Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Страхи и неполноценность



Взаимоотношения Меган и Ларри были скорее соперничеством, чем сотрудничеством. Почему они вели между собой войну? Что в действительности служило поводом для борьбы? Прежняя богатая подруга Ларри, зарабатывание денег стриптизом, рвота после еды? Какие страхи, какое чувство неполноценности заставляли их ссориться?
Каждый их них очень многого хотел от другого, однако оба не желали ничего отдавать. Каждый хотел любви, денег, безопасности и самоуважения, и каждый настаивал, чтобы ему все это предоставил другой. Каждый втайне завидовал другому и чувствовал себя приниженным и неполноценным. Однако никто из них не хотел ничего отдавать первым, чтобы вызвать иное отношение к себе. Такое соперничество вместо сотрудничества приводило к тому, что каждый из супругов ощущал пустоту и еще большую потребность в любви, деньгах, безопасности и самоуважении, в которых так отчаянно нуждался.
Некоторые супружеские пары постоянно ссорятся из-за денег: кто должен их зарабатывать, как их тратить, кому оплачивать счета. Другие пары ссорятся из-за своих желаний, символом которых являются деньги, – из-за действительно нужных вещей или из-за искусственных потребностей.
Так получилось и у Меган с Ларри. Они ссорились из-за еды (или из-за приемов рвотного), из-за «порше» и богатой подруги, из-за денег, которые можно заработать стриптизом. Эти ссоры были для них способом выражения своих страхов – каждый из них боялся, что не сможет достаточно дать другому, что они не смогут держаться друг за друга и преуспеть в жизни.

Конец войне

Я немало сделала, чтобы помочь Меган и Ларри: давала советы и уговаривала быть поласковее друг с другом, приписывала каждому из них благие намерения и по-новому истолковывала негативные поступки, представляя их продиктованными стремлением к лучшему. Я говорила с каждым по отдельности, но предпочитала встречаться с обоими супругами вместе. Много времени я потратила на то, чтобы убедить каждого из них, что правильно понимаю его точку зрения.
Я сказала Меган и Ларри, что первая задача терапии будет состоять в том, чтобы помочь им вновь обрести способность получать удовольствие от жизни. Я предложила им составить список всего самого приятного, что они могли бы проделать вместе в следующем месяце, в следующем году и в последующие пять лет. И каждую неделю Меган и Ларри должны были проделывать что-нибудь из этого списка.
Я объяснила, что на свете существует мало таких мужчин, у которых хватает мужества мириться с тем, что жена образованнее или достигла большего, чем они. Если бы Меган отказалась от своих навязчивых идей по поводу еды, она лишилась бы своего единственного недостатка. Примириться с этим Ларри, возможно, не смог бы. Я полагала, что на самом деле у Ларри хватило бы мужества, чтобы мириться с успехами жены, но не была в этом уверена. Ларри утверждал, что, безусловно, способен на это и хочет только одного: чтобы Меган преуспела в жизни.
Я беседовала с каждым из супругов о том, что им более всего нужно. Меган призналась: ей нужно, чтобы в доме не было такой еды, от которой полнеют. Ларри жаловался, что ходит голодный. Я предложила ему выбрать какой-нибудь продукт, который Меган согласилась бы терпеть в доме. Они выбрали сыр.
Меган, как и большинство молодых жен, хотела, чтобы муж находился рядом не потому, что это будет приятно обоим, а ради того, чтобы он помогал ей преодолевать чувство своей неполноценности. Я посоветовала Меган продемонстрировать Ларри, что она нуждается в нем по другим причинам – например, ради секса. Я предложила ей не ждать, когда муж попросит ее заняться сексом, а самой проявить инициативу, чтобы показать, что и она в нем нуждается.
Ларри я посоветовала окружить Меган лаской и любовью, потому что именно этого она всегда жаждала, но иногда делать это в такое время, когда будет известно: ей не до того. Таким образом Меган может получить некоторое представление о том, что чувствует Ларри в тот момент, когда ей требуется внимание, а муж занят.
Я подметила: всякий раз, когда Меган добивается какого-либо успеха или занята каким-нибудь важным делом, Ларри провоцирует ее на совершение неадекватных поступков. Чтобы изменить поведение Ларри, я прибегла к парадоксальному подходу. Вместо того, чтобы приказать ему перестать провоцировать Меган (это ни к чему не привело бы, потому что такое поведение было у него совершенно неосознанным), я решила действовать косвенным путем. Я предложила ему сознательно планировать каждую подобную провокацию таким образом, чтобы Меган знала о ней заранее и не оказывалась застигнутой врасплох. Я рассчитывала, что предложение намеренно провоцировать Меган возмутит Ларри и он не станет делать этого. Как я и ожидала, Ларри не захотел намеренно провоцировать жену, действуя ей на нервы. Он сказал, что и подумать об этом не может.
Я посоветовала Ларри пригласить на обед мать. Обед должна приготовить Меган. Мысль понравилась Ларри. Меган сказала:
– Меня раздражают даже разговоры с ней по телефону.
Но Меган приняла этот план, потому что он означал: на этой неделе Ларри больше не будет ее провоцировать.
Впоследствии супруги сообщили, что обед прошел очень хорошо. Никаких провокаций со стороны Ларри не последовало. Меган совершила великодушный поступок по отношению к кому-то, кого Ларри любил. Редкое событие: ведь Меган было так трудно отдавать.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.