Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Основными источниками для составления рейтинга стали материалы местных администраций, Госкомстата и министерств и ведомств РФ



 

«Охота на депутатов»

С карьерой в Москве, таким образом, снова ничего не получалось. Олегу, конечно, донесли об этом. Он стал понимать, что ему нужен еще один шанс – еще четыре года губернаторства. За этот срок, может быть, все-таки удастся перебраться в Москву, имея дополнительный козырь на руках, – сумел избраться дважды – это чего-нибудь да стоит... Но удастся ли переизбраться? Вот в чем вопрос.

И Бухтояров снова нашел удачный ход: «Нужны досрочные выборы. В 2000 году шансов у тебя не будет. Никаких! Шанс есть только сейчас, пока никто из конкурентов к выборам не готов». Чтобы на законном основании объявить досрочные выборы, решили лишить Думу кворума и распустить областной парламент, что повлекло бы за собой досрочные выборы. А для этого необходимо было вывести из числа депутатов десять человек. Их можно было запугать, пообещать должность, купить, наконец… Все просто. Обычная, в общем, работа.

И Богомолов начал «прореживать» депутатов в парламенте. Как написал тогда об этом популярный «Московский комсомолец», « депутаты – это тоже люди. И иногда они чего-то боятся, а иногда чего-то хотят».

И многие боялись, и хотели. И один за другим уходили из Думы: Светлана Гулькевич – в Государственную регистрационную палату (это дало Олегу полный контроль над сделками с недвижимостью, базу данных по всем видам сделок), Роберт Абдулин – в областной судебный департамент Верховного суда РФ (Богомолов давно ждал возможности влиять на суды, и теперь шанс появился). Юрий Ермаков стал председателем Региональной энергетической комиссии (являясь, по сути, органом исполнительной власти, комиссия позволяла манипулировать тарифами на газ, тепло и электроэнергию). Виктор Шевелев стал председателем областного комитета по охране окружающей среды, и ни о какой программе развития области Олега уже не спрашивал. Алине Жеребцовой, депутату из Щучья, дали место замглавы администрации района (она слишком громко требовала настоящей работы по защите своих земляков от смертельной угрозы военного арсенала химического оружия). Николай Болтнев ушел в команду Богомолова первым, но и выиграл больше всех, получив должность зама губернатора.

Позже из Думы ушли Светлана Мехнина (ставшая редактором «АиФ в Кургане» и обеспечившая, таким образом, выход оппозиции в это печатное издание) и Людмила Ганеева (которую на все время выборной кампании Олег поставил руководить Курганской ГТРК). Но самую первую потерю Дума понесла в мае 1998 года – в странную автокатастрофу попал Александр Малахов. Это именно он осенью 97-го возглавлял комиссию, в результате работы которой Дума вскрыла чудовищные нарушения в деятельности АКБ «ЗБ» и потребовала лишить лицензии банк «Зауральский бизнес». Это он разработал целый ряд законопроектов для села, в том числе закон «О земле», вокруг которого было много шума (по поводу частной собственности на землю). В день, когда случилась эта трагедия, Александр Борисович ехал на своей «восьмерке» на дачу, абсолютно трезвый, пристегнутый ремнем безопасности, ехал по правилам – все это потом докажет следствие. И вдруг – навстречу ему выехал «Жигуль», лобового столкновения с которым Малахов не успел избежать. Когда на место происшествия приехали гаишники и врачи, Малахов был жив, в полном сознании он даже давал показания. Его доставили в кетовскую больницу, туда же отвезли и пьяного водителя взбесившегося «Жигуля» – уголовника со стажем. Через несколько дней Малахов – здоровый сорокалетний мужик, казалось, пошел на поправку. Его уже навещали близкие и коллеги из Думы. Но на третью или четвертую ночь он неожиданно скончался, и что примечательно, той же ночью из соседней палаты бежал преступник, так или иначе виновный в гибели депутата. Если верить медицинским документам, последний был доставлен в больницу с тяжелыми переломами таза. Тем не менее, милиции не удалось за ним угнаться, и он благополучно скрылся. У Малахова, погибшего в расцвете сил, остались жена и трое детей.

Учитывая, что по некоторым округам депутаты в Думу не были избраны (выборы, и последующие довыборы, не состоялись из-за низкой явки избирателей и высокого уровня протестного голосования), из 33 депутатов в Думе осталось только 26. Правда, распустить таким способом парламент и назначить досрочные всеобщие выборы так и не удалось. А в какой-то момент и расхотелось – у губернатора и его окружения появились сведения, что некоторые потенциальные кандидаты уже готовы выступить на серьезном уровне, хуже того, к досрочным выборам был абсолютно готов подключиться Ельчанинов, а уж кому – кому, но Ельчанинову делать такой подарок Олег точно не собирался, напротив, он размышлял над тем, как добиться того, чтоб «вечного мэра» никогда больше не было на курганской политической арене.

* * *

Устав от вранья и шараханий губернатора, а также и от предательства в своих рядах, Дума слишком поздно поняла: за Богомоловым нужен самый жесткий контроль. И начала бороться за свои полномочия. Она хотела от исполнительной власти ясной и последовательной работы, а путь к этому был один – право сменить если не Олега, то его замов, и заставить таким образом заниматься делом. Нужно было вносить изменения в Устав области. Но Богомолов сразу заявил: – Я ни Бухтоярова, никого не отдам, мы одна команда.

В этой войне двух ветвей власти за несколько строк текста в Основном законе области было все – разведка, ближний бой, захват языка…

 

· Документы. Информация к размышлению

 

Парламент берет свое?

25 января Курганская областная Дума приняла закон, которым внесла изменения в Устав области. В соответствии с этими изменениями, теперь Дума получает право утверждать схему управления областью и структуру администрации. А первые заместители главы администрации назначаются губернатором по предварительному согласованию с Думой.. Закон вступит в силу только после подписания его губернатором Олегом Богомоловым, но уже 25 января первый зам.губернатора Александр Бухтояров назвал его неприемлемым для областной исполнительной власти.

( Газета «Курган и курганцы», январь 1999 г.)

“Губернатор области Олег Богомолов не подписал принятый 27 апреля областной закон “Об администрации Курганской области”. Вернув документ в Думу , он, как сообщила пресс-служба, объяснил свое решение нарушением регламента при принятии закона.Теперь предстоит повторное рассмотрение закона на заседании думы. Чтобы преодолеть вето губернатора, закон, расширяющий полномочия областного законодательного органа государственной власти, должен получить голоса 22 депутатов.”

(Газета “Новый мир”, май 1999 г.)

 

Закулисные атаки Олега на депутатов из районов привели к тому, что поначалу некоторые избранники народа проголосовали даже …против расширения собственных прав. Одного голоса не хватило в феврале 1999-го для принятия окончательных изменений в Устав: проблема кворума после «охоты на депутатов» стояла очень остро, не говоря уже о возможности преодоления вето губернатора. Но Олегу не помогли ни волокита с документами, ни юридические крючки, за которые он цеплялся, чтобы провалить основанное на Конституции и федеральном законе усиление областной законодательной власти урезать его полномочия. Новая редакция Устава дала Думе законный шанс вмешаться в тот беспредел, который творил Богомолов.

И случай этот шанс использовать появился скоро - летом 99-го. Причем первыми против Богомолова выступили прямо и открыто совсем не те, кто давно точил на него зуб - не деловая или политическая элита, а граждане, рядовые избиратели. Почтой в Думу пришло письмо трех жителей Кургана – Носкова, Химиченко и Андреевой. Они писали: « В связи с принятием губернатором Курганской области Богомоловым ряда решений,нарушающих федеральные и областные законы, что подтверждают вступившие в законную силу решения судов, предлагаем вам проголосовать предложение об отрешении губернатора от должности, создать комиссию и после ее заключения вынести решение об отрешении губернатора от должности на окончательное голосование на ближайшем заседании». «Мы считаем, - писали курганцы, - что вы должны предпринять эти законные шаги, так как этот чиновник неоднократно уже нарушил права граждан, в том числе и конституционно закрепленные. Отрешение от должности губернатора Курганской области находится полностью в вашей компетенции…»

Впервые публично, на всю область прозвучало –А король-то голый. Губернатора надо менять! И это возможно.

Но с депутатами «поговорили» люди из «команды» – и они большинством голосов решили - даже не рассматривать этот вопрос. К такому противостоянию с Богомоловым они тогда не были готовы, они боялись. Обсудить «письмо трех» официально, разобраться с просьбой избирателей на пленарном заседании, под протокол и перед телекамерами согласились только четверо слуг народа. Остальные - нет.

Вопрос о досрочной отставке губернатора поднимала еще раньше и «Демократическая коалиция» под руководством Николая Лебедкина, но их голос никогда не был слышен в Зауралье.

Еще жестче этот вопрос был поставлен во время выборов в Госдуму осенью 99-го. Тогда Светлана Мехнина в одной из своих публикаций просила курганцев высказать свое мнение по поводу досрочного сложения Богомоловым своих полномочий. В первый же день после выхода публикации по указанному номеру (штаба СПС) позвонили около 600 горожан, из них 590 горячо поддержали идею отставки губернатора. Это притом, что большинство курганцев вряд ли прочитали предвыборную агитку Мехниной, а те, кто прочли, отлично понимали, что вся эта затея – есть лишь акция протеста, не более, но все же решили ее поддержать.

 

Есть такая партия! Или нет?

Олег уже не хотел быть “красным губернатором”, но это определение навсегда и прочно прилипло к нему. Хотя на самом деле что “белые”, что “красные” –ему было все равно.Он, как хамелеон, легко менял окраску. И теперь надо было срочно менять ее снова. Причем громко, публично – без политической и финансовой поддержки из Москвы он мог опереться только на остатки “Народовластия”. А они, кстати, могли его в 2000 году и не поддержать…

Именно тогда он начал весьма активно дружить с сильным мэром Москвы Лужковым и его набиравшим очки по всей стране движением “Отечество”. Олегу в его положении была нужна только партия власти, ему нужно было попасть точно в “яблочко”. И он договорился с Лужковым, обещал ему всячески поддержать местную организацию лужковского движения в обмен на помощь и поддержку Юрия Лужкова и его соратников по ОВР премьера правительства Евгения Примакова и мэра Санкт-Петербурга Владимира Яковлева. Богомолов поехал с Примаковым в Белоруссию в составе российской делегации, подписал с Лужковым соглашение о торговле, контракт на поставку 100 тыс. тонн зерна, усиленно зазывал в Курган питерского губернатора, открыл в северной столице представительство …. Но опытная и прижимистая Москва не спешила авансировать зерновую сделку и втрое уменьшила предоплату за пшеницу, и не ошиблась – контракт, который выдали чуть ли не за сделку века и личную заслугу губернатора, так и не был выполнен до конца.

Олег очень старался. На публике курганский губернатор подхваливал блок «Отечество – Вся Россия»» и всячески хулил новорожденное «Единство» во главе с Сергеем Шойгу. На выборах в Государственную Думу он заставил областную организацию Лужкова поддерживать своего ставленника – генерала Николая Безбородова. Даже коммунисты в зауральских селах давно и зло ругали этого вечного «независимого» депутата от компартии за полный отрыв от нужд области. Олег не слушал даже ближайшее окружение – Олег Пантелеев, зам Богомолова и представитель области в Москве - добился встречи с Примаковым и тот пообещал Пантелееву место в списке депутатов Думы от ОВР. Но Богомолов ревниво отказал даже своему родственнику. Мол, старый конь борозды не испортит.

Он никак не мог понять, как это блок «Единство» (Медведь), который окрестили губернаторским блоком, создается без него – и предсказал на первой странице собственной газеты, как бы давая отмашку курганским избирателям, - Блок «Единство» не имеет политической перспективы. Для меня ясно, что движение это занимается профанацией, не контактирует серьезно с губернаторами и преследует узко политическую цель растащить голоса избирателей… Сказал, как отрезал.

А сам на всякий случай, по совету Бухтоярова, начал позванивать в Политсовет «Единства» и уже по настоянию «братвы» внедрял в список «медведей» от Зауралья своего кандидата – Олега Климкина. Богомолов звонил руководителю исполкома «Единства», просил - уговаривал, мол, парень хороший. Там поверили – губернатор все-таки. И жестоко ошиблись. Кандидат Олега Богомолова Климкин, чьим официальным местом работы была должность заместителя председателя Всероссийского общества спасания на водах, давно ловил рыбку в такой мутной воде, что даже прокуратура области сочла необходимым известить курганцев о биографии славного «спасателя».

Фигура Климкина в памяти многих людей настолько прочно была связана с криминалом, что даже облизбирком в унисон с курганскими «медведями» сам наводил справки в московском офисе «Единства» - вы там кого пригрели, кто вам его подсунул!? У нас тут люди шумят. Решайте, только официально – и Климкина немедленно вычеркнули. Лидер движения министр МЧС Сергей Шойгу назвал этот случай позором и трагической ошибкой. Он говорил это, приехав в Курган в декабре 99-го на встречах с избирателями. А рядом сидел, как ни в чем ни бывало, Олег Богомолов, призывавший голосовать за уголовника, подозреваемого в убийстве и получавший от него деньги. Палец о палец не ударив для помощи курганским «медведям», он не отпускал гостя ни на шаг, громко пил здравицу в его честь, нацепив прямо за банкетным столом дежурный подарок министра – свитер с эмблемой МЧС. И обещал, обещал, обещал… - Мы, Сергей Кужугетович, вам поможем, не сомневайтесь.

Выборы в Госдуму показали, что люди поверили и «Медведям», и Путину. Стало ясно, что, подмазываясь под ОВР в поисках политической «крыши», Богомолов, как всегда, поторопился. И, как всегда, опоздал. Тут же напрочь забыв об «Отечестве» и Лужкове с Примаковым, команда Богомолова с тараканьей суетливостью решила оседлать местное «Единство», подмять его под себя.

На учредительной конференции областной организации “Единства” в январе 2000 года Александр Бухтояров сел в президиум. Губернатор хотел перекроить весь состав верхушки организации, туда заранее вписали даже тех, кто боролся с “медведями” на выборах в Думу. Но оргкомитет - Николай Давыдов, Светлана Мосягина и другие – уперся, и 400 делегатов конференции их поддержали. Лидером областных “медведей” был избран бывший глава администрации области, соперник Олега на выборах в 96-м, депутат Госдумы, член фракции “Единство” Анатолий Соболев.

Когда в марте Путин стал президентом, Олег не оставил попыток войти в “партию власти” сверху, надавив на имеющиеся связи. Он выклянчил (как выразились в исполкоме “Единства”) приглашение на учредительный съезд, приехал в КДС вместе с Сашей Бухтояровым и услышал от Путина, с трибуны съезда неутешительные для вороватого регионального главы слова.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.