Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Соматический процесс: послания от отчужденного я



Чтобы правильно понять значение сопротивления, мы должны поместить его в контексте всей личности. Сопротивление - это не просто выражение Я; что особый вид выражения, или, скорее, выражение определенного аспекта Я. Чтобы понять сопротивление, включающее такие сложные формы, как соматические и эмоциональные симптомы, важно понять отношение между Я, телом и организмом в целом. Традиционное понимание сопротивления и соматических симптомов происходит от того, что мы отождествляем "Я" с ограниченным и узким набором характерных особенностей, и, таким образом, чувствуем другие части нашего Я посторонними и чуждыми нашим целям.

Представьте себе ситуацию, в которой один человек должен передать важное сообщение другому. Если человек, который должен услышать сообщение, восприимчив к передаче, и передающий может послать ясное сообщение на языке, который взаимно понятен, важная информация будет передана. Если, с другой стороны, человек, который должен принять сообщение, не хочет иметь дела с посылающим, на самом деле желая отказать самому существованию посылающего, и посылающий может общаться только на относительно незнакомом языке, тогда важную информацию трудно будет передать. При данном расхождении между посылающим и принимающим, посылающий фактически должен ударить принимающего по голове просто для того, чтобы заставить принимающего выслушать сообщение!

Это аналогично многим нашим нерациональным, судя по виду, процессам организма. В предыдущей главе я описал, как мы отчуждаем наше тело от чувства Я, так что телесный процесс и наши отчужденные контактные функции становятся тождественными. Так как эти аспекты продолжают быть уместными в нашем функционировании, несмотря на тот факт, что мы отчуждаем их, они постоянно ищут выражение. Как непонятый посылающий сообщение, наше отчужденное телесное Я может лишь невербально сообщать о важных вещах "принимающему" (собственному Я), который предпочитает притворяться, что посылающий не так уж и важен и слушать его не стоит. Удивительно ли, что наше телесное Я часто вынуждено принимать решительные меры - мигрени, боли в спине, лишающие трудоспособности, импотенция, язвы, - чтобы привлечь наше внимание?

Подобно сформулированному Ф. Перлзом определению снов как "экзистенциальных посланий" или сообщений между частями Я (Peris, 1969), многие из наших "необъяснимых" телесных процессов могут быть с пользой рассмотрены как экзистенциальные послания от отчужденных частей Я. Терапевт встречается с задачей - помочь клиенту сделать сообщение от тела понятным и разрешить неоконченную ситуацию, которая требует oi человека отчуждения этого аспекта Я, и, вследствие этого, восстановление разрывов в организме. Перед терапевтом стоят следующие задачи:

I. Работать с телом с целью восстановить контакт с телесными процессами,

2. Развивать запас слов, чтобы описывать телесный опыт и объяснять значение движений, ощущений и других невербальных процессов.

3. Устанавливать отношение (диалог) между разорванными частями Я.

4. Работать через неоконченные ситуации таким образом, чтобы отчужденные функции были снова ассимилированы в Я, пределы возможных реакций расширены, и было бы возможно новое творческое приспособление.

В качестве иллюстрации я приведу клинический пример. Я работал с одним человеком в течение нескольких сессий над восстановлением чувства связи с его телом. Он родился в Италии, но получил образование и теперь поселился в Соединенных Штатах. У него была сильная мотивация к достижению, и большая часть нашей работы, ориентированной на телесную сторону, была сосредоточена на узнавании отождествления его напряжения с той высокой степенью, к которой он себя принуждал.

Во время одной встречи мы работали с его брюшными мускулами и обнаружили, что он, казалось, мало осознавал и ощущал в этой области. Используя прикосновение, чтобы оживить и расслабить мускулы его живота, я попросил его выразить свой опыт словами. Он сообщил, что чувствует свой живот очень далеким. Связывая это сообщение с очевидным недостаточным осознанием этой области, я предложил ему превратить его в выражение "Я потерял связь с тобой, живот, я чувствую себя таким далеким от тебя"1, и говорить это своей области живота, уделяя внимание любой реакции, которую это вызовет.

Когда он произносил слова, то казался глубоко тронутым, и когда я прокомментировал это, он начал плакать. Он сказал мне, что ответ на это сообщение был на итальянском, его родном языке. Когда он "услышал" эту ответную реакцию, он немедленно почувствовал предназначение ситуации, так как язык отражал культуру, которая имела глубокие корни в висцеральном и эмоциональном центре живота и жила "во внутренностях". Узнавая, как отчужден он был от своих внутренностей и сильных чувств, он почувствовал сильное огорчение. Чтобы быть принять в основное общество США, он много работал с целью искоренить многие свои итальянские черты. Делая это, он также отделил себя от своих сильных чувств, своей чувственности, и своего внимания к удовольствию. Здесь, наконец, был недостающий противовес его неотступным усилиям и постоянной работе.

В дальнейшей нашей работе мы уделяли особое внимание ощущениям, напряжениям и ответным реакциям из области живота. Мы работали с целью обнаружить, как напряжения там могли быть мобилизованы в движения, и что эти движения означали. Мы работали с целью понять "словарь" его ощущений в области живота, и как этот словарь позволяет ему связываться со своей пылкой натурой. Мы использовали его ощущения в области живота как комментарий к его жизни, который сигнализировал бы его чрезмерное увлечение стремлением к достижению, за исключением других своих потребностей.

Как вы могли отметить данная работа явно не закончена, и возможно эта незавершенность вызывает некоторое неприятное чувство. Однако Московский Гештальт институт пока не печатал продолжение работы Д. Кепнера. Тем не менее лучше столько, чем вообще ничего, т.е. достоинство данной брошюры а том, что она собирает существующий текст вместе и его можно прочесть весь, а не искать по отдельным журналам, которые редкость. Надеемся, что вы, все-таки нашли для себя что-нибудь полезное в данной работе.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.