Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Бывают ли ныне явления Ангелов?



 

«Блажени невидевшии, и веровавшее» (Ин. 20; 29).

В наше грешное время нередко приходится слышать такое мудрование: "Ныне нет чудес, Ангелы не приходят с неба поучать людей, как в древние времена". Правда ли это? Господь наш «Иисус Христос вчера и днесь, Той же и во веки...» Для того, чтобы иметь общение с Ангелами, нужно иметь и свойства ангельские, нужно иметь чистоту сердца и по-детски ангельскую простоту веры. Где есть то и другое, там возможно и видение Ангелов. Вот что рассказывал в Бозе почивший Московский святитель, митрополит Иннокентий, из того времени, когда он проповедывал веру Христову на Алеутских островах.

"В апреле 1825 года, в Великий пост, отправился я в первый раз на остров Акун к алеутам. Подъезжая к острову, я увидел, что все алеуты стояли на берегу наряженными, как бы в торжественный праздник, и когда я вышел на берег, то они все радостно бросились ко мне. Я спросил их: почему они такие наряженные? — Они отвечали: "Потому что мы знали, что ты выехал и сегодня должен быть у нас; вот мы на радостях и вышли на берег, чтобы встретить тебя". — "Кто же вам сказал, что я буду у вас сегодня, и почему вы меня узнали, что я именно отец Иоанн?" — "Наш шаман, старик Иван Смиренников, сказал нам об этом и описал нам твою наружность так, как теперь видим тебя". Это обстоятельство чрезвычайно меня удивило, но я все это оставил без внимания и стал готовить их к говению. Явился ко мне этот старик-шаман и изъявил желание говеть, он ходил очень аккуратно, и я все-таки не обращал на него особенного внимания и, приобщивши его Святых Таин, отпустил его... — И что же? К моему удивлению, он после Причастия отправился к своему тоену (старшине) и высказал ему свое неудовольствие на меня, а именно за то, что я не спросил его на исповеди, почему его алеуты называют шаманом, так как ему крайне неприятно носить такое название от своих собратий, и что он вовсе не шаман. Тоен, конечно, передал мне неудовольствие старика Смиренникова, и я тотчас же послал за ним для объяснения; и когда посланные отправились, то Смиренников попался им навстречу со следующими словами: "Я знаю, что меня зовет священник отец Иоанн, и я иду к нему". Я стал подробно расспрашивать о его жизни, и на вопрос мой, — грамотен ли он? — он ответил, что хотя и неграмотен, но Евангелие и молитвы знает. Тогда я просил его объяснить, почему он знает меня, что даже описал своим собратьям мою наружность, и откуда узнал, что я в известный день должен явиться к вам и что буду учить вас молиться? — Старик отвечал, что ему все это сказали двое его товарищей. — "Кто же эти двое твоих товарищей?" — спросил я его. "Белые люди, — отвечал старик, — они, кроме того, сказали мне, что ты в недалеком будущем отправишь свою семью берегом, а сам поедешь водою к великому человеку и будешь говорить с ним". — "Где же эти твои товарищи, белые люди, и что это за люди?" — спросил я его. — "Они живут недалеко, здесь в горах, и приходят ко мне каждый день". — "Когда же явились к тебе эти белые люди в первый раз?" — Он отвечал, что вскоре по Крещении его иеромонахом Макарием явился ему прежде один, а потом и два духа, невидимые никем другим, в образе людей белых лицом, в одеяниях, по описанию его, белых, подобных стихарям, обложенным розовыми лентами, и сказали ему, что они посланы от Бога наставлять, научать и хранить его. И в продолжении почти 30 лет они, почти каждодневно, являлись ему днем или к вечеру, но не ночью, и, являясь, во-первых, наставляли и научили его всему христианскому Богословию и таинствам веры (я не нахожу нужным подробнее здесь говорить, потому что это есть учение веры христианской), во-вторых, подавали ему самому и по его прошению другим, впрочем весьма редко, помощь в болезнях и крайнем недостатке пищи, но в рассуждении о помощи другим они всегда отзывались на прошение его тем, что "мы спросим у Бога, и если благоволит Он, то исполним", в-третьих, иногда сказывали ему происходящее в других местах и весьма редко будущее, но всегда с тем, если то угодно Богу открыть, и уверяли, что они не своею силою все то делают, но силою Бога Всемогущего. И хотя их учение есть учение Православной Церкви, но я, зная, что и бесы веруют и трепещут, усомнился, — не хитрая ли и тончайшая это сеть искони лукавого? И спросил его: "Как они учат молиться — себе или Богу, и как жить с другими?" — Он отвечал, что они учат молиться духом и сердцем, и иногда молятся с ним весьма долго, и учат исполнять заповеди, — словом, все чистые христианские добродетели (кои он подробно мне рассказал), а более всего советуют наблюдать верность и чистоту, как в супружестве, так и вне супружества (это, может быть, потому, что здешние жители более всего склонны к сему). Сверх того, юноши учили его и другим внешним добродетелям и обрядам, как-то: как изображать Крест на теле, не начинать никакого дела, не благословясь, не есть рано поутру, не жить вместе многим семействам, не есть вскоре убитой рыбы и зверя, еще теплого, а некоторых птиц и животно-растений морских совсем не употреблять в пищу, и проч. — После сего спросил я его: "Являлись ли они ему ныне, после исповеди И Причастия, и велели ли слушать меня?" — Он отвечал, что являлись как после исповеди, так и после Причастия, и говорили, чтобы он никому не сказывал исповеданных грехов своих и чтобы после Причастия вскоре не ел жирного, и чтобы слушал учения моего, но не слушал промышленных, т.е. русских, здесь живущих; и даже сегодня на пути явились ему и сказали, для чего я зову его, и чтобы он все рассказал и ничего не боялся, потому что ему ничего худого не будет. Потом я спросил его, когда они являются ему, что он чувствует, — радость или печаль? — Он сказал, что в то только время, когда он, сделавши что-нибудь худое, увидев их, чувствует угрызение совести своей, а в другое время не чувствует никакого страха; и поелику его многие почитают за шамана, то он, не желая таковым быть, неоднократно говорил им, чтобы они отошли от него и не являлись ему; они отвечали, что они — не диаволы, и им не велено оставлять его, и на вопрос его: почему они не являются другим? — они говорили ему, что им так велено.

Дабы удостовериться, точно ли являются ему пестуны его, я спросил его, — могу ли я видеть их и говорить с ними? Он отвечал, что не знает, а спросит у них; и действительно, чрез час приходит и говорит, что они сказали на то: "И что он хочет еще знать от нас? Ужели он еще почитает нас диаволами? Хорошо, пусть видит и говорит с нами, если хочет", — и еще сказали нечто в одобрение мое, но я, дабы не сочтено было за тщеславие со стороны моей, умолчу о сем. Тогда что-то необъяснимое произошло во мне, какой-то страх напал на меня и полное смирение. Что, ежели в самом деле, подумал я, увижу их, этих Ангелов, и они подтвердят сказанное стариком? И как же я пойду к ним? Ведь я — человек грешный, следовательно, и недостойный говорить с ними, и это было бы с моей стороны гордостью и самонадеянностью, если бы я решился идти к ним; и, наконец, свиданием моим с Ангелами я, может быть, превознесся бы своею верою или возмечтал бы много о себе... И я, как недостойный, решился не ходить к ним, сделав предварительно по этому случаю приличное наставление как старику Смиренникову, так и его собратьям, алеутам, чтобы они более не называли Смиренникова шаманом". Так заканчивает святитель свой рассказ. (Рассказ взят из книги: Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский. Сост. И. Барсуков)

Можно ли каждому желать таких видений? — Нет, это дело опасное и потому неразумное. Святые Отцы учат, что человек, увидевший свои грехи, как песок морской, выше сподобившегося видеть Ангелов. «Блажени невидевшии, но веровавше!»

 

323. Беседа на молитву "Царю Небесный"

 

Лишь только утром встанем мы от сна, Святая Церковь уже влагает в уста наши молитву Всесвятому и Животворящему Духу:

«Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша».

Этой молитвой начинаются и полунощница, и часы, и повечерие, и молебные пения; ее читает священник и пред началом Божественной литургии. Почему же эта молитва полагается в начале всех других молитв? — Потому, что ничего истинно доброго и спасительного мы не может сделать без помощи Духа Святого, без Его благодатного содействия и самая молитва наша бессильна. «Дух (Святый) способствует, (помогает) нам в немощех наших, — говорит святой апостол Павел, — о чесом бо помолимся, якоже подобает, не веми, но Сам Дух ходатайствует о нас, воздыхании неизглаголанными» (Рим. 8; 26). Вот почему и положена вначале всех молитв молитва Духу Святому.

Почему же Дух Святый называется «Царем Небесным»? Апостол Павел поучает верующих: берегитесь, «чтобы не царствовал грех» в смертном вашем теле (Рим. 6; 12). Значит, в сердцах людей грешных царствует грех. А в сердцах людей праведных кто же царствует, как не Дух Божий! «Дух Божий живет в вас», — говорит тот же святой Апостол (Рим. 8; 9). Он живет в душах, любящих Бога, и управляет всеми расположениями их сердца; Он помогает им в добрых делах и отводит от греха, Он царствует в них и ведет их в Царство Небесное, а потому называется Царем Небесным.

А «Утешителем» наименовал Его Сам Господь наш Иисус Христос. Скорбно было Апостолам расставаться со своим Господом и Учителем, и вот, на Тайной вечери, накануне Своих спасительных страданий, Иисус Христос так утешал их: «Да не смущается сердце ваше... иду к Пославшему Мя... яко сия глаголах, скорби исполних сердца ваша. Но Аз истину глаголю вам: уне (лучше) есть вам, да Аз иду: аще бо не иду Аз, Утешитель не приидет к вам, аще ли же иду, послю Его к вам» (Ин. 14; 27. 16; 5—7). Много, други мои, и у нас скорбей и печалей, несет скорби грешный за грехи свои, ибо сказано: «Многи раны грешному» (Пс. 31; 10); несет скорби праведный, ибо там же сказано: «Многи скорби праведным «(Пс. 33; 20), и: «многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Божие» (Деян. 14; 22). Сам Господь наш Иисус Христос в земной жизни Своей шел путем скорбей и страданий и нам то же заповедал. «В мире скорбны будете»,— говорил Он ученикам Своим (Ин. 16; 33). Нет, братие, иного пути в Царствие Небесное, кроме скорбного пути, — без креста не пустят туда никого! А мы так слабы, так малодушны, что и малая скорбь уже смущает дух наш. Где ж нам искать утешения, ободрения и укрепления в наших скорбях, где — кроме Небесного Утешителя? Будем же к Нему прибегать — источнику всякой радости, всякого утешения, будем взывать Ему: «Утешителю, Душе истины, прийди и вселися в ны», разгони облако скорбей наших и согрей нас лучами благодати Твоей!

Дух Святый именуется еще «Духом Истины». И это наименование мы впервые узнали от уст Самого Христа Спасителя. «Егда приидет Он, Дух истины, — говорил Господь Своим ученикам, — наставит вы на всяку истину» (Ин. 16; 13). «Божия никтоже весть, точию Дух Божий», — говорит апостол Павел (1 Кор. 2; 11); Дух «бо вся испытует и глубины» неизреченных тайн Божиих (там же). Посему истинное познание о Боге сообщает людям только Сам Бог — Дух Божий. Только «от Святаго Духа просвещаемы глаголаша святии Божии человецы», — Пророки и Апостолы (2 Пет. 1; 21). Все Священное Писание — Богодухновенно, все истинно, потому что оно написано по внушению Духа Истины. Дух Святый пребывает всегда в Святой Церкви Христовой по неложному обетованию Христову: «... и пребудет с вами во век» (Ин. 14; 16). Он поставляет в ней пастырей и учителей (Деян. 20; 28). Он наставляет их и на всякую истину (Ин. 15; 26),"

Итак, кто ищет истины — ищи ее в Церкви; она есть «... столп и утверждение истины» (1 Тим. 3; 15). Посему и Господь Иисус Христос говорит: «... аще Церковь преслушает брат твой, буди тебе яко язычник и мытарь» (Мф. 18; 17). Помните, братие, сие грозное слово Христово, помните, что в Церкви Христовой всегда обитает Дух Божий, Дух Истины, и бегайте тех суемудрых людей, которые учат не слушаться Церкви Святой!

«Иже везде сый и вся исполняя»! Это значит — Дух Божий, как Бог, вездесущ, и нет места, где бы Его не было. «Камо пойду от Духа Твоего, — взывал пророк Давид, — и от лица Твоего камо бежу?2 (Пс. 138,7). На небе Им блаженствуют святые Божий, в аде Его трепещут демоны и души грешные, — вся вселенная преисполнена Его благодатного и спасительного присутствия. Он вездесущ, посему Он знает и видит все наши немощи и яко всемогущий всегда готов нам на помощь, — как много утешения обретает в сей мысли наш скорбящий дух! Он, Дух Божий, вездесущий и всеведущий, Он видит и все наши мысли сердечные, все тайные помышления: какое сильное побуждение беречь себя, чтобы не оскорбить Его, Всесвятого, своими греховными помыслами и пожеланиями! Вот и Апостол Христов увещевает нас: «И не оскорбляйте Святаго Духа Божия» (Еф. 4; 30).

«Сокровище благих». Что такое сокровище? — Все то, что нам дорого, что мы любим, в чем полагаем свое счастие, свою радость. Но что же может быть для нас дороже, что вожделеннее благодати Божией? Воистину, благодать Духа Божия есть та бесценная жемчужина, ради которой человек ничего не должен жалеть. А Дух Божий есть полновластный раздаятель всех даров благодати; Он раздает властию Своею дарования «коемуждо якоже хощет» (1 Кор. 12; 7—11), — раздает их и нам, грешным, в благодатных таинствах Церкви Божией. Вспомните, други, то радостное успокоение совести, какое вы испытываете после Таинства исповеди, ту светлую радость, какую ощущаете в себе после Причастия Святых Христовых Таин, — то сладостное трепетание сердца, какое бывает при первом торжественном пении "Христос воскресе" на Пасху, или тот тихий мир души, какой ощущается вами после усердной молитвы — все это, братие, дары Духа Божия, веяние благодати Его, которая утешает нас, грешных, не по нашему достоинству, а по неизреченной благости Божией. Будем молиться, дабы сии милости Божий были нам не в осуждение, а во спасение.

«И жизни подателю. Святым Духом всяка душа живится». Посему и называется Он — «Животворящим». Посему-то и взываем мы к Нему: «Прииди и вселися в ны». И это так необходимо для нашего спасения, что Апостол решительно говорит: «Аще кто Духа Христова не имать, сей несть Егов», —тот не Христов (Рим. 8; 9). Но как Ему — Святейшему и Чистейшему, придти и вселиться в нас, когда мы так грешны, так злы? Да не смущается сердце наше: Его всемогущею силою совершилось омовение, освящение, оправдание наше в Таинстве Святого Крещения (1 Кор. 6; 11), Он же, Всеблагий, может и очистить нас от всякой греховной нечистоты. Посему Святая Церковь и влагает в уста наши молитвенные слова: «Очисти ны от всякия скверны». Очисти, ибо... «кто чист от скверны, аще и един день будет жития его на земли?» (Иов. 14; 4). Очисти, ибо сами по себе мы не можем даже и перестать грешить, если Ты, Душе Святый, не поможешь нам в этом! Очисти же нас от всякой скверны греховной и имиже веси судьбами «спаси души наша!»

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.