Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Александр Лоуэн ПРЕДАТЕЛЬСТВО ТЕЛА. условиях чрезмерного потрясения действия этих сил мо­гут приводить к различным




ЗАШИТА ОТ УЖАСА



 


условиях чрезмерного потрясения действия этих сил мо­гут приводить к различным результатам. Если функция удо­вольствия распалась, человек может переживать сомати­ческое заболевание, в то время как распад воли вызовет ментальное отклонение. Таким образом, можно предвидеть взаимосвязь симптомов, которая зависит от функциональ­ного состояния всего организма. Л. Беллак сказал об этом феномене: «Среди психотиков закономерны аллергические проявления и повторные жалобы на них. возникающие после продвижений. Этот рецидив — наилучшее свидетель­ство подобного взаимообмена».14

Мой клинический опыт свидетельствует, что ши­зофреники редко проявляют симптомы общей холоднос­ти: когда они все же демонстрируют их, я уверен, что это признак клинического продвижения. Кроме этого, хо­рошо известно, что состояния интенсивного эмоциональ­ного возбуждения и потрясения могут облегчать физичес­кие страдания нормального человека. Возьмем, к приме­ру, эффект эмоционального шока при ревматоидном арт­рите. Исследование ремиссии этого заболевания, связан­ной с эмоциональным шоком, привело к использованию кортизона при его лечении. Кортизон действует так же, как кортикостероиды, которые вырабатывает мозговое ве­щество надпочечников во время шока или стресса.

Взаимозаменяемость симптомов драматически ил­люстрирует следующий случай пациента-шизофреника, ко­торого я лечил несколько лет. В процессе терапии боль­шая часть шизофренических тенденций и проявлений была редуцирована. В какой-то момент, после того, как я почувствовал, что произошло значительное продвижение. у пациента возникла эпидермическая раковая опухоль на кончике носа. Пациент знал, что это новообразование раз­вивается у него уже какое-то время, но игнорировал это. Много лет тому назад он проходил X-ray процедуры, ко­торые ему назначили в связи с болевыми ощущениями в области лица. Я счел возникновение злокачественной опу­холи в определенный момент терапии важным знаком. Мо­жет быть, проработкой шизофренических механизмов был


предотвращен уход в психоз, с помощью которого он пы­тался убежать от реальности, и он решил уйти от жизни с помощью раковой опухоли? Пациент принял такую ин­терпретацию, она пошла на пользу терапии. После того, как его успешно прооперировали, он отметил: «Я пола­гаю, что отрезал нос, чтобы досадить своему лицу». Одна­ко, после операции этот человек сделал огромный шаг к тому, чтобы выстроить стабильную личность.

Я вовсе не хочу сказать, что у шизофреника не может возникнуть физического заболевания или что на фоне соматической болезни не может развиться шизоф­рения. Мы имеем дело с тенденциями, которые, хотя и выглядят взамоисключающими теоретическими предполо­жениями, все же встречаются в жизни. Можно высказать гипотезу, что однажды заякоренное в реальности эго не­легко «выдернуть из грунта».

ОТСТУПЛЕНИЕ ШИЗОИДА

Чтобы защититься от ужаса и сумасшествия, шизо­ид использует две стратегии. Как мы уже упоминали, боль­ше распространена стратегия физической и психологичес­кой ригидности, которая служит для того, чтобы подавить чувство и удержать тело под контролем эго. Противостояние приходящим из внешнего мира обидам принимает форму от­вержения или разочарования. Это внутренняя крепость, где шизоид живет в относительной безопасности иллюзии или фантазии.

Но не все шизоиды ригидны. Довольно многие, например, Барбара, чей случай представлен в первой гла­ве, вместо ригидности демонстрируют поверхностную дряблость тела или отсутствие мышечного тонуса. Форми­рование импульсов настолько снижено, что тело выгля­дит омертвелым, а не живым, периферическая заряжен-ность очень низка, кожа имеет желтоватый или серо-ко­ричневый оттенок. Если рассуждать логически, такое со­стояние вроде бы должно вести к провалу ригидной за-



Александр Лоуэн ПРЕДАТЕЛЬСТВО ТЕЛА


ЗАШИТА ОТ УЖАСА


 


щиты и к шизофрении. Однако в случае Барбары можно утверждать, что коллапс произошел в раннем детстве, то есть до того, как ее личность могла структурировать ри­гидную защиту. Барбара поддалась раньше, чем смогла ока­зывать сопротивление.

Чтобы объяснить личности, что рассудок еще не потерян, когда тело коллапсировано, надо, чтобы поня­тие шизоидной защиты против ужаса распространилось за эту ригидность. Если ужас экстремален, требуется бо­лее отчаянный маневр. Что может быть ужаснее, чем кар­тина себя самого, приносимого в жертву? Этот образ мо­жет породить достаточно чувств для того, чтобы сойти с ума. Но Барбара и другие пациенты живут с этим ужасом и не становятся сумасшедшими. Они сохраняют рассудок, благодаря уверенности в том. что это жертвоприношение необходимо, что оно представляет собой ценность. Они отказываются от собственного тела и принимают симво­лическую смерть, отнимая, тем самым, у ужаса его жало. Тело, в котором нет чувств, невозможно испугать или шокировать.

Итак, есть два маневра, с помощью которых ши­зоид может защитить себя: (1) ригидная баррикада и (2) отступление с поля действия. При отступлении шизоид сдает большую часть своих войск (мышечный тонус) и теряет способность оказывать сопротивление, но сохра­няет контроль за покоем своей личности. Его можно срав­нить с генералом без армии, но ведь это гораздо лучше, чем армия, в которой царит хаос без генерала. Шизофре­ническое состояние — это хаос, в котором все части лич­ности разъединены между собой. Шизоидный уход — это способ избежать разгрома.

И при шизоидной ригидности, и при шизоидном отступлении защита против сумасшествия являет собой силу рационального ума, которая поддерживает социаль­ное функционирование индивидуума в разных условиях. При шизоидной ригидности ум действует через волю. При отступлении воля бездействует, но ум объединяет силы в борьбе с неприятелем, дабы избежать финального пора-


жения. Барбара делала это, идентифицируясь со своим де­моном. Не имея воли, чтобы бороться с опасностью, она избегала катастрофы, покоряясь каждой ситуации. Эта по­корность была терпимой, поскольку Барбара рационали­зировала ее как жертву, которую надо принести в интере­сах выживания.

Обычно защитные маневры исключают друг дру­га. Человек, который направляет всю энергию на ригид­ную баррикаду, не может отступить, если его защита про­рвана. Его эго не пластично, оно не может рационализи­ровать поражение и падение сопротивления, ведь за этим возможен психотический срыв. Шизоид, защита которого основана на отступлении и жертве, не имеет возможнос­ти выстроить стену. Дальнейшее отступление становится невозможным и. если потребуется, может декомпенсиро-ваться шизофренией. Тем не менее, два защитных манев­ра соотносятся друг с другом, как логически, так и исто­рически. Логически, шизоидная ригидность — это защита против коллапса, в то время как отступление проистекает из разрушения прежнего сопротивления. Исторически, можно показать, что шизоидный маневр отступления и жертвы развивается в раннем возрасте, следом за безус­пешной попыткой создать ригидную защиту против воз­действия родительской ненависти.

НАДЛОМ И ШИЗОФРЕНИЯ

Поскольку шизоидная защита служит тому, чтобы удерживать под контролем вытесненные импульсы, она зави­сит от того, насколько индивидуум может осуществлять та­кое контролирование. Чтобы возник психотический срыв, необходимы соответственно большие силы, способные нару­шить шизоидный баланс. Это не та защита, которая обере­гает от невротического срыва, а то, что равносильно здоро­вому состоянию, сохранившемуся в личности. Я приведу здесь несколько типичных ситуаций, которые могут вызвать коллапс шизоидной структуры.






©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.