Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ДЕКЛАРАЦИЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ



 

ОФИЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ОСОБОГО СОВЕЩАНИЯ

ПРИ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ НА ЮРЕ РОССИИ

 

10 (23) апреля главное командование на Юге России обратилось к правительствам союзных держав через их официальных представителей со следующей декларацией:

«Прошу Вас довести до сведения Вашего правительства о том, какие цели преследует командование вооруженными силами Юга России в вооруженной борьбе с Советской властью и в государственном строительстве:

1) Уничтожение большевистской анархии и водворение в стране правового порядка.

2) Восстановление могущественной единой и неделимой России.

3) Созыв Народного собрания на основах всеобщего избирательного права.

4) Проведение децентрализации власти путем установления областной автономии и широкого местного самоуправления.

5) Гарантии полной гражданской свободы и свободы вероисповеданий.

6) Немедленный приступ к земельной реформе для устранения земельной нужды трудящегося населения.

7) Немедленное проведение рабочего законодательства, обеспечивающего трудящиеся классы от эксплуатации их государством и капиталом.

Главнокомандующий вооруженными силами на Юге России

генерал‑лейтенант Деникин

Председатель особого совещания генерал от кавалерии

Драгомиров

Члены особого совещания: Астров, Безобразов, Герасимов, Лебедев, Лукомский, Маслов, Нератов, Никифоров, Романовский, Степанов, Цакони, Чебышев, Челищев, Шипов, Шуберский, Энгельнэ, Федоров

г. Екатеринодар, 10 (23) апреля 1919 года».

 

[ЗАЯВЛЕНИЕ «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА» ДЛЯ ЗАПАДНОЙ ПЕЧАТИ]

 

Тягостные события на Юге России, приведшие к падению Одессы и Крыма, подвергли суровому испытанию франко‑русскую дружбу. Неожиданное решение французского командования об уходе из России, стремительная эвакуация южных портов, отказ в помощи в момент последней борьбы с большевиками – все это не могло не породить тяжелых сомнений. Русские патриоты и Добровольческая армия, вступившие в непримиримую борьбу с большевиками, когда эти последние прекратили войну с Германией, увидели себя оставленными со стороны своих давнишних друзей, с которыми, казалось, навсегда их связали бесконечные жертвы минувшей войны. Неудивительно, если на Юге России широко распространяется чувство сильного раздражения и горьки обиды в отношении к Франции. Было что‑то непонятное или необъяснимое в той стремительности, с которой французы покидали Россию, но еще более непонятным и необъяснимым было недружелюбное, пренебрежительное отношение к тем десяткам тысяч русских, которые вынуждены были оставить родные места и пользоваться при эвакуации помощью французов. Среди этих невольных беженцев были люди разных категорий: были спекулянты и богачи, бежавшие со своими капиталами в более безопасное место, но были и офицеры, невольно попавшие в общий поток и стремившиеся в Екатеринодар проливать свою кровь за честь и достоинство России; были здоровые и молодые люди, уклонившиеся от воинской повинности, но были ни в чем не повинные женщины и дети; и ко всем ним отношение было одинаково безучастное, холодное и нередко вызывающее. Как бы для того, чтобы объяснить такое отношение к русским, в некоторых сообщениях, исходящих от местных представителей Франции, указывалось, что сами русские виноваты в оставлении Одессы, что добровольцы не хотели сражаться, а власти не сумели обеспечить население продовольствием. Официальные данные, не подлежащие сомнению, опровергают это обвинение. С не оставляющей сомнения очевидностью они обнаруживают вину на стороне тех французских генералов, которые, вместо того чтобы поддерживать Добровольческую армию в Одессе, всячески препятствовали ее формированию и снабжению, а затем сместили ее высших начальников и решили взять всю ответственность за судьбу Одессы на себя. Когда они приняли это решение, казалось, что положение Одессы обеспечено. Но не прошло и двух недель, как обнаружилось, что решение это было неокончательным и Одесса была сдана большевикам …………………………….. всем мучениям эвакуации, казалось, будто бы вызывающее поведение французов скрывает за собою мысль, что России более нет, что с нею нечего более считаться, что она никогда более не понадобится Франции. И когда русские приходили к этому сознанию, их раздражение против французов достигало высшего предела: они начинали упрекать Францию в измене и предательстве, в отступлении от всех основ старых дружеских отношений.

Надо прямо и открыто высказать все это для того, чтобы установить правильный взгляд по этому вопросу. Надо понять всю ту острую горечь, которая накопилась у русских после трехмесячного пребывания французов на Юге России, чтобы объяснить, почему сейчас опять начинают говорить о новой группировке держав и о возможности немецкой ориентации.

Нельзя не признать, что франко‑русской дружбе нанесен серьезный удар, но было бы чрезвычайно ошибочно и опасно считать этот удар непоправимым. Не будем упускать из виду, что оставляя Одессу и Крым, Франция причинила ущерб не только России, но и себе, своему влиянию и престижу на востоке Европы. Она действовала в данном случае не только против русских, но и против своих собственных интересов. Это значило, что она была не в силах действовать иначе.

Тягостны впечатления и чувства, оставшиеся от крушения надежды на французскую военную и финансовую помощь. Но не следует забывать, что если Франция по своим внутренним условиям оказалась бессильной помочь России живой силой и средствами, то ее моральное и политическое содействие неоценимы и неизменны. Здесь, на Юге России, Франция не могла нам помочь, но там, в Европе, она по‑прежнему стоит как верный друг и защитник России. Если власть большевиков невозможна в Европе, этим мы немало обязаны Франции. Если идея иной и великой России не умерла для Европы, Франция имеет в этом отношении свою огромную заслугу наряду с Англией, деятельной и неослабевающей помощи которой Россия так бесконечно обязана в борьбе с (раздирающей) ее внутренней смутой. По мере того как во Франции утверждается убеждение, что из войны Германия вышла ослабленной, но не обессиленной, по мере того как обнаруживается, что Германия быстро крепнет и организуется, для Франции становится все более очевидным, что ей нужна крепкая и единая

Россия …………………… прежнее убеждение, что интересы Франции и России ни в чем не расходятся и что по‑прежнему они должны держаться вместе. Дружба и вражда государств определяются не случайными и преходящими впечатлениями и чувствами, а глубоко проникающими в народную (Массу) процессами и причинами, и нет никаких оснований говорить, чтобы (эти) причины и процессы приводили в настоящее время к расхождению двух великих народов, связанных узами многолетней дружбы. (Можно) сказать даже более: если бы вышло так, что под влиянием тех или иных колебаний своей политики Франция отошла от России – чего до сих пор мы не видим, – то и это ничего не предрешало бы относительно будущего. Ведь и Россия, поскольку она оказалась в руках большевиков, пошла против Франции, и никто из государственных деятелей Франции не принял этого за предательство и измену. Никто из них не смешивал воедино темную народную массу, руководимую фанатиками и демагогами и немецкими агентами, и русских патриотов, продолжающих в меру своих сил при самых неблагоприятных условиях борьбу с Германией и с большевиками. Уход русской армии с фронта был несчастием и горем России, стихийным бедствием, против которого был бессилен разум сознательных общественных кругов. Но таким же несчастием и горем Франции было бы резкое изменение ее политики, если бы она повернулась против России. Однако это не могло бы длиться Долго, как не может длиться изменническое господство в России большевиков.

Что же касается распространения у нас германской ориентации, то не следует забывать, что чем меньше Германия будет встречать в Европе поддержки своим былым агрессивным замыслам, тем скорее она войдет в общий союз народов и восстановит со всеми дружественные отношения. Это даст ей возможность мирным путем исправить свои утраты, облегчить свои тягости и осуществить свои справедливые притязания.

Высказывая твердые убеждения в неизменности основ старой франко‑русской дружбы, всероссийский «Национальный центр» питает уверенность, что заявления и действия французского правительства с не оставляющей сомнения ясностью подтвердят непреклонное решение Франции всеми доступными ей средствами поддерживать интересы Единой и Великой России в полном соглашении с традиционными основами франко‑русского союза и политики держав Согласия.

Этот текст заявления НЦ по вопросам международной политики предназначен для печати и отправки за границу.

 

[ПИСЬМО Н. И. АСТРОВА. 1(14) МАЯ 1919 ГОДА]

 

Дорогие друзья!

 

Материал для отправки вам, долго задержавшийся здесь, был совершенно готов, как пришло длинное письмо дяди Коки*,[188]замечательно интересное и с чрезвычайно ценными сведениями, которые уже использованы. Все сразу захотели отвечать дяде, и, если бы дожидаться всех этих ответов, посланный никогда бы не отправился. Оставляя поэтому дальнейшие разъяснения до следующего посланного, пока ограничиваемся самым необходимым.

Ваше письмо кончается просьбой поскорее сообщить об единстве и соглашении по примеру вашего, состоявшего 1 (14) марта. Вместе с тем вы укоряете нас, что до сих пор мы этого не сделали. Таким образом, прежде всего нам надо оправдаться.

Дата вашего соглашения 1 (14) марта показывает, что и вы пришли к единству не сразу. У нас положение дела гораздо труднее. Вы оставались в области предложений и требований, мы же попали в сферу непосредственного действия. Вы стояли вдали от вновь образующейся национальной власти, мы же были вблизи одного из центров ее образования, и когда от нас требовали, чтобы мы признали необходимость поставить над Деникиным директорию, и ставили это как conditio sine qua nоn[189]соглашения, то какое же могло быть тут единство? С другой стороны, и правые партии обнаружили такое колебание и в Киеве, и в Одессе, что и с нашей стороны были естественны колебания к сближению с ними. Теперь положение резко изменилось. Победы Колчака, за которыми последовали победы Деникина, и у правых, и у левых неизбежно должны отнять охоту судить победителей и вносить в существуютую форму власти какие‑либо изменения. Таким образом, самый главный пункт разногласий отпадает и открывается почва для новых переговоров. По крайней мере, у нас об этом поставлен вопрос некоторыми из сочленов. Ваше соглашение считаем очень удачным и важным.

Второй ваш упрек относится к тому, чтобы мы как можно меньше занимались законодательством, ограничив себя рамками военно‑походного управления. Поскольку речь шла бы о походе, о быстром продвижении вперед, вы были бы правы. Но когда мы засели здесь на ряд долгих месяцев с августа по сей день, когда впервые у нас рождается надежда вырваться отсюда на Север, невозможно было обойтись без более прочных норм. Пришлось проявлять здесь верховную власть и верховное управление, создавать законы, хотя бы самые необходимые. Допустим, что в некоторых случаях могли быть излишества, но это было бы так неизбежно, раз машина стала работать. Теперь, когда все мысли устремлены па Север, и в этом отношении будет желательное для вас улучшение.

Мы не притязаем на то, чтобы принести (свет) для всей России и отсюда устроить все необъятное море русских нужд и отношений. Но мы имеем свой опыт, свою область, хотя пока и небольшую, и станете ли вы возражать против нашего желания внести в общую сокровищницу свои усилия, свои итоги?! Отлично понимаем, что эти итоги не окончательные, но они созрели за год работы не только обдумывания, но и действия. Не отвергайте их зaранее.

Глубоко скорбим и тяжело переживаем ваше бедственное физическое положение. Сердце замирает, когда читаем ваши письма о голоде, холоде и болезнях в Москве ина Севере. Но счастливы видеть вас бодрыми и твердо верующими в спасение. Твердо верим и мы, многие из нас глубоко убеждены, что не пройдет и три‑четыре месяца, как Россия снова станет одной из самых могущественных стран Европы. Но еще ранее жаждем быть у вас в нашей бесконечно милой Москве и быть не чуждыми и непонятными вам, а по‑прежнему близкими и родными.

Что касается денег, то здесь дело обстоит не так просто, как вы думаете. Иностранные источники сейчас закрыты, с валютой так трудно, как нельзя себе представить. Остается только один источник средств – кредитные рубли. Но тут новое затруднение ― в каких денежных знаках вам посылать? Все это обдумаем, исследуем почву и немедленно сообщим.

Поклонники старомосковского дипломата целуют неизменно юного дядю Коку. Друзья все вместе.

Просим уведомить, не отразился ли недостаток средств НЦ на тех ежемесячных выдачах, о которых мы просили и просим с этим

посланным. В случае недостатка убедительно просим принять самые энергичные меры к снабжению указанных лиц путем средств, заимообразно полученных. Очень надеемся на дядю Коку и чрезвычайно беспокоимся, что армии могут остаться без средств или что в получении их выйдет задержка. Облегчите нашу тоску сообщением неизменности ваших дружественных забот.

 

[ПИСЬМО Н. И АСТРОВА. 24 АПРЕЛЯ 1919 ГОДА]

 

Дорогие друзья и дорогой дядя Кока. Сегодня, 24 апреля с. г., нам доставили ваше большое послание от 8 (21) марта. Пришлось задержать нашего курьера, который был уже на отлете, чтобы дать теперь же ответ на ваши вопросы и указания. К сожалению, текст ваш дошел к нам в значительной части испорченным, и при воспроизведении его многие места остались неразобранными.

Страшная картина, которую вы даете, и потрясает за вас, и радует за общее дело. Очевидно, процесс идет к концу. Болезнь изживается. Организм изранен, истерзан, но не убит. Наше командование, ознакомившись с сообщенными вами известиями, оценивает их очень благоприятно. Они раньше нас прочитали ваши известия и весьма ими довольны.

Прежде чем ответить на ту часть письма, в которой говорится о достигнутом у вас соглашении и ответить на вопросы, (достаточны ли формы) здесь необходимого объединения, позвольте сообщить вам два новых и чрезвычайно радостных факта: армия Деникина от обороны перешла в наступление и движения ее сильны и победоносны. После разгрома двух, на Северном Кавказе, пришлось «отгрызаться» от наседавших на нее со всех сторон полчищ, безмерно превосходных по силам. За это время армии Деникина приоделись ………………….. благодаря помощи англичан, и теперь (созревает) обширный план. Это новый план взамен того, который (брошен) с тех пор, как обещания союзников провалились и от расчетов на их участие, хотя бы только в виде обеспечения тыла, пришлось отказаться. Новый план начинается полным успехом. 8‑я и 13‑я армии красных ……………………… остальные митингуют, разлагаются, бегут, сдаются, растворяются, (а в тылу) у них разрастаются восстания казаков. Чувствуется, что вы пришли в движение, настроение поднялось, люди стали выше ростом, голоса стали громче. Можно верить, что это движение, начавшись, уже не остановится. Недавно сообщено было, что путь на Николаев открыт. Цель движения – соединение с Деникиным; соединение это будет не случайным, а результатом согласованных действий, результатом уже состоявшегося объединения действий. Сочетание с ним должно принести спасение России и наметить ту равнодействующую линию, которая и должна определить характер той власти, которая временно будет управлять страной и пролагать начала права, порядка и свободы. Эта власть сложится на основании реальных фактов, которые будут результатом действующих ныне сил. На улучшение качества этих действующих сил и должно быть направлено в настоящее время все внимание и все усилия. Это мы посильно и делаем здесь, сознавая, что армия Деникина является при настоящих условиях лишь одним из слагаемых, только участником в большом общем процессе. В этом для нас большое утешение.

Итак, переход в наступление – это первое радостное известие, которое мы вам посылаем отсюда. (Второе – это) свидетельство о том, что среди крушения идеи старого разврата, который внесла война, благородная Англия сохранила высокую человеческую культуру. В посылаемых вам материалах вы еще найдете наше смущение по поводу недавнего поведения англичан в Закавказье, поведения непонятного, так не похожего на джентльменов. Мы протестовали. А с падением французов, с обнаружением того, что у присланных сюда французов животные инстинкты и злоба одержали верх над доблестью и благородством, англичане резко изменили свою политику в отношении к нам и дали образец высокой культуры и человечности; их помощь армии Деникина, их заботливость о русских беженцах, которых французы держали как скотов, умиляют и вызывают чувство глубокой признательности; это действительная помощь в трудную пору, какова будет плата за эту помощь, (пока) это не смущает. Платить нам придется всему миру, думаю, что охотнее русский народ будет (платить) за услугу друзьям, нежели тем, кто обманул его и ……………….. оскорбил именно, как поступили французские «колониальные» генералы с нами и как поступают французские социалисты, защиты которых поехали искать наши неудачливые политиканы из Одессы. Недалеко то время, когда причины позорного оставления французами Одессы и ранее Николаева и Херсона с несметными запасами нашего военного добра, которое они не дали нам взять, будут обнаружены. У нас есть достаточное количество данных, чтобы не без основания предполагать здесь сознательное предательство подкупленного германцами (злоба) колониального полковника Франше Д'Эспере. Говорят, что французы (конечно, одесские) оставили ее по распоряжению немцев.

Ну, это уже перевернутая страница. Давайте читать и понимать ту, которая еще перед глазами.

Итак, состоялось наконец у нас то «объединение справа налево, то правильное и (смелое) взаимодействие для разрешения ближайших тактических задач, без которого нет надежды на возрождение государства». (Россия)…….. здесь признать ту власть, которая……была способна обладать и необходимой мощью и непреклонной решимостью освободить Россию от большевиков и восстановить государственное единство. Говорят, один крупный большевик после объявления ему приговора сказал: «Дело наше проиграно, мы погибаем, но и вам ничего не удастся сделать, так как вы все передеретесь между собой при создании (власти)». Это знаменательные слова, их мы должны помнить.

На ваш вопрос я отвечу так. Теперь, когда мы видим, что сила растет и могучим потоком вливается в хаос жизни, когда видим могучие шаги Колчака, а Деникин идет на соединение с ним, теперь эти психологические процессы становятся более общими и объединяющими, чем это было в гнусный период подлой болтовни и тупого политиканства в Одессе. Именно теперь, когда эту праздно болтавшуюся и позорно бездействующую в Одессе компанию вышибли и наиболее зловредные и тупые элементы ее бросились жаловаться своим политическим компатриотам в Париж (интересно, что в Париж свободно пропускают только социалистов), другие же, близкие к постоянной и полной политической неврастении, приехали сюда.

Мы их встретили вполне дружественно, (и первым) нашим словом было указание на необходимость установления полных соглашений и взаимодействий. Мы предложили установить организованную связь между НЦ и….. лиц из двух ……….. гальных бюро ……… персонального вкрапливания отдельных членов НЦ, не разделяющих догмата директории, еще в Одессе попросту исключали из состава «Союза возр.»… Это обстоятельство, как вы понимаете, не может послужить к вящему укреплению дружбы. Наши вынуждены были….. заявить, что вне зависимости от отношения к этому догмату они выходят из «Союза»; я вышел раньше, после заявления «С. возр.» о том, что «Союз» не признает за главнокомандующим права законодательной власти, а так как я принимал участие в осуществлении этой власти, то должен был сделать выбор между «Союзом» и главнокомандующим (казалось, все это должно было иметь последствием…..) отношений. Но это так. Мы продолжаем настаивать переорганизовываться во взаимоотношениях между обеими группами. В этом отношении приходится иметь в виду, с одной стороны, заявление Челищева о том, что мы готовы признать власть Верховного правителя и Совет Министров при нем, как власть, фактически возникшую, а с другой стороны, – что нет здесь никого, кто бы являл собою нечто значительное и ценное. Итак, два прежних руководителя делают связь с нами НЦ персонально интересной, но реально почти бессильной. Деникин был с ними очень обходителен, объявил им откровенно свои взгляды и условия, в которых приходится вести дело. Они увидели воочию, что имеют дело с настоящим и честным демократом, остались удовлетворены, но оппозиционный дух остался по‑прежнему (живым) и ядовитым. И в этом я вижу настоящее положение в (будущем) строе. Это хорошая ….. оппозиция в будущем. Другой роли … участников в осуществлении власти я не вижу и не чувствую……ет опять скольжение н……..как опыт показал им нет…… и естественных границ …… «товарищескими» узами связаны со всеми социалистами вплоть до ….. опыт Крыма дает новое доказательство (нежелания) соединиться в совместных попытках для укрепления и осуществления (власти) ….. природы он… н…ого к бесконечной невыгоде общего дела и ……ом случае, теперь для достижения тактических задач (необходимыми) в полном объединении. Дело все же осложняется тем, (что есть не) одни тактические задачи. Здесь есть участие в укреплении и осуществлении власти. Приобщать их к этому управлению …… и трудно. В этом осложнение.

Ниже скажу…………: современным аппаратом власти и военно поход…………о котором мы нередко говорили с вами в Москве……… на том, что близкие нам социалисты, для дос………направили свою энергию на воздействие на саму …….. политических младенцев, заседающих в опасно Кубанской Раде, и обещали (действовать) в согласии с нами. Им эта власть сподручнее…… жиды и, с позволения сказать, социалисты. Они на это предложение обиделись, воздевши кверху длани, остались рассержены.

В «Союзе городов Сев. Кавказа» треплют опять неисправимую ерунду о безграничном народоправстве, которое должно быть немедленно осуществлено без всяких ограничений возраста и оседлости. Вот …….

Что касается объединения направо, то, увы, оно так полно, что мы задыхаемся в объятиях ……друзей. Иногда эти объятия слишком жарки и тесны. Вот, например, недавно они за нашу критику и возражения против Некрасова как товарища мин‑pa внутр. дел провалили нашего дорогого Астрова.

Они видят в нас осторожных противников их вожделений и стихийного их стремления к реставрированию старых приемов управления, старых обычаев, законов и имен. С ними у нас идет несомненная борьба (помимо) практического дела и работы. Но в понимании тактических задач мы связаны и объединены. Связь с ними поддерживают некоторые из наших друзей.

Кто же это «мы», спросите Вы не без смущения. Нет для этих «мы» блестящей эволюции, столь опасной для достижения широких целей. «Мы» – это круг лиц, которые среди киевского и одесского бедлама, среди екатеринодарской суровости и настороженности окружаем Деникина и вместе с ним медленными, но все же настойчивыми шагами идем к достижению того, что составляет предмет наших верований. Наша цель вполне определяется теми словами, которые вы сообщаете нам в вашем письме. Мы стремимся к воссозданию государственности, государственного единства, начал порядка, правды и свободы, к созданию условий для экономического и культурного подъема на основах проявления широкой инициативы и восстановления права частной собственности с осуществлением новейших и государственно необходимых аграрных и других социальных реформ. Это наши слова и это наши цели, и для достижения их мы уже (сочетаем) действия. На почве действий мы приходим в столкновение с главными, столкновения создают борьбу… нос тактические цели остаются одни. Борьба заставит ускорить процесс по коренному формированию державы Российской. Вопрос этот поставлен. Он раздражает. Но сейчас не до приятных галантностей.

Теперь два слова о походном управлении и о нашем законодательствовании. Не бойтесь. Мы не увлечены этим законодательным творчеством. Делается минимальное, но такое, без чего нельзя установить и примитивного порядка, о котором вы пишете. Вы не представляете себе, до какой степени расхлябано сейчас все и как люди разнуздались и каждый стремится урвать кусок той власти, которая упала вместе с падением государства. Одних порывов и распоряжений (недостаточно), приходится устанавливать более широкие нормы, устанавливать связь с законами… царскими. Временного правительства… (А если нет), то приходится законодательствовать. Но поверьте, что мы (понимаем), что в земельном вопросе центр тяжести не в общей ….. установлении взаимных отношений между ограбленными собственниками и теми, кто фактически обрабатывает сейчас……… во всех других случаях законодательствования показал.

Итак, призыв ваш к объединению мы приемлем (всей силой разумения). Он вполне отвечает нашему сознанию и душевному настроению, но много тут тяжелого и жестокого. Объединение с …………….. вот главное объединение. На это мы возлагаем наибольшие наши надежды. Опять повторяем, мы только одно из слагаемых. При сочетании с ним, я надеюсь, нам удастся создать то (собрание) сил, которое нужно России. Поэтому и вы, наши родные ученики, не смущайтесь. Пусть у вас слагается и крепнет среда объединения и связанности. В эту среду вольемся и мы, несколько более индивидуально по настроениям. Но в нашей среде эти индивидуальности получат надлежащую обработку, получат сцепление с другими частями и создадут одно целое, которое, как вы говорите, будет подлинно национальной и государственной властью, которая обеспечит спокойствие и порядок и в то же время поймет и учтет реальные потребности народных масс и поймет невозможность восстановления старого.

Относительно денег и сметы, которые вы нам прислали, с сожалением должны сказать, что мы денег не имеем. Обращаться за ними к союзникам мы не можем, придется вопрос этот поставить в здешних военных органах…

 

[ПИСЬМО В. А. СТЕПАНОВА]

Дорогие друзья, курьер был готов к отъезду, когда мы получили ваше сообщение из Москвы. По просьбе Н. И. и П. И.[190]мы опять задержали курьера, чтобы иметь возможность послать вам ответ на Ваше сообщение. Просмотрев посылаемые вам материалы, я вижу, что общая информация настолько полна, что добавлять к ней нечего. Поэтому я ограничусь немногими словами prodoma sua.[191]Хотя, по словам дяди Коки, мое личное мнение никому не интересно и опасно лишь постольку, поскольку оно может быть воспринято как мнение ЦК, я именно хочу изложить вам это «личное» мое мнение. По двум причинам: 1) может быть, и сам дядя К. в одну из своих добрых минут не отнесется к нему столь пренебрежительно и 2) потому еще, что мои еретические, с московской точки зрения, взгляды имеют сторонников как среди наших партийных друзей вообще, так и horribile dictu[192]в среде ЦК. Не существует путей и способов определить, на чьей стороне партийное большинство, но я не падаю духом и не теряю надежды на то, что, когда такие пути и способы явятся, мне не придется влачить жалкого существования в рядах партийного меньшинства. И еще последнее: я не знаю, в каком виде дошли до вас высказанные мною, не интересные дяде К. суждения. Поэтому я предпочитаю изложить их сам так кратко, как это окажется возможным.

Насколько мне известно, состав моего преступления слагается из двух элементов:

1) открытое поведение монархизма и 2) скептическое отношение ко всякого вида соглашательствам с теми, кого мой единомышленник в этом вопросе П. Н. Милюков еще в первую революцию 1905 года называл левыми ослами и кого я с присущей мне мягкостью называю просто русскими социалистами.

Без всяких оговорок признаю себя по обоим пунктам виновным, но в качестве смягчающих вину обстоятельств приведу по каждому пункту обвинения в отдельности нижеследующее.

1 ) Грех монархический

Не говоря о том, что грех этот я разделял вместе со всей партией со дня ее основания и до злосчастного дня начала марта 17‑го года, когда вся Россия оказалась вдруг состоящей из одних только убежденных республиканцев, я могу с чувством большого Удовлетворения констатировать, что, если не все без исключения, то огромное, подавляющее большинство наших партийных друзей считает, что монархия грядет, что монархия неизбежна и что, дай

Бог, чтобы грядущая монархия оказалась монархией достаточно либеральной, достаточно приличной и не попала в русло идей Маркова‑2‑го.[193]

Чувство удовлетворения по этому поводу я испытываю потому, что согласно партийному кодексу вопрос о форме правления считается у нас вопросом политической целесообразности, вопросом техническим, а не принципиальным. Поэтому если ходом вещей le qros[194]партии будет приведено к признанию монархии по мотивам политической целесообразности, то в ее рядах найдется место и для таких еретиков, которые остаются монархистами по убеждению, независимо от тех ветров, которые дуют в данный момент.

К таким еретикам я принадлежал всегда, и это очень хорошо известно всем моим политическим друзьям. Против изменения § 13 нашей программы я всегда протестовал и продолжаю считать вместе с очень многими партийными друзьями, что в тот день, когда этот § был нами изменен, партией была совершена труднопоправимая политическая ошибка.[195]Насколько я никогда не делал секрета из моего глубокого убеждения в том, что либо будет единая Российская империя, либо единой России не будет вовсе. Я приведу для справки эпизод, свидетелем которого был дядя К.

При моем вступлении в Москве в «Союз возрождения» я заявил, что я монархист, и поставил вопрос о том, насколько это совместимо с моим пребыванием в «Союзе». В. А. Мякотин дал на этот счет вполне успокоительные разъяснения и сказал, что различные оттенки политической мысли даже желательны. Я вышел из «Союза» ….. в тот день, когда мне было заявлено, что для всех членов

«Союза» платформа коллегиальной власти обязательна, а платформа единоличной военной диктатуры недопустима.

Вопрос о природе временной переходной власти не есть, конечно, вопрос о форме правления, но и по этому вопросу могу сообщить для справки, что здесь, на Юге, партия в целом так же, как и НЦ, стоит без всяких оговорок на полном отрицании временной власти, конструированной по соглашению партий и политических групп в форме директории или иной коллегии, и всецело поддерживает идею единоличной военной диктатуры.

Возвращаюсь к вопросу о монархии. По‑видимому, наибольшие нарекания вызываются не моим отношением к этому вопросу по существу, так как отношение это моим политическим друзьям давным‑давно известно и никогда не омрачало их добрых ко мне отношений, а главным образом тем, что я не делаю из этого секрета и для читающей публики.

По поводу моих заявлений в печати я сказал бы, что если монархия действительно грядет, то никакого ущерба интересам партии не будет нанесено тем, что в ее рядах имеются не только монархисты по целесообразности, но и монархисты по убеждению, не считающие нужным скрывать своих взглядов даже и тогда, когда эти взгляды не отвечают направлению попутного политического ветра. Само собою разумеется, что все такого рода заявления делались мною лично от своего мнения, и ни партии, ни ЦК я не «компрометировал».

2) Грех антисоглашательства

Здесь я чувствую под ногами гораздо более твердую почву, с точки зрения партийной ортодоксии. Соглашение с теми, кто все силы свои употреблял на то, чтобы мешать созданию и укреплению той власти, которая теперь с таким трудом все‑таки создается, с теми, кто теперь готов признать эту власть постольку, поскольку партийной программой не предписывается. Это – с одной стороны. А с другой – наш общий друг Н. И. в тех мягких формах, какие свойственны его мягкой натуре, столь ясно и столь исчерпывающе описал тщету и практическую бесцельность таких соглашений, что мне от себя прибавлять к этому, пожалуй, и нечего. Мы все готовы были бы идти таким широким антибольшевистским фронтом, каким это только оказалось бы возможным, но ни У кого или почти ни у кого из нас на этот счет не осталось иллюзий. Как сообщает Н. И., мы не оставляем попыток вести разговор и налево и направо, но не обольщаем себя сколько‑нибудь серьезными надеждами на успех этих разговоров.

Дорогие друзья, да не смутит вас то, что пишет вам Н. И., и то, что пишу я. Там, в Москве, в сердце России, вам многое должно казаться в ином свете, чем мы это видим здесь. Многое хотелось бы еще сказать вам, чтобы вы поняли и нашу точку зрения, но надо торопиться кончить письмо. Здесь, на Юге, мы живем в самом котле бурлящем, в котором вывариваются части будущей единой России, и сравнение и сопоставление этих частей иногда бывает очень поучительно. Вот две республики – Кубанская и Донская. Между ними и за ними – территория Добровольческой армии – теоретически страна неограниченной власти единоличного военного диктатора. Только что покончила существование и еще одна республика – Крымская. У нас, в стране неограниченной диктатуры, полная свобода печати и режим, который иногда вызывает нарекания за его излишнюю мягкость и терпимость. В соседних республиках, особенно в Донской, – режим ежовых рукавиц. На Дону предварительная цензура. Екатеринодарские газеты туда не допускаются. Это одна сторона медали, а другая – упрямая, настойчивая и злобная самостийность, враждебное отношение к самой идее единой России. На днях в здешней социалистической самостийной раде один из депутатов сказал, что кубанцы не могут мыслить Кубани иначе, как в составе единой России. Мы поедем освобождать Москву, закончил он. Что тут поднялось. Шипение, иронические злобные возгласы, протесты и т. п.

Республику Керенского мы видели (очень похожа на нее была республика Крымская), республики казачьего типа мы видим. Разрешите же верить: из возможных в России и способных удержаться в ней режимов не будет терпимее и либеральнее хорошей конституционной монархии, которая одна способна соединить воедино всю Россию и которая сама вынуждена будет оградить себя от обвинения в реакционности. Должен кончить. Шлю сердечный привет московским друзьям, а дяде К. особливый.

Ваш В. Степанов

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.