Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Интервенции по отношению к дефлексии



Дефлексия — это избегание направления энергии на объект, уклонение от контакта. Дефлексивный клиент не смотрит на терапевта, непрерывно шутит, интеллектуализирует или меняет тему разговора. Суть интервенций терапевта состоит в том, чтобы направить энергию на объект контакта. Для этого он побуждает клиента поддерживать контакт глазами, достаточно настойчив в определении темы беседы и внимателен к ответам клиента на свои вопросы, не дает возможности уклоняться от темы или уйти от контакта.

«Пустой» стул.Это способ выявления того, что находится на острие осознавания клиента. Применяется для работы полярностями, проекциями и интроекцией, присвоения отчужденных аспектов «Я», исследования межличностной динамики. Терапевт ставит напротив клиента пустой стул (не свой собственный) и просит клиента вообразить кого-то значимого в его жизненной теме. На этом стуле могут оказаться он сам в каком-то из своих качеств, родственники, объекты фантазии, значимые люди из его жизни.

Главное, чтобы все они принадлежали миру клиента, а не терапевта. Терапевт просит клиента описать сидящего напротив (во что одет, как сидит, как смотрит, что говорит) и поговорить с ним без всякой цензуры. В каждой из позиций терапевт поддерживает осознавание ощущений, чувств, поведения, желаний. Смена позиции обычно происходит после их прояснения. Классический вариант работы по Перлзу — это озвучивание внутреннего диалога («топ-дог» и «анде-дог»), работа с полярностями (Сильный — Слабак) или разговор со значимыми людьми из жизни клиента. Важно, чтобы клиент осознал полезность каждой из позиций в разных контекстах своей жизни. В некоторых случаях клиенты начинают осознавать, что реальная родительская фигура за прошедшие годы значительно изменила свое поведение и то, что он сам был ограничен в ее восприятии неким довольно жестким и стереотипным видением ситуации.

Ограничения в использовании интервенции. Выбор данной интервенции должен быть продиктован ее полезностью для клиента (см. раздел «Основные стратегии работы гештальт-терапевта» в данной главе). Он является оправданным в том случае, когда энергия клиента адресована третьей личности (не терапевту). Если же для клиента важно научиться устанавливать реальные отношения с другими, представителем которых в данный момент является терапевт, применение «пустого» стула станет лишь избеганием контакта с реальным другим. Не следует использовать эту интервенцию в работе с клиентами, опыт которых достаточно фрагментирован. Они больше нуждаются в установлении и исследовании стабильных терапевтических отношений, чем в погружении в интрапсихический конфликт. Целью такого исследования может стать установление удовлетворяющих отношений с реальными людьми, поиск новых путей коммуникации с ними, выбор лучших стратегий приспособления в обществе.

Другие интервенции гешталып-терапевта*

Телесный резонанс.Это собственные телесные реакции терапевта, которые отражают степень вовлеченности клиента в то, что он делает. Физическая интенсивность таких ощущений может быть весьма высокой. Терапевт работает в режиме регистратора своих телесных ощущений, главная его задача — осознавание своих телесных реакций на включенность клиента в то, что он делает, регистрация ощущений нарастания и ослабления телесного резонанса с говорящим. Терапевт работает тем лучше, чем точнее ориентируется в своих переживаниях и ощущениях, а для этого необходима специальный профессиональный тренинг. Только тогда он не отягощает клиента собственными перцептивными искажениями.

Выражение терапевтом своих реакций, доведение их до клиента бывает терапевтически эффективным в тот момент, когда клиент лишает свою вербальную «продукцию» энергии. Или, наоборот, терапевт ощущает ее прирост, и его сообщение поддерживает продуктивное поведение клиента. Это полезно и для того, чтобы установить темы, представляющиеся клиенту нежелательными или связанными с основным конфликтом. В этот момент терапевт может повторить важные для клиента (но не для терапевта!) фразы или фрагмент речи клиента, выражающий центральную тему.

Ответ терапевта на изменения телесного резонанса необходим для фокусировки осознавания клиента — «В том, как вы сейчас говорите о.,., я почувствовал напряжение (скуку, ощущение, что что-то завершилось преждевременно и т. п.)». Однако терапевт при этом должен отличать свои реакции на содержание высказываний клиента от телесного резонанса на его вов­леченность. Ему профессионально полезно знать (и это он де­лает в своей личной терапии), на какие содержания клиентов он реагирует сильнее всего и, возможно, проецирует эту реакцию на клиента.

Амплификация (преувеличение). Это просьба к клиенту усилить демонстрируемое поведение с осознаванием того, что происходит. Для этой техники характерно проигрывание чего-либо. Как правило, амплификация касается действий клиента, в которых терапевт замечает некоторые ограничения, заторможенность или застревание. Имеется четыре типа интервенций, ведущих к усилению действия.

Первая — простое повторение того, что клиент говорит или делает, не замечая и не осознавая. Это позволяет клиенту глубже соприкоснуться со смыслом того, что он говорит и делает, и ведет к усилению значимости и эмоциональному переживанию сказанного или к пониманию бессмысленности и несоответствию внутренней правде клиента.

Г.; Повтори это несколько раз, сосредоточиваясь на сказанном... и своих чувствах.

/С..- Ты не нужна мне... Ты не нужна мне... Ты не нужна мне... Нет, ты мне нужна!

Терапевт может попросить клиента усилить движения пальцев, ломающих друг друга, и клиент осознает, что ему хочется что-то разорвать. Это помогает ему почувствовать свой гнев и понять, к кому он направлен и чем блокирован. Усиление может касаться и роли, бессознательно проигрываемой клиентом. Так, усиление трагических интонаций беспомощности у клиентки вызывает обратный эффект — смех и осознавание того, что она все-таки кое-что может и сама.

Просьба усилить поведение может касаться и высказанного терапевту клиенткой желания спрятаться (при этом она не смотрит на терапевта). Терапевт показывает на кабинет и предлагает спрятаться и некоторое время посидеть там (амплификация выражения). Клиентка прячется за креслом и через некоторое время вспоминает, как она пряталась от гнева отца, когда получала «не отлично» в дневнике. Таким образом, амплификация может стать провоцирующей интервенцией для восстановления в настоящем незавершенной ситуации и дает терапевту и клиенту возможность поработать с ней. Амплификация делает доступным для контакта полное присутствие чего-либо содержащегося «здесь и сейчас», но не проявляющегося или проявляющегося не полностью.

Еще один вариант амплификации — это усиление и развитие. Клиент, усиливающий какое-либо высказывание или действие, часто спонтанно или по просьбе терапевта продолжает его. Терапевт может попросить сделать и развить жест, действие или интонацию, а клиент — обнаружить что-то новое, прежде содержащееся в его речи или поведении имплицитно.

Г.; Продолжай говорить с той же интонацией, но без слов... К.: И ииии... И ииии... И ииии... Я хочу, чтобы ты пожалел меня.

Когда клиент озабочен больше тем, как он выглядит, нежели проработкой своей проблемы, терапевт может сам занять позицию усиления. Так, например, он может сосредоточиться на том, что каждый шаг клиента хорош и правилен, и следовать этой позиции до той поры, пока клиент сам не сфокусируется на том, что его беспокоит, в чем он видит свою проблему и что хочет сделать с ней.

Еще один вариант интервенции — перевод в слова телесных символов: жестов или позы. Проигрывание требует более глубокой идентификации с материалом для перехода из одной модальности самовыражения в другую с целью присвоения части опыта. Например, терапевт просит клиента озвучить руки, ломающие друг друга в процессе рассказа о конфликтных отношениях с начальником.

Т.: Что говорят твои руки друг другу? К.: Я сильнее, нет я, нет я... Я тебе покажу! Нет, это я тебе . покажу! (Хохочет.) Да-а! Это именно так!

Конфронтация со стереотипными высказываниями. «Субъективные переживания неизбежно теряют значительную часть своего содержания, если они выражаются посредством отстоявшихся словесных форм», — замечает Дж. Энрайт. Безопасные формулировки и банальные обороты в речи — это способ укрытия чувств от себя и окружающих; осознание или высказывание этих чувств представляется клиенту опасным.

Терапевт может действовать двумя способами. Первый — привлечение внимания клиента к его речи; терапевт может спросить: «Не было ли в речи клиента фразы, произнося которую, он сильнее переживает? Какая фраза его затрагивает больше всего?». Второй способ — просьба к клиенту повторить фразу или отрывок речи по-другому, так, чтобы его это внутренне трогало. В этом случае клиент может двигаться в сторону более живой коммуникации.

По-видимому, лучший вариант — это комбинированное использование обоих способов.

Поддержка ответственности клиента.Многие клиенты приходят к терапевту с жалобами на своих близких и желанием научиться у него особым приемам, которые позволили бы им контролировать поведение родственников или начальства. Формулируя проблему, они игнорируют свой собственный вклад в нее. Терапевт может услышать в подробностях, что и как делают люди вокруг клиента, но что делает он сам, остается неизвестным. Клиент достигает такого эффекта за счет специфических лингвистических конструкций, используя неопределенные местоимения, пассивные грамматические формы «случилось», «произошло», «так получилось» и т. п.

Между тем человек вполне может воспринимать себя как источник и активный фактор своей жизни даже в неблагоприятных внешних обстоятельствах. Чем в большей мере он будет ощущать себя причиной действий, тем больше он будет чувствовать значение и ценность своей жизни и возможность что-то в ней менять.

Терапевт может попросить клиента описывать события так, чтобы и ему, и терапевту стал ясен его личный вклад в их происхождение. Версия клиента может не совсем соответствовать реальной ситуации, но тогда терапевт может продолжить свои интервенции, направленные на осознавание ответственности. Клиенты, которые пришли к терапевту, желая изменить свою ситуацию за счет какого-то «хитрого влияния» на близких, будут значительно фрустрированы. Но если они выполнят задание и примут позицию ответственности, их терапия имеет шанс на успех.

Другой вариант поддержки ответственности и конфронтации с чувствами беспомощности и бессилия клиента описан в работе терапевта «через невроз» (пройти через невротические слои, по Ф. Перлзу) и особенно касается позиции клиента в «тупике».

В этот момент давление на терапевта для передачи ему ответственности за решение проблемы наиболее велико. Если клиент принимает ответственность, он находит и возможности для дальнейших действий.

Интервенция фантазиейэффективна при исследовании терапевтических отношений. Внимательный терапевт может с помощью своих визуальных фантазий и ассоциаций сориентироваться в отношениях с клиентом. Особенно это необходимо тогда, когда и терапевт, и клиент находятся в замешательстве, когда им трудно осознать и выразить свои чувства. Именно в такие моменты терапевт может предложить клиенту свою фантазию на тему их отношений или попросить клиента также понять и пофантазировать, на что похожи отношения. Обмен фантазиями нейтрализует рационализации и помогает осознать, какие чувства вызывает взаимодействие.

Так, клиентка, которую попросили создать визуальную фантазию отношений, сказала, что они напоминают разговор через стеклянные двери, когда человека видно и слышно, но настоящего взаимодействия нет. Эта фантазия помогла клиентке сориентироваться в своем чувстве одиночества, а терапевту — в своей дистанцированной позиции по отношению к клиентке и избегании осознавания одиночества. Клиенты и терапевты могут увидеть бокс в темноте, ослика Иа-Иа, потерявшего свой хвост (который находится у Винни-Пуха), человека, намазывающего на очередной бутерброд масло и затем, после осмотра, выбрасывающего его, не попробовав. Сопоставление фантазий может помочь в исследовании проекций терапевта на клиента и клиента на терапевта, необходимое для их дальнейшей ассимиляции.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.