Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Неподвижное путешествие



 

Пегги Сью с трудом сглотнула. Синий пес прижал уши к голове, что являлось у него признаком сильного страха. Толкая троих друзей, толпа устремилась к пассажирскому трапу. Все бежали, боясь, как бы самолет не улетел без них. Улыбающиеся стюардессы встречали пассажиров с изысканной вежливостью.

– Пойдемте, – решилась Пегги Сью. – Поднимемся в салон этой дьявольской машины, иначе там не останется мест.

– О, об этом не стоит волноваться, – грустно улыбнулся Себастьян. – Таких самолетов ты еще не видела.

Они поднялись на борт, и стюардесса указала им места. Ряды кресел были бесконечными: создавалось впечатление, что находишься в зале кинотеатра. Пегги это показалось странным. Обычно самолеты не бывают такими большими! Центральный проход, разделявший ряды кресел, уходил за горизонт, как дорога через прерию.

– Мы взлетели, – объявила одна из стюардесс певучим голосом. – Мы надеемся, что путешествие вам понравится. Если вы желаете отдохнуть, в вашем распоряжении зал игровых автоматов. Не стесняйтесь им воспользоваться!

«Игровой зал?» – удивилась Пегги Сью.

Никто не попросил ее пристегнуть ремни. Впрочем, никаких ремней и не было. Странная вещь: казалось, большой хрустальный самолет застыл в неподвижности, в то время как земля удалялась. Не ощущалось никакой вибрации. Не слышалось никакого шума моторов.

«Винты не вращаются!» – поняла вдруг Пегги Сью.

Она взглянула себе под ноги, через прозрачный фюзеляж. Внизу наблюдательная вышка казалась крошечной, словно из игрушечного конструктора. Это создавало забавный эффект – ощущать себя подвешенным в воздухе внутри стеклянной безделушки!

– Сколько времени длится полет? – спросила Пегги у Себастьяна, прикорнувшего в соседнем кресле.

Мальчик пожал плечами.

– По-разному бывает, – сказал он, подавляя зевок. – Нужно ждать, когда откроется какой-нибудь мираж. Обычно это происходит быстро, но иногда может длиться несколько недель или даже месяцев. Именно поэтому самолет такой просторный.

– Месяцев? – в ужасе воскликнула Пегги.

– Ты не понимаешь: время здесь течет по-другому.

– Никогда бы не ввязался в эту авантюру, – проворчал синий пес. – Мы об этом еще пожалеем.

Пегги Сью покинула свое кресло, чтобы обследовать самолет. Большинство пассажиров сделали то же самое; стюардессы наблюдали за этой толпой с невинной улыбкой на устах. Пегги напрасно пыталась дойти до конца прохода, разделяющего ряды кресел, – ей это не удалось. Оглянувшись через плечо, она с трудом различила Себастьяна и синюю собаку – так далеко от нее они теперь находились.

Раздосадованная, она толкнула какую-то дверь из матового стекла. За ней оказался бассейн, в котором весело плескались юные пассажиры.

– Бассейн? – пролепетала Пегги Сью. – В самолете?

Но это был далеко не последний сюрприз. Девочка пересекла помещение бассейна и толкнула следующую дверь. У нее перехватило дыхание: перед ней расстилалась прерия, где дети скакали на пони. Здесь были трава, цветы, холмы… А в отдалении даже стоял стол, откуда доносился аромат яблочного пирога, который только что вынут из печки. Пегги прикинула, что прерия уходит в стороны по меньшей мере километра на два. Слыхал ли кто-нибудь о самолете длиной в два километра от носа до хвоста?

– Если хочешь, я могу раздобыть для тебя одного из пони, – любезно обратилась к девочке стюардесса. – Они умеют петь… Вот этот пахнет ванилью. Если ты покрутишь его правое ухо, он расскажет тебе забавную историю.

Пегги Сью поспешно отступила назад, решив, что увидела уже достаточно.

Она вернулась на свое место. Себастьян бросил на нее насмешливый взгляд.

– Не пугайся из-за такой мелочи, – бросил он ей. – Это все чепуха по сравнению с тем, что ждет нас по прибытии.

Чуть позже стюардессы спросили у пассажиров, желают ли те перекусить. Они принимали самые немыслимые заказы с тем же ровным дружелюбным настроением, как будто речь шла о чем-то обыкновенном. Один ребенок потребовал два килограмма шоколадного мороженого, второй – клубничный торт в метр диаметром… Через минуту они получили свой заказ.

 

Постепенно внешний вид самолета изменился. На полу выросла трава, а на потолке вырисовались облака.

– Мы прибыли, – объяснил Себастьян. – Самолет сейчас превращается в страну, куда мы направляемся. Когда превращение завершится, нам не потребуется трап, чтобы выйти, а кресла станут скамейками в сквере. Самолет-призрак позволяет путешествовать, оставаясь в неподвижности.

 

Все происходило точно так, как предсказал Себастьян. «Дакота» постепенно утрачивала свою форму. Вдруг у нее не стало ни крыльев, ни винтов. Пегги и ее товарищи оказались в сквере с розовыми лужайками, которые садовник приводил в порядок при помощи странного инвентаря: огромной деревянной руки, укрепленной на длинной палке.

– Что он делает? – удивилась девочка.

– Лужайки здесь живые, – рассеянно пояснил Себастьян. – Им нравится, когда им чешут спинку. Но не думайте: это всего лишь ширма, чтобы завлечь вновь прибывших. Если вы действительно хотите узнать, что представляет собой эта страна, вам надо попасть в зону военных действий.

 

Глава 11

Коротышки

 

У Пегги Сью сводило желудок. Она оглядывалась по сторонам в надежде заметить своих родителей и сестру. Вокруг мельтешило множество людей: взрослые, дети, подростки – все сновали взад-вперед, многие – на роликах или на скейтбордах. Атмосфера царила, как на пляже. Тенты хлопали на ветру; слышался шум моря; откуда-то доносились звуки невидимого оркестра. В небе парили чайки.

– Они светятся, – заметил Себастьян. – Они светятся в темноте.

Чуть подальше люди толпились перед трамплином, держа в руках лыжи.

– Море в горах? – удивилась девочка.

– И зима рядом с летом, – добавил Себастьян. – Здесь все существует для удовольствия гостей. Если бы у нас было время для экскурсий, я бы показал тебе улицы, где беспрестанно идет снег и где празднуют Рождество каждый вечер. А в ста метрах от этого места находится пляж, где загорают в плавках на шезлонгах. Есть кварталы, где живут, как во времена ковбоев… и другие, где носят средневековые доспехи и т. д. А есть посадочная площадка, где можно вскарабкаться на летающего оленя, и он унесет вас на облака.

– На облака?! – воскликнула Пегги Сью.

– Да. Многие катаются по облакам на лыжах и утверждают, что получается значительно лучше, чем по снегу. Но не нужно доверять праздничной атмосфере…

– Ты говорил, что идет война, – заметил синий пес, – однако люди выглядят не слишком озабоченными.

– Это правда, – согласился мальчик, – потому что память обитателей страны миражей устроена таким образом, что они сразу же забывают все грустное.

– Но ты ведь… ты ведь помнишь? – уточнила Пегги.

– Да, потому что я здесь давно, – объяснил Себастьян. – Через несколько десятков лет магический фильтр перестает действовать, и начинаешь видеть реальность, как она есть. – Он остановился и указал пальцем на многочисленные кондитерские, стоящие по сторонам улицы. – В этих лавках раздают бесплатно пирожные и конфеты, стирающие неприятные воспоминания. Если вы их попробуете, то перестанете ощущать беспокойство. Пегги забудет о своих родителях и сестре и начнет думать только о развлечениях. Ей будет казаться, что она находится здесь всего неделю, в то время как на земле пройдут долгие четырнадцать лет.

– Это ловушка, – пробурчал синий пес.

– Именно, – подтвердил Себастьян. – Вот почему вы должны быть осторожными и слушаться меня! В этой стороне находится квартал, где можно превратиться во все, что пожелаешь. Мальчишка может стать паровозом или тигром в зеленую полосочку, девочка – мальчиком, собака – президентом Соединенных Штатов… Для этого достаточно проглотить несколько волшебных пилюль. Место, где мы сейчас находимся, называют «Пояс мечты». Следы войны здесь не ощущаются. Но когда мы станем удаляться от центра миража, все начнет меняться.

Подросток ускорил шаг, как будто торопился покинуть это место, где царила иллюзия. Всякий раз, когда Пегги Сью останавливалась, чтобы поглазеть на витрины, он ее торопил:

– Не задерживайся! К этому отравленному счастью привыкаешь быстро.

Девочка вздрогнула. Она только что прочла удивительную вывеску:

«СТАНЬТЕ ЖИВОТНЫМ ПО ВАШЕМУ ВЫБОРУ! ВЫДАЧА ЖИВЫХ КОСТЮМОВ»!

В ней проснулось любопытство. Она попробовала ему противостоять: «Все это несерьезно, нам пора, нельзя терять ни минуты…»

Однако искушение было сильнее ее. Она не могла пройти мимо такого заманчивого предложения. Когда она сказала об этом Себастьяну, мальчик вздохнул:

– Это естественно. Я был таким же, как ты, в самом начале. Так что лучше сейчас пойти туда и посмотреть, иначе это станет наваждением, и ты не сможешь сконцентрироваться на важном.

Обогнув пляж, они направились к скалам. Там стояла дощатая хижина, окруженная зарослями голубых папоротников. Внутри на ниточках висели костюмы – меховые, чешуйчатые и из перьев. Казалось, что находишься в лавке, где продают наряды для Хэллоуина. К друзьям подошел мужчина. У него была розовая борода, а голову венчала корона.

– Здравствуйте, – сказал он. – Я – Пуф, король живого переодевания! Для кого подобрать костюм?

– Для мисс, – кивнул Себастьян.

– Кем вы хотите стать, мисс? Рыбкой, русалкой, козочкой?

Пегги осмотрела костюмы. Они, мягко говоря, не впечатляли: мех поела моль, перья и чешуя выглядели блекло.

– Так они не производят эффекта, – сказал хозяин. – Но когда их надеваешь, все меняется. Не надо доверять видимости.

Девочка чувствовала себя немного по-дурацки. Она взяла вешалку с костюмом разноцветной птицы.

– Похоже на детский комбинезончик, – выдохнула она. – На животе даже есть «молния».

– Надень-ка его, – предложил розовобородый хозяин, – и ты начнешь думать по-другому.

Желая поскорей с этим покончить, Пегги повиновалась. Слишком серьезный взгляд Себастьяна ее смущал.

– В чем дело? – спросила она его. – Ты чем-то недоволен?

– Это небезопасно, – ответил подросток.

– Ты ведь говорил, что внутри миража смерти не существует? – бросила Пегги. – Это так?

– Так, – подтвердил Себастьян. – Но риск остается… Эти волшебные одежды невечны. Они быстро изнашиваются. А когда исчерпают всю свою энергию, то просто разваливаются. Если в момент, когда это произойдет, ты будешь в воздухе, то свалишься, как камень. Не поддавайся опьяняющему ощущению свободы и легкости, которое закружит тебе голову! Будь достаточно бдительна, чтобы сразу приземлиться, как только костюм начнет проявлять признаки усталости.

Девочка застегнула «молнию» на костюме до самого подбородка.

«У меня, должно быть, идиотский вид! – подумала она. – Как у пятилетней малышки, собирающейся на новогодний маскарад!»

– Замечательно! Замечательно! – воскликнул хозяин. – Ты прекрасно выглядишь… настоящая чайка! Теперь поднимись на скалу… и бросься вниз! Костюм довершит остальное.

– Я должна броситься вниз? – переспросила Пегги.

– Ну да, конечно… – пробормотал мужчина с розовой бородой. – Ты увидишь: это супергениально! Не тревожься, моя красавица: костюм знает, что нужно делать.

Не желая показаться трусихой, Пегги Сью вышла из магазина и поднялась на утес, возвышающийся над морем.

– Мы находимся внутри миража, – сказала она себе, чтобы укрепить свое мужество. – Все вол-шеб-но-е, со мной ничего не случится!

Она приближалась к вершине утеса.

Сжав зубы, Пегги бросилась в бездну. В первую секунду, когда ее ноги потеряли твердую опору, Пегги показалось, что она сейчас упадет в море, но потом матерчатые крылья развернулись… и она полетела, как настоящая птица.

Это было невероятно! Никогда Пегги не переживала подобных ощущений. Она больше ничего не весила. И могла совершать виражи в воздухе!

Она начала описывать сложные фигуры; петли, восьмерки… Она поднималась все выше и выше, как будто собиралась поддеть ногой солнце…

Больше ничто для нее не существовало – только это небо, только эта лазурь, которую крылья вспарывали с треском разрываемого шелка…

Вдруг, входя в очередное пике, Пегги с ужасом увидела, что перья опадают. Целыми пучками! Ветер их уносит! Она услышала, как затрещали расползающиеся швы. Волшебный костюм разваливался, распадался на лоскутки.

«Это невозможно, – думала девочка. – Я ведь… всего каких-нибудь пять минут назад покинула утес!»

Она поняла, что потеряла счет времени. Это самая большая ловушка миражей, фатальная иллюзия: не ощущаешь, как пролетают часы. Стрелки замирают на циферблате.

Пегги взглянула вниз и вскрикнула от ужаса. Она находилась на высоте более километра над землей. Что произойдет, если она рухнет, как камень?

Вдруг порыв ветра сорвал с нее остатки костюма. Он до такой степени износился, что превратился в лохмотья. Лишенная поддержки, Пегги стремительно понеслась вниз, воя от страха.

Она уже мысленно видела себя разбившейся в лепешку, как вдруг обнаружила, что к ней приближается небольшое белое облачко, похожее на спасательную лодку.

Ей показалось, что она легла на матрац, наполненный дымом. Облачко было немного клейким и пахло ванилью. У Пегги быстро запорошились волосы. Она осторожно подползла к краю облачка и бросила взгляд на землю. Белая линия утеса вырисовывалась далеко на горизонте. Если ветер не изменит направления, Пегги будет удаляться от своих друзей все дальше и дальше.

«Что же мне теперь делать?» – думала она с горечью.

Конечно, она не умрет от голода и жажды. Но что, если облачко перенесет ее в другую вселенную, о которой Пегги ничего не знает?

«Я потерпела крушение, – сказала она себе. – С той лишь разницей, что вместо надувной лодки я пользуюсь ручным облачком!»

Однако это ее не успокоило.

Должна ли она собрать все свое мужество и прыгнуть в пустоту?

«Хорошо, – подумала она, – если я это сделаю, то упаду прямо в море. Что произойдет дальше? Погружусь ли я в пучину? Или буду носиться по волнам, пока волны меня не выбросят на какой-нибудь пляж?»

В мире, где нельзя умереть, возможно все. Но Пегги мало привлекала мысль плавать на протяжении ближайших пяти лет!

– Я должна прыгнуть сейчас, – прошептала она. – Пока берег еще не слишком отдалился. Если я замешкаюсь, то потеряю ориентировку и не буду знать, в какую сторону двигаться.

Однако она застыла в нерешительности, парализованная головокружением.

А в это время облачко продолжало двигаться.

 

Приблизившись к группе детей-птиц, Пегги решила, что спасена. Она встала, балансируя руками, чтобы сохранить равновесие.

– Эй! – крикнула Пегги. – Сюда! Помогите мне! Я оказалась в ловушке и не знаю, как спуститься!

Дети промчались совсем близко от нее. Они громко смеялись. Бросив на девочку рассеянный взгляд, они проследовали дальше своей дорогой, как будто ничего не произошло.

«Им на меня наплевать! – подумала Пегги Сью. – Они так погружены в свою игру, что все остальное потеряло для них значение».

Она уже пришла было в отчаяние, когда мысленный голос синей собаки прожужжал в ее голове.

– Ты здесь? – проворчал пес. – Куда ты подевалась? Уже несколько часов я ищу тебя наугад на разных волнах. Мы очень беспокоимся.

Пегги поспешила рассказать товарищу о своих неприятностях.

– Себастьян говорит, что ты слишком затянула сеанс, – объяснил пес. – Наряд в конце концов рассыпался. К сожалению, такое часто бывает. Каждую неделю десятки детей теряются таким образом. Они падают в море, и их уносит поток. Они не тонут, но оказываются брошенными на волю волн. Некоторые из них носятся по морю десять, а то и двадцать лет, пока их не выбросит на какой-нибудь пляж. Это ужасно скучно.

– Не вздумай мне сказать, что я двадцать лет буду плавать на пыльном облаке! – бросила Пегги.

– Нет, – ответил синий пес. – Себастьян нашел лодку. Сейчас мы плывем по направлению к тебе. Мы тебя подберем.

– У меня никогда не хватит смелости прыгнуть в пустоту, – воскликнула девочка, – это слишком высоко!

– Ничего страшного, – успокоил хозяйку пес. – Погрузись в толщу облака. Себастьян говорит, там должен быть спасательный чемодан с волшебной лестницей. Когда ты бросишь конец лестницы в пустоту, она автоматически вытянется до нужной длины и достигнет поверхности моря. Но будь внимательна! Не развертывай ее слишком рано, потому что лестница действует не больше пятнадцати минут. Потом она рассыплется, как твое волшебное одеяние… и ты упадешь.

– Я могу пораниться, коснувшись воды? – обеспокоенно спросила Пегги Сью.

– Нет, – ответил пес, поразмыслив. – Но Себастьян говорит, что ты можешь деформироваться… и это будет выглядеть не слишком красиво.

Деформироваться?! – взвизгнула Пегги. – Что ты хочешь сказать?

– Я хочу сказать: лицо может стать плоским, как мячик от пинг-понга, на который наступил слон, – смущенно ответил пес. – Это не помешает жить… только смотреться в зеркало… Для девочки это печально.

– Замечательно! – взревела Пегги. – Я попытаюсь не промахнуться. А пока буду вас поджидать.

– У нашей лодки желтый парус, – сообщил синий пес.

 

Пегги постаралась мужественно принять свалившееся на нее испытание. Ей не потребовалось много времени, чтобы найти спасательный чемоданчик. Она быстро открыла замок и убедилась, что веревочная лестница на месте. Теперь девочка стояла на коленях на краю облака, держа одну руку под козырек и стараясь разглядеть в волнах идущую ей на помощь лодку.

Наконец суденышко появилось. Когда лодка стала на якорь прямо под облаком, Пегги бросила лестницу в пустоту.

Несмотря на ветер, старавшийся забросить подол футболки ей на голову, Пегги вскоре достигла лодки. Все прошло без сучка без задоринки.

– Ну как? – спросил Себастьян, направляя лодку к мысу. – Ты хорошо развлеклась?

Пегги Сью предпочла ничего не отвечать.

Она начинала понимать, что развлечения в стране миражей – далеко не безобидный отдых.

 

* * *

 

Как только они коснулись берега, Себастьян вышел и направился к извилистой улочке. Он шагал быстро, Пегги с трудом за ним поспевала. На горизонте она различила нечто вроде огромного забора, пересекавшего все вокруг, насколько хватало взгляда. Белый деревянный забор, с калиткой и аккуратным хорошеньким почтовым ящиком… Но все было гигантских размеров.

– Похоже на забор сада в пригороде, – заметил синий пес. – Сада-гиганта.

– Это правда, – пролепетала Пегги. – Почтовый ящик повешен в ста метрах над землей, и он величиной с десятиэтажный дом.

В самом белом заборе не было ничего пугающего, кроме его исполинских размеров. По соседству с ним городские здания казались крохотными, похожими на кукольные домики.

– Это сад спящего демона, – произнес Себастьян глухо. – Туда мы отправимся, когда вы будете больше знать об опасностях, которые там поджидают.

Позади забора возвышался замок – тоже белый, с башнями, торчащими во все стороны.

– Странно, – заметила Пегги. – Похоже на дерево, у которого ветви растут, как им заблагорассудится.

– Правда, – подтвердил синий пес. – Никакой архитектор такого не построил бы, разве что сумасшедший. Посмотри: десятки башенок выходят прямо из стен! А другие растут из нижних башен. Стены – и те кривобокие.

Поскольку Себастьян ничего не говорил, двое его товарищей вынуждены были довольствоваться предположениями.

– С этой минуты смотрите себе под ноги! – объявил подросток тоном, не допускающим возражений. – Мы входим в зону войны. Здесь речь уже не о голубых мечтах.

Пегги Сью хотела взбунтоваться – она не любила, когда мальчишки начинали командовать, но вдруг заметила металлическую табличку, укрепленную над тротуаром. На ней стояло:

«ОСТОРОЖНО: КОРОТЫШКИ!

НЕ РАСТОПЧИТЕ!»

– Посмотри-ка, – шепнул мысленно синий пес, – все постепенно уменьшается. Здесь дома гораздо меньше, чем в Поясе мечты.

– Ты прав, – ответила Пегги. – И чем ближе мы подходим к белой ограде, тем все вокруг становится все меньше и меньше. В конце улицы дома не больше коробок из-под обуви.

В этом было что-то нездоровое. Даже машины, припаркованные по сторонам дороги, в конце улицы выглядели как игрушечные.

– Что все это значит? – спросила Пегги у Себастьяна. – Это еще одна иллюзия?

– К сожалению, нет, – вздохнул мальчик. – Это один из первых эффектов войны, с которым вы столкнетесь. Сейчас я вас представлю главному генералу, он все вам разъяснит лучше меня. Не смейтесь над тем, чтó он вам скажет. От этого зависит ваше выживание. Мы здесь не для того, чтобы развлекаться.

Теперь дома стали совсем крохотными. Крыши едва доходили Пегги Сью до плеча. Подойдя к зданию, имеющему вид официального учреждения, Себастьян опустился на колени и постучал по фасаду согнутым пальцем.

Внизу открылась дверь, и на пороге появилась седая старушка с очками на кончике носа. Ростом она была не больше двадцати сантиметров.

– Вот, – объявил Себастьян, – это Пегги Сью и ее синий пес. Надеюсь, вы рады их видеть, раз вы приложили столько усилий, чтобы завлечь их сюда!

– Это правда, мой мальчик! – согласилась маленькая женщина; обернувшись к девочке и собаке, она сказала: – Здравствуйте! Позвольте представиться: я Мами Пикабу, верховный главнокомандующий военной зоны.

Нужно было напрягать слух, чтобы разобрать ее слова: голос старушки напоминал мышиный писк. Пегги Сью была так удивлена, что смогла пробормотать только нечто нечленораздельное в знак приветствия.

– Я не всегда была такой, – сказала забавная маленькая женщина. – Когда я попала в мираж, я была нормального роста, но здесь все идет шиворот-навыворот. Уснувший демон начал производить кошмары, и законы, управляющие нашим миром, пришли в беспорядок. Я начала уменьшаться в размерах. Это происходит с каждым, кто слишком долго находится здесь. Становишься коротышкой.

– Но почему? – пролепетала Пегги.

– Демон питается нашей субстанцией, – сказала женщина-генерал. – Он перекачивает с этой стороны ограды материю, которая нужна для его сада. В результате чем пышней разрастается сад, тем меньше город и его обитатели. Мир миражей располагает определенным количеством материи. Он не может расширяться. Если хочешь что-то увеличить, приходится уменьшать равную массу материи. Здесь тоже действует закон сохранения вещества «ни больше ни меньше».

Она указала своей миниатюрной рукой на замок с его многочисленными башнями, возвышавшийся вдалеке, за громадным забором.

– Эта крепость растет, как трава, – сказала старушка. – Каждый день вырастает новая башня. И эта башня растет за наш счет, отбирая у нас немного материи. Вот почему мы уменьшаемся. То, что взято отсюда, возникает там. Равновесие миража сохраняется, но мы становимся все меньше и меньше.

– Но зачем демону увеличивать свой замок? – спросила Пегги.

– Потому что он тоже растет, – вздохнула миссис Пикабу. – Он растет во время сна. Если с замком не будет происходить то же самое, демон окажется сдавлен стенами, как в слишком тесной раковине. Он задохнется и умрет… и тогда нашей стране миражей придет конец. Если он умрет, мы все тоже умрем. Его судьба – наша судьба.

– Это как рыцарь, растущий внутри своих доспехов, – прокомментировала Пегги. – Если доспехи тоже не будут расти, он пропал.

– Да, – проворчал синий пес. – Или как щенок вроде меня внутри своей конуры – если бы он стал величиной с быка…

– Замок не может развалиться от давления растущего великана, – продолжила генерал. – Крепость задумана неразрушимой, чтобы защищать демона от всякой агрессии. Вот почему замок вынужден расти так же быстро, как его обитатель. Самое худшее…

– Что материю для этого он забирает у вас, – закончила Пегги Сью.

– Ты все поняла, – сказала миссис Пикабу. – Разрастающийся сад сдавливает город. Это правило, которое надо выучить наизусть, как в школе.

– Но мы… – начала Пегги.

– Вы уже начали уменьшаться, – неумолимо объявила генерал Пикабу. – С той минуты, как вы покинули Пояс мечты, молекулы вашего тела подвергаются сжатию. Я уверена, уже сейчас вы на 2–3 миллиметра меньше, чем были в реальном мире.

Услышав эту неприятную новость, Пегги Сью почувствовала, как у нее по спине побежали мурашки.

– Вот почему не стоит медлить, – заверила миссис Пикабу. – Чем дольше ждешь, тем меньше становишься. Став совсем маленькими, вы окажетесь совершенно безоружными по другую сторону ограды.

У Пегги Сью подступил комок к горлу. Она взглянула на замок. И удивилась, увидев еще одну башенку, «отросшую» от вершины. Бесформенная каменная масса напоминала кактус, от которого отпочковываются детали. Сформировавшаяся башенка имела коническую крышу.

– Чтобы доказать вам, что я ничего не выдумываю, – продолжила миссис Пикабу, – я представлю вам бывшего генерала округа, командовавшего военной зоной до меня.

Войдя в кукольный домик, в котором она, вероятно, жила, старушка открыла комод, порылась в ящиках и извлекла на свет коробку не больше почтовой марки. Вернувшись на крыльцо, она открыла шкатулку, на дне которой шевелилось нечто неразличимое.

– Вот, – произнесла она грустно, – прошу любить и жаловать – это Бокрнеби Сельфриджа. Или по крайней мере то, что от него осталось. Через несколько месяцев я стану такой же, как он… а вы… вы будете меньше, чем этот домик. Ты нам действительно нужна, Пегги Сью. Мы знаем, что ты долгие годы сражаешься с призраками, и ты уже не раз одерживала над ними победу. Сегодня мы просим тебя нам помочь. Ты привыкла к чудесам, ты умеешь расстраивать злые козни… Все солдаты, которых мы послали туда, были необученными. Именно поэтому мы заманили тебя в ловушку. Чтобы вынудить тебя помочь нам.

– Где мои родители и сестра? – выдохнула девочка.

– Где-то в одной из вселенных, созданных снами демона, – ответила генерал. – Все вселенные имеют двери, открывающиеся в этот сад. Этот замок – общий корень. Корень зла. Твой единственный шанс отыскать своих близких – это разбудить демона и заставить его исправить искажения, которые начали происходить в нашем мире. Если тебе удастся заключить с ним соглашение, ты снова обретешь своих родителей.

– Они уже начали уменьшаться? – пробормотала Пегги.

– Без сомнения, – вздохнула миссис Пикабу. – Существование замка требует больших затрат материи. – Она сделала паузу и добавила: – А теперь Себастьян отведет тебя в тренировочный лагерь, где ты научишься основам выживания на вражеской территории.

Огорошенная всем услышанным и увиденным, Пегги Сью попрощалась с генералом Пикабу, которая вернулась в свой кукольный домик, предварительно рассыпавшись в благодарностях.

– Смотрите под ноги, – повторил Себастьян. – Сейчас мы на территории коротышек. Так называют людей, живущих около ограды, на опушке сада, где феномен уменьшения проявляется сильнее всего. Этим жителям не нравится, что мы разгуливаем по окрестностям и можем невзначай растоптать зазевавшихся пешеходов. Это самые первые обитатели страны миражей. Те, кто не согласился остаться в Поясе мечты и захотел узнать побольше об этой странной вселенной. Теперь у них нет пути назад, поскольку люди «большого» города слишком беззаботны и эгоистичны, чтобы смотреть, куда они ступают. Они давят коротышек, даже не отдавая себе в том отчета.

Пегги Сью боязливо переставляла ноги. Синий пес нюхал почву, стараясь обнаружить чутьем присутствие странных существ.

– Там, – Себастьян указал на ограду, – дома не больше спичечных коробков, а их обитатели напоминают муравьев. Самое неприятное, что это явление охватывает весь город. В конце концов сжатие коснется и Пояса мечты. Все пленники миражей начнут уменьшаться в размерах, в то время как замок будет все больше расти.

Пегги ничего не сказала, она была слишком сосредоточена на том, чтобы смотреть себе под ноги. Крыши зданий находились на уровне ее коленей.

– Вход в тренировочный лагерь здесь, – пояснил Себастьян. – Держите ушки на макушке и побольше запоминайте. Чем больше вы усвоите, тем больше у вас шансов вернуться живыми.

На дороге некоторые полосы были выкрашены желтой краской и отделены от остальной части шоссе кирпичной стенкой высотой около двадцати сантиметров.

– Эти дорожки предназначены для коротышек, – объяснил Себастьян. – Нам нельзя туда наступать. Если посмотреть как следует, можно различить на желтом синюю линию: это дорога, предназначенная для коротышек, которые еще меньше, чем генерал Пикабу. А в лупу можно увидеть оранжевую ниточку на синем…

– И она предназначена для коротышек, которые еще меньше тех коротышек, которые меньше генерала Пикабу?

– Да, – подтвердил подросток. – Коротышки различаются по степени их уменьшения. Есть коротышки-1, коротышки-2 и так далее…

Во время пути друзья обогнали несколько групп взрослых, подвергнувшихся разной степени уменьшения. Некоторые были ростом около пятидесяти сантиметров, другие – тридцать, третьи с трудом достигали двадцати… Те, что поменьше, не переставали смотреть вверх из страха быть растоптанными более высокими.

– Вот что нас ждет, если мы слишком долго задержимся около ограды! – вздохнул Себастьян. – Самое страшное, что все происходит незаметно, потому что одежда уменьшается одновременно с телом.

 

Наконец они достигли тренировочного лагеря, где размещались дети-солдаты. Пегги сразу заметила, что мальчики и девочки лет по шестнадцать на вид гораздо меньше ее ростом.

– Это потому, что они не решаются вступить в битву, – объяснил Себастьян. – Они находятся здесь слишком долго. Это цена, которую они платят за свою нерешительность.

Лагерь состоял из военных палаток. Некоторые были достаточно просторными, но другие казались сделанными для кукол.

– Группируются по росту. И не смешиваются, – заметил Себастьян. – Это общее правило.

Пегги Сью села на траву, предварительно рассмотрев каждую былинку, чтобы никого не расплющить.

– Можно подумать, это мыши, – пробурчал синий пес. – Ну надо же, так и шныряют прямо перед носом! Меня так и подмывает сцапать парочку, чтобы решить, по вкусу ли они мне.

– И не думай! – строго приказала ему Пегги. – Это же люди.

– Ну, если ты так говоришь, – вздохнул пес не слишком убежденно.

Резкий свисток прервал разговоры.

– Тихо! – крикнул фальцетом маленький мужчина в форме капрала, взобравшийся на эстраду. – Сейчас полковник Болдуин объяснит вам устройство сада, а также расскажет о созданиях, которых вы рискуете там встретить.

– Проклятие! – воскликнул мальчик, сидевший рядом с Пегги Сью. – Мы снова в школе!

Капрал, стоящий на эстраде, порылся в кармане и достал спичечный коробок. Он поставил коробок на стол, открыл его… Нечто крохотное показалось в центре коробка. Это был полковник Болдуин, командующий операциями во вражеской зоне. Он начал говорить, но его голос напоминал жужжание мухи. Пришлось включить громкоговоритель, чтобы собравшиеся могли разобрать его слова.

– Не смейтесь, молодые люди, – начал он без предисловий. – Если вы не вступите в бой, то станете такими же крохотными, как я, через три недели… У меня нет иллюзий по поводу моей дальнейшей участи. Когда я стану совсем микроскопическим, моль с первого же ковра меня проглотит. Я к этому морально готов. От вас зависит, хотите ли вы себе такой же судьбы.

По рядам пробежал шепоток.

– За оградой расположен сад, – продолжил полковник. – Его охраняют безжалостные сторожа, которые будут обращаться с вами, как с кротами, крысами и прочими вредителями. У нас нет точной карты местности, так как за последние месяцы регулярные посадки превратились в непроходимые джунгли. Самая главная забота садовников – вода… Чтобы поливать столько растений, необходимо целое море воды. Эту воду они нагнетают снаружи – из реального мира. Именно поэтому пустыни на земле все расширяются. Миражи пользуются животными-резервуарами, чтобы перекачивать воду из лагун, прудов, озер… Скоро они доберутся до океанов, и Земля превратится в высохший голый шарик. Эти животные-цистерны такие же громадные, как динозавры. Они могут вас растоптать и даже не заметить этого.

«Прелестно!» – подумала Пегги Сью.

Голос полковника продолжал вещать через громкоговоритель.

«Бедняжка, – сказала себе Пегги, – он не слишком-то много знает о том, чтó происходит за белой оградой».

– Опасность может возникнуть откуда угодно, – продолжал оратор, – она может исходить от садовников-солдат, которые примут вас за птиц, портящих фрукты.

– Для кого эти фрукты? – спросила Пегги, подняв руку.

– Ими кормят спящего демона, – ответил полковник. – Садовники снимают урожай и кормят демона, в то время как он продолжает спать. Вот почему за фруктами строго следят.

Пегги Сью опустила руку.

– А оружие нам дадут? – спросил один из мальчиков. – Ружье там или шпагу?

– Нет, – ответил полковник со дна спичечного коробка. – Никакого оружия! Оно вам не поможет. Единственное оружие, которым вы располагаете, – это ваши хитрость и находчивость.

Подросток недовольно заворчал.

– В таком случае, – шепнул он на ухо соседу, – я туда ни ногой. Лучше уж вернуться в Пояс мечты.

Сопроводив свои слова жестом, он поднялся и ушел. Шестеро подростков последовали его примеру.

– Нет солдата без оружия, – прокомментировал один из них. – Без оружия борьба лишена смысла.

– Вот, – вздохнул Себастьян, – обычно все так и заканчивается. Они приходят поиграть в войну, не представляя себе, что это за игра. Те, кто пересекает барьер, ведут себя, как фанфароны, и садовникам-сторожам ничего не стоит их схватить.

Инструктаж закончился раздачей брошюрок, содержащих множество планов сада.

– Эта документация уже устарела, – прошептал Себастьян. – Посмотри: тогда замок был гораздо меньше, чем сейчас.

Пегги не составило труда в этом удостовериться. Башенки крепости, вырисовывающиеся на горизонте, казалось, царапали животы облаков.

Полковник скрылся в своем спичечном коробке; участники инструктажа разошлись.

– Нужно приготовиться к ночи, – сказал Себастьян. – Ночью сад идет на приступ против города.

– Каким образом? – спросила Пегги.

Себастьян указал ей на щели в белом заборе.

– Растения, – сказал он. – Они протягивают свои корни через дыры и действуют ими, как осьминог щупальцами. Они могут утаскивать предметы… и людей.

– Зачем?

– Они нетерпеливы. Им кажется, что материя поступает к ним слишком медленно.

– Ты хочешь сказать: они хотят, чтобы мы уменьшались быстрее?

– Да… им нужно все больше и больше материи для созревания новых плодов, вот они и тащат все, что окажется в поле их досягаемости. Особенно охотно они хватают детей.

– Что они с ними делают?

– Они их превращают… во фрукты. Взрослых – в овощи. Я не шучу. Корни растений снабжены шипами. Если такой шип тебя уколет, яд проникнет в твою кровь, и превращение начнется. Если банан уколет тебя в лодыжку, через три дня ты сама превратишься в банан. Если только не применишь противоядия.

– Гигантский банан?

– Да. Гигантский банан, который демон сожрет во сне. После того как тебя сорвут садовники.

В бараке, где хранилось снаряжение, сержант лет сорока – при этом он был гораздо ниже ребят – выдал им серпы.

– Да, вот еще что, – предупредил он. – Не забудьте пакеты с противоядиями. Там есть против укусов ананаса, царапин картофеля и уколов редиса.

Трое друзей попрощались с сержантом и отправились к палатке, которую им выделили. Пол в ней был металлическим, что немало удивило Пегги.

– Это из-за корней… – пояснил Себастьян. – Так они не смогут прорыть подкоп к нам снизу.

Не слишком уверенная, девочка опустилась на одну из раскладушек.

– Спать надо, зажав серп в руке, – посоветовал Себастьян. – Если ночью ты почувствуешь, что что-то хватает тебя за ногу, значит, это нападение растений. Режь щупальца без колебаний.

– Хорошо, – ответила Пегги сдавленным голосом.

Она улеглась на раскладушку, не раздеваясь.

Ее сильно беспокоила мысль о том, что может произойти ночью. Синий пес лег около своей хозяйки. Он принюхивался к запахам, доносящимся со стороны сада.

– Там все живое, – сказал он через несколько мгновений. – Оно волнуется и высказывает нетерпение… Я чувствую, как что-то двигается под землей. Оно копает, как будто десятки кротов роют ход в нашем направлении.

– Это корни, – подтвердил Себастьян. Скрестив руки под головой, он лежал на спине, уставясь в потолок палатки. – Они уже взялись за работу, почуяв наше присутствие. Они обожают людей нашего роста. Коротышки их не интересуют, из них фрукты получаются слишком мелкие.

– Неужели мы уже в самом деле начали уменьшаться? – снова спросила Пегги.

– Да, конечно, – буркнул мальчик. – Лучше об этом не думать.

Группа подростков прошла мимо палатки. Казалось, они решили уйти из лагеря.

– Они отказались от борьбы? – забеспокоилась Пегги.

– Это случается часто, – ответил Себастьян. – Когда люди обнаруживают, что они меньше ростом, чем вновь прибывающие, у них от этого мурашки по коже. Они уходят, в надежде обрести свой прежний рост. Но это ни к чему не приводит: никому не удается наверстать сантиметры, которые он здесь потерял.

– По крайней мере они перестанут уменьшаться, – проворчал синий пес. – Мне не очень-то улыбается стать размером с мышку.

– Когда нам отдадут приказ пересечь границу? – спросила Пегги.

– Никто не даст нам такого приказа, – сказал мальчик. – Нам самим надо принять это решение. Здесь не принуждают солдат подняться в атаку. Туда идут, когда чувствуют в себе достаточно мужества для этого.

– У меня нет достаточно мужества, но я все равно пойду, – сказала Пегги. – Я должна отыскать своих родителей, пока их не посадили в спичечный коробок.

Эта мысль не вызвала у нее смеха.

Одолеваемая сном, девочка закрыла глаза. Она еще не привыкла к чудесам страны миражей и не ощущала той удивительной выносливости, которую демонстрировал Себастьян. Под головой девочки была жесткая подушка, набитая соломой. Уснуть Пегги мешала мысль, что во время сна она будет продолжать уменьшаться. Ей хотелось обзавестись портновским сантиметром, чтобы держать ситуацию под контролем. Впрочем, это не имело смысла: ведь сантиметр тоже станет уменьшаться, пока девочка будет спать!

 

Она задремала, убаюкиваемая далеким голосом Себастьяна, который повторял ей правила выживания на территории, лежащей по другую сторону белой ограды.

 

Глава 12

Ночное сражение

 

Пегги Сью проснулась посреди ночи – в тот же самый миг, что и ее собака.

– Что-то случилось, – мысленно проговорил пес. – Сюда лезет что-то огромное.

Девочка поискала серп, который выпустила из рук во время сна. На цыпочках она приблизилась ко входу в палатку. Ночное небо в стране миражей выглядело впечатляюще. Звезды, украшавшие небесный свод, были самых разных цветов: голубые, красные. Они мерцали в разном ритме, создавая сферическую музыку. Из звезд вырисовывались светящиеся надписи, как на рекламных вывесках. Надписи гласили: «Развлекайся!» Или это были междометия: «Бум! Трах! Бац!»

Казалось, что там, в вышине, разливается фейерверк. Но Пегги не удалось им полюбоваться. Ее вывел из оцепенения вскрик ужаса.

– Корни! – взвыл какой-то мальчик. – Тревога! Они идут! Они…

Его крик резко оборвался, как если бы ему перекрыли дыхание. Среди обитателей лагеря поднялся ужасный переполох, все забегали туда-сюда. Пегги зажмурила глаза, пытаясь взять себя в руки среди общей паники. Ей удалось различить нечто вроде длинных шлангов, колышущихся в темноте. Гигантские щупальца хлестали воздух, исследуя окрестности на ощупь. Дети убегали от растительных «рук», лишенных зрения. Щупальца обшаривали палатки в поисках добычи.

Себастьян дотронулся до руки Пегги.

– Им нужна материя для новых плодов, – проворчал он. – Обычно они забирают мальчиков, чтобы превратить их в бананы или ананасы, а из девочек делают абрикосы или плоды манго. Постарайся не дать себя уколоть. Ядовитый шип расположен на конце корня, как на хвосте скорпиона.

– У нас есть противоядия, – заметила Пегги, стараясь придать себе уверенность.

– Да. Но если яд достаточно сильный, совсем остановить превращение не удастся. Я видел мальчишку, кожа которого покрылась банановой кожурой, которая слазила с его пальцев. И девочку, волосы которой превратились в зеленый лук… Это выглядело не слишком красиво.

Вдруг пол под их ногами заколыхался. Один из корней пытался просунуться между плитами, служившими покрытием. Пегги стиснула зубы. Синий пес, потеряв голову, начал лаять, как бешеный, и носиться по кругу, пытаясь укусить врага. Когда дело доходило до драки, он бросался в бой первым.

Пегги Сью испугалась, как бы лиана не унесла ее четвероногого друга. Несмотря на скверный характер пса, Пегги привязывалась к нему все больше и больше.

Подняв столб коричневый пыли, корень вылез из земли прямо перед девочкой. Он был похож на щупальце осьминога, покрытое картофельной кожурой. Костяная игла, откуда капала ядовитая жидкость, находилась на конце растительного кнута. Сжав пальцы на рукоятке серпа, Пегги Сью прорезала воздух резким движением правой руки. Лезвие отсекло шип за мгновение перед тем, как он коснулся Пегги.

– Хороший удар! – выдохнул Себастьян. – Ты сильнее, чем я думал.

В последующие полчаса двое подростков дрались, как львы, отражая атаки ядовитых лиан. Вокруг них раздавались крики ужаса. Пегги несколько раз видела, как дети исчезали за белой оградой в объятиях хищных корней. Несчастные жертвы напрасно кричали: не было никакой возможности им помочь. Схватив добычу, лианы тотчас втягивались обратно в сад, унося пленников за собой.

Вдруг воцарилась тишина.

– Все, конец, – облегченно вздохнул Себастьян. – До завтрашнего вечера они не вернутся. Как ты? Тебя не кололи? А собаку?

С псом ничего не случилось. Он грыз корень, который ему удалось оторвать.

– Ух, – буркнул он, – до чего же у них отвратительный вкус!

 

* * *

 

Атака опустошила лагерь. Палатки, сорванные с места, были порваны в клочья. Многие подростки стонали, держась за руку или ногу. Растения их покусали. Вокруг них сновали врачи, вливая пострадавшим большие дозы противоядия.

– Они так легко не отделаются, – прошептал Себастьян, вытирая пот со лба. – Я знаю одного мальчика, кровь которого превратилась в виноградный сок. Это привлекало ос; они постоянно преследовали и жалили беднягу. Потом кровь в его жилах перебродила и превратилась в вино, и он постоянно был совершенно пьян!

– Прекрати рассказывать свои страшилки! – возмутилась Пегги. – И так будет каждый вечер?

– Почти. И то же самое, когда мы очутимся в саду. Единственное средство обмануть корни – это натереться соком плодов, которые растут там. Таким образом, корни примут нас за ананасы. Это эффективный камуфляж. Еще можно положить руку на какой-нибудь фрукт и сжать его. Там каждое дерево и кустик охраняются.

– Я вот о чем подумала: чем больше мы тут торчим, тем сильнее уменьшаемся, – объявила Пегги.

– Точно.

– А чем сильнее мы уменьшаемся, тем короче длина нашего шага и тем больше потребуется нам времени, чтобы достигнуть замка.

– Именно так. А чем больше времени мы проведем в саду, тем больше возможностей у садовников-солдат нас схватить.

Девочка покачала головой.

– Тогда надо отправляться завтра же, – решила она. – Мы что-нибудь придумаем по пути. Я считаю, ты знаешь не меньше, чем маленький полковник, пищащий из глубины своего спичечного коробка.

– Я согласен, – сказал Себастьян. – Думаю, мы споемся.

 

В течение следующего часа они помогали отряду, который старался навести в лагере порядок. Атака ядовитых корней произвела волну опустошений, и многие подростки, военные иллюзии которых она развеяла, вразнобой потянулись обратно в Пояс мечты, где можно было развлекаться без такого риска.

– В этом-то и загвоздка, – вздохнул Себастьян. – Многие приходят сюда в надежде весело подурачиться. Они думают, что это что-то вроде компьютерной игры. Первые же столкновения с врагом лишают их мужества.

Пегги Сью отправилась получать снаряжение и потребовала два рюкзака из прочного материала.

– Вы не прошли полного инструктажа, – запротестовал сержант. – Вы не проживете и получаса по другую сторону ограды!

– Бросьте! – возмутилась девочка. – А те, кто прошел ваш полный курс, – многие ли из них вернулись?

– Нет, – сознался сержант.

– Вот видите, – заключила Пегги, удаляясь.

Вернувшись в палатку, она вручила один из рюкзаков Себастьяну.

– Значит, решено? – сделал вывод подросток.

– Да, – сказала девочка. – Надо действовать, пока мы не превратились в карликов. Я уже чувствую себя меньше, чем была. Каждый раз, когда я смотрю на забор, он кажется мне все более высоким.

– Мы пересечем границу на рассвете, – сказал Себастьян. – Когда мы окажемся на той стороне, надо будет натереть кожу соком первого же плода, который мы найдем. Это обманет садовников.

– Они не заметят разницы?

– Нет, они же не люди. Они ориентируются только по запаху.

 

* * *

 

Когда занялась заря, звезды начали кричать: «До свидания, до вечера! Мы вас любим!» Их слабые, далекие голоса смешивались, создавая какофонию, напоминающую звон колокольчиков.

Потом все звезды одномоментно потухли, как если бы кто-то повернул выключатель.

– Пошли! – сказала Пегги, вставая.

Все разом поднялись и направились в сторону белого забора, закрывавшего горизонт. Сердце девочки начало биться чаще. В лагере поднялся гул: все указывали пальцами на безумцев, решивших отправиться в путь без позволения начальства.

– Вот еще маленькие хитрецы, которых мы увидим не скоро! – бросил кто-то, когда Пегги Сью проходила мимо.

 

Глава 13

Запретная территория

 

Девочка не смогла сдержать дрожь, проходя между двумя раздвигающимися створками. Пересекая эту границу, человек оказывался в гигантском мире, где все размеры превышали естественные в сто раз! Каждая травинка была толщиной с бревно, лужайки превратились в настоящие леса. Нелегко было проложить себе дорогу в этих зарослях. Земля дрожала от какого-то странного гула.

– Что это за звук? – спросила Пегги.

– Это растет трава, – объяснил Себастьян. – Листья развертываются, чтобы получить побольше света. Цветы раскрываются.

– Можно подумать, это работающий завод! – воскликнула Пегги Сью. – Никогда бы не подумала, что природа способна производить столько шума! Здесь не очень-то отдохнешь.

– Досадно, – сказал подросток, – что компасы здесь бесполезны, потому что магнитные полюса отсутствуют. А поскольку трава застилает поле зрения, начинаешь блуждать по кругу. Нужно двигаться в направлении замка, но это опять же мало что нам даст, потому что деревья скрывают от нас горизонт. Поэтому время от времени придется взбираться на какую-нибудь вершину, чтобы удостовериться, что мы идем в нужном направлении.

«Здесь легко заблудиться, – подумала Пегги Сью. – Одно место похоже на другое, а травинки растут так близко друг к другу, что между ними трудно пройти».

Цветы пахли так сильно, что кружилась голова.

– У меня такое впечатление, будто я попал в тарелку супа, – ворчал синий пес. – Это чтобы вам расхотелось сделаться травоядными!

От ветра трава колыхалась, что было опасно. Если окажешься зажатым между двумя папоротниками, то кости твои хрустнут в этих живых клещах.

Пришлось взобраться по крутому, почти отвесному склону, на котором путешественники обнаружили десяток томатов, каждый из которых был размером с трехэтажный дом. Себастьян достал нож, чтобы его наточить.

– Идите сюда! – скомандовал он. – Натритесь быстро томатным соком! Если мы столкнемся с садовником, достаточно замереть, чтобы он нас принял за помидоры, мирно зреющие на солнышке.

Пегги Сью и собака повиновались.

– Достаточно, – вздохнул Себастьян, вымазавшись с ног до головы красноватой жидкостью. – Теперь нам нужно быть осторожными. Мы – в огороде. Это значит, что с садовником мы можем столкнуться в любой момент.

Пегги кивнула. От услышанного у нее свело желудок.

Друзья снова двинулись в путь. Вдруг Себастьян тревожно вскрикнул:

– Враг впереди нас! Не двигайтесь… Представьте себе, что вы – счастливые помидоры, которые нежатся под лучами солнца.

«Легко сказать!» – подумала Пегги. До этого ей не приходилось воображать себя помидором – ни счастливым, ни несчастным.

Она опустилась на колени на землю и застыла в неподвижности. Глаза она не закрыла, чтобы видеть, с какой стороны придет опасность. Сначала она не заметила ничего, потому что садовник сливался с окружающей зеленью. Это было существо исполинского роста, с маленькой круглой головкой, одетое в странный наряд из сплетенных кукурузных листьев. Кожа существа напоминала сморщенную кожуру перезрелого яблока. Садовник не имел рук в привычном понимании слова: его правая кисть заканчивалась костяными садовыми ножницами, а левая – кривой лопатой, повернутой под углом к телу. Вместо ног были грабли.

«Это существо – садовый инвентарь, – подумала Пегги Сью. – Оно задумано, чтобы выполнять определенную работу, не более того».

Одна из ног-грабель остановилась перед девочкой. Нога походила на ступню с огромными когтями. Ноздри на лице чудовища затрепетали, исследуя запахи. Рука-лопата опустилась, чтобы потрогать томаты и собрать те, что уже поспели.

На секунду Пегги Сью испугалась, что исходящий от нее запах томатного сока не обманет садовника.

«Только бы ему не пришло в голову меня сорвать!» – с ужасом подумала Пегги.

К счастью, существо уже удалялось; его ноги-грабли оставляли за собой на земле параллельные борозды.

Когда садовник исчез в зарослях, Себастьян позволил себе пошевелиться.

– Есть и другие, – шепнул он. – Есть сеятели, собиратели… В особенности опасны те, которые уничтожают паразитов.

– Паразиты – это мы? – спросила девочка.

– Да, садовники считают нас вредителями вроде тли или кротов.

Шерсть синего пса встала дыбом. Гигант с руками в форме секатора заставил его похолодеть от ужаса.

– Мы встретим еще и других, – продолжал Себастьян. – Никогда не пытайтесь спастись бегством и не кричите. Если вы хотите остаться в живых, научитесь подражать овощам.

 

Они продолжали двигаться через травяной лес. На вершине холма путники залегли, чтобы осмотреться. Пейзаж поразил Пегги Сью. Сад оказался огромным: он тянулся до самой линии горизонта. Он состоял из чередования густых зеленых крон и лужаек, просторных, как целая страна. Увиденное напоминало всем знакомый глобус. Посыпанные песком аллеи обрамляли каждый из «континентов», как это делали бы океаны. Это выглядело прекрасно… и одновременно пугающе.

– Мы слишком маленькие, – выдохнула Пегги. – Нам потребуются годы, чтобы пересечь такое пространство! Когда я достигну дверей замка, мне будет уже лет тридцать!

– А может, и нет, – сказал синий пес. – Возможно, это просто оптическая иллюзия – специально, чтобы лишить нас надежды.

– Не исключено, – подтвердил Себастьян. – Сад кишит самыми разнообразными ловушками.

Он замолчал, так как из-за поворота аллеи показался удивительный зверь, такой огромный, что Пегги приняла его за динозавра.

– Это живая цистерна, – пояснил Себастьян. – Ты видишь его хобот? Когда мираж открывает двери в реальный мир, животное-цистерна просовывает хобот в отверстие и начинает высасывать воду из озер, рек… даже из океанов! Здесь вода – главная проблема. Чем больше разрастается сад, тем больше воды требуется для его поливки.

Пегги Сью посмотрела на гигантское животное, раскачивающееся над аллеей. Зверь не производил впечатление злого. Шею существа венчала маленькая головка. Как у слонов, она имела хобот, но это был хобот невероятной длины. Свернутый на груди у чудовища, он напоминал пожарный брандспойт.

– Видишь, – шепнул Себастьян, – его бока сморщились и опали, потому что сейчас его брюхо пусто. Это чудо-юдо ждет ближайшей остановки в реальном мире, чтобы наполнить желудок. Тогда зверь раздуется – он способен поглотить тонны и тонны воды. Подойдет даже морская вода: в желудке чудовища есть фильтр, который делает ее пресной.

– А что будет, когда оно наполнится водой? – спросила Пегги.

– Оно превращается в гигантскую лейку и орошает сад. Нужно быть осторожным – если такая «капелька» упадет на тебя с такой высоты, она расплющит тебя в лепешку.

– Животное не злое, – успокоил ребят синий пес. – Оно даже не замечает нашего присутствия. Его заботит только жажда растений.

– Однако надо смотреть, чтобы не попасть под его лапы, – заметила Пегги Сью.

Чудовище удалилось. От его тяжелых шагов земля дрожала. Огромный живот поддерживали шесть пар мускулистых лап. Пегги представила себе, как этот «слонопотам» просовывает свой хобот в отверстие миража и выкачивает воду из оазисов и источников.

– Их тут целое стадо, – сказал Себастьян. – К счастью, их приближение слышно издалека. Они никогда не сходят с аллеи, чтобы не потоптать растительность.

 

…Трое друзей поднялись. Им хотелось побыстрее обрести укрытие в травяных зарослях.

«Придется пересекать лужайку за лужайкой, – подумала Пегги. – Это будет нелегко».

Белый замок казался ужасно далеким. Часть его скрывал туман, но достаточно было посмотреть на здание минуты три-четыре, чтобы увидеть, как оно меняется.

«Замок никогда не перестает расти», – сделала вывод девочка.

Несомненно, скоро здание вымахает с гору и скроет горизонт. По мере того как он будет расти в высоту, вечные снега скуют вершины его башен… а в это время все, что не является частью заколдованного сада, будет неумолимо уменьшаться.

Синий пес остановился. Перед путниками вырос маленький забавный домик, сооруженный из сплетенных пучков травы. Внутри Пегги обнаружила несколько рюкзаков, похожих на ее, и разбросанную одежду.

– Это лагерь, – выдохнула она. – Вероятно, покинутый.

– Да, – сказал Себастьян. – Это укрытие наверняка соорудили мальчики и девочки, которые побывали здесь до нас. Что теперь с ними стало?

Синий пес понюхал подстилки, лежавшие на земле.

– На этом давно никто не спал, – заявил он. – Это были ребята вашего возраста, но все они потеряли рассудок… я это чувствую. Над ними нависло проклятие.

Пегги Сью быстро огляделась. Прежние обитатели покинули хижину, бросив самые необходимые предметы: ножи, лопаты, карманные фонарики.

– Что случилось? – прошептала она. – Ты думаешь, на них напали?

– Нет, – ответил синий пес. – Здесь нет запаха битвы, но я чувствую налет колдовства… Это как конфетка, помазанная горчицей.

– Надо быть к этому готовым, – вздохнул Себастьян. – До нас здесь побывало много подростков. Никто из них не вернулся.

Вдруг Пегги заметила на земле записную книжку. Ее листы были покрыты детским почерком. Строчки шли вкривь и вкось. Девочка подобрала книжицу.

На первом листочке Пегги прочла:

«Меня зовут Сара, мне четырнадцать лет. Это путевой дневник, который я постараюсь вести во время нашей экспедиции. Сегодня на рассвете мы пересекли границу, чтобы войти в сад. Со мной Майк и Кевин. Мы совершенно не представляем себе, что нас здесь ждет ».

Пегги Сью быстро перелистала книжку. Она увидела, что почерк Сары постепенно портился и в конце стал совсем неразборчивым. Можно было расшифровать лишь отдельные слова:

«Садовник своим секатором срезал Майку голову… Страх… Несчастья… Фрукты… »

– Они продержались недолго, – прошептал Себастьян, читавший поверх ее плеча. – На вражеской территории они провели не больше четырех дней.

От ужаса у Пегги волосы встали дыбом. Однако она продолжила чтение. Бедная Сара вела свой дневник до самого конца, даже когда ее рука могла выводить только неразборчивые, бессмысленные каракули.

«В этом не сразу отдаешь себе отчет… Это захватывает вас тайно… Не доверять. Но можно ли поступить по-другому?»

На предпоследнем листочке Пегги прочла:

«Внимание! Опасность! Не совершайте ту же ошибку, что и мы… »

На последней странице дневника была только одна строчка, написанная прекрасным ровным почерком, которая гласила:

«Теперь я совершенно счастлива, я ничего не боюсь, я знаю, что все идет к лучшему. Было глупо бороться. До чего же глупо! »

Это утверждение испугало Пегги Сью больше, чем все предыдущие записи.

Что произошло? Почему Сара вдруг перестала бояться?

Пегги огляделась вокруг. Не нужно было обладать большим воображением, чтобы представить себе, какой ужас должна была пережить Сара в этой хижине, слушая шаги приближающихся часовых с ногами в форме грабель.

«Садовник своим секатором срезал Майку голову… »

– Мы здесь не останемся! – решила Пегги Сью. – Это ненадежное место.

Себастьян пожал плечами.

– Я знаю, почему садовники их забрали, – бросил он. – Они просто забыли регулярно натираться соком плодов. Маскировка подвела их. При такой жаре растительные запахи улетучиваются быстро, вот почему нужно смазывать тело несколько раз на дню.

Вытащив ножик, он подошел к ближайшему картофельному клубню ростом с него самого и надрезал кожуру.

Отрезав несколько ломтиков от клубня, он протянул один Пегги.

– Держи, – скомандовал он. – Делай, как я.

– Это пахнет землей, – недовольно заметил синий пес.

– Разумеется, – проворчал мальчик. – Не важно, чем пахнет, лишь бы замаскировать наш естественный запах.

Пегги повиновалась. Картофельный сок вызывал в памяти темноту и духоту подвала или погреба. Девочка натерла соком лицо, руки и ноги. Поверх ее кожи образовалась липкая пленка. Это было неприятно. Синий пес запротестовал, когда ему предстояло пережить то же самое.

– Как оно противно пахнет! – ворчал он. – И потом, я запачкаю свой галстук!

Перед тем как покинуть хижину, Пегги сунула записную книжку в карман. Может быть, позднее ей удастся расшифровать записи?

Себастьян казался ей чересчур самоуверенным – как все мальчишки! Она считала, что лучше было перебдеть, чем недобдеть. Изучить получше окрестности, а не лететь, как на пожар.

«Садовник своим секатором срезал Майку голову… »

 

Тут и там среди буйно растущей травы она замечала предметы, оброненные подростками, которые прошли здесь раньше. Обувь… свитера… Пегги дрожала при мысли наткнуться на скелет или что-нибудь подобное.

Вдруг она различила среди гигантской травы темные очертания. Это была девочка, скрючившаяся на земле. Глаза ее были закрыты. «Сара!» – подумала Пегги Сью. Она побежала к лежащей девочке в надежде вернуть ее к жизни.

Когда Пегги опустилась на колени перед незнакомкой, она увидела, что та наполовину закопалась в землю, – видимо, из желания получше спрятаться.

– Сара! – окликнула ее Пегги. – Сара, это ты? Я нашла твой путевой дневник… Ты меня слышишь?

– Она дышит, – заметил Себастьян. – Похоже, она спит. Нужно вытащить ее из этой ямы.

– Нет! – взвизгнул синий пес. – Не трогайте ее! Она заколдована.

Но ни Пегги, ни Себастьян не вняли предупреждению. Они попытались привести девочку в чувство, хлопая ее по щекам.

Та начала стонать.

– Оставьте меня, – прошептала она. – Идите своей дорогой, или я позову садовника! Вы не имеете права меня сорвать…

– Сара! – настаивала Пегги. – Это ты написала этот дневник?

Незнакомка попыталась наконец-то открыть глаза. Выражение ее лица было недовольным. Пленница явно не хотела, чтобы ей оказывали помощь.

Сара? – прошептала она. – Да, так меня звали – тогда, раньше, когда я еще была человеком. А теперь мне нечего с вами делать. Прекратите ко мне приставать, или я позову садовника, и он вам отрежет головы. Оставьте меня в покое! Я хочу пережить до конца свое превращение.

– Она безумна, – выдохнул Себастьян. – Она считает себя овощем.

– Если ты больше не Сара, то кто же ты? – спросила Пегги, наклоняясь к девочке.

– А вы разве не видите? – захихикала та. – Я картофелина. Я еще не совершенна, но я стараюсь. Я хочу стать красивой, чтобы меня собрали и сварили. Я хочу, чтобы меня провернули через мясорубку и превратили в пюре для демона…

– Ты такая же, как мы! – воскликнула Пегги, тряхнув Сару за плечи. – Посмотри! Ты никакая не картошка! Проснись, тебя загипнотизировали!

– Убирайтесь! – взвыла Сара. – Я не хочу быть съеденной какими-то людишками. Я предназначена для демона!

– Сделай, чтобы она замолчала, – попросил Себастьян, – иначе она привлечет сюда сторожей.

– Вынем ее из этой ямы! – решила Пегги. – Тащи ее за правую руку, а я возьмусь за левую. На счет «три» тянем вместе.

Увы. Как только они приступили к выполнению своего маневра, Сара начала ужасно кричать.

– Прекратите! – рявкнул синий пес. – Посмотрите на ее руки… на ее ноги!

Пегги Сью и Себастьян повиновались… и застыли на месте.

Пальцы на руках и на ногах девочки превратились в длинные корешки, уходящие глубоко в почву. Она не солгала: она в самом деле начала превращаться в картофельный клубень!

– Ее невозможно вытащить, – пробормотал Себастьян. – Каждый из ее пальцев укоренен примерно на метр.

Глаза Пегги Сью расширились от ужаса. На уровне земли кожа Сары приняла вид картофельной кожуры. Ее ноги начали превращаться в овальную, бугристую массу.

Сара не прекращала звать на помощь.

– Садовники! – вопила она. – Садовники! Сюда, скорей!.. Люди вторглись в сад и мешают мне правильно расти!

– Уберемся-ка лучше отсюда! – бросил Себастьян. – Мы ничего не можем для нее сделать. Если обрезать корни, она умрет.

Послышался шорох листвы, земля задрожала.

«Садовник! – подумала Пегги, холодея от ужаса. – Он сейчас увидит, что здесь происходит».

– Спасайся кто может! – пролаял синий пес.

Лезвия гигантского секатора лязгнули над их головами, ища добычу.

«Как хорошо, что мы натерлись картофельным соком, – шепнул мысленно синий пес. – Может быть, это помешает ему нас схватить».

Укрываясь в высокой траве, друзья поспешили как можно дальше от того места, где садовник-часовой склонился над Сарой. Пока они бежали, их преследовал голос заколдованной девочки. Она говорила:

– Они хотели меня сорвать, эти грязные людишки, но я сказала, что так не пойдет, только демон имеет право меня съесть… если я окажусь достойной его стола.

 

Глава 14

Первая западня

 

Они бежали, пока у них хватало дыхания, не решаясь оглянуться назад. Когда наконец они упали на колени в мягкий мох, у них не было сил для разговора.

Пегги Сью достала из рюкзака фляжку с водой и наполнила миску своего четвероногого друга. Пес высунул язык до упора – тот стал почти таким же длинным, как галстук, с которым пес никогда не расставался.

– Скоро наступит ночь, – заметил Себастьян. – Когда саду не хватает воды, садовники укорачивают день.

– Неужели такое возможно?

– Здесь солнце – как лампа. Его выключают, повернув выключатель.

Пегги спросила себя, какие новые опасности готовит им ночь. Дневник Сары оттопыривал ее карман. Пегги размышляла, каким образом бедная девочка поддалась колдовству, заставившему ее думать, что она картофелина.

– Нужно разбить лагерь, – сказал Себастьян. – Мы не можем зажечь ни костер, ни фонарик, понятно?

Почти тотчас же солнце погасло, при этом раздался сухой щелчок. Внезапные сумерки опустились на волшебный сад.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.