Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

СВЕДЕНИЯ О ДИСЛОКАЦИИ И СОСТАВЕ ВОЙСК ПЕТРОГРАДСКОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ГРУППЫ К 25 ФЕВРАЛЯ 1919 ГОДА



 

Из 7‑й армии выделена Петроградская оборонительная группа со штабом в Петрограде и Эстонская армия со штабом в Луге. Обе названные группы в оперативном и в другом отношениях подчиняются штарму‑7,[145]из чего можно заключить, что штарм‑7 вскоре будет штасевом.[146]

Высший штасев из Ярославля переехал в Старую Руссу 18 февраля и переименован в штазап.[147]Северный фронт представляет собою ныне 6‑я армия со шабом в Вологде.

Петроградская группа. Командующий – Жданко. Начальник штаба – Люндеквист.[148](офицер генерального штаба). Квартира штаба – Морская, 47. В состав группы входят: Карельский участок, крепость Кронштадт и небольшая полоса южного побережья финского залива, начиная от Петергофа к западу.

[А.] Карельский участок. Начальник участка – начдив 19‑й стрелковой Солодухин. Начальник артиллерийской обороны участка – Васильев. Штаб их обоих в Шувалове.

Карельский участок представляет собою участок с естественными оборонительными линиями. Всего линий – 3.

 

 

 

Вся эта артиллерия к вечеру 1 марта стала на вышеуказанные позиции и готова к открытию огня.

Со 2 марта ожидается прибытие дивизиона 3 батарей 4,2"[149]гаубиц и 9 легких батарей 10‑й артиллерийской бригады, всего 65 орудий.

Боевые склады находятся в дер. Кушелевка и на «Пороховых». Эти склады будут охраняться от воздушных налетов 6‑ю зенитными пушками (все в ремонте на Путиловском заводе, 2 из них уже готовы), которые будут поставлены на железнодорожные платформы. Есть требование на 8 пушек «Канэ», которые могут прибыть не раньше, как через месяц, так как тоже находятся в ремонте.

Все орудия засыпаны снегом, так что при отступлении в настоящее время вывезены быть не могут.

На Карельском фронте требуются еще 2 полка. Вероятно, будут отправлены 4‑й стр. и 2‑й стр. (4‑й сформирован, 2‑й же еще формируется).

Б. Крепость Кронштадт. Комендант крепости – молодой артиллерист Артамонов. Цель Кронштадта – препятствовать с моря захвату Петрограда и помогать огнем артиллерии крупных калибров 19‑й стрелковой дивизии.

В случае занятия Петрограда противником Кронштадт должен продержаться два месяца до выручки его сосредоточенными силами Советского правительства. (Хлебных запасов в Кронштадте на 12 дней, консервов достаточно.)

Гарнизон:

1‑й морской пехотный полк. Расположен по южному побережью Финского залива от «Красной Горки» на запад. (1500 штыков 3‑й морской пехотный полк формируется в Ораниенбауме из кадра 3‑го морского пехотного полка (300 штыков) и 2‑го рабоче‑крестьянского Петроградского полка (число штыков неизвестно).

2‑й морской пехотный полк. Расположен в крепости. 1500 штыков.

Артиллерия пока неизвестна.

Судов, могущих принять участие в обороне Кронштадта, – 3: «Петропавловск», «Андрей Первозванный» (в настоящее время в доке) и «Олег» (находится в Петрограде). Все эти суда имеют наблюдение только в море (пока лед) и существенной помощи

19‑й дивизии принести не могут. Сама крепость Кронштадт особой помощи 19‑й дивизии принести не может, так как 6, 10 и 12‑дюймовые орудия фортов со стороны Финляндии могут обстреливать лишь узкую прибрежную полосу Карельского участка до жел. дор. включительно.

В личном составе артиллерии ощущается большой недостаток, выражающийся в некомплекте солдат (в 30 % и начальников

Затребованы 100 пулеметов «Кольта» и 3‑дюймовые снаряды (шрапнель и гранаты) до доведения цифры снарядов на каждое орудие до 500 штук.

Форт «Красная Горка», на котором находится 2‑дюймовая батарея и 2 противоштурмовые батареи, минирован и долгое сопротивление оказывать не будет.

[В.] Олонецкий участок.

164‑й Финский стрелковый полк. Штаб Петрозаводск. 802 штыка, 17 пул.

3‑й Коммунистический полк. Штаб Шуйск. 544 штыка, 8 пул.

40‑й Железнодорожный полк. Штаб Петрозаводск. 1025 штыков, 27 пул.

41‑й Железнодорожный полк. Штаб находился в деревне Надвойцы до занятия ее противником. Где находится теперь – неизвестно. Полк разбит. Командир ранен. Состав полка до поражения – 363 штыка, 8 пул.

171‑й Стрелковый полк. Штаб Олонец. 821 штык, 10 пул.

1‑й Пограничный полк; посты и заставы: Люхты, Эйхола, Сарг‑озеро, Поданы, Селецкое, Янгозеро, Сегозеро, Линдозеро, Вей‑гара. 700 шт., 2 пул.

2‑й Пограничный полк. Посты: посад Сармаги, Видлица и южнее по Ладожскому озеру до Новой Ладоги. Состав неизвестен.

Артиллерия:

2‑я батар. 1‑го дивиз. 19‑й стр. див. Медвежья Гора. 4 орудия.

3‑я батар. 1‑го дивиз. 19‑й стр. див. Медвежья Гора. 4 орудия.

3 легкий дивиз. 19‑й стр. див. Александрово‑Свирский монастырь. 7 орудий.

Гаубичный 4,2 [дюймовый] взвод. Место расположения неизвестно. 2 орудия.

Горный (легкий, 3‑дюймовый) взвод. Место расположения неизвестно. 2 орудия.

По секретной сводке за подписью Аралова (член Реввоенсовета Республики), наступление барона Маннергейма нужно ожидать 15 марта.

В противовес маневрам Маннергейма на будущей неделе будут маневры в районе Черной Речки – Парголово с участием с одной стороны 1‑го и 3‑го полков и одной легкой батареи, с другой стороны – петроградских курсантов и также одной батареи. Первый маневр – атака курсантами оборонительной Парголовской позиции для перехода в контратаку. Это последний маневр с боевой стрельбой по мишеням.

Что касается упомянутых сейчас маневров Маннергейма, то советской разведке удалось получить следующий разработанный финским штабом план предполагаемого наступления на Петроград. Наступление должно развиваться из начинающихся на русской границе маневров финских войск. Первый по времени удар должен быть нанесен финскими войсками, двигающимися по шоссе от местечка Иоутсельски на Белоостров. Однако этот первый удар должен играть лишь роль демонстрации для отвлечения на себя тактических резервов красных войск. Главные же силы финнов, состоящие преимущественно из кавалерии, должны, свернув влево с шоссе Иоутсельски – Белоостров, не доходя до реки Сестры, пройти целиной и выйти на шоссе Лемболово – Станки, севернее дер. Станки, и отсюда, продвигаясь на юг сначала по шоссе до дер. Станки, затем по левому берегу реки Охты, взять Колтуши и далее, продвигаясь по дороге на Ижору – Царское Село, отрезать Петроград по всем жел. – дор. линиям с востока и юга. Финский штаб полагает, что при удачном и быстром выполнении этой диверсии Петроград не сможет защищаться и вынужден будет сдаться без боя. Всей этой операции, направленной непосредственно на Петроград, будет предшествовать нажим со стороны Пскова на Бологое для оттяжки стратегических резервов Красной Армии из района Петрограда. Перед самым занятием Петрограда над городом будут летать аэропланы и разбрасывать прокламации с целью подготовить общественное мнение к предстоящей оккупации. Для содействия успешному развитию военных действий в Финском заливе и на Ладожском озере у финнов имеются аэросани (новое изобретение, представляющее собою вооруженный броневик, поставленный на полозья и приводимый в движение пропеллером). По мнению начальника штаба 19‑й стрелковой дивизии Кадникова (Озерки), в случае приведения в исполнение такого плана Петроград в первые же часы после начала наступления окажется беззащитным, так как весь Карельский фронт при первых же признаках прорыва обратится в бегство.

В середине прошлого года в 3‑й штаб сформирования Красной Армии наряду с оставленными революционными частями армейского фронта вошло сформирование регулярных дивизий на добровольческом принципе. В числе таковых должны были быть сформированы, между прочим, 3 пехотные дивизии: Рязанская, Тамбовская и Тульская – по одной в каждой соответствующей губернии и каждая в составе 2 бригад, 3 полков состава, все следовательно, в составе 18 полков с артиллерией и частями вспомогательного назначения. Дефекты добровольческого принципа и недобор людей заставили Советскую власть отказаться от таковой при формировании регулярных дивизий и перейти к системе набора, причем ввиду недостатка обмундирования и снаряжения пришлось уменьшить соответственно число частей, благодаря чему каждая из упомянутых дивизий была переименована в стрелковую дивизию (2‑ю), причем командир бывшей Рязанской бригады, генерал Мерр, назначен начальником дивизии, штаб которой расположен в Рязани. Ныне состав 2‑й дивизии, составленной из бывших 3 пехотных дивизий – 9 стрелк. полков с артиллерией и частями вспомогательного назначения, что уменьшило численность предполагаемого формирования почти вдвое. Но не полностью, так как штаты частей увеличены примерно на 1 тыс. чел. (ранее 8 полк. 3 тыс., ныне около 4 тыс.). Упомянутое переформирование имело место в октябре месяце прошлого года, причем прежний кадр добровольцев был передан в другие части (не дивизии), а части дивизии стали комплектоваться исключительно набранными при прежнем командном составе. Затруднения продовольственные, с размещением людей, недостаток обмундирования, снаряжения заставили снова несколько сузить предполагаемое формирование, соответственно с чем 2‑я и 3‑я бригады дивизии должны усиленно формироваться за счет 1‑й (10, 11 и 12‑й стрелковые полки), которая остается на местах и формируется во вторую очередь, предоставив все имеющиеся в ее распоряжении вооружение и обмундирование, снаряжение, обоз и лошадей в распоряжение 2‑й и 3‑й стрелковой бригад (13, 14, 15, 16, 17 и 18‑й стр. полки) 2‑й стрелковой дивизии. В настоящее время даже вошли специальные штаты для 1‑й бригады, оставшиеся на месте. Формирование частей зиждилось на территориальной системе, которая позднее была признана непригодной, почему и решено было дивизию (то есть, вернее, 2 и 3‑ю бригады дивизии) передвинуть в том составе, в котором она в настоящий момент находится в районах Гомель, Конотоп, Бахмач для дальнейшего укомплектования в прифронтовой полосе. Переброска частей в указанный район должна была начаться 20 сего февраля, но события на Украине и непосредственная угроза Петрограду заставили в корне изменить решение, и дивизию, укомплектованную примерно до половины штата и ослабленную, кроме того, отправкой 20 маршевых рот в район Балашов (9‑я армия) на Южный фронт, перебросить для дальнейшего формирования в район Гатчина, Стрельна, Царское Село, между прочим, из тех соображений, что в силу плохого состояния транспорта переброска войск весной или при возникновении надобности в том отныне не представится возможной. Планы перевозок с показанием пунктов назначения уже заканчиваются печатанием, и с момента их получения в штабе дивизии должна начаться погрузка частей по истечении 10‑дневного срока. Число эшелонов исчислено в 60, а для перевозки рассчитана на 20 дней, так что если предположить начать отправку 1 марта, то дивизия на местах в указанном районе будет сконцентрирована числа 20 марта. Помимо 2‑й стрелковой дивизии, одновременно будет переброшена еще одна стрелковая дивизия, которая должна занять район к востоку от Петрограда, упираясь своим флангом в район ст. Званка.

Относительно того, что из себя эта дивизия будет представлять, можно с уверенностью сказать, что она будет, по существу, вполне аналогична 2‑й стрелковой, сведения о которой даются более точные, исчерпывающие. Для личного доклада посему предполагалось командировать специальное лицо, но в силу затруднений с его доставкой в связи с происходящими событиями, а особенно с его возвращением обратно в Петроград пришлось отказаться и ожидать или точных указаний от вас письменно, или возможности снестись лично, но при условии хотя бы малейшей возможности надеяться на успех возвращения лица, командированного для личных переговоров. В последнее время 2‑я стрелковая дивизия представляет из себя следующее: штаб дивизии, 2 штаба бригады, 6 стрелковых полков (примерно 1500–1000 человек каждый), 2 кавалерийских дивизиона, 2 легких артиллерийских дивизиона, тяжелый дивизион (без орудий, одна прислуга), мортирный дивизион и прочие части вспомогательного назначения.

Численность дивизии можно оценивать к моменту прибытия в свой район общей цифрой в 10 тыс. человек. Дивизия всецело находится в руках людей, состоящих в нашей организации, вполне преданных и идейных работников, берущих на себя всецело ответственность за направление дивизии по указанному ей пути. Все теперь в том, чтобы указать дивизии точно задачу, которую она должна выполнить на месте по прибытии в свой район, а главное, в точном указании, как выполнить возможно более целесообразнее и безболезненнее переход дивизии на вашу сторону. Весь старший командный состав (исключительно кадровые офицеры) косвенным путем состоит в нашей организации, равно как и младший, за некоторым исключением. Командный состав пользуется бесспорным влиянием и популярностью среди солдатских масс, настроение которых явно антисоветское и в то же время против каких‑либо военных действий. Вся работа на местах членов организации велась к тому, чтобы в нужную минуту произвести переворот, но теперь задача эта полностью отпадает и весь центр тяжести именно в планомерном соединении дивизии с вашими отрядами. Ввиду резко антисоветского настроения мобилизованной молодежи можно твердо рассчитывать на то, что она, влившись в состав здоровых частей, будет прекрасно работать и вполне проявит и дисциплинированность и боеспособность, так как весь вредный элемент при переходе будет устранен. Численность здорового элемента можно определить в 75 %, что даст 7–8 тыс. человек при 300–400 человек командного состава. Давать какую‑либо определенную задачу дивизии едва ли целесообразно: нежелание воевать, боязнь ответственности перед большевиками, вредная агитация всевозможных ячеек и значительный процент негодного элемента, ведущего усиленную агитацию, почти наверное погубит дело и повлечет только несметные жертвы, в то время как после перехода в частях дивизии дней 10–14 с обучением и организацией таковые могут быть использованы как прекрасный боевой материал, особенно ввиду значительного количества опытных боевых кадровых офицеров, в большинстве своем ценных идейных работников.

Поэтому, казалось бы, в первую голову должна быть возможно точнее разрешена задача о переходе дивизии, а затем уже об использовании ее как боевой силы. Наиболее целесообразно, казалось бы, в этом отношении оказать с вашей стороны поддержку к переходу, протянув как бы щупальцы в направлении к тому пункту, который должен быть точно установлен и в котором должен произойти переход частей дивизиона. Это крайне необходимо как внешний импульс, который вынудит людей пойти за теми, кто ими руководит, без колебаний и сомнений, столь неизбежными в наше время общей нервности и неустойчивости.

Всю недостающую материальную часть дивизии, равно как и людской состав, предположено придать уже на местах. Уже то, что имеется в дивизии в смысле вооружения и обмундирования, дает готовых бойцов, почему ждать на местах получения недостающей материальной части нет никакой необходимости, так как медлить в смысле перехода кроется огромнейшая опасность; некомплект людей в частях дивизий, возможно, почти неизбежно будет заполнен элементами безусловно вредными, вроде партийных работников, рабочих и иного уголовного элемента, наиболее устойчивых в защите Советской власти. Вот почему надо признать переход дивизии желательным в возможно ближайшее время, даже немедленно по прибытии на места. Ввиду более успешного разрешения вопроса о практической невозможности командирования от самой Дивизии лица для переговоров желательно командирование именно от вас особо уполномоченного лица, которое бы и руководило переходом дивизии, строго соответствуясь с Вашими интересами и условиями в данный момент.

Командующим 7‑й армией, на место Искрицкого назначен Ремизов (штаб армии продолжает пребывать в Новгороде). Бывший начальник штаба армии Шишкин назначен состоящим при командующем армией. Начальником штаба армии назначен Цыгальский, бывший начальник Псковского района.

Дислокация и боевой состав 6‑й дивизии (Нарвский фронт) к 10 февр. Штаб дивизии – Ямбург. Начальник дивизии Иванов. Штаб 1‑й бригады – дер. Дубровка (около станции Сала). Начальник бригады К [еппен] (офицер ген. штаба). Штаб 2‑й бригады – станция Поля. Начальник бригады Скоробогач (бывш. полк.).

Штаб 3‑й бригады – дер. Куровцы. Начальник бригады командир 166‑го полка Попов. 166‑й стр. полк, дер. Куровцы. Командир полка – Попов (бывший кадровый офицер 116‑го Малоярославского полка), 500 штыков. 70 рт.[150]17 пул. 488 стр. полк. Фолварк Марингоф (близ дер. Пулково).

Командир Косминский. 889 шт. 1816 рт., 19 пул. 168‑й стр. полк, дер. Кобылянки. Командир Сурков. 784 шт., 1564 рт., 18 пул. 51‑й стр. полк, дер. Комаровка. Командир полка арестован, Командует полком его помощник Михайлов. 796 шт., 1096 рт., 3 пул. Батальон Новгородской ЧК – Ст. Низы. Командир Лихачев. 380 шт., 500 рт. 5 пул. 1‑й образцовый полк деревенской бедноты. Дер. Кривая Лука. Командир Мустафей. 750 шт., 1143 рт., 14 пул. 50‑й стр. полк из дер. Комаровка направлен на ст. Поля. Командир Тампофофальский. 613 шт., 965 рт., 12 пул. 7‑й полк направлен на ст. Поля. 47‑й стр. полк, резерв, деревня Колмотка (близ Ямбурга). Командир Франк. 1830 шт., 1418 рт., 17 пул. 87‑й стр. полк, резерв, Большой Луцк (предместье Ямбурга). Командир расстрелян. 900 шт., 1614 рт. В районе ст. Поля курсирует 3‑й Кронштадтский бронепоезд. Начальник поезда – Новицкий. Людей 115. 4 орудия (3") 4 приспособленных к стрельбе пулемета, всего на поезде 16 пул., но остальные не приспособлены. Снарядов 800. Поезд состоит из простых платформ, забаррикадированных мешками с землей. Вдоль пути у поезда есть отмеченные пункты – груды камней, от которых он пристреливается к близлежащим деревням. От этих пунктов бьет метко. 6‑й дивизии придана следующая артиллерия: 3 легких 3" батареи по 4 орудия в каждой. Каждая батарея имеет приблизительно по 600 снарядов. 1 мортирная 6" батарея (2 орудия). 1 батарея 42 лип. (4 орудия). Определить место стоянки батарей невозможно, так как их постоянно перебрасывают с одного участка фронта на другой. Артиллерийская, инженерная и санитарная база – ст. Сала. На складах базы нет ничего. Настроение дивизии самое скверное: сильно развиты дезертирство и хулиганство. Дисциплина поддерживается лишь весьма суровыми мерами, применяемыми военно‑революционными трибуналами, как расстрелом лиц командного состава, так и красноармейцев. 47‑й и 48‑й полки отведены в резерв из‑за происшедших в них беспорядков, и теперь в них производится расправа самого жестокого свойства. (В 47‑м полку на митинге была вынесена резолюция с требованием прекращения войны.) Командный состав – ниже всякой критики. Офицеров нет. Взводные и отделенные не обучены и весьма часто сменяются. Комиссары живо чувствуют недостаток офицеров и считают их изгнание из армии крупной ошибкой, допущенной большевиками. Специально обученных разведчиков нет вовсе: в некоторых же полках, как, напр., в 168‑м, даже нет сформированной команды разведчиков и разведка производится добровольцами из рот. Обоза нет почти совершенно. В большинстве полков даже пулеметы возятся на обыкновенных обывательских подводах; в некоторых же полках, как например, в 51‑м нет ни одной повозки казенной. Лошади теперь кованы, но все больны чесоткой.

Санитарная часть поставлена весьма плохо. Из‑за плохого питания сильно развита цинга (до 70 заболеваний в день на полк), кроме того, сильно развиты венерические болезни. Довольствие плохо: горячая пища выдается лишь один раз в день – два дня, выдается рыба, часто гнилая и с червями, и лишь на третий – мясо. Обмундирование очень плохо: сильный недостаток в сапогах и белье. Винтовки сплошь не чищены (смазочного масла нет вовсе) и сильно заржавлены. Приблизительно на 1/3 винтовок отсутствуют штыки. Телефонного имущества нет почти совершенно. В 51‑м полку, считающемся богатым телефонным имуществом, имеется вместо 75 положенных по штату всего лишь 15 верст провода. Биноклей почти нет; так, например, в 169‑м полку всего лишь один бинокль. Ручных гранат в полку мало. Ракет и противогазов нет вовсе. Шанцевый инструмент имеется приблизительно на половину людей и то все без чехлов. Лишь в одном батальоне Новгородской ЧК шанцевый инструмент имеется полностью.

Краткое сведение о дислокации Карельской группы. Штаб особой бригады – Озерки. Начальник бригады – Солодухин, бывший офицер, 167‑й стр. полк – в районе Мурино. 169‑й стр. полк – в районе Левашово. Управление начальника артиллерии – Шувалове 1, 2 и 3‑я легкие 3" батареи. Гаубичные 6" батареи. Тяжелая 42 лин. бат. Подвижная группа. 6" батарея пушек Кан, взвод противоштурмовой 75 мм батареи. Взвод 3" батареи. Позиционная группа.

 

ФЕВРАЛЯ 1919 ГОДА

 

Дорогие друзья, мы обеспокоены дважды неудавшейся попыткой послать к вам вести от нас и очень ценные документы, теперь, к сожалению, потерявшие, благодаря запозданию, свое значение. Еще более нас тревожит невозвращение к нам Никольского и Павловой. Боимся, не случилось ли с ними какой‑либо беды. Не допускаем мысли об отсутствии у вас потребности иметь связь с политическими элементами, находящимися в пределах Советской России. Полагаем, что в интересах целесообразности ведения общего дела, а не только в силу формальных и моральных требований вы как и мы, считаете себя обязанными принять все меры к установлению постоянного и организованного общения с нами. К сожалению, наших курьеров в последнее время Ф [инляндия] возвращает с границы обратно. Нельзя ли принять меры, чтобы направляющиеся к Антону Владимировичу[151]с паролем по делу Каменева пропускались в Гельсингфорс?

При неудачной переправе пришлось уничтожить присланный документ, теперь запоздавший, и, может быть, вследствие отсутствия правильной информации от вас не вполне удачно редактировано обращение к союзникам НЦ и СВ. Документы мы обязались через вас сделать достоянием зарубежной прессы и сообщить во Францию и Англию. Кроме того, посылаем вам уже утерявшие значение сведения военно‑технические и обращения к Ленину и Троцкому большевика Шумяцкого,[152]привезенные делегатом, членом Учредительного собрания Святицким,[153]ведущим переговоры с Советской властью о борьбе с Колчаком. Это последняя весть[154]из Сибири. Добавим, что, несмотря на этот документ, народные комиссары, не делая социалистам уступки, намеренно затягивают переговоры о соглашении. Эсеры со своей стороны настаивают: 1) на отказе от последовательной диктатуры; 2) на признании верховного права Учредительного собрания. Центральный Комитет эсеров осуждает до сих пор инициативу сибирских эсеров. Левые эсеры, стремясь использовать неблагоприятное настроение масс, вновь организовались. Но большевики их предупредили, все лидеры эсеров (левых) снова арестованы. Подпольные листки их, однако, продолжают выходить. Выходит и листок правых эсеров, где порицается соглашательство с большевиками. Меньшевики‑оборонцы занимают твердую позицию, остаются в «Союзе возрождения», высказываются за интервенцию. ЦК меньшевиков ведет кампанию против союзников и склонен идти на соглашение с Советской властью. Но дело до сих пор дальше разговоров с обеих сторон не подвинулось. Наоборот, между «Нац. центром» и «Союзом возрождения» достигается полная возможность единства выступлений и общей работы. Все партии и группы, входящие в эти организации, сознают, что сила – в объединении, и сошлись в двух существенных пунктах: 1) признание диктатуры до созыва Нац. собрания; 2) умолчание о сроке и условиях созыва этого последнего. Соглашение объединяет в общей работе, задача которой – поддерживать организационную связь со всеми антибольшевистскими элементами и организациями внутри Совдепии, укреплять и углублять антисоветское настроение в самых разнообразных слоях населения путем агитации, осведомления, устройства.

 

(14 ИЮЛЯ 1919 ГОДА)

 

14 июля 1919 года. Дорогие друзья, читайте Евангельский в дальнейшем так: последняя цифра каждого числа обозначает букву стиха, указанного предшествующими ей цифрами этого числа. Мы получили в начале июля письмо от Острова, о котором говорит письмо Никольского от 30 мая 1919 года, полученное нами двенадцатого. Завтра увижусь с Солнцевым, которому передам это письмо, направленное нами для верности также и через Острова. Первый наш ответ ему уничтожен его почтальоном, задержанным на обратном пути, но затем бежавшим и ныне направляющимся к нему вторично. Немокринский деятельно работает, и мы его услугами часто пользуемся; здесь работают в контакте три политические организации: НЦ и СВ и неизвестный нам еще «Союз освобождения России» (ядро кадетское), который, между прочим, издает листовки, играющие немаловажную роль. Препровождаем несколько его последних листовок. В «Нац. центре» все прежние люди, так как к нам вернулся пробиравшийся к Колчаку П. В. Г.,[155]коего временное отсутствие чувствовалось очень сильно. Все мы пока живы и поддерживаем бодрость в других. Черносвитов арестован и содержится в Москве, где было несколько провалов тамошней военной организации. Огородникову, арестованному по доносу или вследствие оговора кого‑либо из военных, предъявлено обвинение в замешательстве Волкова. В Москве безлюдье, так что нет надежды на переезд кого‑либо сюда. Москва даже не отозвалась на наше письмо‑приглашение, согласно указаниям Карташева. Со смертью Валерсона и с израсходованием средств прекратилась наша связь с остатками этой военной осведомительной организации. Москва нам должна за три месяца. Остров и Москва говорят о каком‑то миллионе. В вашем и ген. Ю[денича] письме, на которое намекают Остров и Никольский, сказано лишь, что здешний центр может на 20 тысяч в месяц увеличить расходы на работу Валерсона и комп. за счет Ю[денича], но не указано, как получить эти деньги. Просим экстренным порядком все выяснить нам и, если можно, немедленно переправить деньги, иначе работа станет. Между тем наша работа сейчас могла бы быть особенно полезной и ценной. Мы взялись за объединение всех военно‑технических и других подсобных организаций под своим руководством и контролем расходования средств, и эта работа подвинулась уже далеко. Везде крик: деньги, средства… Здесь три военных организации: 1) та, о которой говорилось выше и которая вам известна; 2) организация, которая была с Дурново и брошена им три‑четыре месяца тому назад. В нее входят интересующий вас Ховен и Куропаткин, сын друзей Валерсона. Эти люди работали, думая, что связаны с Ю [деничем], так как встречались у Валерсона и беседовали с ним, когда они, к своему огорчению, узнали о зарубежных связях. Эти люди связаны теперь с третьей здешней военной организацией, опирающейся на правые политические круги и имеющей, по‑видимому, больше возможности информировать и прочные связи в советских учреждениях. Гатчинский фронт в лице Щуровского из штаба второй дивизии сносится именно с ней. К тому же Щуровскому дан и наш пароль. Мы встретили генерала Махрова, которого считаем начальником Иевреинова и представителем Юденича, у агента этой организации. С Махровым находимся в контакте, объединяя работу всех технических сил. Идет оживленная работа по организации исполнительных органов и подбору технических опытных лиц в области продовольствия, топлива и транспорта, милиции. Продовольствие и топливо в катастрофическом положении. Выдается 1/8 фунта хлеба с примесью дуранды и овса. Иссякли все другие продовольственные запасы. Голод самый настоящий. На рынках – волнения, на фабриках и жел. дор. – забастовки, временно ликвидированные выдачею рабочим продовольствия на несколько дней. В Москве тоже волнение. В провинции – восстания крестьян. Здесь топливо продается только вязанками. Если нескоро наступит свержение большевиков, возможность для подвоза дров водой будет упущена. Настроение здесь сплошь антибольшевистское, но придавлено террором, не знающим границ. Усталость всех растет, как и смертность, с каждым днем. Отступление от Гатчины повергло массы в крайнее уныние, с которым бороться становится все труднее. Большевизм здесь изжит давно. Надо немедленно сделать все к занятию вымирающей столицы. Сестра Карташева здорова, случайный арест кончился благополучно. Сергей Яковл. здоров, кланяется Никольскому. Посылает для сведения: наличность огнеприпасов в базах 7‑й армии на 1 июля.

Лучше обеспечены огнеприпасами: 10‑я див. (штаб Дно) с базами Дно, Порохов, Морино, Карамышево, Шумково и село Александровское (полевые посты). 6 див. (штаб Гатчина) с базами в Тосно, Кипени, Елизаветино, Ропше, Ораниенбауме и Петергофе и 19 див. (штаб в Петрограде, Фонтанка, 90) с базами Кушеловка (арт. база), Чудово, Ржевская и Тосно (подв. база). Хуже обеспечены: 1‑я дивизия (штаб Лодейное Поле) с базами Тихвин (тыловая) подв., Свирская (промежуточная база) и Петрозаводск 3‑я бригада 4‑й дивизии (штаб Луга), которая не освещена официально и имеет базы в Луге, Новгороде и Батецкой. Она вместе с Эстонской и иными данными дивизиями (ст. Поля) образует сводную дивизию.[156]Наконец, армейская база (Куженкино) также обеспечена плохо. Сведения говорят лишь о 1,5 миллионах 3‑линейных патронов русских. Пустые графы прилагаемой таблицы означают отсутствие сведений. Материальная часть артиллерии почти не изготовляется. Патроны к трехлинейным винтовкам тоже готовят два завода: Тульский и Новгородский. Очень незначительное количество. На сей предмет катастрофическое положение. Ныне приступленно к перевооружению, частью японские (6 див. белорусско‑литовской армии), частью австрийские. Положено иметь на стрелка: носимый запас 120 патронов на винтовку. Возимый – 50 и в прочих базах – 50. Всего 220 патронов. Но этого запаса нет. Положение с трехдюймовыми орудийными патронами сносно. Нужды нет. Хуже с тяжелыми 6‑дюймовыми – 48 [линейными] гаубичными. Положение на дивизию – трехдюймовых орудий – 36, 48‑линейных ор. – 8, 42‑линейных ор. – 2 и 6‑дюймовых ор. – 2. Относительно находящейся на Карельском фронте 19‑й дивизии можно сообщить, что на 1 июля было роздано: пехоте – 120 револьверов, винтовок пех. – 12 000, патронов – 2500, пулеметов – 127, пулеметных лент – 1800, патронов ружейных – около 2 миллионов. Арт. части роздано: винтовок – 1400, пулеметов – 13 и лент – 158. Револьверов – 33 и патронов – 276. Патронов ружейных – около 100 тысяч. Трехдюймовых орудий – 7, к ним шрапнелей – 256 и гранат – 62; 48‑линейных орудий – 30, к ним шрапнелей – 6000 и бомб – 5000, 6‑дюймовых орудий Кано – Ю, к ним патронов бомбовых – 1000 и шрапнелей – 1980. С пищевым довольствием армии сейчас крайне острое положение. Для Петроградского района требуется 260 вагонов в месяц, а прибытия нет совершенно. Рассчитывают на осенний улов рыбы (20 000).

ВИК.

 

ГЕНЕРАЛУ РОДЗЯНКО ИЛИ ПОЛКОВНИКА С.

При поступлении в Петроградскую губернию вверенных Вам войск могут выйти ошибки, и тогда пострадают лица, секретно оказывающие нам весьма большую пользу. Во избежание подобных ошибок просим Вас, не найдете ли возможным выработать свой пароль. Предлагаем следующее: кто в какой‑либо форме или фразе скажет слова «Во что бы то ни стало» и слово «Вик» и в то [

же

] время дотронется правой рукой до правого уха, тот будет известен нам, и до применения к нему наказания не откажитесь снестись со мною. Я известен г‑ну Карташеву, у него обо мне можете предварительно справиться. В случае согласия Вашего благоволите дать ответ по адресу, который Вам передаст податель сего.

ВИК.

 

ИЗ МАТЕРИАЛОВ, ВЗЯТЫХ ПРИ ЛИКВИДАЦИИ МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ [ «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА»]

 

 

ДОКУМЕНТЫ, ВЗЯТЫЕ У Н. Н. ЩЕПКИНА[157]

 

№ 1

Главный резерв весь сосредоточен в Саратове. Ближайший план – спуститься до Камышина и не доходя до Царицына повернуть весь фронт на запад на – Урюпинская, Усть‑Медведицкая с исходным пунктом от Балашова, причем должна быть создана угроза станицам по Хопру и по Дону, что заставит казаков этих станиц оставить ряды Деникина и возвращаться обратно в станицы. Углубление к югу помечено, минуя Царицын. Бонч‑Бруевич настаивал на помещении главного резерва в Брянске, но взяло верх мнение Каменева, а особенно Гусева.

 

№ 2

Состав армии к 15 августа н. ст. по номерным дивизиям, есть еще много импровизационных формирований:

Запфронт – VII армия – 19, 6, 2 и 1‑я пограничная; XV армия – Великие Луки, 10‑я, 11‑я латышские; IV, XVI армии – 17, 52, 8, 2‑я погран.; XII армия – 44, 45, 47, 58, 60, 1‑я бриг. 4‑й див.; Эстонская бриг., бриг. 3‑й див., бриг. 1‑й дивиз. Южфронт – XIV армия – 57, 46, 41‑я; XIII армия – 3, 7, 9, 42‑я; VIII армия – 12, 13, 15, 31, 33, 40‑я; IX армия – 14, 23, 26, 56‑я; II и X армии – 22, 28, 32, 37, 38, 39, 21, 4‑я кавал., 6‑я кавал. казачья бриг., саратов. кон. бригада.

Туркестанский фронт – I армия – 20, 24, 49, 3‑я кавал. див. и особ. Туркест. бригада; IV армия – 25, 30, ½ 47‑й [див.], Московская кав. див., киргизская конная бригада; Астраханск. группа – 34, Ѕ 35‑й и 7‑я кавал. дивизия.

Востфронт – III армия – 29, 30, 51‑я; V армия – 5, 20, 27, ½ 35‑й.

Всего считается 54 дивизии, 424 000 винтовок, из них на Юж‑фронте – 187 000.

Отдано приказание везти с востока, запада все на Южфронт, что только могут перевезти железные дороги. Есть указание на сбор главного резерва у Саратова (II и X армий) с целью возможно скорее выйти на линию Усть‑Медведицкой.

Ныне доводят артиллерию на Южфронте до следующих цифр: 3‑дюймовых – 600, 48‑лин. – 80, 42‑лин. – 40, 6 дюйм. гауб. – 48. Недостатка снарядов нет.

Селивачеву (XIII и VIII армии) приказано взять Корочу и оказать помощь Обояни.

Старый штаб Востфронта переводится в Брянск.

Начальником Туркфронта назначен генштаба Климович, начальник штаба у него генштаба Шварц.[158]

 

№ 3

Начдив б. офицер артиллерист Голиков – дрянь, как и вся дивизия – разбойники. Все кавалеристы – казаки донские, самые отбросы.

14‑я стр. дивизия

1‑й кав. полк, б. офицеров 3, всего 48, строевых людей 714. Всего людей – 1061.

Лошадей верх. 486, обозных 136, седел 104, винтовок 256, шашек 133 и пулеметов 4, пик нет.

2‑й кав. полк, б. офицер – 1. Всего 32. Строевых людей 472. Всего людей 752, лошадей верх. 443, обозных 136, седел – неизв., винтовок 373, шашек 443, пулеметов 8, пик нет.

Начдив б. офицер пехоты шт. – капит. Иванов генштаба, направление наше. Кавалерия одета, обута, обучена очень плохо. Вооружение в общем ничего не стоит. Седел нет, а которые есть, собраны какое русское, кокандское и т. д. разных типов. Лошади плохие, уход, ковка, корм, тела ни черта не стоят и больших переходов не вынесут. Обоза своего нет и при переезде пользуются обывательскими. Комсостав исключительно почти из унт. – офицеров, очень слабый во всех смыслах.

36‑я стр. див.

Сведения получены из Инспекции кавалерии IX армии к 1 августа с. г. Сам там не был и ничего лично от себя сказать не могу. Цифровые данные надо считать верными. Из всех этих отдельных частей получится 4 полка. Теперь переформирование их закончено, но сведение дано еще существ [овавшее] к 1 августа.

 

 

Так было предположено соединить мелкие части в полки. Вся кавалерия 36‑й стр. див. меньше, возможно, но больше ни в коем случае.

 

56‑я стр. див.

Кавалерии не будет иметь совсем. Было 3 отд. части по названиям Отдельный эскадрон, 2‑й кав. дивизион и 5‑й кав. дивизион. Первый пошел на пополнение 2‑го полка 14‑й стр. див., а 2 вторых вольются в ряды кавалер. 23‑й стр. див.

Вот вся кавалерия, находящаяся в распоряжении IX армии:

 

 

РАСПОЛОЖЕНИЕ IX АРМИИ

 

Штаб армии – Пенза.

Части – от 3‑х Островов (23‑я див.) до деревни Ивановка (Балашов); 14‑я дивизия до Тамбова; 36‑я дальше к Козлову до соединения с VIII армией.

 

№ 4

Карта 3 версты: план укрепления района Тулы (начат осуществлением). 4‑й кр. район делится на секторы: 1) южный – к югу от р. Упы, 2) северный – к северу от Упы. Южный делится на отделы: 1) «Пятый» (по названию) – от деревни Минская на юг по высотам до дер. Ратова, далее по высотам к Левашево (мыза), откуда по высотам северо‑восточнее дер. Хорина. 2) «Первый» (по названию) – юго‑западнее дер. Прудное, южнее дер. Елькино и Пирова, южнее пересечения шоссе и ж. д. 3) «Второй» (по названию) – далее между деревнями Погово и Рудаково по высотам к северной окраине дер. Ларинская, откуда уступ к югу, к высоте севернее дер. Крутая, затем по высотам и фронтом на юго‑восток на дер. Пительня, дер. Тантыково, сев. – восточнее которой упирается в Упу. Вторая линия обороны южного сектора намечена по окраине предместья Мленово (Клин, станция Тула, город Тула, вплоть до р. Упы по восточной окраине города). Северный сектор делится на отделы: 1) «Третий» (по названию) – от р. Упы у дер. Присады прямо в направлении до отметки Сар., что сев. – зап. дер. Сигитово, откуда фронт делает угол в 90° к дер. Высокое и далее через лес и по высотам, по ю.‑з. мызы Долбиловка, Медвинка и упирается в реку Тулица Синяя, по высотам сев. – вост. дер. Ивановки. К станции Хомяково, далее по высотам, прилегающим к шоссе у Дер. Семеновская, западнее шоссе, переходит на высоты южнее берега р. Волота до ее устья, откуда фронт поворачивает на юг по высотам восточ. берега реки Нюловки, вплоть до дер. Барсуки. Вторая линия обороны по окраине города. Работы начаты пока в районе

 

Н.Н. Щепкин

 

Судакова на южном секторе и по южной окраине города. Остальные еще в проекте: возможны изменения. Зенитные батареи стоят: 1) на шоссе на южной окраине города – 4 орудия, 2) на западной оконечности предместья Мленово (Клин) –4 орудия, 3) на сев. окраине города у пересечения шоссе с ж. д. – 4 орудия. Состояние гарнизона: 19, 20 и 21‑й стр. полки, 7‑я отд. бр. ушли на фронт, остались б‑н ВЧК – формируется в полк, 1‑й кар. б‑н, формир. 2‑й кар. б‑н, рота в окраине меднопрокатн. завода, кар. рота по охр. оруж. завода, рота по охр. арсенала, командные курсы, есть военная партийная организация. Рабочие (большинство настроено антибольшевистски) пассивны. Некомплект частей Южного фронта – людей 54 %, лошадей 84 %. В Сумском формируются: дивизия пехоты из 4‑х запасных полков и дивизия кавалерии, эти войска называются Сумской группой. Штаб был в Ворожбе. Базисные склады фронтов: Западн. – Бологое, Ржев, Вязьма, 401‑я верста Александровской дороги; Восточн. – Арзамас, Моршанск; Южн. – Тамбов, Козлов, Ртищево; Внутр. – Москва, Тула…[159]

 

№ 5

22–8 н. с. От объединения «Нац. центра». «Союза освобождения» и «Совета общественных деятелей». Действия извне против большевиков разрозненны: один фронт выступает, потом отходит, за ним – второй и т. д. Эти толчки вредны. После каждого – внутри страны взрывы террора и жертвы, а в занимаемых местах – массовые расстрелы и разочарование населения. Предпочтительнее общий удар, сразу. Хотя «Центр» изнемогает и вымирает, но готов молча терпеть, если будет знать, что вместо толчков будет накоплена сила и месяца через два последует один общий удар и освобождение. Толчки и отступления создают представление бессилия и морально на руку большевикам. В центре России и Москве может наступить минута, когда начнется массовое избиение всех некоммунистов (пример, Харькова – Киева). Население вынуждено будет взяться за оружие, ибо все равно умирать, и будет сделана попытка свергнуть иго. Это может быть недели через две. На этот случай вам надо подготовить нам помощь и указать нам, где ее найти и куда послать для установления связи. На случай захвата нами радиостанции сообщите все технические данные, необходимые для сношений по радио. Вы можете все это сделать, сохраняя в секрете от нас весь план. Вы нам ничего фактического не сообщали, утешая нас как маленьких обещаниями. Мы изверились. Просим нас поставить в известность о решении о нас Антанты, роль Англии, Польши, Финляндии, немцев и др. Какие состоялись соглашения? В Москве убеждены, что немцы ведут двойную игру, ведут переговоры с большевиками. Здесь постоянно бывают делегации немцев. Москва полна пленных немцев. Сообщите, есть ли уверенность в спасении «Центра» до наступления холодов. Не обманывайте надеждами. Если нет – так и скажите: Москва разбежится, так как жить без топлива и продовольствия нельзя. Передайте Колчаку через Стокгольм: прибыл Москвин[160]с первой партией груза, остальных нет. Без денег работать трудно. Оружие, патроны дороги. Политические группы, кроме большей части меньшевиков и почти всех эсеров, работают в полном соглашении. Считают, что до Учредительного собрания не надо Временного правительства, достаточно Верховного правителя. Часть эсеров с нами. Вообще, эта партия разложения и не пользуется доверием населения. Часть эсеров: Вольский и т. д. отложились от ЦК, работают об руку с большевиками. Левая часть правых эсеров хвастается: послала организовать убийство Колчака, Деникина и еще кого‑либо. В ваших депешах давайте только то, за что ручаетесь. Живем в страшной тревоге, начались бои у Деникина, опасаемся его слабости и повторения истории с Колчаком. Боимся верить слухам о разгроме Кронштадта адмиралом Битти и гибели красных под Ямбургом. Настроение населения Москвы вполне благоприятно: рабочие будут пассивны в борьбе. Крестьянство с деревенскими коммунистами справится само. Дезертиры (зеленая армия) частично смогут быть использованы. Ваш лозунг должен быть: «Долой гражданскую войну», «Долой коммунистов», «Свободная торговля и частная собственность» – о Советах умалчивайте. В Москву перебрались Чрезвычайки из Петрограда и Киева.[161]Привезены заложники отовсюду. Что с Киевом, точно не знаем. С юга изредка дают вести с опозданием на 1,5 месяца и тоже только словесные утешения. Посланные Колчака, те совсем молчат. Не знаем, что думать, – мучаемся. В Петрограде наши гнезда разорены, связь потеряна. Пишите и шлите прямо в Москву по адресам, указанным гонцом. Имена и адреса берегите – повсюду шпионы.

 

№ 6

Начальнику штаба любого отряда прифронтовой полосы. Прошу в самом срочном порядке протелеграфировать это донесение в штаб Верховного разведыв. отделения полк. Хартулари, затем курьера отправить с оригиналом в ставку. Ротмистр Донин[162]2 . Вследствие срочности и важности курьеру приказано с первого военного телеграфа передать вам донесение. Сообщите пароль. Привет от Мануильского. Первое донесение послано 6 (19) августа через знаком, человека. В конце ошибка: фронтом на юг поворачивается не вторая, а четвертая армия. Несколько дней тому назад состоялось заседание Реввоенсовета, где обсуждались дальнейшие планы наступления на нашем фронте. Бонч‑Бруевич предлагал образование стратегического резерва в Брянске, но главком Каменев настоял образование кулака в районе Балашов – Камышин, который должен состоять из второй, десятой, девятой и, возможно, четвертой армий. Группа должна наступать на фронте станицы Урюпинская – Усть‑Медведицкая, в расчете вторжением в Донскую область заставить казаков бросить фронт, чтобы на месте защищать свое добро. Царицыну давалось второстепенное значение. Сообщение примите в полную веру: это абсолютно освещено безукоризненно, проверено. Последующее тоже вполне достоверно, но окончательно еще не проверено. Тринадцатая и восьмая армии должны повернуться на запад и по занятии Валуек не двигаться дальше, а выровняться с седьмой дивизией, отступившей от Корочи, и затем давить на фланг и тыл наших в Курско‑Богородском районе. По сообщению видите, что давший сообщение – чрезвычайно осведомленный и преданный до героизма. Цитирую буквально его характеристики и соображения. Командует только что упомянутой группой Селивачев, ч. р.[163]о нем информатор говорит: «Роль его не вполне выяснена. По‑видимому, находясь под надзором комиссара, он не может явно вредить операции своими распоряжениями, но делает что может. Сообщают, что благодаря ему у группы нет резервов». От себя прибавляю. У меня есть не вполне проверенные данные, говорящие далеко не в пользу этой личности. Всякие авансы со стороны этого лица следует встречать с большой осторожностью. О другой личности – начальнике штаба Павле Лебедеве информатор говорит: «Есть основание думать, что в душе на нашей стороне, но трусит». У меня об этой личности сведений нет. О настоящем моменте информатор говорит: «Набег Мамонтова[164]произвел большой моральный эффект на московское население. Минута благоприятная. Каждый, стоящий высоко, пойдет охотно на обещание дарования жизни и смягчения участи за действительную услугу. Если имеете в командном составе у красных верных людей, пусть работают, создавая в штабах армий фронтов и главкома настроение в пользу переворота и открытия фронта». Относительно сказанного должен заметить: эффект Тамбова исчез с его оставлением. Москва сплошной неврастеник. На длительность подъема из‑за постоянного давления извне рассчитывать нечего. На военных Тамбов произвел угнетающее впечатление. Ставка главкома (еще не проверено) переходит из Москвы в Казань или в Симбирск. По местным условиям трудно предположить возможность переворота. Он произойдет, вероятно, стихийно и неожиданно, но надо думать, что имеющиеся наши (в Москве) в момент переворота вполне справятся со взятием стихии в свои руки. Оттого заинтересованные запрашивают, в каком месте фронта можно будет найти подготовленную и правомочную связь с вами, причем в распоряжении этого представителя Добр, армии должен находиться также излишек первосортной живой силы, который мог бы составить отряд особого назначения. Ответ требуется чрезвычайно срочно. В Реввоенсовете безумная внутренняя борьба. Группа Смилга – Гусев требует удаления Троцкого, который желает уничтожить институт военных комиссаров с передачей власти командному составу. Здесь причины раздора. Момент острый. Ореол Троцкого меркнет, но он вряд ли без боя (буквально) сдастся 8(21) была операция у Кронштадта тремя английскими катерами, потоплен броненосец и крейсер выведен из строя («Андрей Первозванный»). Воздушный флот разрушил электрическую станцию, обслуживавшую форты (По‑воро… [неразб.]). Кронштадт как крепость почти не существует. О Кронштадте можно сообщить в печати. Донесение пишу 14 (27) августа. Общий материал до следующего донесения. Прибыла «Лиза». Пошлите в мое распоряжение одного или еще лучше двух курьеров. Ротмистр Донин.

Главный резерв сосредоточен в Саратове. Ближайший план – спуститься до Камышина и не доходя до Царицына повернуть весь фронт на запад – до станицы Урюпинская, Усть‑Медведицкая с исходным пунктом от Балашова. Причем должны быть созданы угрозы станицам по Хопру, как и по Дону, что заставит казаков этих станицоставить ряды Деникина и возвратиться в станицы. Углубление к югу намечено минуя Царицын; Бонч‑Бруевич настаивал на помещении главного резерва в Брянске, но взяли верх мнения Каменева и, особенно, Гусева.

 

СОДЕРЖАНИЕ ДЕСЯТИ ФОТОГРАФИЧЕСКИХ СНИМКОВ ТЕКСТОВ СООБЩЕНИЙ С ЮГА РОССИИ, НАЙДЕННЫХ У Н. Н. ЩЕПКИНА

 

ПИСЬМО Н. И АСТРОВА

С французами случилось нечто непостижимое. Из наших наиболее преданных друзей они, если судить по поведению их военных представителей на Юге, обратились в явных врагов. Прежде всего, они самым отвратительным и глупым образом повели кампанию против Добровольческой армии в Одессе. Кампания этч кончилась тем, что они выслали из Одессы высших представителей ДА и стали образовывать свою власть по демократическим рецептам; во главе коалиции был поставлен темный проходимец (Андре Ланжерон). Еще до этого они самым постыдным образом сдали большевикам Херсон, Николаев с громадным снаряжением и кораблями, не позволив ДА вывезти имущество, принадлежащее Русскому государству. Учредив в Одессе новую власть, они внезапно объявили, что оставляют Одессу. На погрузку и т. наз. эвакуацию было дано два дня. Можете представить себе, что вышло из всей этой эвакуации. Команды пароходов забастовали и начали повреждать механизм судов. Беглецы сами становились кочегарами, сами выводили суда в море, и все эти массы двинулись на Новороссийск, а те, кто не смел показаться туда, бежал в Константинополь. В Одессе даром, без боя сданы большевикам громадные имущества и груз,[165]только что пришедший с Востока на транспорте Шилки. Вот дружеская услуга французов нам.

В это время Крым оказался в трагическом положении.[166]На полуострове были совершенно незначительные части ДА, которые сосредоточены на Донецком и Донском фронтах. Наседавшие массы красных прорвали заграждения на Перекопе, и южный берег оказался без защиты. В несколько дней все снялось и бежало. Большая часть – в Новороссийск, часть в Константинополь (краевое правительство[167]и Ив. Ильич[168]2 выехали в Константинополь). В Севастополе разыгралось тоже бесчинство, которое имело место в Одессе. Французские солдаты швыряли свои винтовки в море, братались с большевиками, французские офицеры налагали контрибуцию на бегущих буржуев и получили с одного корабля до полмиллиона рублей. Добровольческой армии даны были сутки на вывод кораблей из порта, причем не позволено было взять пищи для другого дня. Вот то невероятное, что случилось на наших глазах. И снова железный занавес опустился и отделил нас от местностей, с которыми мы были недавно и, казалось, прочно связаны. До сих пор еще нет достаточно полных объяснений этой катастрофы, в которой честь страдала не меньше, чем реальные интересы Франции. Наиболее правдоподобное объяснение всего этого то, что благородная и прекрасная Франция, недавняя победительница в состязании народов, ранена, смертельно больна тем же недугом, от которого упала Россия. Об этом мы давно и неустанно предупреждали наших друзей во Франции, но безуспешно. Нам отвечали, что большевизм – это болезнь побежденных. Клемансо[169]требовал кредитов на большие операции в России – в этих кредитах ему было отказано. Наступил кризис. По‑видимому, Клемансо все же остался у власти, но направление политики переменилось. А здесь, на местах, по‑видимому, имело место сложное сочетание довольно элементарных причин: глупости, невежества, самоуверенности и продажности. Результатом этой катастрофы оказались торжество большевиков, покинутые области и, вероятно, потеря Черного моря, если Англия не обережет его; кроме того, безграничное, неудержимое негодование, переходящее в ненависть к французам, и рост германофильских течений. И среди офицеров растет выражаемое настроение уже полетевшими крылатыми словами: «Вот скоро мы с немцами взлупим союзников». Мы стараемся противопоставить этому ожесточению иную точку зрения, напоминая, что мы же протестовали против обвинения России в предательстве, когда таковое было совершено шайкой бандитов, захвативших власть и разложивших армию.

Благоприятным результатом этой катастрофы нужно отметить яркую перемену в отношениях к нам со стороны Англии. Англичане удвоили энергию по подвозу нам снаряжения и снабжения. Обещают лично принять участие в спасении положения. Обещают силой оружия отбросить подлых грузин, которые напали на ДА, пользуясь тем, что она занята борьбой в других местах, чтобы нанести ей удар в спину. Вот новые извиги вулканического характера. Только что получено подробное известие и письма непосредственно от Колчака. Все сообщаемое им дает хорошую, надежную картину полной близости и совпадения его идей с идеями и планами нашего прекрасного главнокомандующего. Вся обстановка, слагающаяся теперь на юге и востоке, приводит к убеждению, что не так далеко то время, когда обе рати сойдутся вместе в движении к вам. Недавно в заседании особого совещания, когда я ставил вопросы об изменении в планах в связи с событиями на Юге, наш вождь ответил мне: «Не тревожьтесь, буду у вас в Москве чай пить».

Дорогие мои, будьте уверены в нас, как и мы уверены в вашей бодрости духа. Теперь уже не зову вас сюда, ибо здесь непрочно, и я думаю, что мы снимемся, чтобы идти на Севастополь с Колчаком. Раньше этого сделать было нельзя, теперь это, по‑видимому, простой и единственный план. Приветствую всех наших друзей и родных и дорогого Н. Мих.[170]со всеми другими пострадавшими за всех нас. Да хранит вас Бог. Все ваши друзья живы и здоровы.

7 апреля 1919 года[171]

 

[ПИСЬМО Н. И АСТРОВА. 16 АПРЕЛЯ 1919 ГОДА]

Сегодня, 16 апреля, приехал сюда Главнокомандующий английскими вооруженными силами генерал Мильн. Этот визит имеет большое и благоприятное значение. Это посещение знаменует перелом политики англичан в отношении к ДА. Еще недавно поведение их в Закавказье внушало недоумение и нередко вызывало чувство негодования. Поведение их приближалось в своих проявлениях к тем совершенно недопустимым бесчинствам, которыми ознаменовалось поведение французов в Одессе и Севастополе. Теперь Мильн явился сюда со словами дружбы, с заверением в полном сочувствии ДА и готовности оказать ей всякую помощь. События в Одессе и в Крыму – это местные события, не влияющие на планы союзников, которые будут со всей энергией продолжать борьбу с большевиками. События на Юге России только побуждают их к более решительным действиям. Асквит[172]произнес горячую речь, призывая к энергичной помощи генералу Деникину. По‑видимому, энергичная агитация Милюкова в Англии возымела свое действие. От Сазонова имеются сведения, что Одесса оставлена французами вследствие брожения в войсках, что отношение союзников к русским делам не изменилось, что материальная поддержка будет продолжаться и что Тома[173]в кабинет не вступал. Несколько раньше сообщалось из Парижа, что судьба мира находится в руках Совета четырех[174]– Вильсон, Л. Джордж, Клемансо и Орландо. Представители Италии заняты исключительно делами Италии, французское общественное мнение начинает негодовать по поводу того, что работа мирной конференции затягивается и не приводит к результатам, что правительство не умеет занять достойного положения, на которое Франция имеет все права. В Англии – нарекания на правительство; Л. Джордж поглощен внутренней политикой. Популярность Вильсона падает и сменяется враждебным отношением. Вильсону и Л. Джорджу ставят в вину неуспех конференции.

Итак, идея Союза народов[175]оказывается лучше в отвлеченных схемах, чем в воплощении. Англичане передают, что французский флот и армия заболели, а в Англии заболевание началось на железных дорогах и на рудниках. Спешно создаются добровольческие части для предстоящей борьбы и для поддержания порядка. Бросившие нас продажники‑французы, чтобы оправдать свой гнусный поступок, цинично говорят: «Нам нужно беречь своих производителей. У вас люди сидят в кофейнях вместо того, чтобы сражаться, у вас нет патриотизма и искусства управления вы лишены, а мы можем и с большевиками договориться». Это – слова ультиматума, который дал ДА 24 часа на вывод судов из Севастополя.

Наше положение на Юге становилось очень сложным. Опять наседают с разных сторон тучи врагов, надвигаются за углем нефтью и кубанским хлебом. Мы не впадаем в разные панические настроения, но в то же время достаточно ясно видим и понимаем положение дел. Верим беззаветно нашему вождю. Усовершенствования далеко несовершенного гражданского аппарата, конечно теперь отходят на второй план.

Родные мои, хочу надеяться, что вы не оставляете без поддержки О. Г. Хочу надеяться, что мои письма сообщаете ей и всем моим. Скажите моим, что Володя молодец, доблестно исполняет свой долг. Сейчас он в Грозном. Скажите им всем, что моя прошлая жизнь вся перед моими глазами, вся как есть, всю ее несу в своем сердце и сознании, верую в новую жизнь и иду к ней. Да хранит вас Бог.

Н. А[стров] [176]

 

ПИСЬМО В. А. СТЕПАНОВА

Дорогие друзья! Наш курьер задерживался днями и неделями ввиду непрерывно менявшейся обстановки. Мы не хотели посылать вам сообщений в то время, когда знали, что завтра же должно произойти то, что в корне изменит всю обстановку. Теперь положение более или менее изменилось. Мы решили не задерживать больше курьера и отправляем его вам. Большая часть посылаемого материала устарела, но мы сознательно не заменяем его новым, а ограничиваемся дополнительными сведениями. Старый материал осветит вам не только картину того, что было, но и то, как это бывшее воспринималось нами.

Письмо Николая Ивановича[177]в достаточной мере дополняет посылаемое вам сообщение «Азбуки» (Слово),[178]но и оно уже несколько устарело. Буквально каждый день приносит новые данные и новые факты, освещающие положение.

Взаимоотношения с французами можно считать окончательно определившимися. Правительство Франции по‑прежнему стоит на точке зрения необходимости борьбы с большевиками и по‑прежнему для него единая и сильная Россия – реальная необходимость. Кабинет Клемансо не думал падать. Никаких изменений в составе кабинета не произошло и не происходило. Все это досужие и, быть может, намеренные измышления одесских врачей и политиканов. Палата отпустила кредиты на содержание «Русской экспедиции»,[179]и французские войска (черные) продолжают пребывать в России. По крайней мере продолжали пребывать тогда, когда эвакуировалась и продавалась большевикам Одесса и сдавался Крым. Но не в этом объяснение того одесского и крымского кошмара, который разыгрался на наших глазах и продолжает разыгрываться к позору Франции и к искреннему горю ее русских друзей.

Во‑первых, французские войска определенно не желают больше воевать. Трудно сказать, в какой степени в том полном разложении французских частей, вступивших в Россию, которое проявилось в одинаковой мере как в Одессе, так и в Крыму, действительно повинна большевистская зараза. Действительно ли все эти французские солдаты и матросы стали большевиками и прониклись идеями ленинского коммунизма, или же их манифестации с красными флагами, возгласы «Вив ле большевик»,[180]бросание оружия в воду, братание с красными, отказ от отправки на фронт и т. п. имеют единственной целью добиться возвращения на родину, вернувшись куда они станут опять добрыми французскими скопидомами, какими всегда были.

Так или иначе, всякая активная помощь Франции живой силой разбивается о то состояние французских войск, которое есть или кажется большевизмом и которое, во всяком случае, есть разложение и деморализация.

Во‑вторых, настроение представителей французского командования и французских властей вообще. Вот тут что‑то совершенно непонятное и необъяснимое. С одной стороны, какая‑то удивительная смесь наглости, самомнения и поразительного невежества, а с другой – определенно недоброжелательное, даже враждебное отношение к России, ко всему русскому. Вот вам факты.

Перед отъездом из Крыма В. Д. Набоков[181]имел разговор с французским адмиралом Аметом. Амет держал себя с В. Д. так вызывающе грубо, так третировал и В. Д. и Россию, так нагло издевался надо всем, что для нас дорого и свято, что В. Д., передавая друзьям свою беседу с этим животным, сказал, что он близок был к тому, чтобы выйдя из каюты адмирала, броситься в воду Когда В. Д‑чу в разгар адмиральских рацей[182]о русском предательстве удалось вставить и замечание о том, что жертвами в Восточной Пруссии Россия помогла Жоффру спасти Париж,[183]Амет резко его перебил словами: «Вы принялись за сочинение легенд».

Французы захватывают русские пароходы, поднимают на них свои флаги и распоряжаются русским имуществом с развязностью, о которой не снилось и немцам.

Случайно зашедшему в Севастополь русскому судну (в то время, когда французы уже удалили из Севастополя русские добровольческие части) французы приказали спустить русский флаг.

На одном транспорте (русском, но захваченном французами, и с французской вооруженной командой), отправленном самими французами из Севастополя в Новороссийск с русскими беженцами, среди сотен пассажиров оказалось две или три французских семьи, которые желали ехать не в Новороссийск, а в Константинополь. Этого было достаточно, чтобы, не обращая внимания ни на какие протесты, транспорт повернул в Константинополь. Транспорты с русскими беженцами, направленные в Константинополь, в Константинополе задерживаются днями. Французы не разрешают русским сходить на берег и не дают на транспорты провианта. Голод на нескольких пароходах был устранен только благодаря вмешательству англичан. В Константинополь русских не пускают, а сняв с транспорта своих, французы направляют эти транспорты дальше – в Грецию и в Малую Азию.

В числе других оказались в Греции против своей воли И. И. Петрункевич с женой, семья В. Д. Набокова, Е. А. Родичева, А. С. Милюкова и другие, имевшие несчастье быть русскими, попавшими во власть французов. Вы легко дадите себе отчет в той ненависти к французам, которая со стихийной силой распространяется среди русских. Не было примера, не было случая, когда бы грубость, наглость, враждебность французов к русским не проявлялась всякий раз, когда по тому или иному поводу французы приходили в соприкосновение с русскими.

В‑третьих. Мы не имеем вполне точных и исчерпывающих сведений о настроениях самой Франции, но, суммируя все то, что доходит и официальным, и частным путем, приходится констатировать, что положение французского правительства труднее. Если не большевизм в русском стиле, то нечто от большевизма и во франции возможно. Все это, вместе взятое, увы, ставит вопрос об активной помощи со стороны Франции под большое сомнение.

В отношениях с Англией наступил крутой перелом. В политике Англии произошло что‑то, что дает повод думать, что Англия решила использовать ошибки французов и заменить Францию в своих отношениях к России. Англичане уже и раньше поставили себя так, что наше отношение с ними не окрашивалось оттенком враждебности. Теперь эти отношения, видимо, становятся прямо дружественными. Та деловитая сдержанность, тот характер корректной, но холодной, эгоистической расчетности, какой имела еще недавно политика англичан в отношении к России, характеристику которой вы могли найти в информации «Азбуки» (сообщение Слова), теперь сменились политикой определенной и дружественной помощи России в лице Добровольческой армии. Не говоря о регулярном и все растущем поступлении[184]от англичан всякого рода снабжения (вооружения, интендантского, инженерного и медицинского имущества и т. д.), англичане пользуются всяким случаем, чтобы подчеркнуть свое дружеское к нам отношение, это проявляется решительно во всем. И в крупном, и в мелочах. Английский главнокомандующий генерал Мильн первый приехал в Екатеринодар и сделал визит генералу Деникину. Помимо того морального впечатления, какое произвел этот шаг генерала Мильна, особенно после тех досадных и оскорбительных недоразумений, какие были с так и несостоявшимся свиданием с генералом Франше Д'Эспере,[185]свидание генерала Деникина с ген. Мильном дало и большие политические результаты. Обо всем договорились, все выяснили.

Во всех недоразумениях с французами англичане демонстративно оказывают поддержку русским. Только благодаря англичанам и их помощи удалось получить хоть те результаты эвакуации Одессы и Крыма, какие получились; можно рассчитывать, что Черное море не попадет во власть большевиков исключительно благодаря англичанам. Французы все сделали (вольно и невольно), чтобы власть эту за большевиками обеспечить.

Положение на нашем фронте остается трудным. Большевики направляют сюда свои главные усилия. Тем не менее оснований для тревоги и




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.