Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

О мере влияния людей на историю



А теперь от глобальных проблем обратимся к истории. Точнее – к историософии. Познакомившись с концепцией Гумилёва, читатель может задать вопрос. Так что же, если этногенез – это природный процесс, и все «идет само», выходит, от нас и вовсе ничего не зависит? Поспешим успокоить читателя. Зависит. Но не так много, как кажется. И не во всякое время. Иногда надо подождать, пока ветер истории подует в нужную сторону…

Не будем здесь приводить примеры «независимости» воли народной от тех политических и не политических решений, которые принимались в нашей стране в последние десятилетия (начиная с ползучего переворота 1985/1991 гг. и кончая сегодняшними демократическими выборами, на которые большинство населения просто не ходит). Это общеизвестно. Зайдем с другой стороны. Представьте себе, что в «лихие» 1990-е гг. среди руководства нашей страны вдруг появился товарищ Сталин. Настоящий вождь. Железная рука. Ну и что бы он смог сделать в той ситуации? Ничего бы он не смог сделать! Гигант Сталин был необходим и закономерен в конкретной исторической обстановке (да и то ему потребовалось 15 лет подготовительной работы, прежде чем он смог решительно сменить курс в 1937 году), так же как закономерен был в другой исторической обстановке пигмей Горбачев. Оба шли в ногу с историей. Каждый в свое время: один – в период пассионарного всплеска (снизу), другой – в период пассионарной депрессии (и сверху, и снизу).

Другой пример – Дон Кихот. С точки зрения этнологии, трагедия этого благородного рыцаря заключалась в том, что он просто выпал из истории, т. е. из текущей фазы этногенеза. Поэтому и был объявлен сумасшедшим. Дон Кихот – это ностальгия идеалистов-пассионариев о навсегда ушедшей героической фазе перегрева в Европе. В буржуазной фазе цивилизации благородные рыцари оказались никому не нужны. Какие подвиги?! Какая честь?! Не надо фанатизма! Надо деньги делать…

Теория героя и толпы с точки зрения этногенеза – ошибочна. Один герой-пассионарий ничего не сможет добиться, если у него не будет достаточного количества пассионарных помощников. Все вместе – будь то правящая элита или оппозиция – они составляют тот авангард, который ведет за собой всех остальных – гармоничных и слабопассионарных людей. Но чтобы этот авангард пополнялся активными людьми, необходим высокий уровень пассионарности всего этноса (суперэтноса). Другими словами, как русская дворянская элита, так и советский правящий класс черпались из одного источника – толщи народной. Оттуда вышли и Суворовы, и Ломоносовы, и сталинские наркомы, и маршалы Победы 1945 года. Но если бы пассионарное напряжение в русском этносе (российском суперэтносе) было нулевым, то из него никто бы не вышел. Именно в этом смысле народ и влияет на ход своей истории – он ее двигает.

Приведем такой пример. После революционных потрясений 1917 г., погрузивших страну в хаос и разруху, многим «наблюдателям» казалось, что – все: «Россия кончилась, России больше нет!». Западные банкиры, профинансировавшие три русские революции, были довольны – их планы сработали! То, что осталось от Российской империи можно брать голыми руками. Но… Но у них ничего не вышло! Дело в том, что западные банкиры не знали законов этногенеза. Они не учли, что самые хитроумные планы и волевые усилия лидеров не могут отменить природного свойства пассионарности. Как тополь, спиленный почти до основания, продолжает расти, так и народ, не потерявший своего пассионарного ядра, продолжает возрождаться, несмотря ни на что. Именно поэтому уже через двадцать лет на месте павшего колосса Российской империи была создана новая сверхдержава – СССР. И начавшаяся так бойко глобализация была задержана на многие десятилетия. (И, добавим, еще будет задержана…)

Но, разумеется, все вышесказанное не отменяет и субъективного фактора. Если говорить о влиянии отдельных личностей и небольших групп людей на историю, то следует признать, что человеческая воля играет определенную роль в историческом процессе. Но, главным образом, – на уровне тактики, а не стратегии. Это значит, что волевые усилия отдельных людей всегда ограничены неким «коридором возможностей». (Как говорил товарищ Сталин: «Есть логика намерений и есть логика обстоятельств, и логика обстоятельств сильнее логики намерений».) При этом значение волевого фактора возрастает в том случае, если эта воля направлена в сторону движения истории, а не против нее.

Гумилёв писал: «Было бы смешно отрицать, что людские замыслы и дела рук человеческих влияют на историю, и подчас очень сильно, создавая непредвиденные нарушения – зигзаги – в ходе исторических процессов. Но мера влияния человека на историю вовсе не так велика, как принято думать, ибона популяционном уровне история регулируется не социальными импульсами сознания, а биосферными импульсами пассионарности.

Образно говоря, мы можем, подобно резвящимся глупым детям, передвигать стрелки на часах истории, но возможности заводить эти часы мы лишены. У нас роль самонадеянных детей исполняют политики. Они по своему почину переводят стрелки часов с 3 часов дня на 12 ночи, а потом страшно удивляются: «Почему же ночь не наступила и отчего трудящиеся спать не ложатся?». (Или другими словами, – почему мы уже 20 лет рыночную экономику и демократию «как у них» вводим, а они никак не вводятся?.. Наверное, страна неправильная, отсталая какая-то страна!) «Таким образом, – продолжает Гумилёв, – те, кто принимает решения, совершенно не учитывают натуральный характер процессов идущих в этнической сфере. И зная пассионарную теорию этногенеза, удивляешься отнюдь не тому, что в стране «все плохо». Удивляешься тому, что мы все еще существуем». Это Гумилёв писал о временах Горбачева и начале правления Ельцина…

Добавим от себя, что подобные («перестроечному») исторические зигзаги все же не случайны и имеют свои причины. Но, повторим, – на уровне скоротечном, тактическом, но не стратегическом. Историческая практика показывает, что если запас пассионарности в этносе не исчерпан, и этническая традиция не потеряна, то такие зигзаги рано или поздно выправляются историей и все возвращается к природной закономерности этногенеза. То есть, продолжает идти так, как должно идти. Ну а субъективный фактор (политического руководства) к этому движению истории просто прилагается. Поэтому, перефразируя известное выражение можно сказать, что каждый народ заслуживает такого правителя, который соответствует уровню пассионарного напряжения и вектору развития данной этнической системы.

Что же касается свободы выбора каждым человеком того или иного направления действия в конкретной фазе этногенеза, то в этой связи представляется весьма интересной мысль Константина Леонтьева о соотношении консервативных и прогрессистских элементов в государстве.

Он ставит вопрос так: «Когда правы прогрессисты, а когда консерваторы?

До времен Цезаря, Перикла, Людовика XIV и т. п. (т. е. до времен цветения, до цветущей эпохи) правы прогрессисты. Они в это время ведут государство к цветению и росту. Но после цветущей и сложной эпохи, когда начинается процесс вторичного смешения и упрощения (По Гумилёву – надлом, инерция, обскурация – Авт.) все прогрессисты делаются не правы в теории, хотя они часто торжествуют на практике; думая исправлять, они только разрушают. Консерваторы в эту эпоху вполне правы: они хотят лечить и укреплять государственный организм, они редко торжествуют, но, сколько могут, замедляют разложение, возвращая нацию, иногда и насильственно, к культу создавшей ее государственности.

До дня цветения… лучше быть парусом или паровым котлом, после этого невозвратного дня достойнее быть якорем или тормозом для народов, стремящихся, часто весело, к своей гибели».

В точку!.. И до чего актуально в наше «веселое» время…

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.