Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ЧЛЕНОВ СОД



 

Наиболее активными членами СОД являются: Д. М. Щепкин, С. М. Леонтьев. Они руководили «Советом», являясь его председателями после отъезда из Москвы Третьякова. Оба они делегируются СОД в другие организации, как, например, «Тактический центр» и другие. Оба они персонально посещают так называемый клуб Кусковой и Прокоповича. Они как будто олицетворяют собою целое политическое течение. Они ведут переговоры с прочими политическими группами, являются представителями в военных объединениях. Д. М. Щепкин ведет переговоры преимущественно тактического свойства, С. М. Леонтьев, входивший в военную комиссию при ТЦ (см. ниже), ведет наиболее активную деятельность по военному заговору. Человек властный, он подчиняет своему влиянию не только своих политических единомышленников и друзей, но и политических противников, распространяя это влияние даже на «социалистов» из «Союза возрождения» (см. показания С. А. Котляревского). У Леонтьева же на квартире происходили заседания СОД, за исключением двух раз, когда они собрались у Стемпковского, Бердяева и Урусова. Несколько раз у него на квартире происходили заседания «Тактического центра».

Одним из наиболее активных членов СОД в 1918 году является С. Д. Урусов, входивший в ПЦ, принимавший участие в переговорах с германскими представителями в Москве. В 1919 году после тюремного заключения и болезни С. Д. Урусов проявляет несколько меньше активности и реже посещает заседания СОД. Урусов составил проект финансовой реформы.

Профессор Бердяев считался идеологом СОД, давал философски‑религиозное обоснование монархических принципов и соответствующего государственного строя.

Елизавета Ивановна Малеина, переписчица в Плодовощи,[22]членом правления коего состоял С. М. Леонтьев, исполняла техническую работу, переписывала на машинке все материалы, касающиеся СОД и «Правого центра», расшифровывала секретные донесения из‑за рубежа, письма шпионов Юденича и пр.; получала за это особую плату.

В. И. Стемпковский входил в состав «Совета» как представитель «Союза земледельцев», принял участие в работах «Совета» с весны 1918 года, разрабатывая вопросы, касающиеся аграрной реформы. Профессора Сергиевский, Муралевич и Устинов разработали вопросы школы. Устинову, кроме того, было поручено составление политической программы «Совета общественных деятелей»; Н. Н. Виноградский и И. И. Шейман членами «Совета общественных деятелей» не состояли. Оба они по своей специальности привлекались СОД для обсуждения и составления докладов общей программы: Н. Н. Виноградский – по вопросам местного управления и И. И. Шейман – по вопросам суда. Лоскутов и Каптерев принимали участие в обсуждении и составлении разных проектов по вопросам программы.

 

 

«СОЮЗ ЗЕМЕЛЬНЫХ СОБСТВЕННИКОВ»

 

Второй организацией, вошедшей в состав общего антисоветского фронта, был «Союз земельных собственников».

СЗС возник еще при Временном правительстве и имел своей задачей объединить не только крупных и средних помещиков, но и мелких собственников на почве борьбы с аграрными мероприятиями Временного правительства. Представляя собою организацию для защиты притязаний крупных аграриев на их поместья, СЗС не привлек большого числа мелких собственников и оказался лишь представительством помещиков черносотенного оттенка. Если в «союзе» и намечалось некоторое более умеренное течение, то рядовые деятели, преимущественно провинциальные делегаты, составляли крепко сплоченную правую группу.

Работа СЗС после Октябрьской революции заключалась в разработке проектов восстановления частного землевладения и возмещения помещикам убытков, причиненных им революцией. Во главе СЗС стоял А. В. Кривошеий, видными членами его были В. И. Гурко и И. Б. Мейснер, затем – М. Д. Ершов, Л. Л. Кисловский, В. И. Стемпковский и С. Д. Урусов. В него входил также Александр Павлович Морозов. СЗС входил в состав ПЦ. В конце лета 1918 года он прекратил свое существование.

 

«ТОРГОВО‑ПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМИТЕТ»

 

ОБРАЗОВАНИЕ КОМИТЕТА

 

Образование «Торгово‑промышленного комитета» относится к периоду Временного правительства. Московская крупная буржуазия в страхе перед нарождавшейся пролетарской революцией решила соорганизоваться для защиты своих интересов. Официальным мотивом образования комитета явилась необходимость «представительствовать» в нарождающихся общественных организациях и правительственных учреждениях, но, как будет видно из дальнейшего, московская буржуазия объединилась исключительно в профессиональных целях, для отстаивания своих фабрик, заводов и капиталов.

 

СОСТАВ КОМИТЕТА

 

Московский «Торгово‑промышленный комитет» в 1918 году объединил все крупные отрасли промышленности Центральной России и оптовой торговли Московского района:

Союз хлопчатобумажной промышленности,

Союз шерстянников,

Союз льнянщиков,

Союз шелковых фабрикантов (Н. Н. Кукин),

Союз объединенной промышленности (С. А. Морозов),

Общество металлистов,

Общество заводчиков и фабрикантов,

Оптовых торговцев (П. А. Бурышкин).

Кроме того, в состав его входили представители розничной торговли, хлебной и других бирж и принимали участие, как специалисты по финансовым вопросам, бывшие банковские деятели.

Председателем комитета состоял С. Н. Третьяков и заместителем его Н. Н. Кукин. После отъезда С. Н. Третьякова на Украину и в отсутствие Кукина в комитете председательствовал С. А. Морозов.

Заседания комитета происходили летом 1919 года в доме Купеческого общества на Солянке, в кв. 27, где находился «Торгово‑промышленный союз».

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОМИТЕТА

 

Работа «Торгово‑промышленного комитета» в период 1918–1919 годов представляет крупный интерес с точки зрения закулисной борьбы московской буржуазии с Советской властью, и есть полное основание утверждать, что работа эта была крайне разносторонней.

Достаточно указать, что еще в середине 1918 года представители комитета внедрились в Московский районный экономический комитет, в учетные комитеты при Государственном банке, позднее – в Центротекстиль;[23]они действовали по указке «Торгово‑промышленного комитета», собирались для выработки единообразного плана действий.

Несомненно то, что крупная буржуазия в 1918–1919 годах подготовлялась к захвату принадлежавших ей ранее фабрик и заводов после падения Советской власти, несомненно также и то, что ею прилагались все усилия, чтобы от этих фабрик не уйти в период их национализации. Представители «Торгово‑промышленного комитета» входили в Центротекстиль и другие советские учреждения якобы для совместной работы. Действительной же их целью было всячески вредить мероприятиям Советской власти. Летом 1918 года «Торгово‑промышленный комитет» избрал 5 человек (Кукин, Невядомский, Чемберс, Бурышкин и С. А. Морозов) для ведения переговоров с немецким представительством в Москве, с одной стороны, и союзниками – с другой. Кукин, Чемберс и Невядомский имели сношения с консулами Антанты, находившимися еще в Москве, относительно того плана действий, которого союзники намерены держаться по отношению к России. Причем выяснилось, что союзники решили поддерживать чехословацкое движение, высадить войска на севере и восстановить Восточный фронт. С. И. Третьяков вел переговоры с немецким посольством в Москве.

Крупная буржуазия не могла оставаться чуждой тому контрреволюционному движению, которое конечною целью имело восстановление буржуазно‑помещичьей власти. Представители торгово‑промышленного и финансового мира поддерживали связь с политическими группами под видом технической экспертизы, направляли их контрреволюционную деятельность в экономической и финансовой областях и поддерживали белые организации материальными средствами. Деятельность «Торгово‑промышленного комитета» в контрреволюционных организациях несколько тормозилась тем, что члены его политически связывали себя с одной из враждовавших в Европе империалистических коалиций. Московский же крупный капитал расценивал ориентации исключительно с точки зрения собственной выгоды и, неуверенный в исходе европейской борьбы и ее последствий, колебался. Таким образом, «Торгово‑промышленный комитет» весною 1918 года входит в «Правый центр», объединявший все «несоциалистические элементы страны», и делегирует для постоянного в нем участия С. А. Морозова, П. А. Бурышкина и А. М. Невядомского.

С другой стороны, активный представитель «Торгово‑промышленного комитета» Червен‑Водали в 1918году принимает деятельное участие в образовании «Нац. центра» и представляет ему целую программу экономических мероприятий представительства Деникина на юге, куда он вскоре уезжает. К обсуждению этой программы в «Нац. центре» привлекаются представители «Торгово‑промышленного комитета» – С. А. Морозов и С. И. Четвериков.

Весною же 1919года с оживлением контрреволюционного лагеря С. А. Морозов появляется в «Совете общественных деятелей» и принимает участие в его заседаниях.

Что же касается материальной помощи московским контрреволюционерам, то установлено, что «Торгово‑промышленный комитет» в 1918 году субсидировал «Правый центр». С. А. Морозов летом 1919 года передал С. М. Леонтьеву 90 000 рублей и в конце лета того же года Д. М. Щепкину – 100 000 рублей на организационные расходы «Совета общественных деятелей».

 

 

«ПРАВЫЙ ЦЕНТР»

 

ОБРАЗОВАНИЕ

 

Образование ПЦ относится, как уже было указано, к марту месяцу 1918 года. Он объединил в себе все несоциалистические организации Москвы в противовес нарождающемуся тогда сближению социалистических партий, которое не состоялось, но имело последствием учреждение «Союза возрождения». Основной целью образования ПЦ было сплотить русскую буржуазию и ее приспешников, дабы после ожидаемого падения рабоче‑крестьянского правительства не допустить захвата власти социалистическими партиями даже самого соглашательского и умеренного оттенка, к которым ПЦ относился весьма враждебно.

 

СОСТАВ ПЦ

 

В «Правый центр» вошли следующие организации: 1) «Совет общественных деятелей» в лице Д. М. Щепкина, С. М. Леонтьева, Белевского (он же Белоруссов), С. Д. Урусова, кадетская партия в лице профессора Новгородцева, Н. И. Астрова, Степанова, Червен‑Водали; 3) «Торгово‑промышленный комитет» в лице С. А. Морозова, И. А. Бурышкина, А. М. Невядомского и М. М. Федорова; 4) «Союз земельных собственников» – А. В. Кривошеий, М. А. Ершов (ныне умерший), В. И. Гурко, И. Б. Мейснер (последний в конце лета 1918 года уехал на Украину и по возвращении в Москву в 1919 году связи с контрреволюционными организациями не поддерживал). Персонально в «Правом центре» участвовали Струве и бывшие князья Григорий и Евгений Николаевичи Трубецкие. От крайних правых входили Л. Л. Кисловский и Рогович (бывший обер‑прокурор Синода).

Председателем ПЦ состоял профессор Новгородцев и отчасти А. В. Кривошеий, игравший в нем вместе с В. И. Гурко и С. М. Леонтьевым доминирующую роль.

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПЦ

 

Главным вопросом, вокруг которого сосредоточилась работа «Правого центра», был вопрос о восстановлении Восточного фронта.

Представители Антанты в России и вся плеяда их шпионов прилагали все усилия к тому, чтобы создать благоприятные отношения «русских широких общественных и деловых кругов» к их плану продолжения войны с Германией на территории России с привлечением к этой борьбе разных военных групп, находившихся на этой территории, – чехословаков, польских легионов, разных добровольческих отрядов. Отрицательное отношение к этому плану Антанты и объединило вышеуказанные группы в «Правом центре». В то время (весна и лето 1918 года) в торгово‑промышленных кругах происходила деятельная подготовка «общественного мнения» к необходимости отказаться от связывавших Россию обязательств исключительно с государствами Согласия[24]и к необходимости; усвоив политику «свободных рук», договориться с Германией, заинтересованной в дружественном отношении к ней России.

Германофильский «Правый центр», считавший возможным в случае вступления в переговоры с немцами добиться пересмотра Брест‑Литовского договора, вступил летом 1918 года в переговоры с представителями германского посольства в Москве о возможности оккупации Центральной России, свержения Советской власти и образования дружественного Германии правительства.

Если переговоры эти не привели к определенным результатам, если германские империалисты летом 1918 года не обрушились на Москву, то произошло это исключительно под влиянием колебания немецкой политики. Поэтому наряду с указаниями о возможной военной помощи Германии, в случае активного выступления русских контрреволюционеров в Москве, наряду с уклончивыми ответами на поставленные немцам вопросы о возможности и условиях пересмотра Брестского договора германский представитель Ритцлер высказывался против оккупации Центральной России и обмолвился крылатой фразой: «Этого спектакля мы русской буржуазии не дадим». Несомненно, «Правый центр» к этому спектаклю готовился и делал заранее соответствующие выводы, так как разработал записку о взаимоотношениях новых русских властей с германским командованием в период оккупации. Из данных следствия также усматривается, что составленные в СОД записки по вопросам правления и самоуправления были направлены «Правым центром» на юг в штаб Алексеева при посредстве приехавшего в Москву начальника гражданской канцелярии Алексеева‑Ладыженского.

Представители ПЦ в указанный выше период вели переговоры с представителями Антанты в Москве и Петербурге, причем с представителями Франции от имени «Правого центра» говорили В. И. Гурко и Е. Н. Трубецкой. Представитель французского правительства предлагал «Правому центру» через Е. Н. Трубецкого известную сумму денег, причем принятие этих денег было связано с необходимостью согласовать политику «Правого центра» с политикой Антанты.

«Правый центр» поддерживал регулярные сношения с зарубежными контрреволюционными группами и содействовал им в смысле сообщения сведений шпионского характера. На одном из заседаний ПЦ присутствовал бывший товарищ министра иностранных дел Украины Гагарин, который предложил «Правому центру» войти в сношение с немецким командованием на Украине.

«Правый центр» содержался на денежные средства, предоставлявшиеся в его распоряжение «Торгово‑промышленным комитетом» при участии А. М. Невядомского. Откровенная германофильская ориентация «Правого центра» привела к выходу из его состава кадетов (конференция которых в мае 1918 года высказалась против каких‑либо сношений с Германией), а также представителей «Торгово‑промышленного комитета». (Так, М. М. Федоров и А. Червен‑Водали, представлявшие в «Правом центре» русскую промышленность, были членами кадетской партии.) После выхода кадетов и упомянутых представителей «Торгово‑промышленного комитета» «Правый центр» еще не распался, так как в это время в его состав вступили представители землевладельцев и новые представители «Торгово‑промышленного комитета» – И. А. Бурышкин, С. А. Морозов, Чемберс, Невядомский, Кукин. «Правый центр», таким образом, просуществовал до осени 1918 года и распался, вследствие отъезда из Москвы на юг многих его видных деятелей. Оставшиеся же деятели приняли участие в антисоветской работе в иных белых организациях.

 

 

«СОЮЗ ВОЗРОЖДЕНИЯ»

 

ОБРАЗОВАНИЕ

 

После Октябрьской революции так называемые социалистические партии, враждебные коммунистическому строю, работали открыто, имея свою партийную печать; открыто же работали их организации во главе с партийными центральными комитетами. Когда же эта возможность была у них отнята и надежды их на быстрое сокрушение Советской власти не оправдались, в среде их возникает мысль о междупартийном объединении для общей борьбы с рабоче‑крестьянским правительством. Таким образом, в мае 1918 года возникает «Союз возрождения», ставящий себе основной целью: а) вооруженное свержение Советской власти и учреждение вместо нее диктаториальной власти единоличного характера с последующим созывом Учредительного или Национального собрания; б) восстановление частной собственности; в) непризнание Брестского договора; г) создание при содействии союзников нового фронта для борьбы с немцами и д) создание новой армии, куда СВ призывал всех нежелавших примириться с «немецким ярмом». Задачей «Союза возрождения» было создать широкое национальное противосоветское движение.

 

СОСТАВ СВ *[25]

 

«Союз возрождения» основан представителями трех политических партий: кадетов, эсеров и энесов. Учредители его – Н. И. Астров, Н. Н. Щепкин, Н. М. Кишкин, Д. И. Шаховской (кадеты), Чайковский, Титов, Мякотин и Пешехонов (народные социалисты), Авксентьев, Аргунов и Бунаков (эсеры). В образовании его деятельное участие принимал С. П. Мельгунов; председателем «Союза» состоял Мякотин, а после его отъезда на юг лидерами СВ сделались Н. Н. Щепкин и С. П. Мельгунов. Затем в СВ последовательно вступают в мае – июне 1918 года Волк‑Карачевский и Филатьев (народные социалисты), Левицкий‑Цедербаум (социал‑демократ), А. В. Бородулин (группа «Единство»). В июне 1918 года в «Союз» вступили эсеры Кондратьев, С. Л. Маслов и несколько позднее – С. А. Студенецкий. В СВ входит Алексинский, а в Петроградскую группу СВ – А. Н. Потресов и В. Н. Розанов (социал‑демократы меньшевики). Из указанных лиц эсеры вошли в СВ с ведома своего ЦК, кадеты – с ведома и санкции ЦК партии кадетов; а народные социалисты – по постановлению Центрального Комитета народно‑трудовой социалистической партии.

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СВ

 

Летом 1918 года деятельность СВ протекала в тесном и постоянном контакте с НЦ (см. главу о НЦ), они устраивали совместные заседания. Лишь осенью совместные заседания прекратились, но тесная связь поддерживалась участием в обеих группах одних и тех же лиц (Н. Н. Щепкина, Н. И. Астрова). Во второй половине лета Мякотин, Титов, Пешехонов и Чайковский уезжают. Первые трое образуют СВ на юге, а последний – становится во главе Северного белогвардейского правительства[26]в Архангельске.

После отъезда этих лиц и ареста в 1918 году Мельгунова деятельность СВ в Москве осенью несколько затихает, но она оживает, подобно другим организациям, в начале 1919 года.

Еще летом 1918 года «Союз возрождения» посылает своих представителей в Сибирь, где, по словам Мельгунова, около Сибирской областной думы[27]создается государственное патриотическое настроение. По его же словам, в Москве в это время был намечен и персональный состав директории как новой государственной власти, причем «Союзом» была выработана форма создания директории. Деятельность СВ проявлялась, по мягким выражениям некоторых членов «Союза», «во взаимной информации и выявлении общих точек зрения», то есть попросту в собирании сведений о продвижениях белых армий, о положении внутри страны, о настроении в советских кругах и в обсуждении необходимых мероприятий для скорейшего сокрушения ненавистной Советской власти. «Союзом возрождения» обсуждались следующие вопросы: а) отношение к Уфимской директории, б) аграрный вопрос, в) рабочий и промышленный вопросы, г) финансы страны, д) отношение к интервенции.

По показанию Кондратьева‑Китаева, СВ принимал интервенцию в той или иной форме как нечто неизбежное и стремился поставить ее в определенные рамки при условии, что она будет носить форму помощи русским контрреволюционным силам на определенно договоренных пунктах, охраняющих целость, суверенность и независимость России. Союз принимал меры к превращению своей организации в массовую организацию путем массовой пропаганды. По вопросу об отношении к окраинным движениям СВ было признано, что окраинные движения являются прогрессивными и приемлемыми, если они пойдут под лозунгом «демократии» и будут близки платформе «Союза».

С момента же вхождения в «Тактический центр» (апрель 1919 года) СВ обсуждает все те же вопросы, что и СОД и НЦ, и выносит аналогичные с ними решения. Связанная с московским СВ южная группа, руководимая вождем «Союза» Мякотиным, не только признала власть Деникина, но и открыто разделяла с ним ответственность за массовые убийства им рабочих и крестьян; вместе с Кривошеиным и Федоровым Мякотин подписывал и опубликовывал воззвания, приветствующие Деникина, признавшего власть «верховного правителя» Колчака.

Вступлением в Москве в ТЦ и принятием общей с монархистами СОД и кадетами платформы, признающей власть «верховного правителя» Колчака как Российскую общегосударственную власть, и СВ определенно поставил себя в необходимость военной диктатуры после свержения Советской власти; вместе с ними же СВ обсудил весною 1919 года письмо князя Г. Е. Львова и А. Ф. Керенского из Парижа, порицавших «слишком» реакционный режим Деникина, с ними же он протестовал против активного вмешательства в русские, то есть в деникинские, дела парижских эмигрантов, как оторванных от действительных условий русской жизни (подробности об этом изложены далее в главе о ТЦ). Своим вхождением в ТЦ «Союз возрождения», осведомленный о его мероприятиях через своих представителей Н. Н. Щепкина и С. П. Мельгунова, несет ответственность за деятельность ТЦ и избранной им военной комиссии, руководившей военным заговором в Москве. Через Щепкина и Мельгунова «Союз возрождения» был осведомлен о переговорах «Тактического центра» с представителем английской контрразведки Полем Дюксом[28]и обсуждал предложение последнего о денежной помощи контрреволюционным организациям в Москве.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.