Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

NATRUM MURIATICUM (nat-m.)



Главная характеристика, лежащая в основе патологии Natrum mur., — интроверсия из чувства большой уязвимости к эмоцио­нальной травме. Пациенты типа Natrum mur. очень чувствительны эмоционально; они испытывают на себе эмоциональную боль дру­гих и чувствуют, что любая форма отказа, насмешки, унижения или горя будет лично непереносима. Поэтому они создают стену неуязвимости, замыкаются в своих собственных мирах и предпо­читают сохранять контроль над обстоятельствами. Они любой ценой избегают обид.

Люди, подверженные развитию патологии типа Natrum mur., эмоционально чувствительны и уязвимы, но совершенны ясны и сильны на ментальном и физическом планах. Что касается пси­хики, то они обладают высокой степенью объективности и яс­ности, а также большим чувством ответственности. По этой при­чине они часто бывают сочувственными слушателями, к которым обращаются окружающие в случае неприятностей. Благодаря эмо­циональной чувствительности и чувству ответственности, такие люди легко становятся адвокатами, психотерапевтами, священ­никами и т.п. Сочувственно слушая страдающего человека, такие люди сохраняют объективность и кажутся очень сильными. Од­нако они поглощают боль других, а потом переживают её; в част­ности, они думают: "Как бы я реагировал в такой ситуации? Смог бы я справиться с ней?"

На протяжении всей жизни люди с тенденциями типа Natrum mur. глубоко переживают все впечатления жизни, накапливая яс­ность и понимание, превосходящие отвечающий их возрасту уро­вень. Они сильны и любят сталкиваться с трудными обстоятель­ствами, даже когда последние сопровождаются эмоциональным риском. Сначала они любят компанию и наслаждаются эмоцио­нальным контактом с другими людьми. Им нравится принимать привязанность окружающих; фактически, внутри они ожидают и требуют её, хотя сами не так легко выражают привязанность. Они так чувствительны, что обижаются на малейшее замечание или жест, который может означать насмешку или отказ. Напри­мер, подростки типа Natrum mur. нерешительно назначают сви­дания из страха быть отвергнутыми. Даже воображаемое прене­брежение может вызвать страдание. Пережив несколько раз обиду, они становятся осторожными. Они дважды подумают, прежде чем вступить в эмоциональные отношения. Они обраща­ются к интровертной деятельности, которая эмоционально "без­опасна", т.е. чтению книг (обычно романтических романов или книг, имеющих практическую ценность в человеческих отноше­ниях), слушанию музыки и размышлению об идеях и фантазиях.

Они могут достичь полного удовлетворения в своей изоляции. Обычно они стремятся быть самодостаточными, хотят решать проблемы самостоятельно, не доверяя помощи других людей. По­степенно они перестают нуждаться в контактах с внешним миром. Если кто-нибудь вмешивается в их частный интровертированный мир, они могут почувствовать негодование. Их главной заботой жизни становится "не обижать и не подвергаться обидам".

Эмоциональная боль, причинённая им или другим людям, ста­новится для них концом света, они совершенно не способны со­знательно причинить боль окружающим. Поэтому они становятся очень серьёзными. Они не могут пошутить, если шутка может ненамеренно прозвучать как насмешка над другим человеком. Они могут казаться холодными и слишком объективными, потому что слишком сосредоточены на том, чтобы не показать свою соб­ственную эмоциональную уязвимость и не травмировать других. В сочетании с чувством ответственности Natrum mur. это ведёт к чувству вины, которая становится в жизни таких людей сильным мотивационным фактором.

Дети с тенденциями типа Natrum mur. будут, скорее всего, худыми и изящными. Часто встречается тонкая, строго горизон­тальная линия, разделяющая нижнее веко на две части. Эта линия обычно наблюдается у молодых девушек истерического склада;

из других препаратов такой линией обладают Asafoetida, Lilium tig. и Moschus. Кроме того, встречается характерная трещина в середине нижней губы.

Ребёнок типа Natrum mur. очень чувствителен к дисгармонии. Когда ссорятся родители, ребёнок может не среагировать сразу, но будет страдать внутри, возможно, даже до такой степени, что заболеет физически.

Эти дети обычно хорошо ведут себя; их не обязательно строго дисциплинировать, потому что достаточно одного неодобритель­ного взгляда.

Истерическую тенденцию детей Natrum mur. легко наблюдать, когда их серьёзно упрекают. Они реагируют крайним образом, падая на пол в приступе раздражения, пинаясь и крича. Утешение и ободрение не действуют и могут даже ухудшить их состояние; приступ продолжается до тех пор, пока они сами не решат ос­тановиться.

В более старшем возрасте истерическая тенденция проявля­ется по-другому. Обычно люди типа Natrum mur. не выражают эмоции непосредственно: например, они не плачут сразу, когда испытывают горе. Они могут вести себя очень серьёзно. Однако когда они нервничают или испытывают стресс, они обычно сме­ются над серьёзными вещами, затем начинают истерически хи­хикать; по мере того как это хихиканье становится неконтроли­руемым, оно переходит в истерический плач.

Подростки этого типа обычно спокойны и замкнуты, но об­ладают чувством ответственности и честны перед собой. На ве­черинке они обычно сидят в сторонке, с удовольствием наблюдая других и воображая, что те переживают. Если их кто-нибудь при­влекает, они не будут флиртовать или завязывать дружеские от­ношения. Скорее они сделают вид, что вообще не обращают вни­мания, а просто искоса наблюдают за ним. Они склонны фанта­зировать, что привлекают этого человека, и романтически непо­мерно раздувают всю ситуацию. Поэтому Кент утверждает, что молодая девушка, которая нуждается в Natrum mur., легко влюб­ляется в женатых или недоступных мужчин. Это вызывает у неё муки и горе, и результатом становится ещё большая интроверсия.

У них возникает сильная эмоциональная и сентиментальная привязанность к людям, но они не показывают своих чувств. Дочь может испытывать глубокое чувство к своему отцу, но никто этого не видит. Затем отец умирает. Дочь молча переживает горе, за­пираясь в комнате и плача в подушку. К удивлению всех окру­жающих, которые не осознавали глубину её привязанности, она становится очень интровертированной и хочет только остаться в одиночестве со своими книгами и музыкой. Никаких стонов или плача в присутствии других, только редкие вздохи. Это внутрен­нее состояние длится до тех пор, пока она окончательно не раз­рушится. Тоща начинаются неконтролируемые истерические рыдания с сильной дрожью тела, спазмами и мышечными судоро­гами. Такой взрыв обычно продолжается недолго, и она быстро восстанавливает контроль над собой и самообладание.

Первая стадия патологии типа Natrum mur. возникает на фи­зическом уровне. Может возникнуть гастрит, артрит, мигрень, афтозный стоматит или герпес на нижней губе. Как можно было ожидать, такие состояния обычно возникают после периода ин­троверсии после тяжёлого горя или унижения.

И наоборот, пациент может начать истерически реагировать на все воздействия со стороны окружения — становится чрез­мерно чувствительным к шуму, свету, сигаретному дыму и т.д. У таких пациентов часто встречаются аллергии и экзема.

Для Natrum mur. также очень типичны неврологические забо­левания. Например, часто бывает невралгия, поражающая левый глаз или левые межрёберные нервы. Часто Natrum mur. болеет рас­сеянным склерозом, когда совпадает совокупность симптомов. Может возникнуть сердечное заболевание, но оно обычно прояв­ляется в аритмии и учащённом сердцебиении, которые возникают в результате воздействия на сердце нервной системы.

Именно на самых ранних стадиях патологии обнаруживаются некоторые из наиболее известных ключевых симптомов Natrum mur. Пациент испытывает сильное желание соли и отвращение к слизистой пище и жиру, а также куриному мясу. Имеется ха­рактерная непереносимость жара, чувствительность к свету и ухудшение (особенно усиление головных болей и ухудшение со­стояния кожи) от солнца. Эти симптомы встречаются в разной степени у всех Natrum, но у Natrum mur. выражены более или менее одинаково. Ухудшение состояния Natrum mur. от солнца и света не так выражено, как у Natrum sulph., а ухудшение от солнца не так выражено, как у Natrum carb. Пациент типа Natrum mur. может быть чувствителен и к жаре, и к холоду, хотя обычно больше к жаре. Он менее чувствителен к жаре, чем Natrum sulph., и менее чувствителен к холоду, чем Natrum carb.

Характерным симптомом Natrum mur. является неспособность мочиться или иметь стул в присутствии других людей. Это обу­словлено страхом насмешки, вызывающим хроническое напря­жение мышц сфинктера, которые могут расслабиться только когда пациент находится в одиночестве.

По мере того как эмоциональная уязвимость становится всё более патологической, пациент впадает в депрессию. В этой деп­рессии он безутешен, и она может даже стать суицидальной. Предположим, например, что молодой человек пережил жестокий отказ или горе; он уходит в свою комнату и включает самую печальную музыку, какую может найти. Эта музыка предназна­чена не для смягчения его депрессии, а наоборот, для её усиления.

Он погружается в депрессию. Если что-то одно пошло непра­вильно, он несоразмерно преувеличивает всё остальное. Он не принимает ничьей помощи, пытаясь решить проблему внутри себя. Постепенно, когда депрессия начинает проходить, к нему возвращается более приемлемый взгляд на жизнь, и в этот момент музыка снимает остатки депрессии. Именно в этом смысле музыка может вызывать у Natrum mur., в зависимости от обстоятельств, либо ухудшение, либо улучшение.

Депрессия этого типа является разновидностью истерической реакции. Обычно пациент типа Natrum mur. объективен, пока сохраняет контроль над эмоциями, однако когда эмоциональный контроль рушится, пациент становится иррациональным, и бал начинает править эмоциональная сфера.

По мере того как патология выходит за стадию депрессии, пациент начинает испытывать периодическое появление симпто­мов и чередование настроений.

Физические жалобы возникают с предсказуемыми интервала­ми и в предсказуемое время. Поэтому Natrum mur. часто показан пациентам, страдавшим в прошлом малярией или испытавшим не­благоприятное воздействие лекарств на основе хинина; он может быть также полезен пациентам, в семье которых кто-нибудь болел малярией. Часто наблюдаемые у пациентов типа Natrum mur. при­ступы мигрени обычно происходят в фиксированное время: как правило, с 10 часов утра до 3 часов дня. Приступы астмы, анало­гично, происходят, как правило, с 5 до 7 часов вечера.

Настроение меняется от беспричинной депрессии до беспри­чинного экстаза. Когда нарушается объективность пациента, всё происходящее на эмоциональном уровне доходит до крайностей.

На этой стадии некоторые характерные физические симптомы начинают исчезать. По мере того как патология переходит на более глубокие уровни, может исчезнуть желание соли, отвраще­ние к слизистой или жирной пище, ухудшение от солнца и т.д. Исчезновение этих особенностей прямо пропорционально после­довательному углублению патологического состояния. Часто го­меопат должен спрашивать о таких симптомах не только в на­стоящем, но и в прошлом.

По мере того как патология начинает достигать эмоциональ­ного уровня, первым из страхов возникает клаустрофобия. На ранних стадиях пациенты типа Natrum mur. испытывают относительную эмоциональную свободу и негодуют по поводу любых налагаемых на них ограничений. Позже их собственная уязвимость заставляет их замыкаться. Когда они замечают ана­логичную закрытость вне себя (т.е. закрытые или узкие простран­ства), они испытывают страх.

Наряду с клаустрофобией, происходит затвердевание на эмо­циональном и ментальном планах. У пациента появляются навяз­чивые идеи, он рассматривает всё происходящее как плохое или хорошее, правильное или неправильное, практичное или непрак­тичное.

Постепенно возникает ипохондрическая тревога о здоровье, особенно страх сердечного заболевания. Эта ипохондрия обуслов­лена наблюдаемой у Natrum mur. педантичностью. Пациент ис­пытывает навязчивую потребность избежать загрязнения, всегда чистится, моет руки, всё дезинфицирует. У Natrum mur. педан­тичность выражает больше страх микробного загрязнения, а не наблюдаемое у других препаратов (Sulph., Puls., Mere., Phos., Mezereum) чувство отвращения. Кроме того, тревога Natrum mur. о здоровье гораздо слабее ипохондрии, которая больше похожа на тревогу и выражается в подчёркнутом внимании к деталям здоровья.

Наконец, даже механизмы компульсивного контроля полно­стью рушатся, и человек открыто выражает всё, что ранее запре­щалось. Они начинают вести себя бесстыдно, становятся эксги­биционистами, говорят непристойности и т.д. На последней ста­дии пациенты типа Natrum mur. обычно не теряют умственный контроль до степени полного психоза, но может возникнуть бес­стыдное поведение.

Natrum mur. — настолько глубоко действующий препарат и так широко показан в нашем западном мире, что есть много других препаратов, с которыми его следует сравнить.

Из всех препаратов ближайшим к Natrum mur. во многих отношениях является, конечно, Ignatia; они почти идентичны. Поэтому на практике они частично заменяют друг друга. В целом, Ignatia действует более поверхностно и чаще показана в случаях, когда реакции пациента более поверхностны. Пациенты типа Na­trum mur. сильнее, могут выдержать больший эмоциональный стресс и более интенсивный шок. Человек типа Ignatia ломается под действием относительного слабого стресса. Кроме того, па­тология типа Ignatia не так легко распространяется на физиче­ский уровень. Таким образом, Ignatia больше показана при эмо­циональных реакциях, возникающих после обычного испытыва­емого в жизни горя, в то время как Natrum mur. чаще показан в случаях исключительных стрессов, особенно стрессов, вызыва­ющих разрушение на физическом уровне.

Пациент типа Ignatia часто ощущает сдавленность в горле или затруднение при дыхании, особенно после эмоционального шока. Характерные вздохи Ignatia — это попытка избавиться от этого ощущения сдавленности. Ignatia легче плачет и с большей вероятностью заплачет во время гомеопатического опроса, чем Natrum mur. После горя у пациента типа Ignatia бессонница встре­чается реже, чем у Natrum mur.

Часто, особенно при наличии преимущественно физических симптомов Natrum mur. трудно отличить от Phosphorus. Физи­чески оба выглядят очень похоже: худые, чувствительные, иногда даже с увеличенной щитовидной железой. Главным дифференци­рующим признаком является, конечно, закрытость или откры­тость личности пациента. Чувствительный человек с тенденцией к большей замкнутости и уклончивости, откидывающийся на спинку стула при описании симптомов, скорее нуждается в Na­trum mur. Пациент типа Phosphorus, напротив, очень открыт и выражает свои эмоции, часто наклоняется вперёд и устанавливает личный контакт с ведущим опрос врачом.

Lilium tig. — очень истеричный препарат, как и Natrum mur. Однако когда пациента типа Lilium tig. отвергают или он испы­тывает унижение, у него наступает мгновенная импульсивная ре­акция; пациент же типа Natrum mur. будет страдать внутри и долго ждать, прежде чем взорвётся истерической реакцией. Lilium tig. также чаще бывает во время такой реакции злобным и жес­токим, в то время как человек типа Natrum mur. скорее причинит страдание себе, чем боль кому бы то ни было другому.

Ещё один истеричный препарат — Moschus, но дифферен­цировать его очень легко. Истерия этого типа рассчитана на на­блюдение окружающих. Это манипуляция в попытке эмоциональ­но шантажировать других с целью добиться нужной реакции. Na­trum mur. скорее спрячет все реакции как можно глубже.

Иногда Natrum mur. путают с Pulsatilla. Оба не переносят жары, испытывают ухудшение на солнце и отвращение к жиру.

Однако Pulsatilla очень выразительна эмоционально, автомати­чески выражает любовь. Когда пациент типа Pulsatilla плачет (что происходит легко), это "сладкий" мягкий плач, в то время как плач Natrum mur. — это спазматические громкие рыдания, со­трясающие всё тело. Страдая, пациенты типа Pulsatilla ищут по­мощи от других и зависят от них; Natrum mur. больше полагается на себя, предпочитая решать проблемы самостоятельно.

Lycopodium — препарат, демонстрирующий наружную обо­лочку, созданную в ответ на внутреннее состояние, но внутренне он слаб и труслив. Natrum mur. силён, но эмоционально уязвим для обиды.

Sepia тесно связана с Natrum mur. Бывает очень трудно от­делить их друг от друга, особенно у детей. Дети типа Sepia очень чувствительны и гораздо более возбудимы, чем Natrum mur. Воз­будившись, они могут покраснеть и стать гиперактивными. Взрос­лый пациент типа Sepia как будто разрушен этой чрезмерной возбудимостью, становится усталым, тупоумным и апатичным. Natrum mur. испытывает любовь, но с трудом выражает её; Sepia совсем её утратила. Пациент типа Sepia гораздо чаще бывает злобным и жестоким, почти наслаждается причиняя боль другим; это невозможно подумать о Natrum mur.

NUX VOMICA (nux-v.)

Nux vomica — один из чаще всего назначаемых препаратов го­меопатической Materia Medica, это один из препаратов, которые каждому гомеопату абсолютно необходимо знать глубоко. Для на­чала опишем тот тип людей, на которых обычно влияет Nux vomica, а затем глубже изложим патологию Nux vomica. Обычно человек типа Nux vomica имеет крепкое, компактное, мускули­стое тело, обладает сильной конституцией. Они честолюбивы, умны, быстры, способны и компетентны. Часто при их воспитании делается акцент на сильном чувстве долга и придаётся большая ценность трудовой этике. Человек типа Nux vomica более полага­ется на себя, нежели зависим. Их ум скорее прагматичен и эффек­тивен, нежели философичен или интеллектуален. Когда человек типа Nux vomica находится не в патологическом состоянии, он яв­ляется великолепным, много работающим и эффективным сотруд­ником: их таланты приводят их в такие профессии, как кон­тролёры, менеджеры, бизнесмены, бухгалтеры, коммерсанты.

Однако как и всегда в гомеопатии, мы должны соблюдать осто­рожность и не назначать Nux vomica на основании таких позитив­ных и конструктивных черт личности. В отличие от методов аст­рологии, гадания по руке, почерковедения, физиогномики и т.д., где описываются как хорошие, так и плохие качества человека, го­меопатия основывает свои назначения на патологическом состоя­нии человека. Наша цель не в том, чтобы дать препарат, который может сделать человека менее прагматичным и эффективным! Таким образом, рассмотрим развитие патологического состояния человека, нуждающегося для излечения в Nux vomica.

На первой стадии человек типа Nux vomica проявляет преуве­личение, избыток обычно положительных качеств, таких как чес­толюбие и сознательность. Вместо того чтобы просто пользоваться своими талантами на работе надлежащим спокойным и уравнове­шенным образом, человек типа Nux vomica начинает подчиняться им. Честолюбие начинает занимать его круглосуточно, становясь движущей силой с чрезмерным акцентом на достижениях и сопер­ничестве. Nux vomica больше всех препаратов Materia Medica на­строен на соперничество, до такой степени, что может испортить своё собственное здоровье, и соперничает даже со своими колле­гами. Человек типа Nux vomica может стать подчинённым работе трудоголиком. Поскольку он способен и эффективен, его будут быстро повышать по службе, возлагая на него всё больше и больше ответственности. Он будет приветствовать такие повышения. Два Других препарата с аналогичной физической симптоматологией — Arsenicum и Phosphorus — отнесутся к этому по-другому. Arsenicum будет стремиться отказаться от повышения, связанного со слишком большой ответственностью, частично из-за того, что эго­центричного человека типа Arsenicum больше интересует личный комфорт, нежели достижения. Пациент типа Phosphorus бывает так же умным и быстрым, но избегает интенсивной конкуренции, которая необходима для движения вперёд.

У Nux vomica нормальное состояние добросовестности может быть непропорционально преувеличено и вести к вынужденной эффективности. Nux vomica — один из немногих препаратов, указанных в рубрике "Педантичность", но педантичность Nux vomica связана с акцентом на эффективности. В этом смысле педантичность Nux vomica больше соответствует реальности и не так патологична, как можно подумать на основании того, что в репертории этот препарат указан курсивом. С другой стороны, педантичность Arsenicum — типичный пример так классически описанной психиатрами сильной невротической, сифилитической педантичности. Это компульсивная невротическая озабоченность чистотой и порядком, обусловленная глубоко укоренившимся му­чительным чувством незащищённости. Пациент типа Arsenicum постоянно всё исправляет и чистит, гораздо больше, чем требу­ется для простой эффективности. Ещё один хорошо известный педантичный препарат — Natrum mur.; в этом случае это скорее озабоченность пунктуальностью и планированием времени.

Постепенно человек типа Nux vomica может набрать работы выше головы. Как правило, он реагирует на эту ситуацию тем, что работает ещё напряжённее и дольше, ожидая больше от себя и других. Для человека типа Nux vomica характерно неявное предположение, что любую трудность, любую проблему можно преодолеть напряжённым усилием и способностями. Одна из самых трудных вещей для пациента типа Nux vomica — это при­нять ограничение или смириться перед неизбежным. Для того чтобы справляться с напряжением, он прибегает к различным искусственным средствам, чтобы стимулировать себя: кофе, си­гаретам, лекарственным препаратам (принимаемым по рецепту врача или социальным наркотикам, таким как марихуана), алко­голю и даже сексу. Несмотря на такое злоупотребление стиму­ляторами, верно также, что пациенты типа Nux vomica необычно чувствительны ко многим из этих веществ, и потому страдают от последствий злоупотребления ими.

Человек типа Nux vomica известен как гиперсексуальная лич­ность. Они испытывают очень сильное сексуальное желание и могут потакать своим сексуальным импульсам даже выходя за пределы традиционной морали. Несмотря на то, что они связаны трудовой этикой, люди типа Nux vomica не являются типичными банальными моралистами. При использовании стимуляторов и ле­карств, а особенно в сексуальной сфере их поведение определя­ется импульсами, и поэтому лучше всего описывается как "амо­ральное". Как и в остальных аспектах картины Nux vomica, чрез­мерные занятия сексом приводят в конечном счёте к истощению; на более поздних стадиях пациент типа Nux vomica страдает от импотенции — как правило, потери эрекции после введения.

Злоупотребление стимуляторами может на некоторое удовле­творить их потребности, но в конце концов чрезмерная стимуля­ция и токсичность берут своё. Начинаются расстройства желудка, вся нервная система становится сверхчувствительной. Даже ма­лейший стресс, такой как свет, небольшой шум, чей-то голос или пение, становится невыносим. Состояние "чрезмерно стимулиро­ванной" нервной системы блестяще описано Кентом: "Например, бизнесмен сидел за столом, пока совсем не устал. Он получил много писем, у него много забот, его занимают тысячи мелочей. Его ум постоянно мечется от одного предмета к другому, пока он не становится вконец измученным. Это не столько трудные дела, сколько мелочи. Он вынужден стимулировать свою память, чтобы вникать во все детали; он возвращается домой и думает о работе; он бодрствует ночью; его ум спутан вихрем бизнеса и дневных дел, которые наваливаются на него; в конце концов, наступает нервное истощение. Когда на него наваливаются детали, он сердится и хочет отделаться от них, рвёт предметы, ругается, уходит домой и вымещает всё это на семье и детях. Спит урывками и вздрагивает во сне; просыпается в 3 часа ночи, и у него в голове роятся мысли о делах, так что он не может снова заснуть до позднего утра, когда впадает в усталый сон и просыпается усталым и истощённым. Он хочет спать поздним утром".

Кажется, что нервная система напряжена и работает против себя. И опять это лучше всего описано у Кента: "Ещё одно со­стояние Nux vomica — это действия, обращённые в противопо­ложном направлении. Когда болит желудок, он обычно опорож­няется без особых усилий, но Nux vomica тужится и напрягается, как будто это действие выполняется неправильно, будто ему при­ходится принудительно открывать живот. Это действие, направ­ленное в обратную сторону: потуги, напряжение, и после про­должительных усилий он, наконец, опорожняет желудок. То же состояние обнаруживается в мочевом пузыре. Чтобы помочиться, ему приходится напрягаться. Он испытывает тенезмы, позывы. Мочевой пузырь полон и моча просачивается наружу, но когда пациент напрягается, она перестаёт капать. Что касается кишеч­ника, то несмотря на потуги, пациент имеет лишь скудный стул. Во время поноса, когда пациент совершенно пассивно сидит на стульчаке, выходит небольшая струйка стула, затем наступают тенезмы, и пациент не может прекратить тужиться, а когда ту­жится, у него возникает ощущение, что он заталкивает стул об­ратно. Кажется, что стул возвращается обратно, это что-то вроде антиперистальтики. При запоре чем больше он тужится, тем труд­нее ему иметь стул.

Эти пациенты жалуются на гастрит, язву или "спазмы в тол­стой кишке". В конце концов, они приходят к врачу, который объявляет их состояние психосоматическим и назначает антациды, антиспастические средства, транквиллизаторы или даже пси­хотерапию. Все эти средства просто маскируют симптом, обычно неэффективно, и, следовательно, усиливают чувствительность нервной системы в целом.

Пациент типа Nux vomica очень раздражителен, но раздра­жительность такого рода гомеопату трудно обнаружить без долж­ного прилежания. Пациент типа Nux vomica обычно держит раз­дражительность внутри (по крайней мере на ранней стадии). Вы спрашиваете: "Вы раздражительны?" — Пациент говорит: "Со­всем нет, я даже никогда не повышаю голос". — Тоща вы спра­шиваете: "А внутри? Вы чувствуете раздражение внутри?" — Па­циент: "О да! Очень сильное!" — Эти люди крайне подвержены гастриту и пептической язве. Если бы такой человек научился лучше выражать свои мысли, он бы избавился от язвы, но тогда к тому же состоянию может привести злоупотребление кофе, си­гаретами и алкоголем.

В конце концов, напряжение становится слишком сильным, и пациент типа Nux vomica становится нетерпеливым и раздражи­тельным. Он становится нетерпеливым по отношению к самом) себе, а особенно другим, ругая и упрекая других по мелким пово­дам. Он импульсивно реагирует на мелкие помехи. Кто-нибудь тихо свистнет, а он вопит: "Неужели ты не можешь сидеть тихо!" — Он не может найти карандаш, и с грохотом заталкивая ящик в стол. Он на секунду затрудняется застегнуть рубашку, и от­рывает пуговицу. Кто-нибудь возражает ему, и он выбегает из ком­наты, громко хлопнув дверью. Он не терпит возражений, но не столько из высокомерия или заносчивости (как Lycopodium или Platinum), сколько из-за того, что уверен в своей правое и нетер­пелив с окружающими, которые обдумали проблему не так быстро и тщательно, как он. И, конечно, он чаще всего прав. Его импуль­сивность может создать ему много личных трудностей: пациенты типа Nux vomica прямолинейны и недипломатичны, и поэтому по характеру не могут стать очень хорошими политиками.

На следующей стадии развития Nux vomica становится по-настоящему злобным, жестоким и буйным. Жестокость может начаться с разговоров за спиной других людей, особенно под вли­янием импульса, и битья животных (как Medorrhinum). Затем Nux vomica может начать себя вести открыто насильственно: ве­роятнее всего, многим мужьям, которые бьют своих жён, и ро­дителям, жестоко обращающимся с детьми, помог бы Nux vomica (конечно, при совпадении остальной части образа). Насилие не­обязательно всегда направлено на других; у Nux vomica может быть и суицидальная предрасположенность, особенно к тому, чтобы застрелиться из пистолета или прыгнуть с высокого места.

Последняя стадия Nux vomica — это состояние психоза, параноидальное состояние. Пациента типа Nux vomica постоянно му­чает импульс убивать других, но он может не проявлять настоя­щего насилия. Женщину может преследовать желание бросить своего ребёнка в огонь или убить своего мужа. В репертории Nux vomica указан при многих видах бреда, связанных с убий­ством, жертвами убийствам, травмами и оскорблениями, а также неудачами. Для внешнего наблюдателя, однако, внутренние муки пациента типа Nux vomica могут быть совсем незаметны. На этой стадии Nux vomica испытывает отвращение к компании и отка­зывается отвечать на вопросы. Это состояние психического рас­стройства, которое бывает очень похоже на состояние, описанное на последней стадии Arsenicum, хотя тщательное изучение исто­рии стадий развития патологии делает различие очень ясным. Nux vomica полагается на себя, независим, вынужденно много работает, чрезмерно эффективен, раздражителен и импульсивен, в то время как Arsenicum не уверен в себе, зависим, озабочен своим личным здоровьем и комфортом, придирчиво стремится к чистоте и порядку и очень тревожен.

При рассмотрении физического уровня образа Nux vomica общее впечатление таково, что Nux vomica вызывает, главным об­разом, функциональные трудности. У него нет глубокого выраже­ния, характерного, например, для Arsenicum, у которого имеются глубоко распространяющиеся язвы и гангренозные нагноения.

Nux vomica очень сильно действует на нервную систему. Сна­чала появляется много мышечных подёргиваний и судорог, как у Hyoscyamus и Agaricus. Он испытывает жестокие невралгиче­ские боли, особенно в голове. Nux vomica часто нужен в апоп­лексических состояниях, особенно когда паралич сопровождается пронзающими болями в поражённых конечностях. При более крайних расстройствах возникают судороги, опистотонус, эпи­лептические припадки. Учитывая злоупотребление стимулятора­ми вроде алкоголя, неудивительно, что Nux vomica — препарат, который может быть показан при алкогольном делирии.

Все начинающие студенты-гомеопаты изучают общие симп­томы Nux vomica: зябкость, ухудшение от сквозняков, ухудшение по утрам. Nux vomica — один из самых зябких препаратов, од­нако обычно ему становится хуже в холодной сухой среде и лучше в сырую погоду (как Asarum, Causticum и Hepar sulph.). Nux vomica очень чувствителен к сквознякам, которые легко могут вызвать острый ринит, если пациент потеет (что легко про­исходит с Nux vomica при малейшем напряжении). Особой ха­рактеристикой острого ринита Nux vomica является то, что нос заложен на открытом воздухе и обильно течёт в помещении; кроме того, из носа много течёт днём и он заложен ночью.

Желудочно-кишечный тракт особенно чувствителен к Nux vomica. Как говорилось, часто встречаются гастрит и пептическая язва, которые вызывают спазмы, отрыжку, позывы к рвоте, ко­торые не приносят пациенту удовлетворения. Имеется большая чувствительность почти ко всем видам пищи; в разрушенном со­стоянии типа Nux vomica аппетит будет особенно слаб, и пациент будет особенно разборчив в еде. Он испытывает отвращение к мясу, но может испытывать желание жира, а также стимуляторов, острой пищи и специй, которых он жаждет ради стимулирующего действия, но которые могут расстроить желудок. Пациент типа Nux vomica сообщает, что начинает болеть, когда расстраивается желудок: простужается, появляется головная боль или астма. Боли в животе обычно сопровождаются желанием стула, что очень огорчает Nux vomica.

Как обычно у алкоголиков, система Nux vomica может ха­рактеризоваться застоем в портальной системе — варикозно рас­ширенными сосудами пищевода и особенно геморроидальными узлами. Имеется также тенденция к желтухе, соответствующая вo многих случаях циррозу печени. Иногда Nux vomica снимает спазм колики желчного пузыря, пропуская камень в кишечный тракт; это может также снять колику от камня в почках.

В заключение, важно напомнить, что описанные здесь симп­томы не являются исчерпывающими, а просто описывают образ, указывают на "сущность". У любого конкретного пациента может встретиться любое сочетание таких симптомов, возможно, за ис­ключением некоторых классических симптомов Nux vomica, и всё же такой пациент будет нуждаться в данном препарате. В большинстве случаев будут иметь место поглощённость рабо­той, раздражительность из-за чрезмерно возбуждённой нервной системы и зябкость. Однако отдельные пациенты могут, напри­мер, избегать алкоголя и не любить сигареты, и всё же нуждаться в Nux vomica. При назначении гомеопатического препарата мы сравниваем не симптомы сами по себе, а скорее сущность паци­ента с сущностью препарата.

PHOSPHORUS (phos.)

Тема, проходящая через патологию Phosphorus, — это диф­фузия. Диффузия — это процесс распространения наружу в ок­ружающую среду, как дым распространяется в воздух или окра­шивание от чайного пакетика равномерно распространяется в воде. То же происходит у пациента типа Phosphorus с энергией, самосознанием, эмоциями и даже кровью. Кажется, что для этого нет никаких барьеров, — ни физических, ни эмоциональных, ни ментальных. Из-за этого пациент типа Phosphorus уязвим к вли­яниям всех типов. На физическом уровне мы видим, что почти любая травма или стресс вызывает кровотечение; это происходит потому, что оболочки кровеносных сосудов слабы и легко по­зволяют крови проникать в окружающие ткани. На эмоциональ­ном уровне эмоции пациента типа Phosphorus свободно выходят наружу, при этом пациент не может удержать их и защитить себя от эмоциональной уязвимости. Что касается ума, то пациент легко забывает себя, даже до такой степени, что самосознание стано­вится слишком рассеянным и несфокусированным; мысли паци­ента легко "расплываются".

Опишем сначала здорового человека, который, тем не менее, обладает предрасположением Phosphorus, способным перерасти у состояние болезни, если защитный механизм подвергнется слишком большому стрессу. Помните, однако, что мы производим назначение на основании только патологических симптомов, а не здоровых. Пациент типа Phosphorus обычно худ, высок и имеет тонкие черты, волосы, кожу и руки. Ребёнок этого типа тёплый, общительный, ласковый, артистичный или музыкальный и очень чувствительный. Ребёнок очень открыт и впечатлителен. Такого ребёнка, бытие которого проявляется без усилий, можно без труда видеть "насквозь". В отрочестве происходит бурный рост, в ре­зультате которого ребёнок становится худым и долговязым, что типично.

На протяжении всей жизни человек типа Phosphorus является тёплым дружелюбным экстравертом, получающим большое удо­вольствие от дружбы и компании, но он может также наслаж­даться одиночеством, занимаясь художественными проектами. В обществе такого человека приятно находиться, потому что он полон настоящего сочувствия, легко ставит интересы друзей выше личных забот. Человек типа Phosphorus очень умён и рафини­рован. Для такого человека нет никаких секретов: он свободно делится всем, что думает. Тепло и любовь свободно распростра­няются на друзей и даже незнакомых людей. Большая часть его жизни вращается вокруг межличностных отношений. Такой че­ловек может быть хорошим политиком, так как отстаивает гу­манитарные ценности, либо может стать агентом по продаже, потому что может продать всё, во что верит. Человек типа Phos­phorus очень впечатлителен, и за пределами собственной компе­тенции верит всему, что ему говорят. Однажды поверив во что-либо, он становится энтузиастом и убеждает других.

Такой человек является приятным пациентом для гомеопата, потому что он впечатлителен и доверителен; пациент типа Phos­phorus верит в то, что ему говорит врач, и выполняет указания с готовностью и экспансивной благодарностью. С самого первого опроса пациент рассматривает врача как друга, тепло жмёт ему руку, сидит на сиденье подавшись вперёд и иногда вытягивается, чтобы коснуться кисти или запястья врача, когда хочет подчерк­нуть какую-нибудь мысль. Такой пациент свободно излагает симптомы без утайки. У него есть предрасположение к тревогам разных типов, но они легко снимаются всего несколькими обод­ряющими словами.

Диффузия самосознания очевидна по тому факту, что пациент типа Phosphorus часто вздрагивает. Все мы знаем это состояние сна наяву: самосознание смещается в какое-нибудь удалённое место или обстоятельства. Если во время сна наяву раздаётся внезапный шум, например автомобильный сигнал или раскат грома, то человек, пребывающий в состоянии сна наяву, вздра­гивает, потому что самосознание внезапно и скачком возвраща­ется в необъятную реальность. Пациент типа Phosphorus очень чувствителен к состоянию такого рода. Это диффузия самосозна­ния, которую пациент может контролировать с трудом. Услышав во время грозы удар грома, нормальный человек легко пригото­вится к следующему; однако внимание пациента типа Phosphorus обычно автоматически рассеивается, и поэтому он будет вздра­гивать от каждого шума.

На первой стадии патологии Phosphorus обычно преобладают физические симптомы. На детской стадии развития (неважно, в 5 или 35 лет) могут часто происходить кровотечения. По малейшему поводу течёт кровь из носа. Менструации бывают профузными и продолжительными. Текущая кровь обычно имеет алый цвет. Тен­денция к кровотечениям символична для сущности Phosphorus в целом. Всё тепло и ум, которыми обладает пациент типа Phospho­rus, свободно распространяются наружу, не встречая преград.

Именно на той стадии мы наблюдаем пациента типа Phospho­rus, которого легко освежает сон. Это можно понять, если вспом­нить, что сон — это время, когда обычные усилия, направленные на поддержание текущего физического самосознания, ослаблены и прекращены. Более ментализированным и контролирующим себя людям для достижения этого покоя требуется много времени, им надо погрузиться в глубокий сон, а пациент типа Phosphorus, напротив, быстро освежается, потому что его самосознание может очень легко рассеиваться таким способом.

На этой стадии мы наблюдаем также характерную жажду Phosphorus, особенно жажду холодных напитков. Если случается жжение в желудке (Phosphorus испытывает жгучие боли внутри, что является проявлением тепла), то эти боли смягчатся от хо­лодного, но смягчение будет длиться лишь пока напиток или пища не согреется в желудке, а затем состояние желудка может опять ухудшиться. Имеется типичное страстное желание шоко­лада и сладкого. Учитывая жажду и страстное желание сладкого, легко предположить предрасположенность Phosphorus к сахар­ному диабету.

При дальнейшем развитии физической патологии процесс кро­вотечения может проявиться на более глубоких уровнях. Бывает безболезненное кровотечение из желудочно-кишечного тракта, приводящее к неожиданной кровавой рвоте или дёгтеобразному стулу. Бывает бронхит в ранней и умеренной стадии, однако с кро­вохарканьем алой кровью. Бывает гематурия без каких бы то ни было иных симптомов. Если сделать лабораторные анализы и рентгеновские снимки, ничего не будет найдено. В этих обстоя­тельствах подумайте как о возможном препарате о Phosphorus.

Хотя преобладают физические симптомы, есть несколько симптомов в эмоциональной и ментальной сфере. Однако с пере­ходом патологии во вторую стадию наблюдается исчезновение физических симптомов и усиление тревог и страхов. Конечно, пациент испытывает настоящую тревогу за благополучие другого человека, будь то друг или чужой человек. Она может развиться до патологической степени, рассеивая даже энергию самого па­циента. Это истинное состояние сочувствия, в то время как другие препараты из этой рубрики тревожатся о других, главным обра­зом, из заботы о себе.

У Phosphorus есть глубокая тревога о здоровье. Пациент стано­вится настолько внушаемым, что даже если он просто услышит о ком-то, кто чем-то болеет, он будет бояться возможности того, что у него тоже может быть эта болезнь. Однако эта уязвимость ко вну­шению легко ослабляется контрвнушением: несколько одобряю­щих слов гомеопата, и пациент вздыхает с облегчением и начинает пространно благодарить, хотя снова возвращается в исходное со­стояние, когда слышит о другой тревожной возможности.

Именно на этой стадии возникают многие страхи. Это страх темноты, страх одиночества и страх сумерек. Бывает страх грозы. Сначала эти тревоги и страхи весьма умерены и подкрепляются жаждой и освежающим сном.

Когда начинается третья стадия, тревоги и страхи полностью захватывают пациента. В то время как ранее они были умерен­ными и с ними можно было справиться простым ободрением, постепенно они начинают отнимать всё больше энергии и вни­мания пациента. Пациенту всё труднее расслабиться, и тревога может привести к гипервентиляции и обусловленным ею коле­баниям рН крови. Скрытая тревога и напряжение не дают рас­слабиться даже во сне; пациент просыпается неосвежённым и в сильной тревоге (как Lachesis, Graphites и Arsenicum).

Постепенно непрерывная тревога переходит в "свободно пла­вающую тревогу" от неизвестной причины. Жизнь человека про­низывает страх, что случится что-нибудь плохое, ощущаемый как постоянный музыкальный фон. Любая возможность ожидается со страхом. Бывает страх надвигающейся болезни, особенно страх рака (а не сердечного заболевания), но постепенно он переходит в страх любой надвигающейся болезни.

Наконец, пациент типа Phosphorus впадает в страх смерти, паническое состояние в связи с мыслью о неминуемой смерти. Пациенту кажется, что он умирает, особенно в одиночестве. Он испытывает внутреннее ощущение размытости, как будто подни­маются и распространяются наружу пузырьки, или ощущение, что душа покидает тело. Возникает сильная паника, гипервенти­ляция, возбудимость и учащённое сердцебиение. В этот момент у пациента появляется потребность в компании из-за страха не­минуемой смерти.

Потребность в компании бывает настолько сильной, что за­ставляет его выходить из дома, чтобы найти друзей, с которыми можно поговорить. Это не потребность говорить с людьми именно о здоровье, как у Arsenicum; Phosphorus скорее чувствует по­требность поговорить с кем угодно и о чём угодно, чтобы смяг­чить панику.

С усилением состояний страха многие из прочих подкрепля­ющих симптомов физического уровня исчезают. Пациент может не испытывать жажды и страстного желания соли или рыбы.

Наконец, на четвёртой стадии сознание разрушается полно­стью. Страхи ослабевают, но сознание разрушается. Пациенту трудно сосредоточиться, он не может последовательно мыслить или не может понять, что говорят другие. Тело и ум слабеют. Пациент становится безразличен к компании и окружению. Ре­зультатом является состояние угасания или имбецильности. Ещё один типичный конечный исход Phosphorus — удар, от которого утрачиваются многие умственные способности.

На последней стадии бывает очень трудно назначить препарат, потому что симптомов, позволяющих отличить Phosphorus от дру­гих препаратов, мало. Поэтому подробная история последователь­ности событий в прошлом и надлежащее знание стадий патологии препаратов критически важны для того, чтобы суметь помочь пациенту.

Увидев сущность Phosphorus, надо лишь подтвердить препарат с помощью подкрепляющих симптомов. По опыту, в число наи­более полезных входят следующие: жажда, желание соли, жела­ние рыбы, желание шоколада, желание сладкого, ухудшение на левом боку, неспособность спать на левом боку, мурашки, пол­зающие по кончикам пальцев, безболезненная потеря голоса. Кроме того, пациенты типа Phosphorus могут быть тёплыми или зябкими; отдельно взятый пациент не может быть теплым и зяб­ким одновременно.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.