Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Год. Пятидесятые весенние сутки



 

Короткий плевок в стеклянный бокал с толстыми гранеными стенками старательно растирался замызганной тряпкой. Несколько ленивых движений, затем оценивающий взгляд на дно бокала. Мух нет и ладно – про себя усмехнулся плешивый трактирщик. Отставив посуду в сторону, он лениво оглядел клиентов и потянулся за следующей. Снова короткий плевок на стекло и усердное неспешное протирание. Так могло продолжаться бесконечно, пока не кончились бы все грязные бокалы и стаканы. Но в этот раз хозяина отвлекли от привычного занятия четверо шумных посетителей, которые появились на пороге его заведения.

Одним из них был мужчина средних лет в парадном военном мундире. На его лице красовались густые усы, заплетенные в косы и украшенные лентами. Вторым шла ни то девица, ни то парень в скромном церковном платье, с белым миловидным личиком и распущенными золотыми волосами, ниспадавшими до самых плеч. За ним следовал чернявый паренек с короткой стрижкой, острыми чертами лица, густыми бровями, одетый в строгий мундир темно коричневых тонов.

Этих троих трактирщик видел впервые, либо же просто их не помнил, а вот последнего – плечистого черноволосого здоровяка он знал лучше собственного обалдуя сына. Постоянный клиент, не скупящийся на звонкую монету, любитель алкоголя и повышенного женского внимания – скромный храмовник, воин церкви. С ним походу были двое его дружков, и какая-то златокудрая баба в бело-золотых одеяниях. «Да-а, церковь уже не та, уже монашек за собой таскает» - подумал трактирщик, приветливо махая ему рукой.

Храмовник вскинул руку в приветствии и, окинув взглядом зал, указал своим спутникам на уютный угол, а сам скорым шагом направился к стойке.

- Давненько тебя не было – заулыбался хозяин, пожимая крепкую мозолистую ладонь ратника.

- Да все в делах, как видишь, то Архимагов пачками спасаем, то награды от короля принимаем – засмеялся Разиил, затем, стрельнув глазами на грудастую девку с милым личиком, которая ловко маневрировала между столиков с полным подносом в руках, спросил – новенькая?

- Да, всего неделю работает.

- Свежее, розовое мяско – хищно ухмыльнулся храмовник, и хитро прищурив глаз, спросил – стало быть, она обслуживает сегодня наш столик?

- Само собой, какой разговор – закивал головой тот – для тебя, как для сына, только самое лучшее.

- Заливай кому другому – засмеялся Разиил – короче, моему столику по вепревой коленке на каждого и по кружке темного пива, но не в эти, а в чистую тару. Да, еще, пусть твоя новенькая деваха следит, чтоб бокалы не пустели. Ну и маленькая просьба, лично от меня, пуговку верхнюю на рубахе пусть расстегнет.

- Ну, только из моего личного уважения. – Усердно закивал хозяин и тут же поинтересовался. - А бабе вашей тоже наливать?

- Бабе? – удивленно переспросил ратник, переводя взгляд на друзей. Но едва он увидел Леона в мешковатом церковном платье, как до него дошло какую бабу имел в виду трактирщик. Ну а, что: личико милое, глаза огромные синие-синие, ресницы как у коровы и золотистый водопад волос, рассыпанный по плечам.

Разиила едва не порвало от раздирающего изнутри смеха, который вместе со слюнями выплеснул в лицо трактирщика. Припадок неудержимого хохота продолжался долго и хозяин заведения, аккуратно утершись тряпкой, которой еще недавно протирал бокалы, терпеливо дожидался, пока раскрасневшийся храмовник успокоится.

Через какое-то время, Разиил более-менее пришел в себя. Он махнул рукой и сквозь волну нового смеха, сказал.

- Да. Бабе тоже пива – с этими словами, вытирая выступившие из глаз слезы, он пошел к своим друзьям.

Трактирщик поглядел ему вслед и укоризненно покачал головой.

- Точно. Не та уже церковь, не та…

 

* * *

 

Подойдя к столику Разиил заметил, что среди друзей разгорелся не шуточный спор, виной которому стал темный маг поддержки Рамуэль. Дело в том, что тот был сиротой и воспитанником столичной академии магии и ратного дела и как все сироты не имел фамилии. Но в свете последних событий он получил титул дворянина и земельный надел, а, следовательно, заимел право выбрать себе герб и фамилию.

-…я придумал, я придумал – заголосил усатый арбалетчик – на твоем гербе должны иголка с ниткой, голая задница и смерть с косой.

- Тупее идеи я еще не слышал. – Рассмеялся темный маг. – Да и что это вообще будет означать?

- Как, что? – Переспросил усатый арбалетчик, и, хитро подмигнув Леону, торжественно произнес – темный маг Рамуэль Смертельный Жопосшиватель!!!

- Такая глупость могла прийти только в твою усатую голову! – Еще громче засмеялся маг.

- Или нет! Вот, вот! Послушай! – Не останавливался арбалетчик. – Герб: два магических кольца и имя Рамуэль Нейл!

- Причем тут Нейл, это же фамилия Архимага. – Не понял шутки Леон.

- Как причем, после того как Рамуэль спас его благородство, тот обязан на нем жениться!

- Вообще-то мы вчетвером спасали его – заметил маг, косясь по сторонам, опасаясь, не услышал ли кто, над кем они шутят.

- Нет дружище, тут без вариантов, Леон и Разиил воины церкви – им нельзя ни фамилий иметь, ни в брак вступать. А так как я женат на своей змеюке-жене, остаешься только ты…

- Так, а когда свадьба? – хохотнул Разиил, моментально вникнувший в суть спора.

- Да пошли вы оба, – махнул рукой темный, – нет бы, стоящее что-то предложили.

- Нет, ты погляди на него - усатый арбалетчик толкнул храмовника в бок – любая другая себе ногу оттяпала бы, ради такого-то брака, а эта сучка академическая носом воротит.

- Прынца ждет – весело подхватил Разиил – на белом коне.

- Сойфера? Нее, он уже помолвлен.

- Ну, тогда Аниена Джейрела.

- Да брось – возразил усатый арбалетчик – этот вообще полный придурок…

- А как же любовь зла?

Маг сокрушенно замотал головой

- Вам кто-нибудь говорил, что вы невыносимые уроды? Если кто нас услышит, и Вараф об этом узнает, он нашу печень живьем сожрет.

К столику подошла пышногрудая девица с нескромно расстегнутой верхней янтарной пуговкой на белой рубахе, с подносом в руках и пленяющей улыбкой на милом личике. На подносе красовались четыре бокала доверху наполненные божественным холодным напитком и огромной шапкой белоснежной пены.

- Ты чего так долго, красавица? – Заигрывающе подмигнул девице храмовник – Я уже весь ссохся, всю жизнь этого момента, можно сказать, ждал.

На лице девицы заиграл румянец, она ловко освободила поднос и, не скрывая улыбки, побежала на кухню.

Храмовник поглядел ей вслед, оценив вид сзади, он повернулся к своим друзьям.

- Так на чем мы остановились господа?

- Думаю, стоит сказать тост – предложил маг, приподнимая бокал – предлагаю выпить за нас, за то, что мы прошли и пережили вместе, и вместе с тем остались живы. Ведь то, что сделали мы, до нас еще не делал никто.

- Так же добавлю – сказал Разиил – хочу выпить за тебя Рамуэль, если бы не ты, мы бы не выбрались из той пещеры. Считаю, что если кому Архимаг и обязан своим спасением, то только тебе.

- Горько!!!! – заорал усатый арбалетчик.

- Падлюки, – сквозь смех произнес темный маг, - я уж было поверил, а вы за старое. Но хрен с вами, я и вправду красавчик тут не поспоришь, не то что эта бабка с щеткой под носом.

С этими словами Рамуэль сдул пену, опрокинул стакан и жадно принялся поглощать густой, холодный напиток с приятной горчинкой и ароматом хмеля. Пиво вливалось в рот быстрее, чем тот мог в себя принять, и излишки выливались наружу, стекая по гладко выбритому подбородку и капая на мундир. Но маг не обращал на это внимания, продолжая делать большие глотки. Его голова постепенно откидывалась назад, так что из-под ворота стал виден кадык, который двигался вверх-вниз. Наконец, когда кружка опустела, он с шумом грохнул её об стол и громко протяжно отрыгнулся. Затем последовала отрыжка Разиила. Ферди хотел было тоже повторить «подвиг» товарищей, но залпом осилить кружку не смог.

Маг заглянул арбалетчику в посудину, где еще оставалась не выпитая треть.

- Слабовато что-то, - засмеялся Рамуэль, хлопая Лендварда по его объемистому животу. – С таким бурдюком под сердцем в пору с двух стаканов пить!

- Да-да, - закивал головой Разиил. – Учитывая то, что усы половину в себя впитали.

- Ну, учитывая последние события, не такой уж я и слабак. Вон погляди, наш симпатишный вообще не притронулся.

- В смысле не притронулся? – Спохватился темный маг, и посмотрел сначала на Леона, а затем на его доверху наполненную кружку, в которой еще не успела осесть пена. – Ты чего не пьешь-то?

Паладин кончиками пальцев отодвинул от себя кружку.

- Простите, но я не пью.

- В смысле, не пьешь?! – Рассмеялся молодой маг – Совсем ни капли?

- Вообще не пью.

- Кто не пьет, тот и не ест! – вновь захохотал Ферди, увидев, что фигуристая официантка несет к их столу поднос с печеной свининой.

- Нет, он, и правда не пьет. – Вступился за названного брата храмовник. – Сколько я его знаю, он даже не пробовал алкоголь, ну кроме, разве что, причастий вином.

- Ааа – пропел Лендвард, пододвигая к себе поближе поднос с дымящейся ароматной свининой. – Так он из тех самых правильных церковников. Не то, что ты! Пропойца, драчун и бабник.

- Это все ложь. Ложь и наговоры завистников. – Сделал честную физиономию Разиил, тут же шлепнув ладонью официантке по заднице, напомнил ей, чтобы та подлила пивка.

- Ну-ну, так и светишься от праведности. Ты лучше расскажи, как докатился до такой жизни?

- Творец так-то сказал: «Не убий!», но я, как руки, а теперь уже и слово церкви, вынужден был убивать, и буду убивать еще, чтобы простые светлые люди не пятнали свою чистую душу сим грехом. Вот мне, невольному грешнику, и приходится топить свою боль и горечь в выпивке и женщинах, а то, не ровен цикл, сорвусь. Мы, храмовники, существа ранимые.

- А как твой друг справляется со стрессом, раз не пьет и по бабам не бегает?!

- В молитвах. – Ответил немногословный Леон.

- В молитвах, это конечно правильно... - Заметил Разиил. – Да и всю праведность эту твою понимаю, пить грех, но сегодня, братан, такой день, когда мы все должны сделать исключение.

- Ты хочешь, чтобы я притронулся к этому?

- В любой другой день я бы разбил бы нос любому, кто предложил бы тебе это. Но после того, что ты сделал для всех нас и для тех людей, которые выжили, благодаря тебе, уверен, Творец закроет глаза на сегодняшний вечер. А про Иллая не беспокойся, он ничего не узнает.

- Да, парень. – Сидящий рядом Лендвард похлопал златокудрого юношу по плечу. – Если бы не ты, этот маг прикончил бы нас всех, и здесь мы бы уже не сидели. И, не знаю, как ты, но я сегодня буду пить до тех пор, пока не закончатся запасы этого заведения, или не лопнет мой живот. Так что, за твое здоровье, дружище.

Усатый арбалетчик поднял свою кружку высоко над столом и замер в ожидании. Все, кроме Леона проливая хмельной напиток на стол, оживленно зазвенели стеклом.

Ферди стер рукавом пену с усов, выбрал самую жирную свиную ножку и с хрустом вцепился в пропеченную корку зубами, вырвав порядочный кусок.

Стакан Леона все так же оставался нетронутым.

- Послушай. – Обратился к паладину темный маг. – На причастии, ты ведь пьешь вино, как и все остальные?

- Безусловно, - закивал головой Леон.

- Я просто ни разу не был, ни на одном церковном празднике. Да что там говорить, вообще ни разу не был в церкви.

- Как, ни разу не был? – Удивленно спросил воин церкви.

- Как-как. Так! Я как многие вырос на улице, без отца и матери. Иллай подобрал меня, когда я был подростком и дал мне шанс учиться в академии. Сначала учеба, бесконечные лекции и занятия, затем служба при дворе, а далее у Архимага в свите. У меня просто не было времени на это.

- Всегда есть время, чтобы посетить храм Творца.

- Это понятно, но я даже не знаю простых слов молитвы. Я пару раз даже подходил к церкви, но стеснялся зайти внутрь, потому что думал, что на меня будут коситься другие прихожане. Вот спроси у Лендварда, за свою жизнь он сколько раз был в церкви?

- Когда с женой, каждый выходной. – Пробубнил с набитым ртом арбалетчик, снова вгрызаясь в свиную коленку, обгладывая хрящи.

- Мда, пример не удачный. – Маг почесал затылок. – Просто я не понимаю одного, почему на церковные праздники вино пить нужно, но в любой другой день, это грех.

- В церковный праздник пить вино, это часть ритуала, - принялся объяснять Леон, - в остальное же время, это непотребство, и цель этому не восхваление Богов и Творца, а пьянство.

- Хах, ну раз так, тогда стакан вина тебе сегодня не повредит, а отказаться от него – грех.

- Почему? – Подозрительно нахмурил брови Леон. Он, конечно, был доверчивым парнем, где-то даже простым, но частое общение с Разиилом сделало его более-менее подозрительным хоть в чем-то, ведь тот обманывал брата на каждом шагу, когда увиливал от молитв и сбегал из монастыря по ночам.

- Это тоже часть ритуала, о котором знают все, присутствующие за этим столом.

- И о каком же ритуале идет речь? – Впервые за столом заулыбался Леон, обнажая ряд идеально ровных, белоснежных зубов. Улыбка получилась настолько обвораживающей, что проходящая мимо официантка невольно засмотрелась.

- Зря ты улыбаешься, если думаешь, что мы хотим тут тебя насильно напоить. Просто отказавшись, ты выразишь непочтение… - продолжал говорить темный маг, – мы ведь здесь собрались не только для того, чтобы отпраздновать нашу маленькую победу, и то, что мы остались в живых, но также, чтобы почтить память павших, съев за них хлеб и выпив вина.

- Но, насколько я знаю, в церковных книгах не говорится ничего про это, - возразил Леон, но в его голосе послышалось некоторое сомнение.

- Да будет тебе известно, что ни одна истинно-церковная книга до нас не дошла. Когда Идэнион отделился от Алтана разорванной Завесой, у наших предков книг не было вовсе, все что ты читал это восстановленное по памяти, и я уверен, что им удалось вспомнить не более третьей части из того, что там было. А этот ритуал я слышал от деда, а он, в свою очередь, от своего деда, и так далее.

- Возьми хотя бы даже Весенне Празднество – оно не является церковным, но в тот день все восхваляют Идэю и каждый обязан испить хотя бы стакан вина и съесть кусок хлеба, иначе год будет не урожайным. – Заметил вдруг Ферди. – Об этом ведь тоже не написано в церковных книгах, но, несмотря на это, церковь поддерживает праздник. Так ведь? Или я тоже что-то придумываю.

Леон кивнул головой.

- Согласен, что в церковных книгах нет ничего про Весенний Праздник, но исторических летописях говорится, что в свое время, все Боги, включая Мелатиэля, Аланиэля, Ниин, Идэи и даже Хазратиэля в этот день поднимали бокалы, наполненные вином, они же и просили всех разделить с ними это действо.

Рамуэль пододвинулся поближе к златокудрому воину церкви и положил ему на плечо свою руку.

- В летописях Ниин и Идэи написано, что любая жизнь появилась из воды, и после смерти, вновь должна вернуться в воду. Но пока мы живы – любая тварь, живущая на тверди, должна отдавать почтение своему временному дому, вкушая его плоды. Так же должна чтить память своего народа и восхвалять Богов и Творца, словами и добродетелью.

- Я не совсем понимаю, что ты этим хочешь сказать.

- Я о том, что еще не столь давно мы вчетвером, и остальные выжившие, провожали тысячи горящих лодок с мертвыми героями в устье Исейи, и пусть я буду трижды грешен, но сегодня я почту их память так, как завещали предки!

- Согласен! – Поддержал его Разиил. Он поднял свою кружку, и демонстративно пролил часть пива на пол таверны, а затем, ни чокаясь, со словами «до дна!» полностью её осушил, закусив ломтем хлеба.

- Отличный тост, Рамуэль. – Заметил Ферди Лендвард, повторяя за Разиилом его жест.

- За тех, кого с нами нет. За тех, кому больше не суждено вкусить вина и хлеба, – добавил Рамуэль и тоже пролил часть выпивки на деревянный пол. Поглядев, как пиво, пенясь, растекается по доскам и просачивается в щели, молодой маг опустошил кружку.

- Может, вернемся к старому вопросу, - вспомнил вдруг Ферди, - мы же до сих пор еще не решили.

- Что не решили? – Поинтересовался Разиил, потянувшись к остывающему мясу. Он отщипнул большой кусочек и, глядя вопрошающе глядя на арбалетчика, отправил его в рот.

- Как что, фамилию нашему главному спасителю Архимагов не придумали.

- О нет! Вы опять за старое… - Тяжело вздохнул Рамуэль.

- Быть может, назовем его Рамуэль Рамуэль, в честь Рамуэля, спасителя Архимагов.

- А что, как идея! – Кивнул головой Разиил, подставляя хихикающей официантке пустую кружку – и звучит знакомо, и запомнить не тяжело.

- Или вот: Рамуэль Лендвард. Как тебе такое, сынок?!

Темный маг в этот момент пил пиво, и оно вместе со смехом мелкими брызгами вырвалось из его рта, оросив половину стола и все оставшееся мясо.

- Отца твоего за ногу! – Воскликнул Разиил. – Ну и как теперь это есть?

- Ферди сожрет, - сквозь смех, тыча пальцем, сказал темный.

- Какого хрена я должен облизывать твои слюни?! – Возмутился Лендвард.

- Ты ж сам папкой назвался, а родители своих детей порой и в зад целуют, так что окажи честь.

Лендвард пошел в отказ и замахал руками.

- Так все, предложение об усыновлении отменяется.

- А как же мое законное наследство, папочка? – Захохотал Рамуэль.

- Ну, только если вот это, - парировал Ферди, пододвигая к темному магу поднос с оплёванным мясом.

- Форситан. – Вдруг неожиданно выпалил Леон.

- Что? Что за Форситан?

- Это фамилия для Рамуэля. Рамуэль Форситан. – Ответил паладин.

- Прости брат, у меня совсем плохо с древним языком, это ведь что-то оттуда? – Поинтересовался Разиил.

- Это означает «самоотверженный», дословно переводится как мужская честь.

- А что, звучит неплохо, - утвердительно закивал головой Лендвард.

- Согласен. Первая нормальная мысль за сегодняшний вечер.

- А герб – длань с обожжённым от кольца пальцем, на коричневом фоне. – Предложил храмовник. – И смотрится красиво, и со смыслом. Что скажете, господа?

- Хорошая идея, - согласился Рамуэль, - пожалуй, сегодня остановимся на ней.

- Поддерживаю, более того, - Лендвард поднял указательный палец и многозначительно затряс им над столом, - за это нужно выпить.

- Точно-точно, за это нужно обязательно выпить, да и к тому же, у меня есть замечательный тост. – Объявил Разиил. Он встал со своего места, положив пальцы ко рту и громко свистнул, привлекая к себе внимание всех посетителей.

- Дамы и господа, прошу вашего внимания! – Он выдержал небольшую паузу, убеждаясь, что все смотрят на него. И когда это произошло, продолжил говорить. – Сегодня, а точнее, в эту самую меру времени у нас здесь появился новый человек, ныне сирота, но сейчас обретший фамилию - человек с большой буквы, и не побоюсь этого слова – герой Идэниона, которому лично я, мои друзья, а также Архимаг Эймар Нейл обязаны жизнью! Имя ему Рамуэль Форситан, и я хочу, чтобы все присутствующие здесь выпили в его честь! Отказ приму как личное оскорбление!

С этими словами храмовник повернулся к хозяину и гаркнул через всю таверну:

- Всем пива за мой счет! В том числе официантам и тебе, трактирщик!

Владелец таверны возражать не стал. Будучи мудрым хозяином, он решил не спорить с храмовником, зная его горячий нрав, плюс ко всему, тот был постоянным клиентом, и когда дело касалось денег – не скупился.

Заведение сотрясли одобряющие крики и звон стекла и керамики.

- За тебя мой друг. – Проговорил Разиил, и тут же прильнул к кружке.

- За Рамуэля!!! – Во все горло закричал Лендвард и тут же залил его холодным пивом.

- Пожалуй, я выпью с вами.

Все перевели взгляд на Леона, которому принадлежал этот голос. Боевые друзья едва не окосели от удивления.

- Я знаю, что поступаю неправильно в глазах всевидящего Творца нашего, и что Иллай этого не одобрит, если узнает, но в данную меру времени, я не могу быть в стороне.

Закончив говорить, Леон потянулся к своей кружке, но Разиил выхватил её и выплеснул на пол.

- Свежего пива моему брату! – Крикнул он приставленной к ним девице, и добавил. – И себе налей!

Официантка тут же принялась старательно исполнять указание, и когда у всех было налито, над столом, разливая белоснежную пену, со звоном встретилось четыре кружки. В этот эмоциональный момент четверо друзей были ближе, чем многие родственники, ведь то, что их объединяло - сильнее, чем кровные узы. Пережитое невозможно было забыть, оно огнем выжглось в их памяти. Несмотря ни на что, мужчины выжили там, где совершенно не было надежды, и теперь готовы были вместе встретить любой удар грядущего. Даже если волею судьбы случится так, что им придется расстаться, они обязательно встретятся, и придут друг другу на помощь, защищая хоть ценой собственной жизни.

 

 

ГЛАВА 9 – ОХОТА НА КАБАНА

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.