Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Доброе дело — что доброе семя



 

Брось семечко в добрую землю — оно пустит росток и плод принесет; брось его на дорогу — его затопчут прохожие или подберут птицы небесные, и уж, конечно, тогда не жди от него плода! Так и всякое доброе дело: сделай его с рассуждением, в духе смирения, как Богом заповедано — оно станет плодотворным зерном, из которого произойдут новые добрые дела; сделай его без рассуждения, без совета с людьми опытными, без смирения и любви к ближнему — не будет из него пользы ни тебе, ни другим.

Возьмем для примера милостыню. Чего бы, кажется, проще: расточай, давай убогим, сиротам будь отцом, нищих, безприютных вводи в свой дом, странных приюти, больных посещай — словом, твори как можно больше добра ближнему и верь, что Бог у тебя в долгу не останется, сторицей тебе воздаст и в сем веке, и в будущем.

Широка заповедь эта! Но вот потому-то и надобно творить милостыню с рассуждением. Теперь так много стало охотников жить за чужой счет, что если будешь давать всякому просящему без разбора, то не надолго достанет и миллионного состояния, но попадет ли твоя милостыня в руки тех, кто больше всех в ней нуждается? Будет ли от нее польза тому, кто получит ее? Не послужит ли она во вред ему? Не отвечать бы тебе перед Богом за это впредь!

Ах, сколько бродит по миру несчастных пьяниц, которые несут гроши, собранные именем Христовым, в корчемницу, и пьют на них, и пропивают души свои! А вот рядом с тобой, в убогой лачужке ютится какая-нибудь бедная вдова с сиротами-детьми, или где-нибудь в темном углу лежит больной сосед, у которого уже несколько дней изба не топлена, у которого во рту пересохло от жажды несносной и куска хлеба насущного нет. А ты не видишь этой нищеты, не помогаешь им только потому, что у них, у этих бедняков, сил нет или стыд их удерживает надеть суму и протянуть руку под твоим окном. Ах, брат мой, ныне истинная нищета редко показывается на улицу, ее надо искать по темным углам. Не желаю сказать тебе: не давай ни гроша тем несчастным пьяницам, чтобы этот грош не послужил им же на погибель; видя твое доброе намерение помочь как умеешь ближнему, Бог не попустит, чтобы это случилось; но сам видишь, где твоя лепта нужнее, где она, как доброе зерно, скорее плод принесет. Скажу и то еще: не лучше ли вместо подачки предложить несчастному пьянице слово вразумления, братской любовью согретое, обратиться к его совести, уговорить его приняться за честный труд, предложить ему посильную работу, позаботиться о его исправлении. Кто знает? Может быть, его сердце тронется словом участия, может быть, он пересилит себя и бросит с помощью Божией привычку погибельную. Вот будет ему от тебя истинно христианская милостыня! А если не под силу тебе такое дело братской любви к несчастному пьянице, та опять же не довольствуйся грошовой ему подачкой, иди дальше, ищи человека бедного, но трезвого и честного, дай ему возможность, как говорится, встать на ноги, обзавестись хозяйством, заняться трудом, к которому он способен. Вот это будет дело истинно доброе, оно не останется без плода, человек тот век будет помнить твое добро, век будет за тебя Богу молиться, а представится случай — рад будет и сам сделать подобное доброе дело для другого бедняка.

Вот рассказ одного почтенного старца, из него видно, что душа человека и по смерти любит то добро, какое делала на земле, и если не может делать его сама, то желает, чтобы его делали близкие ей люди.

Жил в Москве один купец, сколько богатый, столько же и благочестивый: каждому бедняку он старался помочь, никому не отказывал и в деньгах, и в добром совете. Он приютил одного беспомощного калеку, кормил и одевал его. Умер добрый купец — и наследники выгнали бедняка из теплого угла на улицу. Горючими слезами заливаясь, пошел калека на могилу своего благодетеля и, вдоволь наплакавшись, тут же и уснул с горя. И вот является ему во сне покойный купец и спрашивает: "О чем ты так плачешь, Степан Ильич?" — "Как же мне не плакать, — отвечает тот, — когда двери Вашего дома для меня уже заперты? Как я теперь буду без Вас доживать свой век?" Глубоко вздохнул явившийся и говорит ему. "Если уж двери моего дома для тебя заперты, то иди в четвертый дом направо от моего магазина; там есть купец (он назвал его по имени), ступай к нему и скажи: "Ради тех красных яблочек, о которых ты знаешь, дай мне три тысячи рублей", и он тебе даст, и их достанет на твой век, только молись о моей душе".

Проснулся Степан Ильич, перекрестился и побрел туда, куда ему было сказано. Приходит в указанный магазин и застает там большую суету: кто меряет материю, кто считает деньги, кто записывает. Не без страха подошел он к самому хозяину, который сидел за большим прилавком и смотрел, как росло его богатство с каждым часом. Увидев калеку, купец поднялся и приветливо подал ему монету. Ободренный его добротой, калека сказал ему, что видел такой сон, который не смеет даже и рассказать, что приснился ему покойный его благодетель и сказал ему вот что. Купец слушал калеку со вниманием, потом положил на себе крестное знамение и сказал: "Не только три тысячи, но если бы покойник велел дать тебе десять тысяч ради красных яблочек, и тогда я с удовольствием бы тебе дал!" И он приказал приказчику тут же отсчитать три тысячи рублей. Никогда не видевший у себя столько денег калека упал в ноги купцу и сказал: "Ни за что не возьму этих денег, пока Вы не скажете мне, что это за красные яблочки, ради которых Вам не жаль такой суммы!"

И купец рассказал ему вот что: "В молодости своей я был очень беден и торговал яблоками на копейки. Покойный часто покупал у меня яблоки, чтобы только доставить мне пользу. Однажды шел проливной дождь. Я промок до костей и очень замерз; продать за весь день не удалось ничего, так что вечером не на что было купить и хлеба. Иду по улице и кричу: "Яблоки красные — хорошие!" Покойный увидел меня в окно и позвал к себе. Вхожу на двор — полон двор гостей: это был день его свадьбы. Идти в палаты не смею, смотрю — он выходит сам. "Бедный Николка, — говорит он, — что это ты в такой дождь не сидишь дома?" Я сказал, что я еще не ел сегодня — ничего не удалось продать. Он взял у меня корзину с яблоками и говорит: "Подожди тут!" А сам пошел в палаты. Там все гости окружили его с вопросами: что это значит? А он говорит: "Мы тут пируем, братцы, гости любезные, а торговец этими яблоками не ел сегодня и просит купить у него этот товар". — "А сколько вы заплатили за него?" — спрашивает один богач. "Сто рублей". — "Это дешево, я даю 300!" — говорит гость. "А я — 500! — говорит другой. — Надо помочь бедняку". Тогда покойник говорит им: "Я уже раньше вас купил, не угодно ли у меня купить по 50 р. за яблочко!" — "Хорошо!" — сказали гости, и золото посыпалось на стол. Было 60 яблок, и покойный вынес мне за них 3000 рублей.

Со слезами радости и с целым кошельком червонцев пошел я прямо в церковь поблагодарить Бога за такое неслыханное счастье. "Не попусти мне, Господи, загордиться, — так молился я там, — подай мне, Господи, смысл и уменье, как распорядиться этим добром честно, во славу Твою, на счастье себе и ближним моим!"

Вот с чего разжился я по милости Божией; вот почему с радостью даю и тебе три тысячи, чтобы они с моей руки так же умножились, как у меня с руки покойного благодетеля! Вот тебе и объяснение, что такое красные яблочки!"

Так заключил купец свой поучительный рассказ. Говорю: поучительный, потому что этот рассказ говорит каждому из нас: спеши делать добро, пока можешь, чтобы душа твоя имела в нем утешение в будущей жизни, чтобы добрые люди молились за тебя, чтобы облагодетельствованные тобой и сами от всей души готовы были сделать другому добро во имя добра, какое ты для них сделал! Доброе дело — что доброе семя: сей же его побольше во славу Божию. Оно без плода не останется!

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.