Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Как сообщили в канцелярии коллегии областного суда по гражданским делам, 12 апреля решение суда вступило в законную силу. («Информационная газета», апрель 1999 г.)



Десятки постановлений и решений Богомолова были отменены в судебном и во внесудебном порядке, благодаря вмешательству прокурора области В.В.Зубрина, который курировал и ход расследования дела «Зауральского бизнеса». Но прежде чем это дело было передано в суд, Зубрин ушел на повышение, став окружным прокурором в Питере. Уходя на новую должность, на последней нашей встрече в Кургане Владимир Викторович сказал мне, что суд по делу «ЗБ» непременно должен быть открытым и состояться он должен еще до выборов, тогда все зауральцы смогут доподлинно узнать, кто руководил областью последние четыре года и кто снова рвется во власть…

 

* * *

Владимир Балакин. Преемник Логинова в сельхоздепартаменте Владимир Балакин во всем согласен с губернатором. Даже в том, что мало-мальски опытный менеджер средней руки считает просто глупостью. Даже в том, что губернатор еще не успел выдумать и сформулировать. Он заранее с ним согласен. Одним словом, отличный получился руководитель сельской отрасли. Именно при Балакине возникла идея создать фонд губернатора для поддержки АПК. Казалось бы, бредовость этой реанимации лозунга о смычке города с деревней была очевидна. Утопичность идеи сбора средств с промпредприятий в помощь селу - тоже. Но губернатор настаивал на своей идее формирования фонда, а Балакин поддакивал.

Разговоры вокруг фонда казались полным абсурдом, пока губернатор на одном из совещаний, говоря о создании этой «кассы взаимопомощи», сам не оговорился, выдав истинный смысл происходящего. «Сбор средств идет пока вяло, - констатировал недовольно Олег, - деньги поступают медленно и не в том объеме, как нам хотелось бы, но, я думаю, мы эту работу активизируем, и все бреши в нашей избирательной кампании заткнем…». В воздухе повис недоуменный вопрос. «То есть в уборочной кампании, - смутился Богомолов, - в этой, в посевной то есть…». Но народ все понял правильно – у кого что болит, как говорится…

Фонд не получил ожидаемой поддержки, хотя более 150 предприятий насилуют до сих пор, мол дайте по 100 тысяч, а мы их выгодно вложим. В инвестиционные проекты, или еще во что-нибудь полезное. Сегодня в фонде собрано около 1 млн. рублей (рассчитывали минимум на 15 млн.) И проекты имеются – три плана одобрил попечительский совет фонда, районные молочные заводы переоснащать (когда каждый из них требует минимум 15 «лимонов»). В общем, как говорится, приехали… Мне знакомый директор сказал: - Я бы, Иван, лучше нанял тыщ за десять три бульдозера, и сравнял бы эти заводы с землей, никому они не нужны, авантюра все это…

Фонд задумывали как черную кассу для выборной кампании, и осторожные директора сразу почуяли неладное и притаились. В сказки о проектах, которые озолотят районы, никто не верит. Денег не дает. И Балакин требует письменного объяснения от директоров элеваторов, пищекомбинатов, перерабатывающих предприятий - дадите денег или нет? Народ безмолвствует! А что тут скажешь: была нужда вкладывать последнюю копейку в кампанию губернатора, которая к тому же скорее всего провалится.

Зато старания Балакина не остались Олегом незамеченными: его удалось сделать федеральным инспектором по Курганской области вместо уволенного полпреда Жигачева. Вот уж, действительно, хрен редьки не слаще. Но, что поделаешь – как говорится, новая метла по-новому метет…

* * *

Владимир Охохонин – ставленник друзей-коммунистов. Олег взял его своим замом по настоянию «Народовластия» и будет держать до последнего. Несмотря на пенсионный возраст, малообразованность и поразительную способность «заговорить» и провалить любое дело. Мишкинский район, например, который именно в бытность Охохонина первым секретарем райкома партии пошел под откос, хорошо это знает и помнит.

Уже весной 97-го почти все руководители и специалисты подведомственных Охохонину управлений и комитетов устали от нудных прописных истин, которыми их пичкал на совещаниях новый шеф гуманитарной сферы и социальной политики. «Ничего не понимает, ничего не решает. Ну, как с таким работать», - горячился при встрече известный тренер. Но зачем было требовать невозможного?..

Для Богомолова Охохонин – разменная пешка в 1996-м и талисман на выборах-2000, гарантия поддержки компартии и всех «народно-патриотических сил» на второй срок, страховой полис. Впрочем, этот «талисман» тоже не застрахован от скорого знакомства с УК РФ: это он отвечал за гуманитарную помощь, присланную из США в 1999 году и успешно расхищенную. Именно Охохонина потребовали наказать депутаты областной Думы после того, как вскрылось, что на работе с этим зерном торговый дом «Колос» получил приличную прибыль, а областной бюджет, наоборот - недосчитался около двух миллионов рублей. И прокуратура начала расследование.

*Документы. Информация к размышлению.

1 мая 2000 года на площади Ленина в Кургане прошел митинг, организованный движением «Народовластие» в честь «дня международной солидарности трудящихся». В течение часа около полутора тысяч горожан, в подавляющем большинстве преклонного возраста, слушали выступления лидеров движения Владимира Нестерова, Леонида Затеева, депутата Госдумы от КПРФ Василия Кислицына и других. В речах ораторов призывы к объединению трудящихся в борьбе с олигархами и антинародными законами правительства соседствовали с требованиями к областным и городским властям – дать работу, снизить цены, защитить малообеспеченные слои населения. Губернатор Богомолов гулял между собравшимися, но на трибуну не взошел – там стоял его зам Охохонин.

 

Успехи департамента Охохонина в области образования и медицины вообще в комментариях не нуждаются: школы и больницы в районах области пришли в небывалый упадок, учителя и врачи все эти годы сидели на голодном пайке, как и матери, годами не получавшие детских пособий; пенсионеры, живущие на копеечные подачки, практически были лишены возможности получать медицинскую помощь из-за дороговизны лекарств и повсеместного внедрения платной медицины, не смотря на циничные заявления Богомолова в духе «мы этого не допустим!».

* * *

Александр Бухтояров был на виду до 1991 года, карьера шла успешно, дослужился до замзавотделом обкома КПСС. А потом с удовольствием занялся обустройством собственной жизни. И преуспел. Страховая компания «АБиК» (Александр Бухтояров и компания) набрала обороты за счет страхования имущества крупных курганских заводов, которые тогда спешно приватизировались, а директора, получая практически в единоличное владение огромную собственность, охотно заключали договоры с фирмой Бухтоярова - помогали налаженные в обкомовские времена связи.

Когда Богомолов сел в кресло председателя первой Курганской Думы, Бухтояров зачастил вечерами в его кабинет – Олегу нужен был рассудительный и спокойный советник, иначе мог наломать таких дров… Бухтояров вел и ведет Олега по коридорам власти до сих пор.

В 1996 году Александр Бухтояров руководил выборной кампанией Богомолова. Он планировал и контролировал ее от начала до конца. Мыслил масштабно. Именно многомудрый Саша надоумил Олега сделать главный ход в борьбе с Анатолием Соболевым - перетянуть на свою сторону руководителя соболевского избирательного штаба Николая Лукьянова, пообещав сделать своим первым замом. Земляк Олега, Лукьянов легко согласился. И все планы штаба доносил Бухтоярову спустя полчаса после их утверждения. Но никакого места в команде Олега Лукьянову, конечно, не досталось.

Лукьянова уже нет, он умер через несколько месяцев после выборов, в середине 1997-го. Умирал тяжело, осознав, на кого поставил в большой игре, приняв страшную и неумолимую болезнь как расплату за содеянное, умер, раскаиваясь и прося прощения у Анатолия Соболева.

А Бухтояров стал фактически руководителем администрации.

Фирма «АБиК» в это время поднялась как на дрожжах.

Бухтояров вошел в совет директоров РИКа, возглавил энергетическую комиссию, чрезвычайную комиссию по выколачиванию налогов и платежей во внебюджетные фонды, десятки других комиссий. Олег оставил за собой контакты с силовиками – УВД, прокуратурой, судом, ФСБ… И контакты эти, конечно, загубил.

Работа Бухтоярова в энергокомиссии (РЭК) – это пример выполнения программы команды Богомолова по «усилению роли государства в экономике». Не утомляя деталями, расскажу о том, что поразительнее всего. Комиссия, обладая огромными правами государственной структуры, работала на общественных началах и существовала на деньги коммерческой фирмы АО «Курганэнерго». Такой змей-горыныч о трех головах. Саша Бухтояров свое «государственное» влияние употребил на то, чтобы поправить законы экономики - сначала держал тарифы низкими запредельно долго, несмотря на то, что росли цены на газ, уголь, оборудование и материалы для электростанций, а когда энергетики начинали отключать целые заводы и городские кварталы, он задирал тарифы задним числом. И тогда начинался бой с местными городскими и межрайонными сетями. В 1998 году все коммунальные электросети Курганской области подали иск к администрации в абитражный суд за такое « управление» и выиграли дело. Суд признал некомпетентность комиссии во главе с Бухтояровым, экономическую необоснованность установленных ей тарифов и обязал возместить ущерб сетям на сумму 40 млрд. рублей из бюджета.

При Бухтоярове начались знаменитые «газовые войны» губернатора. Вообще-то Олег очень хотел подружиться с всесильным Рэмом Вяхиревым, главой Газпрома. Ездил в Москву, просил о встрече. Но не хотел всесильный магнат терять время. Олег был ненадежным и несерьезным партнером. Газпром тогда выстраивал новые отношения с губернаторами. И курганский представитель концерна Виктор Бердюгин предложил деловой союз – Газпром обещал помочь с газификацией области (отстали от соседей в десятки раз), потерпеть со старыми долгами, а взамен хотел получить часть акций курганских предприятий. Олег отказал категорически. А когда весной 1998-го газовики, устав дотировать область на сотни миллиардов рублей, отключили Курганскую ТЭЦ, Богомолов заявил: - Мы готовы перекрыть все газопроводы, идущие с Тюменского Севера через Курганскую область в Европейскую часть России и Западную Европу. Вместо того, чтобы заставить Бухтоярова навести порядок с долгами, он грозил Газпрому автоматчиками у запорных кранов трубопроводов. И на долгие месяцы отказался встречаться с Бердюгиным («Межрегионгаз»).

· Документы. Информация к размышлению

« Сегодня, 1 февраля, резко ограничена подача природного газа на Курганскую ТЭЦ.

Как сообщила пресс-служба Курганского филиала ООО «Межрегионгаз», еще в середине прошлой недели ООО « Межрегионгаз» факсом из Москвы сообщило в АО «Курганэнерго», что если до 29 января ситуация с оплатой долга не изменится, то с 1 февраля подача природного газа на ТЭЦ будет ограничена на 50 процентов а с 10 февраля - полностью прекращена. Энергосистема не нашла необходимых средств, и были введены ограничения. ТЭЦ рекомендовано перейти на основной для нее вид топлива – уголь и мазут. Как сообщил главный инженер «Курганэнерго» Александр Кудленок, к 13 часам дня 1 февраля была ограничена подача газа на 30 тыс кубометров в час, был остановлен один энергетический котел ТЭЦ, потери составили 70 Мвт мощности электроэнергии и 100 Гкал тепла., температура горячей воды на выходе в южной магистрали упала с 69 до 60 градусов.

На пресс-конференции 29 января в Курганском филиале ООО «Межрегионгаз» журналистам сообщили, что «в прошлом году практически весь газ местные потребители получали бесплатно, так как оплата всеми видами платежей, поступивших в 1998 году, не перекрывает сумму задолженности за газ, потребленный еще в 1997 году. Более того, сумма задолженности увеличилась за 1998 год более чем в 2 раза. А долг Курганской ТЭЦ за год вырос в еще большей степени - в 2,3 раза, и составил на начало 1999 года 178,9 млн. рублей».

( Газета «Курган и курганцы», февраль 1999 г.)

* * *

Зато Олег Богомолов подписал контракт с фирмой «Запсибгазпром» из Тюмени. Он обещал ей предоплату из бюджета в 50% суммы контракта, льготы по налогам и прочие прелести. А фирма обещала строить газопроводы для райцентров и сел и обеспечить их газом. Но, как выяснилось…У нее не было никакого газа, она могла стать только посредником между Газпромом и областью, стригущим комиссионные в свой карман (и в карман губернатора с друзьями, разумеется, по классической модели «отката»).

 

* * *

Вера Достовалова. Заместитель губернатора, руководитель аппарата, управляющий делами –это все она - Вера Достовалова. Она идет рядом с Олегом Богомоловым последние 15 лет. Она - его тень с комсомольских времен. И этим все сказано. Как говорят, выполняет указания с буквальной точностью – любые, даже взаимоисключающие. Согласитесь – это не каждому дано. Поначалу в администрации рабочие лошадки - специалисты отделов - смеялись над деловыми бумагами из-под ее пера, но потом, когда таких «юмористов» выгнали, поняли – проще самим переписать, сделать, как надо. Так все и идет.

Ну что еще? Свое большое жалованье, как доносит молва во властных коридорах, Вера Михайловна охотно тратит на дорогой, но безвкусный (по мнению женской части администрации) гардероб, держит в служебном кабинете большой запас нарядов, часто переодевается…прямо во время рабочего дня. Та же молва (впрочем, и внимательный взгляд тоже) доносит о сравнительно недавно сделанной за большие деньги пластической операции. Ее Достовалова перенесла с трудом, но, как говорится, героически. Телезрители области все чаще видят в программах новостей эту молодящуюся женщину с неправильно подобранным макияжем на застывшем лице. С одинаково безличной интонацией она «от имени и по поручению» что-то вручает, кого-то приветствует, поздравляет, не забывая при этом обязательно оглянуться на телекамеру…При всей никчемности этой классической «партийной барышни из обкома» без ее резюме в администрации не проходят назначения на многочисленные мелкие чиновничьи должности. Так что, если у кого возникает нужда пристроить на теплое место сына или дочь, все знают – дорога в этом случае одна – к Вере Михайловне.

* * *

Иван Евгенов. Знает Олега со времен, когда тот ненадолго мелькнул на заводе после института и, проработав по комсомольской линии совсем немного, был уволен. А Евгенов завод не бросал, доработался до директора производства, Богомолов его использовал для сбора голосов среди промышленников на всю катушку. В кресло директора департамента промышленности он сел сразу после избрания Олега, а когда Жигачев ушел в полпреды Президента, ему еще навязали и управление госимуществом, и потребительский рынок и много другого, чего он не понимал и не понимает до сих пор.

Он долго осваивался, и начал как умел - совещания превратил почти в заводские планерки, поначалу верил, что контроль за всем и вся – это выход из тупика. Потом обнаружил, что контролировать нечего - в областной собственности почти ничего не осталось. А на крупных заводах государственной собственности нет вообще. И тогда он сам и чиновники департамента сели в советы директоров всех более или менее важных предприятий области. Богомолов заставил акционеров под честное слово поделиться голосами. Эти «представители государства» сидят в руководящих органах АО и ОАО до сих пор. За что и как они голосуют неизвестно, но о результатах этого управления говорят цифры: дивидендов от госпакетов акций область не получает совсем, практически все госпредприятия в последние годы окончательно обанкротились, АО, где сидят представители обладминистрации, снижают свои показатели год за годом.

Сам Евгенов в 1997 году по прямому указанию Богомолова стал председателем совета директоров КАвЗа. Он взялся было изучать положение дел на заводе, искать новые контракты, но вскоре выяснилось, что ничего этого не нужно – его роль началась и закончилась в тот момент, когда Антошкина убрали с завода, установив полный контроль над предприятием и замкнув всю реализацию продукции на РИК. Дальше началось банальное выкачивание денег, а заниматься развитием предприятия никто и не собирался. Ивана с его проектами не в первый раз сильно ударили по рукам. На этой почве случилась первая серьезная размолвка Евгенова с губернатором. Прошло три года. Вот что написала об этом газета «Аргументы и Факты». «К марту 2000 года на заводе недоимка по налогам в федеральный бюджет выросла в 10(!) раз – до 20 млн.408 тыс. рублей. Всего же по всем уровням бюджетов сумма недоимки (без штрафных санкций) в марте 2000 года достигла 36 млн. 776 тыс. рублей. Такую задолженность, под чутким руководством чиновников обладминистрации, завод успел накопить, несмотря на мораторий по долгам, который, как известно, вводится на период внешнего управления…» А когда Богомолову потребовались деньги на выборы-2000, КАвЗ просто продали свердловской «Уралэлектромеди» – собственности криминальных авторитетов типа Льва Черного, Махмуда, Мацуева…

Евгенов пытался нарисовать проект хоть какой-то промышленной политики, но с Олегом это было невозможно. То он с пафосом и шумом «защищал» «Кургансельмаш» от фирмы, которая решила купить акции завода и повлиять на производство. И Богомолов твердил по радио, ТВ и в газетах: - Не дам скупить завод чужакам со стороны, товарищи, не продавайте им акции. То, вдруг спохватившись, что время идет, скоро выборы, а опереться не на кого, решил продавать предприятия хоть богу, хоть черту, лишь бы новые хозяева дали денег на избирательную кампанию. Он как всегда начал торопиться и заводы КАвЗ, ШААЗ, КЭМЗ, «Синтез», «Русич» быстро ушли к новым хозяевам. Но распродажа предприятий получила огласку, а Иван Евгенов узнал об этом один из последних. Полной неожиданностью для директора департамента промышленности был уход контрольного пакета акций «Русича» московским структурам.

Громом среди ясного неба – новость о продаже контрольного пакета родного «Курганмашзавода» новым владельцам. Олег вел свою игру, не считая нужным даже ставить Ивана в известность, до Евгенова ему уже не было никакого дела.

Глава 5. Живем только … дважды

Собирая деньги и силы для грядущей в 2000 году выборной кампании, Богомолов связался с известным екатеринбургским пиарщиком В.Б. Куликовым. Доктор социологии, отработавший в качестве политконсультанта не одни выборы в регионах, сразу оценил положение: во-первых, шансы Богомолова на переизбрание вовсе не так велики, как он думает; во-вторых, кампания предстоит непростая, особенно, если в ней примет участие Баков со своим движением «Май»; в-третьих, собрать профессиональную команду в Кургане просто невозможно, а уровень профессионализма людей, занятых в пропагандистской машине Богомолова, чудовищно низок; в-четвертых, и это главное, Владимир Борисович почувствовал, что Богомолов может его просто «кинуть» с оплатой, особенно в случае провала кампании.

По крайней мере, когда Куликов назвал примерную стоимость услуг избирательных технологов (порядка 100 тыс. долларов), Богомолов согласился с расценками, но выплачивать аванс не торопился. Тогда Куликов нашел гениальный выход из положения: он сам нашел спонсора для Богомоловской кампании – екатеринбургского металлургического магната Андрея Козицына. Свердловского олигарха не нужно было убеждать слишком долго: во-первых, средства, необходимые для избирательной кампании в Кургане, для него – просто не деньги (холдинг Козицына «Уралэлектромедь» своими налоговыми платежами формирует до четверти бюджета Свердловской области); во-вторых, Козицын – давний противник Бакова (именно Козицын выпер Антона Алексеевича с Серовского металлургического, не поделили они с Баковым и Качканарский горно-обогатительный комбинат), и ему просто доставило бы удовольствие сделать Бакову «козу».

Куликов свел Козицына с Богомоловым, и они легко договорились. Олег продал металлургическому королю все, что его хоть в какой-то степени интересовало в Зауралье – Шадринский автоагрегатный завод, Курганский электромеханический, КАвЗ, предприятия по скупке и переработке черных и цветных металлов, пообещал и Катайский насосный. Козицын рассчитался за все с лихвой, больше проблема нехватки средств для избирательной кампании перед губернатором не стояла. Не стояла она отныне и перед Куликовым: теперь услуги пиарщика оплачивал уже не жуликоватый Богомолов, а сам Козицын, с которым Куликов предварительно договорился о сотрудничестве в выборной кампании совсем другого уровня, которая гораздо позже начнется в самом Екатеринбурге.

В общем, все были довольны: Козицын получил в собственность курганские предприятия, Богомолов – деньги на выборы. Неувязка выходила только с общественным мнением вокруг продажи того же КАвЗа, ведь Олег три года к ряду сам хвалился во всех СМИ успехами администрации в управлении заводом, рассказывал о радужных планах на будущее, и вдруг – взял да и продал завод. Как это можно было объяснить общественности (читай – избирателям)? Да никак! Не станешь же объяснять на какой-нибудь пресс-конференции, что срочно-де потребовались деньги на выборы, вот и пришлось фарцануть налево зауральскими заводами. Какое-то время была надежда, что скупка акций свердловским холдингом пройдет тихо, не привлекая к себе всеобщего внимания. Но так не случилось: история, конечно, попала на страницы прессы – уж больно долго и звонко сам же Олег в свое время шумел о достижениях своей промышленной политики на примере именно этих предприятий.

Тогда пришлось вызвать нового партнера и спонсора, владельца КАВЗа, КЭМЗ, ШААЗа и управляющего Уральской горно-металлургической компании Андрея Козицына на помощь - надо было что-то сказать и рабочим заводов и жителям области, надо было оправдаться. Андрей прилетел в Курган на собственном вертолете, собрал пресс-конференцию и прямо заявил: – Я нашел с губернатором общий язык. Я буду поддерживать его на выборах. Я купил ШААЗ, и все там будет хорошо. А к КАвЗу я никакого отношения не имею. Это мой зам просил разрешения заняться автобусным. Я не возражал…

*Документы. Информация к размышлению.

Конкретным результатом поездки курганцев с 3 по 9 марта в Германию в составе делегации руководителей областей Большого Урала губернатор области Олег Богомолов назвал подписание соглашения директора КАвЗа Александра Сапожникова с руководством фирмы «МАN» о намерении создать совместное предприятие по выпуску комфортабельных городских автобусов в рамках программы «Уральский автобус». По словам Богомолова, соглашение предусматривает производство пробной партии таких машин уже в этом году. (Из сообщения пресс-секретаря Богомолова, март, 1999 г.)

 

На КАвЗе уже не Евгенов руководит советом директоров. Им занимается новый хозяин. Говорят, что уже летом в уплату за товарный кредит в виде ГАЗовских шасси с завода начали вывозить станки и другое оборудование. То есть завод буквально физически начал мигрировать к новому хозяину, и не далек тот день, когда хваленые производственные мощности, лучшее, что есть на КАвЗе – линия по сборке Икарусов, перекочуют в Екатеринбург.

В общем, невеселая вышла у Ивана Евгенова промышленная политика.

… Зато «веселой» вышла поездка делегации Курганской области в Ямало-Ненецкий национальный круг. Это к вопросу о расширении и укреплении дружеских взаимовыгодных связей с соседними областями. У Богомолова это конек, пунктик, идея фикс – одна из «фараоновских пирамид». Так вот, презентацию Зауралья в 1998 году на Севере Курганская торгово-промышленная палата готовила два месяца. Директоров предприятий уговорили участвовать, «тряхнули», наняли самолет и полетели в Салехард. Но из-за непогоды сели в Надыме. И тут глава делегации Евгенов объявил, что губернатор вместо двух дней на поездку дал только сутки и … предложил вернуться. Пурга, мол, а время бежит… Его с большим трудом уговорили продолжить полет – в Салехарде делегацию области ждали депутаты Законодательного собрания округа (они специально продлили свою сессию, деловые люди все-таки…). Но курганцы скомкали свою презентацию, директорам заводов не дали времени элементарно пообщаться с потенциальными инвесторами и заказчиками, подгоняли, как мальчишек. Солидные мужики не привыкли к такому, потом плевались: – Профанация все это. Я такие деньги угрохал. Да никогда больше…

В общем, огорченные сели в обратный рейс, выпили крепко. Тут кто-то сорвался…Драка высоко в небе в салоне самолета, в которой участвует один из замов губернатора , - зрелище редкое, не для слабонервных подчиненных… В Японии, говорят, надувную фигуру начальника после работы палками лупят, здорово стресс снимает. А у нас для этого есть свое национальное средство…

* * *

История с металлоломом повторила махинации с зерном один к одному. Но теперь в нее втянули Евгенова. Богомолов провел через Думу закон о полном запрете работы с ломом черных и цветных металлов на территории области – это для широкой публики. А для узкого круга «своих» – тут же втихую, приказал Евгенову выписать незаконные теперь уже разрешения на скупку и вывоз металла. Среди «своих» фирм, как выяснилось по данным УВД, были и те, что контролировались криминальными группировками. Богомолов запретил показывать эти бумажки кому-либо, но депутаты Думы все же вытащили их на свет. Дума бурлила и негодовала. Депутатам скупо объяснили – Закон готовили в спешке (хотя проблему краж цветмета не снимали с повестки дня три года к ряду), не учли, что заводы посадили на голодный паек, в общем, извините, недодумали, недоглядели…

Ну, насчет «недодумали» – сомневаюсь, а вот недоглядели, что всплывет так быстро, это наверняка. Во сколько обошлись «металлическим мальчикам» эти разрешения не знаю, сколько за это им пришлось откатить Олегу на выборы наличными - тоже. Думаю, немало – бизнес-то доходный, особенно в отсутствие конкурентов.

* * *

Нынешней весной Богомолов предложил Евгенову выставить свою кандидатуру против Ельчанинова на выборах мэра. Иван подумал и отказался… Если бы Евгенов был всерьез уверен, что Олега переизберут, он бы согласился. Это был бы вариант, при котором он ничего не терял – либо избрался бы мэром, либо, выполнив поручение Олега, вернулся бы обратно в обладминистрацию еще на четыре года. Но Евгенов иначе оценил ситуацию: Ельчанинова город переизберет, а вот, Богомолова область – вряд ли, значит, делать ставку на Олега в 2000 году, да еще противопоставлять себя будущему мэру – безумие.

«В заповеднике, вот в каком – забыл…»

Охота – царское развлечение. Богомолов взял ружье в руки как пропуск в узкий круг начальников, еще в партийные времена. У костра, за рюмкой ему было легче решать все проблемы. Начальники всегда добреют после удачной охоты, да еще в заповедных местах. Олег стрелял с азартом, хотя часто мазал, другие были удачливее. Но его возбуждало это ощущение своего господства над диким зверем. Мощный карабин надежно страховал от неожиданностей. А браконьерили от души. С друзьями из Казахстана с вертолетов били все, что движется – кабан, лось, косуля… Это другим нельзя, а им все можно. Правда, до поры-до времени.

Люди стали смелее. История с охотой в заказниках Белозерского района в 1997 году вышла шумной. А дело всплыло, потому, что местные егеря возмутились: - Приехала теплая компания, команда человек 6-8. И губернатор Богомолов с ними. Выехали туда, где и ходить – то запрещено, где лосихи с телятами пасутся. Охотники из ближних сел знают, что место заповедное, не поднимается рука на зверя. Да и не сезон, охота запрещена. Это все равно, что в гостях разбойничать. Но эти наплевали на все. Завалили одного зверя, второго и детеныша не пожалели. А теленку бы расти и расти. Добивали его, подранка, спьяну как матерого.

Егеря отправили письмо в газету, его опубликовали, тайное стало явным.

Дело гадкое, мерзкое. Но не для моего земляка. Олег Богомолов оправдался самым неожиданным образом. Точнее пытался это сделать. Он решил не говорить ни да, ни нет в ответ.

Он прикрылся … Конституцией России. Той самой Конституцией, против которой агитировал в 93-м, против которой голосовал… Но теперь припекло, а чтобы отмыться, все средства хороши. В письме на официальном бланке Олег даже пытался «наехать» на прессу. Мол, не имеете права вторгаться в мою частную жизнь, это закон охраняет, это святое – где, что и с кем я делаю, как частное лицо. Общественность прочитала этот официальный ответ губернатора и оторопела от такой демонстрации безнаказанного своеволия. А я лишь вспомнил давние слова Олега, мол пойду наверх, и ничто меня не остановит…

Сельские картинки

 

При Богомолове село пришло в упадок особенно явно. В 1996-м помнится в своей программе «Выжить. Устоять. Окрепнуть» Олег обещал крестьянам все подряд. Как Жириновский на выборах в Госдуму: Каждой женщине – по мужику, а каждому мужику - по бутылке водки.

Село не приняло новации нового губернатора. Их и было–то, правда, немного. Зато какие!

Поголовная аттестация всех руководителей, независимо от формы собственности предприятия, оказалась очередной пропагандистской кампанией. Посулы о доплате ТОВАРОПРОИЗВОДИТЕЛЯМ из тощего бюджета были очередной экономической глупостью, да и оказались ложью, денег не было год-два, и, в конце концов, эти дотации отменили сами депутаты –аграрии в думе.

Потерпела крах и «Программа развития АПК на 1999-2000 г.г.». Ее писали два года, но она была всего лишь красивой бумажкой, что обнаружилось сразу - огромные цифры инвестиций не имели под собой никакой реальной основы. Депутаты – аграрники, а вслед за ними и Дума отправили ее на доработку и ее «дорабатывают» до сих пор.

Не по этой ли программе нынешней весной хлеба сеяли до середины июня, а нас, с заводов, на совещании в очередной раз трясли, как грушу – дайте в долг металл, горючку, деньги, вам все вернут осенью.

О главном – о рынке земли, обороте пашни Олег и его команда молчали как партизаны. А ведь областная власть получила массу конкретных предложений и советов на депутатских слушаниях по земельному вопросу весной 1999 года. В разговоре участвовали руководители бывших колхозов и совхозов, фермеры, главы местных администраций, депутаты Курганской областной Думы. Участники слушаний рекомендовали администрации области и Думе инициировать в правительстве и Госдуме РФ принятие Земельного Кодекса, федеральных законов «Об охране земель», «О плате за землю»,, ввести в области декларацию об использовании земель сельскими товаропроизводителями, изымать нерационально используемые угодья в пользу эффективных собственников на основании действующего законодательства, провести комплексный перерасчет земельного налога, ценовое зонирование стоимости земель в зависимости от качества почв и климатических условий. В ответ – тишина.

Проекты крупных хозяйственников месяцами лежали в столах департамента сельского хозяйства – вчерашние инструкторы райкомов (они же впоследствии – милиционеры, профсоюзные лидеры, замы по общим вопросам и пр, и др.), посаженные Олегом «на село», просто не в силах были разобраться в том, что им предлагали.

Результаты видят все – каждый из нас. На своем столе, в своем кошельке, в поле и на ферме.

Напомним документальную хронику событий только последних двух лет.

· Документы. Информация к размышлению

 

Январь – 1999




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.