Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

О патриотизме и антипатриотизме. Маятник истории



 

Лев Николаевич Гумилёв учил видеть историю «с высоты полета орла». Если, используя его метод, посмотреть на весь период русского надлома под определенным углом зрения, то мы увидим очень интересную колебательную динамику. Это динамика противоборства уже известных нам сил –национальной и антинациональной. Попробуем проследить в заданном параметре все русские царствования за истекшие двести лет.

При Александре I (1801-1825гг.) в правящей элите и в «обществе» окончательно оформляется и набирает силу антипатриотическая партия. (Эта партия появляется еще при Петре I. Затем, в период «бироновщины» она усиливается; при Елизавете Петровне следует небольшая патриотическая реакция, но при Екатерине II западники вновь укрепляются.) После разгрома восстания декабристов-масонов, нашествие либерализма в России приостанавливается; при Николае I (1825-1855гг.) следует жесткая консервативно-патриотическая реакция (больше консервативная, чем патриотическая). Однако в эпоху реформ Александра II (1855-1881гг.) либерализм – уже с революционным оттенком – вырывается наружу, и антипатриоты резко усиливают свое влияние. При Александре III (1881-1894 гг.) вновь происходит поворот в сторону патриотизма и следует «подмораживание России», правда, не очень глубокое. При последнем царе Николае II (1894-1917 гг.) антипатриоты собираются в серьезную политическую силу и в феврале 1917 года захватывают власть. Временное правительство проводит откровенно прозападную, антинациональную политику. Империя начинает распадаться.

После октября 1917 года большевики-интернационалисты останавливают распад и начинают собирать империю, но не ради национального величия, а во имя мировой революции. Они еще большие антипатриоты, чем либералы-западники. Однако в 1930-х происходит сталинский патриотический переворот и смена курса. Страна переходит на национальные рельсы. Но все-таки не до конца. (Следующим шагом должен был стать поворот в официальной идеологии – переход от марксизма-ленинизма к русскому социализму.)

После 1953 года, при Хрущеве вновь происходит антипатриотический откат назад. При раннем Брежневе, как и при Александре III следует консервативная реакция. Но уже с середины 70-х годов усиливается все та же либеральная, антинациональная линия. При еще живом, но уже бессильном Брежневе в партийной элите происходит ползучий переворот. Верх берут наследники Троцкого – «либералы» во главе с Андроповым, которые и подготавливают «перестройку». Ну, а с 1985 года наступает очередь разрушителей Красной империи Горбачева и Ельцина. В начале 90-х к власти приходят радикальные реформаторы чубайсовского типа, которые начинают проводить антисоциальную и антинациональную политику одновременно. Это уже не просто антипатриоты, а оголтелые антипатриоты. К концу 90-х страна подходит к краю пропасти – еще немного и полный распад.

Однако этого не случается, и при Путине происходит, пускай очень слабый и непоследовательный, но все-таки поворот к патриотизму (с небольшим качком назад в 2008 – 2011 гг.). Опять срабатывает национальный инстинкт самосохранения. Начинается медленная регенерация почти полностью парализованного национального организма…

Итак, если мы внимательно посмотрим на более чем двухсотлетнюю историю борьбы патриотической и антипатриотической партий в России, то увидим, что это – маятник,качающийся туда-сюда.

Россию бьют, но она не сдается. Однако и победить не может. Не может вернуться на свою почву, в свой русский дом. Один раз почти вернулась, при товарище Сталине, но ненадолго и почти…

Сколько это может продолжаться?

При всем оптимизме, следует заметить, что положение сегодня непростое. Надо признать: за более чем 150 лет пассионарного спада наша этническая система потерпела существенный урон… До нуля еще довольно далеко (пассионарность средняя), но по сравнению с тем, что было – потери серьезные…

Если же посмотреть на динамику борьбы патриотизма с антипатриотизмом после Сталина, то получается, чтопатриотические качки (система) у нас с каждым разом становились все слабее, а антипатриотические (антисистема) все сильнее.Похожую динамику мы наблюдаем и в кон. XIX – нач. XX вв. (до 1920-х гг.).

Чем это может закончиться? Очевидно, что по логике этногенеза эти двухсотлетние колебания маятника должны закончиться устойчивой консервативно-патриотической реакцией, которая будет означать вступление России в фазу инерции. Поэтому у нас есть все основания полагать, что «посленадломный» патриотический качок будет гораздо мощнее и продолжительнее всех предыдущих. В пользу него говорит и тот факт, что в последние, «путинские» годы патриотические настроения (в том числе и среди молодежи) усиливаются, а популярность имперской идеи растет…

Потребовалось пройти через «лихие 90-е», чтобы не только рядовые русские люди, которые очень быстро все поняли, но и многие интеллигенты-идеалисты и наши доморощенные буржуа наконец-то осознали, что под дымовой завесой «демократических реформ» нас всех банально ограбили. А страну – опустили. Стало ясно, что никто нас на Западе не ждёт, и что бежать, в случае чего, некуда. Все мы в одной лодке. Надо поднимать и защищать собственную страну. И с этого момента к удивлению патриотов-традиционалистов у нас стали появляться патриоты умеренно-либерального (буржуазного) типа; правда, пока еще не слишком последовательные, и в небольшом количестве.

Тем не менее, это дает надежду на то, что при переходе в фазу инерции вековой красно-бело-зеленый раскол в нашем этносе будет окончательно преодолен естественным, мирным путем. Во всяком случае, тот факт, что импортная «цветная» зараза в послеельцинский период в России так и не привилась, говорит о том, что времена борцов «за свободу и демократию» – радикальных либералов 90-х – уже прошли. Их отвергли и «левые» и «правые» и те, кто между ними. Иммунная система национального организма, хотя и со скрипом, но сработала.

Повторим, русский медведь хотя и сильно ослаб в надломе, но вовсе не умер. Такое случалось в истории: думали – убит, а оказалось – только ранен...

 

Когда мы, наконец, придем в себя и вернемся в свой русский дом, то первым делом надо будет взять в руки большой веник и вымести всю чужеземную идеологическую заразу, которая накопилась у нас за 300 лет (по идейной линии: протестантизм – просветительство – либерализм – левый глобализм (марксизм) – современный глобализм (неолиберализм). Еще раз подчеркнем, что идеология национального возрождения должна впитать в себя все то, что было выработано русской культурой за тысячу лет. В ней уже не должно быть места для импортных «измов». Новая государственная идеология должна базироваться на своем собственном, национальном фундаменте. И в первую очередь – нарусской коллективисткой традиции и Православии. А также на многовековой традиции сильной, самодержавной власти. Это наш главный ресурс. Нравится кому-то или не нравится, но тысячу лет православной культуры и четыреста лет евразийского имперостроительства выкинуть из истории России просто невозможно. (Можно только в фазе обскурации.)

За последние сто лет Россия прошла через тяжелейшие испытания: она переболела либерализмом начала XX века, затем перемолола интернационал-большевизм, а сегодня – перемалывает неолиберализм образца 1990-х гг.

Пора приходить в себя...

Враги России очень хорошо изучили русскую историю, и знают все наши сильные и слабые стороны. (А. Зиновьев точно подметил, что «Они изучали СССР так, как охотник изучает слона, чтобы убить его одним выстрелом».) Поэтому Бжезинский еще в 1993 г. прямо сказал, что после крушения коммунизма в России главную опасность для Запада будет представлять «русский национализм, соединенный с православный фундаментализмом». Больше у русских ничего не осталось… Все правильно. Не осталось.

О «русском национализме» мы уже говорили, но что такое «православный фундаментализм»? Термин, конечно, не самый удачный, однако если посмотреть на те перемены, которые произошли у нас после 1991 г. с точки зрения религиозной, то те тысячи храмов, которые были восстановлены из руин и отстроены заново всего лишь за двадцать лет – это «фундаментализм»; и миллионы русских людей, пришедших приложится к Афонским Святыням – это «фундаментализм»; и даже бесовские пляски в храме Христа Спасителя – это реакция именно на «православный фундаментализм».

Но истинный смысл духовного возрождения России заключается даже не в этом, а в том, что глубинным, метафизическим стержнем православного сознания русского народа – ослабленного, но духовно живого – по-прежнему является мессианская идея «Москва – Третий Рим». И здесь надо подчеркнуть – «мессианская». Это значит, что«судьба русского народа – есть продолжение священной истории от Сотворения мира». Это значит, что после священной истории Ветхого Завета, Нового Завета, Первого Рима, и Второго Рима – Константинополя – России «было даровано свыше стать хранилищем истинной веры вплоть до Второго пришествия Христа и Страшного суда». Потому, что Четвертому Риму «не быти»…

Отсюда следует, что русский народ является не только наследником своей собственной тысячелетней истории, он является духовным наследником всей Священной истории с момента Сотворения мира. В этом смысле – он богоизбранный народ. Не возвышающийся над другими народами, но несущий тяжкий крест. Русский народ с XVI века является Удерживающим мир от падения в царство антихриста… До сих пор! Несмотря на искушение материализмом XIX века, отпадение от церкви в советский период и бесовский соблазн «обществом потребления» в послесоветское время... И именно за это свое спасительное удерживание русский народ так ненавидим теми силами, которые антихристу уже поклонились…

Третий Рим сегодня – это последний бастион на пути армии сатаны к мировому господству.

С русским человеком, который все это понимает, и который чувствует такую ответственность перед Богом и перед миром – ничего нельзя сделать! Его невозможно ни купить, ни запугать! Такой православный фундаменталист непобедим. И поэтому, конечно же, он представляет главную опасность для врагов России.

Кто-то скажет: «Ну, когда все это было! С тех пор как старец Филофей пророчествовал о Третьем Риме, прошло 500 лет! Да и людей таких уже не осталось, сами же говорите, что пассионарность не та». – Да, не та. Потери большие. Но люди остались. Их меньше чем было, но они остались. Просто они пока не видны*… Вот на этих-то людях все до сих пор и держится!

Помните у Достоевского: «…больной исцелится и «сядет у ног Иисусовых»… и будут все глядеть с изумлением…»

 

С точки зрения науки, главный двигатель истории – это пассионарность. С точки зрения духовной – воля Божья. А Бог на нашей стороне.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------* События в Новороссии показали, что первые – уже видны…

 

 

…где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.

(Мф. 6:21)

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.