Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Жесткая программа поведения



Рассмотрим, к примеру, поведение личинки осы. Вылупив­шись в своей земляной норе из куколки, она поедает отло­женные родителями пищевые запасы, и несколько раз линяет. Съев последнего сверчка, личинка начинает ткать кокон, а затем впадает в десятимесячное оцепенение. Проходит десять месяцев развития. Оса приобретает свою нарядную окраску, разрывает кокон, прокладывает себе дорогу в почве и выле­тает на волю, чтобы в течение двух месяцев своей короткой жизни дать начало новому поколению. Здесь все строго опре­делено, каждый шаг как бы заранее расписан.

Рассмотрим теперь поведение взрослой осы-сфекса, прекрасно описанное в книге Ж. Фабра «Жизнь насекомых».

В строго определенное время развития оса роет в земле одну или несколько норок. После того как норки готовы, оса улетает на охоту, ищет и парализует сверчка, нанося ему три жалящих удара в области его главных нервных узлов. Она подтаскивает сверчка к норке, оставляет его у входа на по­верхности, а сама (возможно с целью проверки) залезает в норку. Только проверив и убедившись, что в норке нет никого постороннего, оса втаскивает туда кузнечика и откладывает на его грудку яйцо. Таким же образом она втаскивает в нор­ку еще одного или двух сверчков. Отложив яйцо на грудку последнего сверчка, оса замуровывает вход в гнездо.

Какая четкая последовательность событий!

Теперь попробуем разобраться, что же заставляет осу выполнять эту последовательную цепь действий? Безусловно, что основным и главным инициативным фактором этой цепи являются изменения во внутренней среде осы, связанные с накоплением в ее организме половых гормонов, спариванием; созреванием яиц и пр. Эти процессы в свою очередь, бесспорно, определяются многими факторами внешней среды (окру­жающая температура, положение Солнца, длина дня и ночи и пр.).

Все это роковым образом приводит осу к необходимости рыть гнездо. Сама механика подготовки гнезда, также как и всех последующих действий, определяется сопоставлением действия на осу факторов внешней среды с заготовленной в ее организме программой. Если, например, оса не может по­дыскать соответствующую почву для норки, она будет искать новую почву, пока необходимое место не будет найдено.

Теперь о форме строительства. Если, например, у пчел разрушить построенный ими сот, они немедленно принимают­ся исправлять разрушения, и в конце концов, сот, может быть, и не такой совершенный как первый, будет восстановлен. Если дождь размывает норку сфекса, оса вырывает новую.

Итак, мы видим, что для того, чтобы перейти к следующе­му этапу своей деятельности, оса должна получить опреде­ленный этапный результат своего действия. Первый крупный этапный результат — это построение норки. Только после это­го оса улетает на охоту. Все в поведении осы запрограммиро­вано. Последующий этап не может начаться, пока не закон­чен успешно предыдущий.

Аналогичным образом строятся все последующие этапы деятельности осы.

Если вы отнимете сверчка у летящей к норке осы, она снова улетает на охоту и убивает нового сверчка. Если в тот момент, когда оса проверяет гнездо, спрятать лежащего у входа сверчка, то возвратившись и не найдя своей жертвы, оса опять улетает на поиски нового сверчка. Характерно, что всякий раз, когда оса подтаскивает свою жертву к входу в норку, она непременно оставляет сверчка и проверяет содер­жание, гнезда. Эту процедуру можно неоднократно повторять, как это делал Фабр, и оса всегда продолжает безотказно совершать одну и ту же реакцию.

Однако после того как яйца отложены, и вход в норку за­мурован, дальнейшая судьба потомства уже не волнует осу. Можно вытащить сверчков из норки, можно разрушить нор­ку, оса на это не реагирует.

Создается впечатление, что оса все время держит перед собой конечный результат программы деятельности по обес­печению потомства — откладывание яиц и замуровывание входа в норку. Вся реальная деятельность осы подчинена ко­нечному будущему результату ее приспособительной деятель­ности.

Подобные программы поведения наблюдаются у многих насекомых и рыб.

Самец колюшки начинает свою «брачную» деятельность прежде всего со строительства гнезда. Только после того как его гнездо построено, он начинает реагировать на самку. В это время изменяется его окраска. Блестящей окраской и своеобразным поведением самец привлекает самку к гнезду. Самка проникает в гнездо и мечет икру. Самец оплодотворя­ет икру. После этого поведение самца резко изменяется. Он становится надежным сторожем, охраняющим свое потомство от любого врага. Стоит нарушить хоть один этап этой цепи событий, как весь процесс размножения оказывается нару­шенным и животное без конца будет пытаться повторить не­завершенное действие. Жуки-навозники производят сложные последовательные реакции в процессе питания. Они скаты­вают огромные шары навоза, затаскивают их в норки, закры­вают вход и только после этого приступают к еде. И в этом случае нарушение любого этапа этого последовательного ря­да действий приводит к его неоднократному повторению.

Можно совершенно определенно сказать, что любая ин­стинктивная деятельность животных построена из подобных цепочек различных действий, соединяющих этапные моменты для достижения главного конечного результата того или ино­го приспособительного эффекта.

Основными такими приспособительными эффектами яв­ляются: пища, избегание врага, оплодотворение, охрана и воспитание потомства.

Каждый конечный приспособительный эффект и все ос­новные этапы его достижения запрограммированы в наслед­ственных механизмах животного. Однако для выявления всех звеньев этой цепи действий необходимы следующие ус­ловия.

Прежде всего эта деятельность возникает на основе той или иной потребности организма. Так, вся цепь поведения осы-сфекса возникает на основе родительской мотивация. У жука-навозника она определяется мотивацией голода, у самца-колюшки — половым влечением.

Аналогичным образом строительство гнезд у птиц всегда определяется половым возбуждением, входя как неотъемле­мый этап в цепь подготовительных мероприятий к отклады­ванию яиц. Доказано, что даже выделение слюны, которую птицы используют для склеивания гнезда, определяется на­коплением в их организме половых гормонов.

Эти инстинктивные механизмы обладают большой энер­гетической силой. Можно удалить у животного все его сред­ства передвижения (ноги, крылья), тем не менее оно все рав­но любыми средствами (кувыркаясь или перекатываясь), до­стигнет источника удовлетворения своих потребностей.

Без наличия соответствующей мотивации ни одна инстинк­тивная деятельность проявиться не сможет. Мотивация, та­ким образом, представляет собой особое «заряженное» со­стояние, приводящее к активному воздействию на внешнюю среду и заканчивающееся тем или иным полезным приспосо­бительным эффектом. Именно на основе исходной мотивации происходит программирование всей цепи последующих дей­ствий, направленных на удовлетворение данной мотивации.

Второе, что необходимо для выявления инстинктивной деятельности, это наличие определенных постоянных раздра­жителей внешнего мира. Снова вернемся к примеру поведе­ния осы-сфекса. Предположим, что почва в той области, где поселяется оса, оказалась бы неподходящей для норы, на­пример каменистой или песчаной. Смогла бы оса в этом слу­чае построить нору и приступить к следующему этапу дея­тельности? Ясно, что нет. Аналогичным образом оса также вряд ли смогла бы достигнуть окончательного этапа своей родительской деятельности при отсутствии, например, в дан­ной местности определенного вида сверчка, которого она ос­тавляет для питания своему потомству и т. д.

Таким образом, исходная мотивация, возникающая на ос­нове внутренних потребностей организма, при наличии опре­деленных факторов внешней среды формируется и выявляет­ся в определенной цепи инстинктивного поведения.

С этой точки зрения интересно рассмотреть такое загадоч­ное на первый взгляд явление, как хоминг, или инстинкт на­правления. Чувство направления также передается по на­следству. На это указывает следующее интересное наблюде­ние.

Европейские ученые заменили яйца аистов в Западной Германии на яйца их восточногерманских сородичей. Эти по­роды аистов летят зимой в теплые края различными путями. И что же оказалось? Когда родители подсаженных детей на­правились к долине Нила через Южную Францию, Гибралтар и северное побережье Африки, их приемыши полетели дру­гим путем — вдоль восточного побережья Средиземного моря, через Грецию я малую Азию.

Что же заставляет птиц периодически совершать мигра­ции?

На этот вопрос мы снова должны ответить, что инициа­тивная роль и в этой деятельности определяется внутренними потребностями, которые возникают у них на определенном этапе деятельности под влиянием гормональных изменений внутри организма и действия факторов внешней среды. На этой основе у птиц формируется «представление» о конечном результате деятельности. Для птиц, находящихся в Северном полушарии, это прежде всего потребность в тепле. На этой основе опять формируется жесткая программа действий, от­работанная поколениями. В полете птицы все время сверяют свои внутренние программы с определенными внешними фак­торами.

Многие опыты показывают, что птицы в своих перелетах ориентируются по Солнцу, Луне и Звездам. В последнее вре­мя высказывается предположение о том, что некоторые пти- цы могут ориентироваться по направлению магнитных сило­вых линий Земли.

Аналогичные процессы определяют миграцию рыб.

Как правило, путь птиц и мигрирующих рыб жестко опре­делен. Сплошь да рядом можно наблюдать причудливые «нерациональные» передвижения, которые, возможно, опре­деляются какими-то моментами глубокой древности. Так, на­пример, угри из европейских рек перед метанием икры спу­скаются к морю, пересекают Атлантический океан и мечут икру у Бермудских островов. Их мальки, длиной в несколько миллиметров, отправляются назад в Европу и достигают ее в течение трех лет. А сколько их гибнет в пути! Поистине глу­боко неразумная деятельность!

Все врожденные программы являются, как говорят в тех­нике,— жесткими. Их выполнение становится невозможным при нарушении определенных внутренних наследственных ме­ханизмов основных влечений и при отсутствии тех или иных, обычно постоянных, явлений внешней среды.

Насколько консервативно и порой «нерентабельно» ин­стинктивное поведение показывает следующий пример, кото­рый приводит Фабр.

Оса-бомбекс обычно роет свою норку в песке и отклады­вает в нее яйцо. Особенностью экологии этого вида осы яв­ляется то, что она все время доставляет пищу своей личинке. Каждый раз она безошибочно находит в песке вход в свою норку и проникает к своей беспомощной личинке. Но можно сделать следующий опыт. Попробуем раскрыть крышу гнезда. Личинка оказывается под открытым небом. И несмотря на то, что, казалось бы, новый путь к личинке беспрепятствен, оса по-прежнему подныривает к личинке через песок.

Каждый вид животных отличается своими программами и образом жизни. Зайца, например, трудно с первого взгля­да отличить от кролика. Между тем заяц живет на поверх­ности земли, а кролик роет себе нору.

Возникает естественный вопрос, может ли эта заведенная по определенному порядку «пластинка» как-либо изменяться?

Оказалось, что да. Жестко запрограммированные инстин­ктивные действия могут нарушаться при изменении окружаю­щей среды. Всякое инстинктивное действие не является чисто механическим. Борьба осы и сверчка, о которой писал Фабр является действительно борьбой, в которой обе стороны ис­пользуют все имеющиеся возможности. Не всегда попадание жала осы бывает точным и ей приходится несколько раз на­носить свои удары.

В ряде случаев, если тот или иной этап запрограммирован­ного действия по какой-либо причине не может быть достиг­нут, некоторые животные проявляют удивительную изобрета­тельность и за счет некоторого изменения программы дости­гают конечного приспособительного результата. Но таких «со­образительных» животных оказывается не так уж много. Тем не менее именно по этому пути происходит естественный от­бор, закрепляются лучшие средства и пути достижения по­лезных приспособительных эффектов. Эта способность гибко изменять средства для достижения цели все в большей сте­пени тренировалась в эволюции живых существ, и высшие животные приобрели способность формировать поведение динамически, в зависимости от окружающих условий.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.