Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

То же самое, что тело без души



Г. Шиманов

 

 

«Уроки Льва Гумилёва». Или зачем нам нужна теория этногенеза

Вспомним золотые слова Льва Николаевича Гумилёва: «Я давно знаю, что такое пассионарность, и что в исторических категориях возможно применять работающие пассионарные подходы. И что решаются исторические проблемы с помощью моей концепции с такой же легкостью, как человек, знающий алгебру, решает арифметические задачи».

Зная теорию пассионарности, мы сегодня можем: во-первых, абсолютно по-новомуоценить ход Отечественной и мировой истории, во-вторых ответить на такие вопросы современности, на которые до появления концепции этногенеза никто вразумительно ответить не мог, в-третьих, составить вероятный прогноз на будущее России и других цивилизаций современного мира.

 

Развенчание мифов

До сих пор в нашем общественном сознании сохраняется множество разнообразных мифов и ложных представлений об истории России, её настоящем и будущем. Например, миф о том, что наша история, в отличие от истории Европы, была особенно ужасной, кровавой и катастрофичной. В общем, всё у нас было «не как у людей» (европейцев) – то бунты, то репрессии, то революции. А с XIX века даже появляется мнение, что история России – это вообще какой-то необъяснимый зигзаг в истории человечества…

Гумилёв по этому поводу писал следующее: «Чтобы не говорили, хоть Чаадаев, хоть Бердяев, наша история не более кровава, не более мрачная, не более катастрофичная, чем история той же Европы, Ближнего и Среднего Востока или Китая, где при этнических потрясениях уничтожалось две трети, три четверти и даже эпизодически, девять десятых населения (Китай, VI век)».

Нет нужды перечислять здесь все ужасы европейского средневековья и, особенно, Реформации. Это общеизвестно. Достаточно напомнить, что только за одну Тридцатилетнюю войну (1618 – 1648гг.) Германия потеряла 75 процентов своего населения, было 16 миллионов, осталось – 4. А за одну Варфоломеевскую ночь в Париже было уничтожено больше людей, чем за семь лет опричнины Ивана Грозного.

Согласно теории Гумилёва, это ошибочное мнение о Российской истории сложилось потому, что европейцы все свои безобразия и катастрофы пережили гораздо раньше русских: они, как мы знаем, старше нас на 450 – 500 лет. Гумилёв писал: «Франция … в XV в., точно также как и Россия в XX, полыхала в огне гражданской войны, только сражались в ней не белые и красные, а сторонники герцога Орлеанского и герцога Бургундского. Повешенные на деревьях люди расценивались тогда французами как привычный элемент родного пейзажа». Но, как мы знаем, в XVII веке надлом в Европе закончился, и последующие столетия европейцы прожили в относительно благополучной фазе инерции. За это время многое забылось…

Когда молодой Петр I в конце XVII века впервые приехал в Западную Европу, он испытал настоящее потрясение. После бедной, «дикой», бунташной России (акматическая фаза) он увидел спокойную, сытую и культурную жизнь. Благоустроенная Голландия показалась ему земным раем. И он решил позаимствовать всю эту «красоту» целиком – от новых технологий в кораблестроении до париков и курения табака. Петр I находился на уровне знаний того времени, поэтому не мог знать законов развития цивилизаций. И он очень торопился. Поэтому решил, что вместе с необходимыми нам военно-техническими новшествами можно перенести на русскую почву чужие нравы, обычаи, право, экономические отношения. Потом все это вышло боком. Но хотелось-то как лучше…

С конца XVIII века ведёт начало ещё одно распространённое интеллигентское заблуждение. Суть его в следующем: Россия – это часть Европы. И поэтому незачем искать какой-то свой особый путь, какую-то «Русскую идею». (Ведь посмотрите «как люди живут!..».) Надо просто делать всё по европейскому образцу, и жизнь наладится сама собой…. Пробовали несколько раз. Не получается! Особенно, если взять печальный опыт заимствования в области политического устройства (демократия) и идеологии (либерализм).

Гумилёв писал: «Механический перенос в условия России западноевропейских традиций поведения дал мало хорошего, и это неудивительно. Ведь российский суперэтнос возник на 500 лет позже. И мы, и западноевропейцы это отлично ощущали, осознавали и за «своих» друг друга не считали. Поскольку мы на 500 лет моложе, то, как бы мы не изучали европейский опыт, мы не можем сейчас добиться благосостояния и нравов, характерных для Европы… Это вовсе не значит, что нужно с порога отвергать чужое – но стоит помнить, что это именно чужой опыт». Европейский суперэтнос «возник в IX веке и за тысячелетие пришёл к естественному финалу своей этнической истории. Именно поэтому мы видим у западноевропейцев высокоразвитую технику, налаженный быт, господство порядка, опирающегося на право. Всё это итог длительного исторического развития»

Гумилёв писал это о Европе, находящейся ещё в фазе инерции. Сейчас, как мы уже знаем, там наступают уже другие времена…

Вместе с тем, надо заметить, что наряду с известными и уже привычными «либеральными» мифами, вызванными комплексом неполноценности перед Западом, в последние годы у нас появились и другие мифы, точнее – антимифы, цель которых – «ответить ударом на удар» и превознести русский народ и русскую историю над всеми другими народами и историями. Например, в последнее время издано немало «исторических» книг, в которых рассматривается вопрос о происхождении русского народа. Одни «историки» относят появление русских чуть ли не к ледниковому периоду, другие к III – II тыс. до н. э. («арийцы»), третьи вообще считают, что сначала на территории Евразии были одни только русские («дети богов»), а уже потом от них произошли все остальные.

Пишутся такие книги, в основном, хорошими людьми, искренними патриотами России. Цель благая – возрождение Русского Духа через возвращение к истокам; укрепление национального самосознания и восстановление оскорбленной гордости русских людей. Все это прекрасно, но совершенно не научно. Это патриотизм сказочный, мифологический. А иногда даже антихристианский, поскольку он опирается на славянское язычество, о котором науке известно очень немного, и которое по определению не может быть основой для современной общенациональной идеологии. (Возвращаться из Православия в язычество сегодня, то же самое, что возвращаться из университета в детский сад!)

В конечном счете, такие «исследования» историков-фантастов больше вредят, чем помогают делу возрождения России, поскольку дают в руки противников весомые аргументы против патриотической идеологии как таковой. (Особая тема – это «исследования» историков-провокаторов, которые под прикрытием неоязыческого «родноверия», противопоставляемого «жидо-христианству», пытаются оторвать пассионарную русскую молодежь от православных корней, т. е. от своего этноса.)

В заключение добавим, что теория Гумилёва развенчивает еще один, очень популярный в недавнем прошлом, миф о «приоритете общечеловеческих ценностей». В реальной действительности для торжества общечеловеческих ценностей необходимо слияние всех суперэтносов в один общечеловеческий гиперэтнос. А это, как мы знаем, невозможно, поскольку каждый суперэтнос обладает своим запасом пассионарности, своей ментальностью, своей системой ценностей – этнической доминантой.

Гумилёв писал: «Суперэтнические системы ценностей, как правило, взаимоисключающи и, уж во всяком случае, плохо совместимы между собой… Доминанты как бы блокируют слияние суперэтносов… Например, можно найти много общего в теологии христианства, ислама и даже буддизма… Однако историческая практика свидетельствует, что все ранее предпринимавшиеся попытки искусственно создать на основе этого общего не то что общечеловеческую, а просто межсуперэтническую систему ценностей неизменно заканчивались крахом и приводили только к дополнительному кровопролитию. Иначе говоря, хоть и считают мусульмане Азербайджана Евангелие наряду с Кораном святой книгой (Инджиль), а Иисуса Христа – пророком Исой, но к примирению с армянами-христианами сие не приводит, и привести не может принципиально».

В связи с этим надо заметить, что сегодняшняя, активная деятельность некоторых иерархов Русской Православной Церкви по «установлению контактов» с европейскими католиками, вызывает серьезную озабоченность. Очевидно, что налаживание такого «сотрудничества» ничего полезного нам не даст, оно на руку только глобализаторам. Как писал Достоевский: «Признак уничтожения народностей, когда боги начинают становиться общими. Когда боги становятся общими, то умирают боги и вера в них вместе с самими народами. Чем сильнее народ, тем особливее его бог… У всякого народа свое собственное понятие о зле и добре, и свое собственное зло и добро. Когда начинают у многих народов становиться общими понятия о зле и добре, тогда вымирают народы, и тогда самое различие между злом и добром начинает стираться и исчезать».

Это к вопросу о современном «экуменическом движении».

Продолжая мысль Гумилёва о плохой совместимости различных систем ценностей, мы обнаруживаем, что, то же самое касается не только религий, но и общих идеологий. Например, и в СССР и в Китае идеология была одна – марксизм-ленинизм. Но мира между двумя державами это не принесло. Слишком различны, более того – взаимоисключающи этнические стереотипы поведения и системы ценностей китайцев и русских. В отличие, например, от той же Монголии Китай всегда был и остается нашим потенциальным противником. Не только геополитическим, но и метафизическим. Повторим, это не значит, что с китайцами следует прекращать всяческие контакты, особенно торговые. Это значит, что надо держать порох сухим. И не питать никаких иллюзий. Комплиментарность, как мы помним, у нас с китайцами отнюдь не положительная… То же самое касается коммунистической Северной Кореи, и социалистического Вьетнама.

Однако бывает и по-другому. Например, с латиноамериканскими странами «социалистической ориентации» мы дружили в советское время и вполне можем дружить в постсоветское. И дело, здесь не в общей идеологии (которая, конечно, способствует контактам), а в том, что наши стереотипы поведения и наши системы ценностей имеют определенные точки соприкосновения, и уж как минимум они не взаимоисключающи. Комплиментарность между латиноамериканским и российским суперэтносами если и не положительная, то определенно – не отрицательная. Русскому характеру гораздо ближе Фидель Кастро и Уго Чавес, чем наглый американский ковбой Буш или хитрый китаец Дэн Сяопин. То же самое мы можем сказать и об отношениях с отдельными мусульманскими странами, которые нам следует рассматривать не как источник «мирового терроризма», а как стратегических союзников в борьбе с Западом. В отличие, например, от наших недавних друзей по соцлагерю – восточных европейцев…

Незнание элементарных законов этногенеза и утопическая установка на построение мирового коммунизма привели к тому, что в хрущевско-брежневский период мы впустую потратили огромные средства на братскую помощь странам социалистического лагеря. Особенно много денег было затрачено на поддержку слаборазвитых стран третьего мира «выбравших социалистический путь». Например, – в Африке, где некоторые племенные вожди-президенты использовали коммунистическую риторику исключительно для получения безвозмездной помощи из СССР.

Отсюда вывод: искать союзников и налаживать с ними дружеские отношения, конечно же, надо, но выравнивать всех под один шаблон, т. е. пытаться соединить несоединимое – нельзя. Этот путь ведет в тупик глобализации.

Гумилёв писал: «Но даже если представить себе гипотетическое слияние человечества в один гиперэтнос как свершившийся факт, то и тогда восторжествуют отнюдь не «общечеловеческие ценности», а этническая доминанта какого-то конкретного суперэтноса». Остается лишь добавить, что эта упрощенная – мировая тоталитарная система – все равно не будет жизнеспособной.

Законы этнической истории, повторим, – это, по сути, законы самой природы. А движение природы имеет свою собственную, внутреннюю логику, которую воля людей, а уж тем более, их «разум» – изменить не способны. Как показывает историческая практика – воздействие «ноосферы» вызывает лишь непредвиденные, разрушительные зигзаги в природных процессах. Во всяком случае, пока…

 

 

Глобализация и этногенез

 

Что такое глобализация? Глобализация как публично заявленный проект «нового мирового порядка» – это постепенное снятие всех имеющихся на планете границ – экономических, государственных, культурных, религиозных – и объединение человечества в одно счастливое целое. По «плану» глобализаторов в этом новом глобальном мире не будет ни войн, ни конфликтов, ни прочих безобразий, потому, что везде будет одна экономика, одни деньги, одна власть, одна культура, и даже одна «религия»…

Глобализация же на практике, т. е. глобализация сегодня, по емкому определению историка А. Фурсова, есть установление контроля наднациональных структур («Фининтерна») над: 1) мировыми финансами, 2) глобальными СМИ, 3) ведущими политиками.

Стратегическая цель: мировое господство. Ближайшие цели: взятие под контроль природных ресурсов, сокращение населения планеты до 1 – 1.5 млрд. человек, унификация оставшегося человечества, и его поэтапное порабощение «золотым миллионом».

Средства достижения: как «мирные» (тихий геноцид), так и военные.

Современная глобализация – это многоголовая гидра. Диктат виртуального доллара, транснациональные корпорации и ВТО – это глобализация. Исламский терроризм, цветные революции, бомбежки Ирака и Ливии – это глобализация. Лживые СМИ, Голливуд и дебилизация образования – это глобализация. Война против христианства, проект «чипизации» населения, гей-парады и «Гарри Поттер» – это тоже глобализация… И это еще далеко не все направления данного «общечеловеческого проекта», ряд можно продолжить.

Навязываемая миру неолиберальная идеология глобализации отрицает любую коллективную идентичность: национальную (космополитизм), религиозную (экуменизм), социальную (атомизация индивида), семейную (однополость) и даже в перспективе – человеческую (клонирование).

Глобализация – античеловеческий процесс. Это большая дубина, которая уже более ста лет бьет по этногенезам и культурогенезам всех народов на планете Земля. Даже с поправкой на аберрацию близости можно констатировать: такого грандиозного безобразия человечество за свою многотысячелетнюю историю еще не видывало!

Но откуда эта чума взялась? Если посмотреть «историю болезни», то мы увидим что «развитию» глобализации способствовали накопленные тысячелетиями планетарные факторы: финансово-экономические (процент, капитал – главный фактор), идеологические (подмена религий), научно-технические (НТР), информационные, конспирологические и т. д. (Это отдельная, большая тема, которую мы здесь развивать не будем.)

Но если посмотреть на данную проблему под углом зрения пассионарной теории, то получается, что современная глобализация напрямую связана, во-первых, с резкой интенсификацией за последние столетия (со времен Колумба) контактов на суперэтническом уровне и, следовательно, – с образованием новых и активизацией старых этнических химер и антисистем. Во-вторых, глобализация связана с отрывом больших масс людей от естественного (кормящего) ландшафта и их переселением в города (XX в.). И, в-третьих, глобализация связана с ходом европейского этногенеза – финальными фазами инерции и обскурации западного суперэтноса.

Надо подчеркнуть, что завершение процесса формирования финансовых наднациональных структур и их встраивание в тело Западной цивилизации стало возможным только тогда, когда западный суперэтнос вступил в расслабленную и материалистическую фазу инерции, которая почти совпала с бурным ростом капитализма в Европе, началом НТР и первым этапом урбанизации. (В то время как другие цивилизации или спали, или догоняли.) Когда «просветитель» Дидро в конце XVIII в. уже мог набраться наглости и бросить «освободительный» лозунг: «Наша цель – задушить последнего короля кишками последнего попа!»… К началу XX века, после первой мировой войны, эта «прогрессивная» цель была в основном достигнута. Преграды для развития мирового капитала в значительной мере сняты. А к моменту, когда Запад ослаб и вступил в фазу обскурации (конец XX в.), и когда последнее препятствие – СССР – рухнуло, финансисты-глобализаторы окончательно сбросили маски и уже открыто заявили о своих претензиях на мировое господство.

Современный этап глобализации – это попытка мировой финансовой олигархии всеми средствами, в том числе и силовыми, укрепить свои, заметно пошатнувшиеся после победной эйфории 90-х, «однополярные» позиции в мире и при этом сохранить за собой ядро Западной цивилизации. (Мировая олигархия сегодня – это новая, практически безнациональная (химерная) генерация элиты: смесь интернационального банковского капитала и старой англосаксонской аристократии.) Реализовать план мирового господства «глобалисты-инопланетяне» рассчитывают за счет относительно здоровой периферии, то есть за счет ресурсов всего остального человечества. Это логика развития раковой опухоли. И, надо заметить, на какое-то время это может помочь «Фининтерну». Тем более что финансовые и технические возможности сегодня позволяют набросить информационные, организационные и другие сети на большую часть мира. (Весь мир они не контролируют.)

Не исключено, что по мере наведения «нового мирового порядка» правящий класс этого Нового Вавилона не остановится и перед установлением либеральной диктатуры на самом Западе, который, надо это подчеркнуть, уже практически потерял свою цивилизационную самостоятельность и стал орудием в руках «Фининтерна». И уж тем более глобалисты не остановится перед развязыванием новой Большой Войны. Ни для кого не секрет, что в последнее время военный бюджет главной базы «Финитерна» – США растет невиданными темпами.

Но… Но ведь согласно теории этногенеза фаза обскурации рано или поздно кончается распадом этнической системы. Следовательно, и глобализация с опорой на военные и человеческие ресурсы Запада тоже обречена на провал… В такой ситуации глобализаторам надо или искать себе опору в какой-то другой цивилизации, что пока невозможно, или побыстрее начинать Глобальную Войну. Пока еще есть время…

Война – это, конечно, самый катастрофичный сценарий, который не может не привести к большим жертвам. Но, с другой стороны, только война, точнее – ее реальная угроза, может заставить ведущие страны мира, и в первую очередь Россию, в короткие сроки мобилизоваться и вырваться из-под «опеки» глобалистов. Тем более, что русская история показывает: из всех серьезных кризисов наша страна выходила одним путем – военным…

Если применить учение Гумилёва об антисистеме к проблеме глобализации, то можно сделать следующий вывод: глобализация есть продуктпланетарной антисистемы, структурированной в «Фининтерн».

Глобальная антисистема – спрут с множеством щупальцев. «Фининтерн» – это центр (довольно неоднородный). Его агенты: антисистемы меньшего масштаба – от «постмодернистов», сектантов и ЛГБТ-сообществ до неонацистов и цветных революционеров – разбросаны по всему миру. Главным образом, по западному миру и его ближайшей периферии. Сегодня все эти агенты на марше, они неплохо отмобилизованы и уже провели свои первые «нетрадиционные революции» в США и Европе.

Если же посмотреть на проблему глобализации с точки зрения христианской эсхатологии, то здесь все предельно ясно: глобализация – есть подготовка к приходу антихриста. Глобализаторы – это сатанисты, слуги дьявола… То, что происходит с человечеством уже сегодня, было описано в Откровении Иоанна Богослова две тысячи лет назад. Однако, согласно предсказаниям святых старцев, это еще не конец земной истории, а лишь первый этап в наступлении на мир инфернальных сил…

 

Еще раз подчеркнем – сила теории Гумилёва в том, что она основывается на законах природы, данных Богом, а не на научных спекуляциях, проистекающих из западной «теории прогресса», то есть теории уничтожения природы. (Вообще, в духовном смысле – все эволюционные теории, в том числе марксова, происходят от дьявола, потому, что в них нет ни начала, ни конца.)

В последней своей статье, написанной в 1992 году в соавторстве с К. Ивановым, Гумилёв предостерегает: «Учитывая, что каждый этнос представляет собой оригинальную форму адаптации человека в биоценозе ландшафта, можно заметить, что суперэтносы обычно существуют в границах определенных этноландшафтных зон.

Так северная граница Римского мира не пересекала зоны распространения виноградной лозы… Мусульманский Восток, или Левант, как суперэтнос не расширился далеко за границы адаптации финиковой пальмы, возделываемой в оазисах, и почти совпал с зоной полупустынь, где сложился замечательный симбиоз человека и верблюда. Сухие степи Евразии представляют собой экологическую нишу Степного суперэтноса… Великая Китайская стена отделяет степные ландшафты от субтропического Китая, где в бассейне Хуанхэ и Янцзы живут народы Китая, кропотливо выращивая рис…

Конечно, некоторые находят пропитание и за пределами кормящего этнос ландшафта, как делали это, например, англичане в Индии или как поступают жители современных мегаполисов и урбанистических конгломераций. Но с точки зрения истории этносферы это кратковременные флуктуации. Исключение, а не правило. На популяционном уровне, т. е. на уровне этноса в целом, существование вне этноса немыслимо. И поэтому современная промышленная цивилизация обречена. Она не исчезает лишь благодаря беспрецедентным темпам ограбления накопленных биосферой миллиардами лет природных ресурсов и осквернения неповторимых ландшафтов. Ее ждет судьба Мохеджо-Даро и Вавилона. Только экологическая катастрофа произойдет в более крупных масштабах».

Это все к тому же вопросу о перспективах глобализации и «Конце истории».

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.