Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ОБЗОР ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ПЕРИОД 1918–1919 ГОДОВ



 

Данными следствия, произведенного Особым отделом ВЧК, и показаниями обвиняемых установлена следующая картина возникновения и деятельности московских контрреволюционных организаций в 1918–1919 годах, поставивших себе целью свержение Советской власти путем вооруженного восстания, учреждения в стране военной диктатуры, активного содействия Колчаку, Деникину и другим белогвардейским генералам и путем политической и материальной поддержки вооруженного вмешательства Антанты в русские дела.

Русская буржуазия и тесно связанные с ней так называемые либерально‑демократические круги (преимущественно кадеты), искавшие в Февральской революции 1917 года источники укрепления своей власти, уже в июле 1917 года, после распада первого коалиционного Временного правительства, разочаровались в ходе революции. Покинувшие правительство кадеты и представители торгово‑промышленного класса собираются в Москве, где положили начало объединению всех несоциалистических элементов страны. Москва, таким образом, в противовес революционному Петербургу, делается зародышем и оплотом контрреволюции. Здесь в августе 1917 года собирается первое московское «Совещание общественных деятелей», возглавляемое бывшим председателем Государственной думы М. В. Родзянко, включившее в свой состав бывших членов Думы, виднейших кадетов с Милюковым, Маклаковым и Струве во главе, цвет московского крупного капитала (Рябушинский, Четверяков, Третьяков), цензовых земцев (С. М. Леонтьев, Грузинов и Д. М. Щепкин), профессуру, представителей некоторых свободных профессий и кооперации. Совещание сразу становится в оппозицию правительству Керенского и идейно опирается на вождей старой армии (Алексеев, Брусилов, Корнилов, Каледин, Рузский). Совещание определяет и подготовляет раскол в среде Государственного совещания, созванного Керенским в Москве 12 августа, а также в образованном им осенью предпарламенте. Члены его явно сочувствуют корниловскому выступлению и ставят себе определенную цель – объединение всех элементов, не входящих в руководимые меньшевиками и эсерами Советы рабочих депутатов. Совещание имеет целью воздействовать на правительство и добиться оздоровления армии, то есть ввести в ней старую дисциплину и сделать ее послушным орудием в руках буржуазии. «Совещание общественных деятелей», вторично созванное в середине октября 1917 года, и избранный ими совет к этому времени вполне выявляют свою политическую физиономию и враждебность к социалистическим партиям.

После Октябрьской революции сильно поредевшее за отъездом целого ряда крупнейших своих деятелей на юг и лишенное возможности открыто собираться, Совещание уже не собирается, но его заменяет избранный им еще осенью 1917 года «Совет», на собраниях которого участвуют находящиеся в Москве наиболее видные члены Совещания в числе 30–40 человек. Если «Совет», таким образом, численно уступает бывшим осенью 1917 года Совещаниям, то объединенный общей ненавистью к общему врагу – Советской власти и возглавляющей ее партии коммунистов, – он делается более сплоченным и забывает старые партийные разногласия. Входящие в его состав кадеты, промышленники,[13]бывшие октябристы и деятели старого режима в феврале – марте 1918 года сходятся на трех главных пунктах: 1) борьба с Советской властью и «анархией», 2) восстановление порядка и частной собственности, 3) признание единственно приемлемой в России формой правления конституционной монархии. Об объединении в то время с социалистическими партиями еще не может быть и речи: не только эсеры и меньшевики, но и наиболее «государственно» настроенные н. с.[14]и плехановцы, правда, одинаково враждебные к Советской власти, не представляют еще материала для соглашения и взаимной работы.

Для спайки несоциалистических элементов страны государственно мыслящие люди, как они себя называют, образуют в феврале – марте 1918 года объединение всех существующих и разделяющих их идеологию организаций под названием «Правый центр»; в состав его входят: «Совет общественных деятелей», «Торгово‑промышленный комитет», «Союз земельных собственников», кадеты и правая группа. Руководителями и вождями «Правого центра» являются царский министр Кривошеин и профессор Новгородцев. Одновременно с этим социалистические партии и левые кадеты, не вошедшие в СОД,[15]также делают попытку сговориться между собою для выработки единой программы действий, и в итоге образуется надпартийное объединение, долженствующее включить «демократические круги русской общественности», в состав коего входят кадеты, народные социалисты, правые эсеры, группа «Единство» и правые меньшевики, – назвавшее себя «Союзом возрождения России».

Делу объединения всех антисоветских элементов препятствовало, однако, одно обстоятельство – Брестский мир и возникший в связи с ним пресловутый вопрос об ориентациях: «Союз возрождения», тяготеющий к «демократической» Антанте, остается верным союзникам без всяких оговорок; в среде же ПЦ происходит раскол, первоначально слабый, затем все усиливавшийся. Официальным поводом для него служит опасение внедрения Японии в Сибирь и в связи с этим необходимость высказаться против образования Антантой нового Восточного фронта[16]для борьбы с Германией. На самом же деле сперва смутно, а затем, в особенности после оккупации немцами Украины, уже гораздо откровеннее становятся надежды на сближение с Германией и ее помощь в сокрушении большевизма в Москве. Часть ПЦ определенно высказывается за германскую ориентацию; она находит идейную поддержку в Милюкове, перекрасившемся на юге в германский цвет; кадеты, шедшие и ранее на большие уступки в вопросах внутренней политики, верные «демократической» Антанте, на этот раз из ПЦ выходят. В лице виднейших своих, оставшихся в Москве, представителей они образуют в мае – июне 1918 года новое объединение, стоящее всецело на союзнической ориентации, – «Национальный центр». Большинство входивших в состав ПЦ*[17]представителей промышленников уехало на Украину; таким образом, «Торгово‑промышленный комитет» фактически вышел из ПЦ; некоторые же промышленники вместе с кадетами приняли участие в образовании «Национального центра».

Зимой 1918/19 года НЦ входит в связь с существовавшей в Москве военной белогвардейской организацией, ранее связанной с «Правым центром» и имевшей значительные разветвления в частях и учреждениях Красной Армии.

Но за всем этим в Москве остаются незначительные группы бывших политических деятелей (преимущественно меньшевиков), формально не признающие возможным вступить ни в одну из указанных организаций; тем не менее страсть хоть как‑нибудь столковаться, объединиться на почве ненависти к общему врагу приводит к образованию зимой 1918/19 года особых собраний, происходящих у Е. Д. Кусковой «за чашкой чая». Собрания эти, довольно многочисленные, охотно посещаемые как виднейшими кооператорами, так и представителями всех существующих в Москве контрреволюционных организаций, имеют в виду путем обмена мнениями найти общую политическую, приемлемую для всех платформу.

Успехи Колчака на Урале и в Заволжье окрыляют московских контрреволюционеров новыми надеждами; одни, потерявшие после Германской революции (ноябрь 1918 года) всякую надежду на помощь империалистической Германии, другие, сбитые с толку противоречивыми известиями о намерениях Антанты, забыв различие своих ориентации, жаждут вооруженного вмешательства Антанты в русские дела и в ожидании прихода Колчака забывают былые распри и заключают союз, долженствующий выяснить[18]«московскую общественность» к приходу Колчака и облегчить ему образование в Москве новой власти. Таким путем в марте – апреле 1919 года создается «Тактический центр», объединяющий СОД, НЦ и СВ; образуется единый антисоветский фронт, включающий в себя все политические группировки, начиная с черносотенных зубров и кончая меньшевиками‑оборонцами и правыми эсерами. Для борьбы с общим врагом все идут на взаимные уступки и соглашения: монархисты соглашаются на национальное собрание, а социалисты‑соглашатели признают военную диктатуру, восстановление частной собственности на землю; и те и другие ожидают прихода в Москву генеральской диктатуры и уничтожения столь ненавистного им большевизма.

Такова общая картина возникновения московских контрреволюционных организаций 1918–1919 годов.

Отсюда перейдем к характеристике каждой организации в отдельности, их состава и характера деятельности.

 

 

«СОВЕТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДЕЯТЕЛЕЙ»

 

ВОЗНИКНОВЕНИЕ

 

«Совет общественных деятелей» был выделен Московским совещанием в августе 1917 года; затем, после некоторого перерыва, «Совет» начал собираться лишь в феврале 1918 года, приглашая на заседания виднейших находящихся в Москве участников прошлогодних совещаний. В феврале – начале марта заседания его были довольно многочисленными, но количество участников стало постепенно уменьшаться. С образованием «Правого центра» деятельность «Совета» замерла, он в уменьшенном составе собирался редко, и лишь после распада ПЦ «Совет» вновь оживился.

 

СОСТАВ

 

В период февраль – март 1918 года «Совет ОД» включал в себя всех видных представителей буржуазных кругов Москвы; после отъезда Родзянко осенью 1917 года на юг председателем его стал Дмитрий Митрофанович Щепкин, заместителем его – Сергей Михайлович Леонтьев; членами совещаний тогда состояли: Владимир Иосифович Гурко, Владимир Владимирович Меллер‑Закомельский, Евгений и Григорий Николаевичи Трубецкие, Сергей Дмитриевич Урусов, Иван Илларионович Шидловский, Николай Иванович Астров, Петр Бернгардович Струве, профессора: Новгородцев, Владимир Михайлович Устинов, Николай Александрович Бердяев, Сергей Андреевич Арсеньев, Валерьян Николаевич Лоскутов, Вячеслав Степанович Муралевич, Иосиф Богданович Мейснер, Нарожницкий, Василий Васильевич Вырубов, Виктор Николаевич Челищев, публицист Белоруссов, представитель кооперации Евдокимов, представитель «Крестьянского союза» Губонин и некоторые другие.

После принятия СОД резолюции о форме правления (конституционная монархия) из его состава вышли – Евдокимов и Губонин, а после отъезда многих на Украину и образования НЦ «Совет ОД» ко второй половине лета 1918 года определился в следующем составе: председатель Д. М. Щепкин и члены: С. М. Леонтьев (зам. председателя), В. Н. Лоскутов, С. Д. Урусов, С. И. Шидловский, С. А. Котляревский, В. М. Устинов, В. С. Муралевич, Д. Н. Каптерев, Н. А. Бердяев, В. И. Стемпковский. В феврале 1919 года в состав «Совета» вошел профессор Сергиевский. К разработке законодательных материалов и составлению разного рода записок был привлечен в качестве техника без права голоса Н. Н. Виноградский; проекты судебной реформы весной 1918 года разрабатывались В. Н. Челищевым и приглашенным в качестве технического сотрудника Ив. Ив. Шейманом, который с июля 1918 года в СОД не появлялся. На почве несогласия в ориентациях осенью ушел из «Совета общественных деятелей» С. И. Шидловский. Что касается С. А. Котляревского, то, несмотря на вхождение его в НЦ, он формально из СОД не выходил и посещал его заседания, хотя и изредка, до конца 1918 года.

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОД

 

После образования НЦ деятельность «Совета» ограничивалась составлением различных записок и меморандумов по вопросам законодательства; актуальной работы он никакой не вел. Разработка законодательных материалов имела в виду, с одной стороны, способствовать более точному выявлению взгляда СОД по различным вопросам государственного строительства, с другой – подготовить проекты по важнейшим областям управления для пересылки их по возможности на юг или же для того, чтобы иметь под рукой на тот случай, если бы в Москве пала Советская власть. Таким образом, «Советом общественных деятелей» были составлены и заслушаны записки и проекты об избирательном праве, об автономии и федерации, о местном управлении и самоуправлении, о восстановлении деятельности судебных учреждений, о восстановлении деятельности министерств, о полиции, печати, собраниях, обществах и союзах, об управлении при оккупационном режиме. Все разработанные СОД материалы предусматривали в основе грядущей власти военную диктатуру и соответственно этому проектировали устройство местных и центральных учреждений (назначение органов местного управления сверху и пр.). Вопросы экономические и социальные СОД не разрабатывались, так как аграрная реформа подробно обсуждалась в «Союзе земельных собственников» и было предположено, что экономическими вопросами занимается «Торгово‑промышленный комитет».

Наряду с этим в заседаниях СОД происходил обмен мнений по важнейшим вопросам политической жизни, но обмен этот происходил тогда в академической плоскости, так как «Совет» никакой реальной силой и никакими реальными средствами не обладал. Таким образом, в течение лета 1918 года постоянно имели место суждения об ориентациях; затем обсуждалось чехословацкое выступление, имевшее последствием образование Самарского правительства и Уфимской директории. В сентябре 1918 года состоялось многолюдное заседание СОД с участием некоторых членов НЦ и приехавшим с юга Григорием Николаевичем Трубецким для заслушания доклада приехавшего по делам в Москву и случайно приглашенного бывшего сенатора Гагарина (советника Министерства иностранных дел на Украине) и обмена мнений по вопросам политики Скоропадского; СОД признал эту политику крайне неудовлетворительной, как слишком самостийную.

Весь конец 1918 года и первые месяцы 1919 года прошли в полном затишье в связи с крушением надежд на германское вмешательство и успехами Красной Армии на фронтах. Заседания СОД созывались редко, преимущественно для взаимной «информации», а также для заслушания докладов Д. М. Щепкина о его переговорах с Д. Н. Шиповым, касающихся соглашения с возникшим летом 1918 года «Нац. центром».

Переговоры эти, неоднократно прерывавшиеся, до февраля – марта 1919 года были безрезультатны. Нужен был новый натиск на Советскую власть, внешнее давление, чтобы заставить буржуазию и соглашателей сговориться. Такими факторами явились радиотелеграмма Антанты о конференции на Принцевых островах[19]и наступление Колчака весной 1919 года (март месяц), которые оживили деятельность «Совета». К тому времени относится образование «Тактического центра», в который вошел СОД и делегировал туда двух своих представителей – Д. М. Щепкина и С. М. Леонтьева.

С развитием деятельности ТЦ оживились и собрания «Совета», на которых обсуждались вопросы, внесенные на его предварительное заключение. К таковым относится, во‑первых, самое образование ТЦ и соглашение с другими вошедшими в его состав группами (НЦ и СВ), затем обсуждение декларации о признании Колчака «верховным правителем» (решено «Советом ОД» в утвердительном смысле); далее – выработка декларации по основным вопросам государственного строительства, для выявления отношения московских политических групп к методам управления Колчака, составление записок о современном состоянии Советской России для отсылки их за границу и, наконец, обсуждение (поставленного в июне 1919 года С. М. Леонтьевым) вопроса о вооруженном выступлении в Москве. На обсуждение СОД был поставлен вопрос о принципиальном отношении к вооруженному восстанию, не касаясь вовсе ни технической стороны дела, ни сил, которые могли бы предпринять его. «Совет общественных деятелей» высказался в том смысле, что всякие разрозненные действия вредны и такое выступление могло бы быть предпринято лишь в условиях приближения Колчака и Деникина к Москве и по соглашению с ними.

 

ЗАРУБЕЖНЫЕ СНОШЕНИЯ СОД[20]

 

СОД поддерживал связи с зарубежными контрреволюционными организациями. Отвечающее ему идейно за рубежом «Государственное объединение»[21]на юге, руководимое Кривошеиным, и «Государственное объединение Сибири» являлись наряду с «Нац. центром» Юга и Сибири политической базой «верховного правителя» Колчака и главнокомандующего «вооруженными силами Юга России» Деникина.

В марте – апреле 1919 года в «Совет общественных деятелей» явились: член «Совета общественных деятелей» Егор Яковлевич Азаревич (Назаров, пензенский земец), приехавший от «Государственного объединения» Сибири и «верховного правителя» Колчака, и полковник Хартулари – один из главных деятелей деникинской контрразведки. Указанные лица были представлены «Совету общественных деятелей» Леонтьевым. Они сделали информационные доклады о военном и политическом положении в Сибири и на Юге. Упомянутые лица состояли также в связи с НЦ и ТЦ. Таким образом, вся информация СОД шла через Леонтьева, отмечавшего политические события, новости и факты, иногда без указания источников их получения; кроме того, с информацией обыкновенно выступал Л. Л. Кисловский, глава монархической подпольной организации, не состоявший в то время членом СОД, но посещавший большинство его заседаний для поддержания связи.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.