Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Богоявленская церковь на фоне исторических событий 20 века



Некоторые храмы в результате боевых действий в 1918-1919 годах пострадали, однако, многие из них в 1920-1921 годах успешно восстанавливались усилиями прихожан, несмотря на дороговизну и дефицит стройматериалов в то время.

Острую нужду испытывали в то время приходы и в церковном вине, ладане и лампадном масле. Вследствие этого в начале марта 1921 года еп. Сарапульский и Елабужский Алексий дал указание всем благочинным епархии «летом заготовить в достаточном количестве ягод для приготовления церковного вина; лучше всего выжимать сок из вишен с черникой и варить с медом или с сахаром. А также можно приготовлять вино для церковного употребления из черной смородины или малины тоже с черникой. Можно воспользоваться и другими ягодами, но яблоками и вообще фруктами нельзя; вместо ладана можно употреблять сосновую или пихтовую смолу или ветки кедра; для лампадок можно пользоваться конопляным, льняным и подсолнечным маслом; об употреблении коровьего масла в храмах обсудить на местах и прислать сюда свои заключения по сему (допустимо ли это)».

На это указание благочинный 6-го округа Сарапульского уезда священник села Чумой Леонид Никольский ответил, «что притчи и церковные старосты сел шестого округа … употребление в храмах для лампад коровьего масла не находят предосудительным и соблазнительным; горит оно хорошо и приобрести его в настоящее время легче, чем растительные масла».

Еп. Алексий тогда «в виде исключения» позволил употреблять коровье масло для лампад «согласно псалму 148 ст. 8, 10, где приглашаются к прославлению Господа все твари одушевленные и неодушевленные».

В тяжелые годы гражданской войны вера в бога и упование на Него среди прихожан укреплялись. Из слов одного из благочинных епархии узнаем, что «прихожане в вере тверды… любовь к Церкви и богослужению не иссякает, напротив, более воспламеняется». Когда по каким-либо причинам церковь оставалась без священника, тогда прихожане настойчиво просили дать им пастыря, ибо «без церкви и священника, - говорили они, - нам нельзя жить». Молитва является для прихожан насущной потребностью, к ней они прибегают весьма, и просят часто служить молебны и панихиды. Благочинный священник Николай Сарычев писал: «В церквах за период 1922 года в праздничные и воскресные дни молящихся втрое увеличилось, очень заметно увеличилось совершение молебнов и поминовений умерших… народ стал посещать храмы Божии очень усердно».

Но затем в 1930-1941 годах наблюдается повальное закрытие храмов. Храмы закрывались под разными предлогами, причиной закрытия могли явиться эпидемии тифа, скарлатины и других инфекционных заболеваний, которые господствовали в то время. Не миновала эта участь и Богоявленскую церковь села Чумой. 3 апреля 1941 года приказом Президиума Верховного Совета УАССР за № 65 церковь была закрыта. В тяжелые годы Великой Отечественной войны народ остался без духовной поддержки церкви, хотя нужда в этом была большая.

С начала войны была прекращена всякая антирелигиозная пропаганда во всех ее формах. Прекратил свое существование Союз воинствующих безбожников. С 1941-1947 годов литература по антирелигиозной тематике в СССР почти не издавалась, хотя до 1940 года в стране выходило около 2 тысяч названий антирелигиозной литературы, тиражом около 2,5 миллионов экземпляров в год. Такие понятия, как «антирелигиозная борьба», «безбожники», «мракобесы-церковники» совершенно исчезли со страниц газет и официальных документов. Стали открываться и действовать без юридического оформления православные храмы и молитвенные дома. Самой заметной формой патриотического служения Церкви явились сборы денег на нужды войны. На эти деньги и ценности, собранные верующими и духовенством, были построены танковая колонна имени Дмитрия Донского и авиаэскадрилия имени Александра Невского. От имени Церкви денежные средства перечислялись в фонды помощи госпиталям, детским домам, детям и семьям сражавшихся на фронтах бойцов. В целом на нужды войны было собрано 300 миллионов рублей.

После встречи 4 сентября 1943 года в Кремле Сталина с руководством Русской Православной Церкви началась новая эпоха в истории государственно-церковных отношений, которая привела к некоторой нормализации отношений государства с Церковью. Был образован Совет по делам Русской Православной Церкви (РПЦ) при Совете Народных Комиссаров СССР и аппарат уполномоченных на местах. 28 ноября 1943 года принимается секретное постановление СНК СССР № 1325 «О порядке открытии церквей». Согласно этого постановления ходатайство верующих об открытии церкви сначала рассматривались местными органами власти, они могли принять лишь отрицательное решение, выслав его копию в Совет, если же местные советы находили целесообразным удовлетворить ходатайство верующих, то они должны были направить все материалы в Совет, который представлял свои решения в СНК СССР для одобрения, после чего Совет сообщал окончательное решение местным органам власти «для последующей регистрации нового религиозного общества и оформления передачи верующим церковного здания».

Следствием этого документа явилось открытие Богоявленского храма в селе Чумой. После шести с половиной-летнего перерыва 13 ноября 1947 года храм снова принял в свое лоно верующих, но официальное открытие церкви датируется 17.12.49 года «по просьбе верующих села Чумой здание и культовое имущество передано верующим». Церковный совет и ревизионная комиссия были избраны 06.01.48 года. История открытия храма была очень непростой.

После повторного открытия первым настоятелем был священник Деомид Григорьевич Батурин, но к началу октября 1948 года служб в церкви все еще не было. В здании храма хранилось зерно. Когда давалось заключение об открытии церкви, здание было свободным, и райсовет был предупрежден, чтобы здание церкви ничем не занималось. Однако после решения об открытии церкви в нее было засыпано зерно. (отчет уполномоченного за 3 квартал 1948 года). Здание церкви деревянное, требовало незначительного ремонта. Весной 1949 года последняя куча зерна из алтаря была вывезена, и 21 июля 1949 года в праздник Казанской иконы Божией Матери храм был освящен и отслужена первая литургия. Настоятелем тогда был уже священник Александр Коковин.

Послевоенные годы количество людей, обращавшихся к богу, постепенно увеличивалось. Однако этот рост происходил в основном за счет храмов в городах и в крупных селах. В некоторых сельских храмах количество прихожан было очень мало, но этому факту были объяснения. К примеру, церковный совет Вознесенской церкви с. Перевозное писал еп. Иерониму в марте 1950 года: «…очень малая посещаемость храма верующими, особенно в период зимнего времени. Старые приходить не могут, а молодые верующие заняты на работах (на лесозаготовках и др.), поэтому является значительное оскудение церковной казны». Еще на одну причину указывал в июне этого же года священник Венедикт Вдовин в письме еп. Иерониму: «Зимой в церковь не ходил не потому, что я плох, а потому, что по случаю метелей дороги к церкви не было». Большинство посещающих церковь люди престарелого возраста, неработающие, домохозяйки и инвалиды, растет процент посещаемости мужчинами. Дети и подростки составляют незначительный процент, т.к. например, учителя Чумойской школы в письменной характеристике на отдельных учеников, окончивших школу в 1959 году, давали официальное заключение о том, что они верят в бога. Это тоже является одной из причин отталкивающих от церкви молодого поколения.

В 1958 году уполномоченный А.Ф. Халевин отмечает, что число прихожан в Чумойской церкви за последние два года значительно снизилось, как и в селах Полько, Сада, Данилово. Причиной этому послужило, по его словам, неблаговидное поведение священников. «Но, к сожалению, - писал уполномоченный, – не везде священники таковы, что своим аморальным поведением дискредитируют церковь в глазах верующих. В остальных церквах сельской местности положение остается стабильным».

В 1961 году была закрыта Богоявленская церковь Игринского района, так как на протяжении 1960-1961 годов от верующих стали поступать жалобы на священника Иннокентия Гусева о «фактах допущенных нарушений законодательства о культах и о непринятии мер по ремонту здания церкви».

Из письма уполномоченного Шестакова председателю исполкома Игринского Бисерову» за №70-с от 6.05.61г. узнаем, что Шестаков дал рекомендации председателю Игринского исполкома Бисерову: а) создать техническую комиссию для обследования храма; б) на основании акта техкомиссии закрыть церковь и установить общине верующих определенный срок для проведения ремонта; в) после этого исключить всякую возможность для общины провести ремонт.

Также, кроме вышеупомянутого, рекомендовал местному исполкому принять решение о сносе здания, если оно пришло в полную ветхость, «что на наш взгляд, является более вероятным».

На заседании Игринского райисполкома от 20 июля 1961 года протокол № 134 рассматривался вопрос о закрытии Богоявленской церкви. «Здание церкви пришло в ветхое состояние и без проведения капитального ремонта считается к дальнейшему использованию не подлежит». Священник Иннокентий Гусев от церкви был отстранен.

«Церковная община к выполнению решения исполкома не приступала в связи с отсутствием строительных материалов, служителя культа нет, и совершение религиозных обрядов в церкви не проводится». Исходя из вышеуказанного, райисполком Игринского района выходит с ходатайством в Совет Министров УАССР «разрешить вопрос о закрытии Богоявленской церкви с. Чумой, считая, что здание церкви находится в ветхом состоянии и непригодно к дальнейшему использованию». Далее было принято решение «после капитального ремонта передать здание церкви Чумойской семилетней школе под спортивный зал, а также два имеющихся одноквартирных дома передать под учительские квартиры».

Совет по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров на заседании от 5 сентября, протокол № 13 согласился с решением Совета Министров о снятии с регистрации религиозной общины. В распоряжении Совета Министров прописывалось использование инвентаря церкви: подсвечники, Евангелия, ризы, литературу и другое имущество по акту было передано финансовым органам, райпотребсоюзу, Чумойской семилетней школе, а часть имущества подлежало уничтожению.

Храм снесен не был, а 1967 году был приспособлен под спортивный зал Чумойской семилетней школы, о чем сообщается в информации Игринского райсовета от 10. 01. 1968 г. «О работе по контролю за соблюдением законодательства о культах за 1967 год». Здание по сегодняшний день служит Чумойской основной школе в качестве спортивного зала.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.