заинтригованная его поведением.

– Не знаю, – ответил он. – Не нравится мне это место. Здесь пахнет опасностью. Я слышу плач детей… невидимых детей. Они рассеяны повсюду.

Девочка нахмурила брови. Пес часто поражал ее вспышками своих удивительно верных предчувствий, и она всегда относилась серьезно к малейшему его предупреждению.

Она окинула взглядом пустынные окрестности, не обнаружив ни единого призрака.

– Детей? – переспросила она.

– Да, – подтвердила собака. – Они очень несчастны. Они советуют тебе повернуть назад, если ты не хочешь попасть в ловушку. Я плохо их слышу: их голоса смешиваются. Похоже, что они нас окружают со всех сторон. Ты не замечаешь ничего странного?

– Нет. – У Пегги Сью мороз прошел по коже, несмотря на ужасающую жару. Повсюду простиралась одна и та же гуляющая волнами под ветром желтая пыль.

Вдруг внимание девочки привлекла удивительная табличка, гласившая:

«ОСТОРОЖНО: МИРАЖИ!»

– Что это значит? – прошептала Пегги, не отдавая себе отчета, что говорит вслух.

– Это значит, что в пустыне надо держать ушки на макушке, – произнес мужской голос, раздавшийся за ее спиной.

Пегги вздрогнула. Позади нее пожилой мужчина только что вышел из тени. Индеец или мексиканец, одетый во все белое, в выгоревшей шляпе. Он казался очень старым, его кирпичного цвета кожу изрезали многочисленные морщины.

– Ты не знаешь, что такое мираж? – спросил незнакомец. – Это картинка, создаваемая жарой. Нечто, чего на самом деле не существует. Она отражается от песка… солнце вырисовывает призрачные пейзажи, чаще всего оазисы. Когда смотришь прямо перед собой, различаешь лагуны, озера… Обычно, когда приближаешься к такой картинке, она исчезает.

– Спасибо, что вы меня предупредили, – сказала Пегги Сью, – но все это я знаю.

Мужчина грустно улыбнулся. Его глаза с трудом можно было различить в тени, создаваемой полями шляпы.

– Да уж, – рассмеялся он. – Ребятня всегда все знает. Однако здесь все по-другому! Миражи вовсе не безобидны. Напротив, они опасны.

– Как так?

– Они не исчезают, когда к ним приближаешься. Наоборот, они становятся все более и более реальными. Это двери, которые открываются в другие вселенные. Не нужно туда входить. Ты слышишь меня? Если ты заметишь в пустыне что-нибудь необычное, не приближайся!

– Пако! – взвыл вдруг хозяин буфета. – Сто раз тебе говорил, чтобы ты не задуривал головы клиентам! Убирайся, пока я не напинал тебе под зад! – И, обернувшись к Пегги, добавил: – Не сердитесь на него, мисс. Это просто чокнутый старик, от постоянной жары у него помутился рассудок. В молодости он однажды умирал от жажды в пустыне, вот и тронулся умом.

Пегги Сью хотела стать на защиту мексиканца, но того и след простыл.

«Он испарился, как тень, – подумала девочка. – Тень, которая не исчезает на солнце».

Ей стало не по себе. Она присоединилась к родителям, сидящим под допотопным вентилятором, гул которого делал всякую беседу невозможной. Все заказали содовую. А для синей собаки принесли плошку свежей воды. Пес все время оставался настороже.

– В пустыне находится нечто живое, – протранслировала мысленно Пегги Сью. – Старик в сомбреро не солгал. Нам нужно быть начеку.

Из-за жары ни у кого не было аппетита. Джулии вовсе не нравилась идея надолго застрять в этом месте.

– Это только на время, – оправдывался папа. – Скоро я найду другую работу. И, кроме того, это может оказаться занятным – я имею в виду старые самолеты, забытые в ангарах. Когда я был маленьким, я мечтал стать военным летчиком.

– Ты уже тогда был мальчиком, – возразила Джулия. – А я девочка, и железяки наводят на меня тоску.

Тронулись в путь. Усаживаясь за руль, папа тоже обратил внимание на странную табличку, предупреждающую водителей о миражах в пустыне. Он пожал плечами.

– Обычный трюк, чтобы пощекотать нервы туристам, – усмехнулся он. – Отпускники любят, чтобы их понарошку пугали.

Как только он произнес эти слова, к машине подошел мальчуган, одетый во все белое, с корзиной под мышкой.

«Индеец, – подумала Пегги Сью. – Он так бедно одет, и вид у него испуганный».

Она заметила, что корзина мальчика наполнена солнцезащитными очками со странными раскрашенными стеклами.

– Совсем недорого, – пробормотал паренек, протягивая пару очков мистеру Фэрвею. – Мы делаем их сами… Эти очки волшебные: они защитят вас от миражей.

– Каким образом? – усмехнулся отец Пегги Сью.

– Стекла… – произнес мальчик еле слышно. – Они помешают вам видеть злые изображения, появляющиеся из песка. Возможно, они спасут вам жизнь. Знаете, на этой дороге люди пропадают один за другим. Находят брошенные машины с вещами в багажнике. Это потому, что люди пошли навстречу миражам.

– Что за чепуху ты несешь? – нервно бросил мистер Фэрвей, не любивший, чтобы ему вешали лапшу на уши. – Я что, по-твоему, похож на дурака?

– Но это правда! – захныкал юный индеец. – Я вас не обманываю! Картины, выходящие из песка, проглотят вас, если вы меня не послушаете.

Больше он ничего не успел сказать, потому что хозяин забегаловки прогнал его так же, как перед этим несчастного Пако. Мальчишка убежал, унося свои забавные очки.

– Хм, – буркнул Бэрни Фэрвей. – А что, у вас тут и впрямь люди исчезают с дороги, ведущей через пески?

Буфетчик замялся.

– Вы ведь знаете, – сказал он наконец, – туристы – народ любопытный и неосторожный. Они часто сворачивают с дороги, чтобы сделать фотографии. А пустыня шутить не любит. Здесь быстро теряешь чувство ориентировки.

– Я не турист, – обиженно фыркнул отец Пегги Сью. – Я приехал сюда работать. Я новый сторож аэродрома «Виста Дьябло».

Услышав эту новость, буфетчик широко раскрыл глаза.

– Да там нечего делать, – пробормотал он. – Уж лет тридцать, как аэропорт не используется.

– Почему? – поинтересовалась Пегги Сью.

– Слишком много аварий, – вздохнул мужчина. – Все из-за миражей. Иллюзии, возникающие из песка, обманывают пилотов. Им кажется, что они видят… предметы… и они приземляются прямо на острые скалы. Тут в песках полно разбитых самолетов.

– Но почему миражи возникают именно в этом месте? – настаивала Пегги.

– Понятия не имею, – пожал плечами хозяин. – Наверное, из-за жары, из-за слишком яркого света… Да какая разница.

Видно было, что разговор ему неприятен. Он поднялся и собрался уходить.

– Впрочем, – бросил он напоследок, – не останавливайтесь, что бы вы ни увидели. Это дружеский совет.

Он развернулся и ушел.

– Еще один чокнутый! – выдохнула Джулия. – Ну и ну! Мы обосновались в стране чокнутых!

Мама покраснела от жары и без конца отирала лицо платком. Ее белая ирландская кожа плохо выносила солнце.

– Не волнуйтесь, девочки, – заявил папа наигранно-легкомысленным тоном. – В этой глухомани люди странные от постоянного одиночества. Но ведь они незлые.

«Да, – нервно подумала Пегги Сью, – это миражи злые, а не люди».

Синий пес дрожал всем телом, нервно прижав уши.

Автомобиль покинул парковку и покатил по дороге, покрытой желтой пылью, простирающейся до самого горизонта. Красные изрезанные скалы выглядели красиво, но отнюдь не безопасно.

– Можно подумать, какое-то чудовище изгрызло их своими челюстями, – телепатически проворчал пес. – Вот, взгляни: как будто огромное животное оставило здесь отпечатки своих зубов. Я, допустим, могу изгрызть старый башмак, но этому зверю требуется целая страна!

«Прекрати! – подумала Пегги Сью. Она начала нервничать. – Не говори больше ничего».

Никто в машине не разговаривал. Никогда еще семье Фэрвей не случалось оказаться в столь враждебном окружении.

– Ах, вон там! – вскрикнула вдруг Джулия, ткнув пальцем в стекло. – Посмотрите: там брошенная машина!

И действительно: на обочине дороги стоял автомобиль. Дверцы были распахнуты. Ветер пустыни нанес в салон много песку, покрывавшего теперь сиденья.

– Что случилось с владельцами? – простонала мама. – Бэрни, что ты делаешь? Ты по крайней мере не вздумал остановиться?

Но ее муж уже нажал на тормоза. Все вышли, кроме мамы, которая осталась в машине и даже не отстегнула ремни. Она умоляла дочерей побыстрее вернуться.

Папа обошел вокруг занесенного песком автомобиля.

– Ты видела? – прозвучал в мозгу Пегги Сью голос синей собаки. – Вещи сложены на заднем сиденье, они еще выступают из песка. На панели управления лежит фотоаппарат, очень дорогой. Если он до сих пор не исчез, значит, воры боятся подходить близко.

– Я тоже об этом подумала, – ответила девочка. – Это плохой знак. Ты продолжаешь слышать голоса?

– Да. Жалобы и причитания. У этого песка странный запах. Живой запах.

– Живой?

– Да. Как будто это и не песок вовсе. Животное, молекулы которого рассеяны.

Бэрни Фэрвей взглянул на свою собственную машину, нахмурив брови.

– Забавно, – заметил он, включая управление, – никто не попытался завладеть этой машиной, а она совсем новая. Хорошая модель. Ни один вор даже на мотор не покусился. Просто уму непостижимо!

Он отъехал. Километров через десять Пегги Сью обнаружила второй брошенный автомобиль. На этот раз машина съехала с дороги и немного углубилась в пустыню. Песок занес ее почти полностью. Папа ничего не сказал, возможно, чтобы не беспокоить жену, которая мирно дремала, прикрыв глаза и положив затылок на подголовник.

Жара стояла такая жуткая, что Пегги удивлялась, почему кактусы не вспыхивают огнем.

Как и следовало ожидать, мотор перегрелся.

– Нужно опять остановиться, – заявил папа, – иначе мы рискуем угодить в аварию. Я приторможу вон там, около утесов. Там есть тень.

– Девочки, я запрещаю вам выходить! – воскликнула проснувшаяся мама. – Камни наверняка кишат скорпионами.

– Скорпионы выходят ночью, – сказала Пегги, чтобы ее успокоить. – Они не любят солнце.

Бэрни Фэрвей остановил машину у скалы, похожей на гигантский каменный палец, поднятый к небу.

– А что, если нам соснуть часок, раз такое дело? – предложил отец. – Мы проехали уже не меньше полпути. Поспать никогда не помешает.

Поскольку других предложений не поступило, он открыл дверцы и разложил сиденья, чтобы на них можно было лечь. Потом поднял капот, чтобы дать мотору остыть. Через четверть часа все спали за исключением Пегги и синей собаки. Девочка оставалась настороже. Она как бы несла караул, пока остальные спали. Ведь папа, мама и Джулия понятия не имели о том, чтó здесь происходит, да и у самой Пегги об этом было лишь смутное представление…

Осторожно, чтобы не разбудить спящих, она вышла из машины и сделала три шага по желтому песку. Собака последовала за ней.

– Ты чувствуешь? – прошептал пес у нее в голове. – Чувствуешь, как вибрирует воздух? Сейчас в нем что-то формируется.

– Что именно?

– Не знаю. Оно собирается, как детали мозаики. Это поднимается из песка. Гляди!

Предплечья девочки покрылись гусиной кожей, а в затылок ее ударил электрический разряд. Она не видела ничего, но тоже чувствовала что-то таинственное. Вдруг посреди песчаной равнины перед ней начала вырисовываться картинка. Небо походило на ткань, которую рассекли острым ножом. Образовавшаяся прореха выходила в другой мир… совсем другой. Расширив глаза от удивления, Пегги наблюдала за детьми ее возраста, тепло одетыми, в шарфах, которые весело толкались и… играли в снежки!

Она сделала несколько шагов вперед, загипнотизированная чудесным видением.

На вершине холма стояла хижина. Перед ней высился снеговик с морковкой вместо носа, а дети катались с горки на санках. Их смех доносился из «дыры», похожий на звон хрустальных колокольчиков.

– Это мираж! – мысленно взвыл синий пес. – Закрой глаза! Не смотри!

Но слабый голос животного напрасно жужжал в мозгу Пегги Сью. Она его не слышала.

«Как красиво! – думала девочка. – Похоже на рождественскую открытку».

Здесь, в пустыне, было так жарко… вдруг у Пегги появилось одно, очень властное желание: присоединиться к детям и кататься вместе с ними с ледяных горок.

У пса, стоявшего рядом с ней, шерсть встала дыбом. Забыв о собаке, Пегги отошла от скалы, пересекла дорогу и углубилась в пустыню, навстречу детям. Через прореху, разверзшуюся в небе, она чувствовала свежесть зимы. Хлопья снега вылетали из этого волшебного окна и таяли на ее лице. Как это было прекрасно! Пегги высунула язык, чтобы попробовать снег на вкус. Он казался ей гораздо вкуснее, чем самое лучшее мороженое!

– Эй! – крикнул один из мальчиков, заметив ее. – Ты и дальше собираешься там жариться, как старый ýж на солнце? Иди к нам! Поторопись, дверь не будет открыта вечно! Мираж – как поезд. В него нельзя сесть, когда он отойдет от платформы.

Пегги Сью медленно приближалась. Мальчик был довольно симпатичный: с веснушками на курносом носу, в красной старомодной шапочке на голове. Его санки выглядели старыми… так же, как и одежда других детей.

«Забавно, – подумала Пегги. – Можно сказать, это картинка из прошлого».

Между тем она приближалась к отверстию… к «двери», как сказал подросток в красной шапочке.

«Вернись!» – прозвучал какой-то слабый голос в ее сознании, возможно, принадлежащий синей дворняге.

Пегги вздрогнула. Теперь хлопья снега окружали ее. Она больше не страдала от жары и даже начинала мерзнуть.

– Иди сюда, – сказал веснушчатый мальчик, – я одолжу тебе свитер. В хижине есть все, что нужно. – Он указал рукой в сторону домика, стоящего на белом холме. – Тебя ждет полная чашка горячего шоколада. И хрустящий «хворост» только что из печи. Чувствуешь его запах?

Мальчик говорил правду. Аромат сдобной выпечки примешивался к запаху снега.

Снег шел все гуще и гуще.

Пегги Сью взглянула на свои ноги. Она увидела песок пустыни… и вслед за ним – снег! Сформировалась ледяная лестница. Девочке надо было лишь подняться по прозрачным ступеням, чтобы присоединиться к мальчику в шапочке. В мираж следовало всходить, как на театральные подмостки.

– Иди сюда! – повторил подросток. – Тебе будет гораздо лучше здесь, с нами. Мираж – единственное средство выжить для тех, кто потерялся в пустыне. Не стоит колебаться! Дверь быстро захлопнется. Тебе не надо ничего бояться. Я сам таким образом избежал смерти, заблудившись в пустыне. Если бы я не запрыгнул в мираж, то умер бы от жажды. Иди!

Он стоял на вершине ледяной лестницы и протягивал Пегги Сью руку в шерстяной перчатке.

– Но я не заблудилась, – пробормотала девочка, – меня ждут родители и…

– Иди! – приказал мальчик, его голос прозвучал жестко и властно.

В тот момент, когда девочка уже поставила ногу на нижнюю ступеньку, резкая боль вдруг пронзила ее лодыжку. Это синий пес вцепился ей в ногу.

Пегги вскрикнула, потеряла равновесие и упала на спину. Почти тотчас же края небесной «дыры» сомкнулись, и заснеженный пейзаж исчез.

Собака отпустила добычу.

– Я было подумал, что ты позволила себя уговорить, – проворчал пес. – Это была ловушка. Он хотел тебя захватить в плен. Если бы ты вошла в мираж, то никогда бы оттуда не вышла.

Пегги потерла укушенную лодыжку. Она заметила на своей футболке маленькие мокрые точки, оставленные растаявшими хлопьями снега. Через секунду жаркое солнце заставит их испариться, но сейчас они свидетельствовали о том, что все это ей не примерещилось.

– Это была не иллюзия, – прошептала девочка.

– Да, – подтвердил синий пес. – Это все было в реальности… но ушло, как уходят поезда. Этого больше нет. Я больше его не чувствую.

Девочка выпрямилась. Нужно было возвращаться назад в машину.

«Спасибо! – подумала она, обращаясь к синему псу. – Ты меня спас. Не знаю, от какой опасности… но точно спас».

 

Глава 3

Обитаемый аэропорт

 

Проснувшись, Бэрни Фэрвей схватился за руль, чтобы безостановочно гнать машину до самого аэропорта.

На первый взгляд «Виста Дьябло» не представлял собой ничего примечательного. Он состоял из широкой взлетной полосы, по сторонам которой притулились ангары. Надо всем возвышалась наблюдательная башня с погнутыми антеннами. Ветер гнал по бетонной взлетной полосе вырванные с корнем кустики колючей травы.

«Голову даю на отсечение, что ни одна дверь здесь не заперта, – подумала Пегги. – Здесь никто ничего не ворует. Строители бегут от этого места, как от чумы».

Она не ошиблась. Родители Пегги и Джулия с удивлением обнаружили, что внутри помещений все осталось на своих местах: мебель, шкафы, забитые планшетами и картами, вешалки с летными костюмами…

– Люди, жившие здесь, ушли внезапно, – проворчал синий пес. – По-видимому, они стали жертвами миражей. Я хорошо себе представляю, как это происходило: они исчезали один за другим, пока аэропорт окончательно не опустел.

Пегги Сью скорчила гримасу. Она разделяла точку зрения своего четвероногого друга. Она должна проявить мужество и охранять свою семью, не подавая виду. Ей трудно было объяснить своим близким, почему нельзя вступать в переговоры с обитателями миражей.

– У меня от всего этого мурашки ползут по коже! – возмущалась Джулия, проходя через летную столовую, где на полках еще стояли бутылки.

На столах валялись шлемы пилотов; здесь же остались грязные чашки с остатками кофе.

– Идемте дальше, – вмешался папа. – Надо смотреть на это, как на своего рода музей. Можно получать удовольствие от ностальгии по… скажем, по героическому времени первых крылатых безумцев, отважившихся штурмовать небо! Вспомните воздушную почту!

Папа пытался изобразить энтузиазм, но Пегги понимала, что он, как и остальные, чувствует себя не в своей тарелке.

– Всюду эта ужасная пыль! – жаловалась мама. – Думаю, в этом бараке не подметали по крайней мере лет сорок.

 

В конце концов удалось отыскать несколько пригодных для проживания комнат со старой мебелью. На столах и у изголовья кроватей валялись журналы аж 1960 года. В них рассказывалось о рок-певцах, из которых в живых на сегодняшний день не осталось уже никого. От времени страницы журналов пожелтели и рассыпáлись, когда Пегги брала их в руки.

– Пойдем посмотрим ангары, – предложил папа, чтобы разрядить атмосферу.

Обе дочери последовали за ним. В доме осталась одна мама – она сказала, что у нее нет времени, уборка предстоит еще та.

Ангары напоминали гигантские консервные банки, поставленные на песок. Как только папа открыл первую дверь, в лицо Пегги и Джулии хлынул поток такого горячего воздуха, как будто перед ними распахнулась пылающая печь.

– Я туда не войду! – запротестовала Джулия. – Я сварюсь на месте, не сделав и десяти шагов!..

Папа пожал плечами и углубился в жаркий полумрак. В ангаре притулился старый винтовой самолет – кособокий, с покореженными крыльями, настоящий музейный экспонат. Краска на его боках облезла; он уже не пах ни маслом, ни бензином. В сущности от самолета остался один каркас – металлический скелет, который никогда больше не поднимется в воздух. Папа, задыхаясь от жары, отступил назад. В тот момент, когда он закрывал ангар, Пегги Сью заметила нечто, двигающееся в глубине, у дальней стены. Неясные очертания тотчас исчезли.

Папа уже отошел и ничего не заметил.

Ты видел? – мысленно спросила девочка у своего четвероногого товарища.

– Да, – ответил синий пес. – Это не человек.

– Ты хочешь сказать, что это – животное?

– Нет, оно не принадлежит к моим сородичам. Это… существо.

– Существо?

– Да. Оно напоминает человека, но только внешне. Однако оно живое. Оно обитает здесь давно в полном одиночестве.

– Оно злое?

– Не думаю, – прошептал пес. – Это нечто, чего я никогда раньше не видел.

Девочка и собака продолжали обмениваться телепатическими посланиями, но все время оставались настороже. Пегги не могла удержаться от того, чтобы не обернуться на ангар через плечо. Кто там прячется? Похоже, заброшенный аэропорт все-таки обитаем?

«Нет, – решила она, – если бы речь шла о призраке, я бы обязательно его почувствовала».

Бэрни Фэрвей отправился осмотреть другие ангары. Всюду стояли та же удушающая атмосфера горячего пыльного воздуха и тот же запах перегревшегося металла. Самолеты были все сплошь допотопные, какие теперь увидишь разве лишь в старых фильмах про войну, которые иногда показывают по телевизору.

Конец взлетной полосы уходил далеко, его нельзя было различить. Жара стояла такая, что очертания предметов расплывались. Уже в пятидесяти метрах над взлетной полосой воздух завивался наподобие змеи.

– Можно подумать, что она тоже живая, – буркнул мысленно синий пес. – Мне не нравится это место. Здесь все идет сикось-накось.

Пришлось вернуться. Оставаться на солнцепеке было бессмысленно.

 

Послеполуденное время прошло в домашних хлопотах. Занимаясь проветриванием матрацев и сменой простыней, Пегги все время оставалась начеку. Синяя собака, вскарабкавшись на кресло, смотрела в окно.

– То, что спряталось в ангаре, смотрит в нашу сторону, – сказал пес.

– Ты его видишь? – обеспокоенно спросила девочка, руки которой были заняты стопкой старых одеял со штампом Вооруженных сил США.

– Я вижу в щелке его глаз, – ответил пес. – Оно ищет тебя. Оно знает, что ты его обнаружила.

Пегги поморщилась. Существо хочет принудить ее молчать? Нервничая, она постаралась сосредоточиться на своей работе. Приход сестры помешал ее мысленному диалогу с синей собакой.

– Как тебе это нравится? – выпалила Джулия. – Ты видела, как здесь все ужасно? Мне кажется, я играю в массовке в старом черно-белом фильме о Второй мировой войне. Я боюсь проснуться с ужасной прической на голове, какие носили в то время. И в жутких полотняных чулках – их, наверное, не наденешь без складок… Сколько времени нам придется тут торчать?

«Пока мы не исчезнем… как все остальные, проглоченные миражом», – чуть было не ответила Пегги.

 

С заходом солнца жара спáла и даже стало довольно прохладно. Пегги Сью надела старую летную куртку, завалявшуюся в глубине шкафа в ее спальне. Куртка ей понравилась. После ужина она отправилась прогуляться по взлетной полосе. Стук ее каблуков гулко раздавался в тишине. Пегги поддалась было искушению приблизиться к обитаемому ангару, но отказалась от этой идеи.

– Не ходи туда, – шепнул ей синий пес, – оно тебя подкарауливает. Но оно так же сильно боится тебя, как и ты его. Посмотрим, что будет завтра.

 

Глава 4

Двери в иные миры

 

На следующее утро пришел черед заняться провизией. Мама позвонила хозяину лавки, где решено было закупать продукты, и попросила его послать побольше коробок с продовольствием.

– Я отправлю к вам курьера, – пообещал хозяин. – Он прибудет в течение дня. Не могу точно сказать, в каком часу. Мне приходится прибегать к услугам одного слабоумного, потому что никто в здравом рассудке не решается приблизиться к «Виста Дьябло»… сами понимаете…

Однако шум грузовика послышался близ аэродрома всего через час. Пегги Сью вышла, чтобы встретить шофера. К своему удивлению, она обнаружила в кабине Пако, старика в сомбреро, которого семья Фэрвей повстречала перед этим в буфете для проезжающих.

– Никто не желал садиться за руль, – произнес мексиканец с улыбкой. – Я согласился, потому что эта поездка давала мне возможность поговорить с тобой.

– Я уже видела мираж, – быстро шепнула Пегги. – Внутри его шел снег, там играли дети и…

– Я знаю, – вздохнул Пако. – Они предлагали тебе присоединиться к ним, верно?

– Да. Там, внутри, казалось так свежо, все выглядело таким красивым…

– Это ловушка, – строго сказал старик. – Мираж всегда представляет именно то, что тебе больше всего хочется увидеть. Если ты умираешь от жары, он предложит тебе средство охладиться. Страдаешь от жажды – тебе показывают воду. Если ты в этот момент испытываешь страх, то увидишь тихое, безопасное место. Именно таким образом люди исчезли из этих краев, не оставив и следа. Я живу в деревушке к северу отсюда, она называется Вилла Верде. На сегодня в ней осталось четырнадцать человек. Миражи заглатывают людей, в особенности детей и подростков.

– Детей?

– Да. Дети позволяют себя заворожить легче всего. Ты будь начеку. Повторяю: миражи хитры, они быстро определяют, чего ты хочешь, и используют свое знание против тебя. Им трудно сопротивляться. Они могут загипнотизировать.

– А что произойдет, если окажешься внутри?

Старый Пако пожал плечами.

– Не могу сказать, – признался он. – Оттуда никто ни разу не возвращался, чтобы сообщить об этом. Туда ушли мои брат и сестра. Это случилось 55 лет назад. Моему старшему брату было в то время четырнадцать. Его звали Себастьян. Он был хитрым, но все-таки миражи поймали его. Будь осторожна, малышка.

Пегги Сью с трудом сглотнула.

– Жизнь здесь сурова, – снова заговорил мужчина, – поэтому люди легко поддаются на провокации. Миражам без труда удается их соблазнить, открывая им двери в лучшую жизнь. Никогда не забывай, что мираж – это ложь. Одурачивание.

Решив, что сказал достаточно, Пако повернулся к грузовику и начал сгружать ящики. Пегги пришла ему на помощь.

– Люди, жившие здесь до нас, тоже ушли в миражи? – вдруг спросила она.

– Да, – подтвердил мексиканец, – и по тем же причинам. С тех пор как бедняги пропадают один за другим, никто не желает здесь работать. Поэтому аэродром перестали использовать. Иногда, особенно в ясные лунные ночи, миражи материализуются прямо на взлетной полосе. Они принимают вид огромного самолета, на каких летают к чудесным островам в Тихом океане. Тогда люди покидают дома и бегут, толкая друг друга, чтобы успеть подняться по трапу, пока самолет не взлетел.

– Но ведь это ненастоящий самолет?

– Нет, как и все миражи, которые закрываются, как воронка в воде. Они уносят людей неизвестно куда. Будь внимательна: твои родители и сестра тоже могут стать жертвами подобной иллюзии. Взрослые с трудом переносят пустыню. И то сказать, она кого хочешь с ума сведет.

Старик сел в кабину грузовика и помахал девочке на прощание.

– Вот, – заключил он, – теперь я выполнил свой долг: ты предупреждена. Надеюсь, тебе повезет больше, чем моему брату Себастьяну или моей сестре Аделине. Прощай, малышка!

Пако отъехал, и грузовичок скрылся в облаке пыли.

– Он сумасшедший? – спросила Пегги у синей собаки.

– Нет, – мрачно ответил пес. – Все, что он рассказал, – правда. Я проник в его голову, чтобы перелистать его воспоминания. Я видел картинки, которые он описывал. Он находился здесь, спрятавшись за ангарами, когда самолет-призрак увез персонал аэропорта. Он действительно пережил все то, о чем рассказал. Нам грозит серьезная опасность.

 

Появилась Джулия. Она хотела узнать, как обстоит дело с продовольствием. Сестры начали перетаскивать ящики с продуктами в наблюдательную башню. Папа сбился с ног, пытаясь наладить различные электроприборы: кондиционеры, холодильники… К сожалению, телевизоры во всех комнатах стояли только черно-белые!

– Самое важное – это вода, – заявил Бэрни, откусывая от гамбургера, который казался крошечным в его громадной ладони. – Если водопроводная система выйдет из строя, мы не продержимся дольше двух суток. В таком месте, как это, пьют до семи-восьми литров в день. Невозможно делать запасы. Разве что если бы в нашем распоряжении была колонна грузовиков-цистерн.

– Что ж это за начальство у тебя такое, – покачала головой мама. – Забросили нас сюда, как парашютный десант, и с концами: мол, выкручивайтесь, как знаете.

– Вода и телефон указывались в договоре, – сообщил отец, – это два главных пункта, на которых я настоял. Со всем остальным можно справиться, мы же не безрукие. Правда, девочки?

Пегги Сью улыбнулась ему. Она была тронута, видя, как отец старается создать веселое настроение вопреки удручающей атмосфере. Она тоже постаралась изобразить веселье и взглянуть на переезд, как на замечательное приключение.

Покончив с мытьем посуды, Пегги Сью подождала, когда ее близкие заснут, и вышла на улицу. Было довольно холодно. Луна заливала окрестности призрачным голубоватым светом. У девочки от холода стучали зубы. Пес, следовавший за хозяйкой, тоже продрог насквозь. Оба смотрели на широкую, простирающуюся в бесконечную даль взлетную полосу. По сторонам ее росли кактусы причудливой формы. В темноте они напоминали человеческие фигуры с воздетыми к небу руками.

– Может быть, они начинают двигаться, когда от них отворачиваешься? – спросила девочка.

– Нет, – ответил пес, – это настоящие кактусы. А вот то, что сидит в ангаре, волнуется. У него очень сильная жажда.

– Пойду поставлю у входа бутылку содовой, – предложила Пегги Сью, – мы же как-никак соседи.

– Бутылки будет недостаточно… – возразил пес. – Оно хочет воды… много… очень много – по крайней мере литров двадцать.

Что же это за чудовище такое, если оно способно выпить за ночь двадцать литров воды?

– Хорошо, – сказала Пегги, – я возьму ведра в мастерской.

Она отправилась в ангар, взяла два больших ведра и пошла наполнить их водой из крана, находящегося метрах в пятидесяти от входа. Кран поначалу выплевывал ржавую воду, но потом она пошла светлее, хотя все равно осталась мутной. Однако эту воду можно было пить.

Покончив с необычной миссией, Пегги Сью и синяя собака вернулись в наблюдательную башню.

 

Глава 5

Пленник письменного стола

 

Проснувшись на следующее утро, Пегги поразилась необычной тишине, царящей на аэродроме. В городе она привыкла просыпаться под шум автомобилей и завывания полицейской сирены. Здесь, в пустыне, никаких шумов не было. Только ветер играл скрученными антеннами наблюдательной башни.

Пегги вылезла из-под одеяла. Было прохладно; но она знала, что, как только солнце взойдет, снова установится невыносимая жара. Девочка накинула свою летную куртку прямо поверх пижамы и спустилась на кухню – почти такую же просторную, как зал ресторана: здесь прежде находилась столовая пилотов. Там Пегги разыскала баночку конфитюра и выпила кружку ледяного молока. Она рассеянно положила корм в миску синей собаки. Пегги все время думала о таинственном существе, прячущемся в ангаре.

Выпило ли оно за ночь все двадцать литров воды?

– Может быть, надо принести ему поесть? – посоветовалась девочка со своим четвероногим товарищем. – Может, если у него будет достаточно пищи, ему не придет в голову нас сожрать?

– Трудно сказать, – усомнился пес.

В окно Пегги Сью могла видеть подозрительный ангар.

– Ведра исчезли, – сообщила она.

Ей не удалось поразмышлять об этом дольше, потому что на лестнице прозвучали шаги мамы. Семья просыпалась; надо было готовить завтрак и продолжать обустраиваться на новом месте.

 

* * *

 

Пегги с нетерпением ждала часа сиесты, чтобы ненадолго остаться одной. Все утро она думала о таинственном существе.

«Что произойдет, если папа столкнется с ним нос к носу в ангаре? – повторяла она про себя. – Эта тварь, рассерженная, что ее обнаружили, вцепится ему в горло? Нужно установить с пришельцем контакт, пока не произошло трагедии». Пегги привыкла общаться с призраками, так что наверняка удастся вступить в контакт с обитателем ангара – непонятным существом, похожим, однако, на человека, как утверждал синий пес…

Девочка покинула наблюдательную башню. Внутри здания работали кондиционеры; им удавалось поддерживать температуру примерно на уровне 28°, но снаружи стояло форменное пекло, можно было подумать, что взлетная полоса покрыта раскаленными углями. Девочка задыхалась и часто дышала, стараясь перехватить хоть чуточку свежего воздуха.

«Еще не дойдя до конца взлетной полосы, я превращусь в сухую галету», – подумала она.

Синий пес высунул язык почти до земли – он свисал, как галстук. Девочка и собака направились к ангару.

– Мне страшно, – поделилась с товарищем Пегги. – Как, по-твоему, он меня примет?

– Не знаю, – ответил пес. – Он встревожен… Он злится из-за жары… Он думает о воде, которая испаряется. Мне кажется, он боится умереть.

Пегги Сью никак не решалась толкнуть металлическую дверь. Она умела обращаться с призраками, однако ничего не знала о чудовищах.

Чтобы дать себе время собраться с мужеством, она решила дойти до конца взлетной полосы, а потом вернуться назад. По возвращении она обязательно войдет в ангар.

«Я бы сейчас отдала все на свете, чтобы только побарахтаться в луже».

– Куда ты идешь? – запротестовал пес. – Я сейчас сварюсь заживо!

– Я тоже, – подтвердила девочка.

Вдруг рядом с ними что-то булькнуло. Ноздрей Пегги Сью коснулся запах, который она отличила бы среди сотен других. Несколько капель упали на ее кожу.

– Море… – пробормотала она.

Синий пес тихонько заскулил.

Между ангарами формировался мираж. Он расцветал, как будто гигантский цветок развертывал свои лепестки. Волшебная дверь открывалась в нечто, похожее на огромный аквариум! Выглядело так, будто Пегги прогуливалась по дну океана. Перед ней расстилался пейзаж, состоящий из водорослей, среди которых скользили ярко окрашенные рыбы. Позади кораллового массива виднелся остов старинного галиота – пиратского судна, затонувшего несколько веков назад. Это выглядело странно и прекрасно. Аквариум не имел стекла: волшебная водная стена могла без него обойтись.

– Это иллюзия, – прошептал пес. Шерсть на его загривке встала дыбом.

– Нет, – возразила Пегги, – это все настоящее. Это можно потрогать.

– Ты не должна к нему прикасаться! – взвыл пес. – Назад! Скорей прочь отсюда!

Но девочка не могла оторвать взгляда от тропических рыб, плывущих прямо к ней.

– Они меня заметили! – радостно воскликнула она. – Посмотри: они меня не боятся!

Не в силах сопротивляться, она погрузила руки в воду и погладила нескольких рыбок, которые вели себя, как ручные. Они не только позволяли девочке к ним прикасаться, но даже толкались, будто каждая хотела получить свою порцию ласки. Они выглядели такими забавными: с круглыми глазами, причудливыми плавниками, яркими пятнами на боках… Отбросив всякую осторожность, Пегги приблизилась к водяной стене, погрузила в нее сначала ладони, потом предплечья… ее лицо было уже готово коснуться жидкой границы.

Вдруг из-за кораллового рифа появился силуэт. Наполовину он был человеческий. Чья-то рука попыталась схватить в воде Пегги Сью за запястье. К счастью, пес инстинктивно захватил челюстями футболку своей хозяйки и потянул назад.

Девочка с трудом отдавала себе отчет в том, что с ней чуть было не произошло. Мираж воздействовал на ее мозг с гипнотической силой. Она думала только о милых рыбках… и о мальчике, появившемся внезапно из глубины. Он плавал перед ней; Пегги любовалась грацией его движений. У него были белокурые волосы, он чудно улыбался, но… его ноги превратились в серебристый рыбий хвост!

– Эй! – бросил незнакомец. – Чего ты там жаришься на этом дурацком аэродроме? Знаешь, я ведь когда-то тоже жил здесь со своими родителями… я мечтал о море, о пляже, о серфинге… Я ненавидел пустыню. Пустыня хороша для шакалов, а не для людей.

Каждое слово выходило изо рта мальчишки в виде пузырька, освобождая звуки, когда пузырек лопался на вертикальной поверхности. Девочка, ровесница Пегги Сью, выплыла из-за галиота, чтобы присоединиться к своему товарищу. Нижняя часть ее тела отливала металлическим блеском, подобно вечернему платью из парчи.

– Привет, – сказала она, ласково улыбнувшись. – Тебе повезло, что мы здесь оказались. Иди сюда, к нам. Это же просто! Нужно всего лишь войти в жидкую стену. Как только ты окажешься здесь, твое тело изменится, приспособившись к жизни под водой.

– Я не утону? – удивилась Пегги.

– Нет, – заверила ее юная пловчиха. – Если захочешь, ты сможешь стать русалкой, как я. Это гораздо удобнее, когда живешь под водой. Но многие предпочитают полное превращение и становятся рыбами. Все эти рыбки, которых ты гладила… Когда-то они были детьми. Здесь они чувствуют себя гораздо счастливее.

– Иди сюда, – настойчиво повторил мальчик. – Воспользуйся своим шансом! Мираж сейчас закроется. И, возможно, мы снова откроем двери не раньше чем через десять или двадцать лет.

«Он очень даже симпатичный, – подумала Пегги. – Может быть, так я смогу забыть о призраках и наконец-то начать веселую, увлекательную жизнь?»

Появился дельфин. Он тоже улыбался! И при этом издавал странные звуки.

– Он говорит, что в твоем мире он был толстым и заикался, – перевела русалка. – Здесь он счастлив. Иди к нам, тут тебе больше не понадобятся твои уродские очки!

В этот момент синий пес схватил Пегги Сью за пижаму и сильно дернул назад.

– Ты идиотка! – резко сказала русалка, нахмурив брови. – Мираж закроется, и ты всю жизнь будешь локти кусать. Ты останешься среди людей и будешь взрослеть… а потом – стареть… и начнешь скучать, как все взрослые. Если ты присоединишься к нам, то останешься подростком навсегда.

Ее щебечущий голос отдалялся. Вскоре изо рта русалки начали выходить лишь беззвучные пузырьки.

– Все, поздно! – крикнул мальчик. – Дверь закрывается.

Вдруг окно свернулось, и Пегги обрызгало пеной. Из воды выскочила большая желтая рыба и шлепнулась на бетон взлетной полосы к ногам Пегги Сью.

Все исчезло: русалка, дельфин, коралловый риф, галиот.

– Ты чуть было не позволила себя поймать, – проворчал синий пес. – Если бы меня здесь не оказалось…

Но Пегги его не слушала. Она опустилась на колени, чтобы поднять желтую рыбку, которая извивалась в пыли.

– Какой ужас, – простонала девочка, – она сейчас умрет! У нас нет морской воды… Может, если простую воду подсолить…

– Не мели чепухи! – вышел из себя пес. – Это волшебная рыба, ей не нужна вода.

– Ты думаешь? – недоверчиво произнесла Пегги.

– Конечно, – сердито проворчал пес; иногда он снова скатывался на подобный тон. – Я даже допускаю, что она может снова превратиться в маленького мальчика. Тогда мы сможем узнать, что происходит там, внутри миражей. Ты должна запереть рыбку в ящик. Это будет наш пленный «язык»! Мы вытянем из него все, что он знает.

Пегги Сью взглянула на него.

– Иногда ты ведешь себя так глупо, что просто удивляюсь, как я тебя выношу! – вздохнула она. – Когда ты перестанешь брать от людей самое худшее?

Пес обиженно надулся.

– Спрячь эту рыбу! – проворчал он, уходя. – Она разжигает во мне аппетит. Меня так и подмывает отгрызть ей голову!

Пегги Сью пришлось повиноваться. В ее ладонях желтая рыбка продолжала извиваться.

«Бедняга, – подумала девочка, – я не знаю, что с тобой делать».

Нельзя было допустить, чтобы рыбу заметили Джулия или мама с папой. Пегги не сумела бы им объяснить, откуда она у нее взялась. «Я положу ее в ящик стола, который стоит в изголовье моей кровати, – решила Пегги Сью. – Ничего лучшего я пока придумать не могу. Если морскую рыбу поместить в пресную воду, она умрет. Можно в воду из-под крана добавить соли, но это слишком сложно, надо знать точную дозировку. Если ошибешься, рыба все равно погибнет».

Пегги с тревогой взглянула на свои часики. Несмотря на то что после исчезновения миража прошло уже довольно много времени, желтая рыба казалась здоровехонькой. Это было любопытно. Девочка поспешила пробраться в свою спальню и запереть рыбу в ящик. К сожалению, рыбка яростно била хвостом в стенки ящика, и этот шум мог привлечь внимание…

«Сколько времени понадобится, чтобы рыба снова стала маленьким мальчиком? – спрашивала себя Пегги Сью. – Сколько часов? Или дней?»

Рассердится ли он? Наверное, ему не нравится, что его выдернули из миража?

Дверь в комнате Джулии резко хлопнула. Пегги тоже решила выйти, как будто она только что проснулась после сиесты. Она осторожно закрыла дверь в свою комнату. В коридоре ударов рыбьего хвоста не было слышно.

 

После сиесты семья снова принялась приводить здание в божеский вид. Миссис Фэрвей решила вычистить весь этаж наблюдательной башни, который в прежние времена служил спальней пилотов: только там кондиционеры работали сносно. Время от времени Пегги сбегáла, чтобы проскользнуть в свою комнату. Там она осторожно приоткрывала ящик стола. Рыба все еще была живая… но очень грустная.

Вечером, перед сном, Пегги разочарованно обнаружила, что рыбка из ящика исчезла. Только на дне лежала горстка песка. Удивительно желтого.

 

Глава 6




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.