Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

КТО УМНЕЕ – ТОТ СИЛЬНЕЕ



Бродила лиса по лесу и встретила тигра. Выпустил тигр когти, оскалил зубы и зарычал:

– Ты почему, рыжая, бродишь в моих владениях! Кто тебе разрешил! Я тебя сейчас сожру!

Не хотелось лисе умирать, очень не хотелось. Вильнула она хвостом и говорит, как ни в чем не бывало:

– Что это вы раскричались, почтенный! Мы еще посмотрим, кто кого съест. Недаром люди боятся меня больше, чем вас!

Тигр от такой дерзости чуть не умер. Глаза у него налились кровью, шерсть встала дыбом.

– Ах ты, дерзкая! – закричал он. – Прощайся с жизнью!

– Погодите, погодите! – сказала лиса. – Пойдемте к людям, и вы увидите, что они боятся меня больше, чем вас.

– Ладно, – отвечает тигр. – Пойдем. Да помни: если тебя люди не испугаются – быть тебе без шкуры!

Выбрались лиса и тигр на проезжую дорогу и пошли к деревне. Лиса идет впереди, тигр – позади. Лиса стелется по земле, ее и незаметно, а тигр ни от кого не прячется, идет во весь рост.

Увидели крестьяне тигра, и ну бежать во все стороны. Бегут и кричат:

– Спасайтесь! Спасайтесь! Идет господин лесов!

Обернулась лиса к тигру и говорит:

– Видишь, как меня боятся люди. А на тебя никто и внимания не обращает. Пожалуй, я тебя сейчас съем!

Испугался тигр лисы, поджал хвост и убежал.

А лиса долго хохотала над свирепым тигром. Хохотала и приговаривала: – Кто умней – тот и сильней! Кто умней – тот и сильней

 

Кукушка(ненецкая сказка)

Вот что было.

Жила на земле бедная женщина. Было у неё четверо детей. Не слушались дети матери. Бегали, играли на снегу с утра до вечера. Вернутся к себе в чум, целые сугробы снега на пимах натащат, а мать убирай. Одежду промочат, а мать суши. Трудно было матери.

Вот один раз летом ловила мать рыбу на реке. Тяжело ей было, а дети ей не помогали.

От жизни такой, от работы тяжёлой заболела мать. Лежит она в чуме, детей зовёт, просит:

- Детки, воды мне дайте... Пересохло у меня горло. Принесите мне водички.

Не один, не два раза просила мать. Не идут дети за водой. Старший говорит: - Я без пимов.

Другой говорит: - Я без шапки.

Третий говорит: Я без одёжи.

А четвёртый и совсем не отвечает.

Сказала тогда мать: - Близко от нас река, и без одёжи можно за водой сходить. Пересохло у меня во рту. Пить хочу!..

Засмеялись дети, из чума выбежали. Долго играли, в чум к матери не заглядывали.

Наконец захотел старший есть - заглянул в чум. Смотрит он, а мать посреди чума стоит. Стоит и малицу надевает. И вдруг малица перьями покрылась. Берёт мать доску, на которой шкуры скоблят, и доска та хвостом птичьим становится. Напёрсток железный клювом ей стал. Вместо рук крылья выросли.

Обернулась мать птицей и вылетела из чума.

Закричал старший сын: - Братья, смотрите, смотрите, улетает наша мать птицей!

Тут побежали дети за матерью, кричат ей: - Мама, мы тебе водички принесли!

Отвечает им мать: - Ку-ку, ку-ку! Поздно, поздно! Теперь озёрные воды передо мной. К вольным водам лечу я...

Бегут дети за матерью, зовут её, ковшик с водой ей протягивают.

Меньшой сынок кричит: - Мама, мама! Вернись домой! Водички на! Попей, мама!

Отвечает мать издали: - Ку-ку, ку-ку, ку-ку! Поздно, сынок, не вернусь я...

Так бежали за матерью дети много дней и ночей - по камням, по болотам, по кочкам.

Ноги себе в кровь изранили. Где пробегут, там красный след останется.

Навсегда бросила детей мать-кукушка. И с тех пор не вьёт себе кукушка гнезда, не растит сама своих детей.

А по тундре с той самой поры красный мох стелется.

 

 

Легкий хлеб

Белорусская сказка

Косил как-то раз на лугу косарь. Притомившись сел под кустом, развязал свою торбу и принялся хлеб из нее жевать. В то время из лесу выбегал волк, увидал под кустом мужика с едой, подошел ближе и спрашивает:

-Что ты ешь?

-Хлеб.

-У тебя он вкусный?

-Очень даже вкусный, свежий, ароматный!

-Дай мне попробовать его.

-Чего ж не дать, держи!

Протянул косарь ломоть хлеба волку. Понравилось волку угощение.

-Хочется мне его каждый день кушать. Как мне его достать, подскажи-ка?!

-Хорошо, покажу тебе где и как хлеб доставать. Перво-наперво нужно землю свспахать.

-И тогда хлеб будет?

-Нет, погоди. Потом землю надобно взборонить.

-А потом и хлеб уже есть можно?

-Да нет, после нужно посеять на той земле рожь.

-Теперь и хлеб есть можно?

-Рано еще, погоди. Дождаться нужно, когда рожь взойдет, зиму суровую перезимует, весной окрепнет, летом зацветет, к осени заколосится и вскоре созреет.

—Ах, как долго ждать! Одно радует, потом сразу можно есть хлеб сколько душе угодно!

-Не прав ты, рано еще есть. Рожь спелую нужно сжать, в снопы связать, поставить снопы в копны. Подождать пока ветер их провеет, солнце лучиками просушит. После этого можно на ток везти.

-А там можно хлеб уже есть?

-ну и нетерпеливый же ты! Рано же еще. Снопы те нужно обмолотить, зерно потом в мешки засыпать, а мешки те в мельницу отвезти. В мельнице нужно муки намолоть..

-Вот теперь точно можно хлеб будет есть?

-Нет, еще не готов будет хлеб. Нужно муку замесить, подождать пока тесто взойдет да посадить это тесто в горячую печку.

—И готов будет хлеб?

—Да, тогда спечется хлеб. Наешься ты его тогда, сколько душе будет угодно.

Призадумался волк да говорит:

-Больно уж долгая эта работа. Расскажи-ка мне, человек, как быстрее да легче еду добыть можно.

-Если не хочешь ты отведать тяжелого хлеба, можешь опробовать легкий. Иди на выгон,там лошадь пасется.

Подошел волк на выгон, увидал там коня и говорит ему:

-Конь, я тебя съем!

-Ничего ж не поделать, раз хочешь есть, то ешь. Но сначала сними с ног моих подковы, а то все зубы об них себе переломаешь.

Согласился волк с конем, нагнулся к ногам его подковы снимать, а конь изо всей силы как даст ему копытами в зубы. Покатился кубарем волк, еле ноги унес.

Побежал к реке. Глядит – у берега гуси пасутся. Решил он ими полакомиться, подошел и говорит:

-Я вас сейчас съем!

-Можешь съесть, но перед смертью окажи нам всего лишь одну услугу. Спой нам.

-Хорошо, - ответил волк,- петь-то я мастер!

Уселся волк на кочку и, задрав голову, завыл. Тем временем гуси собрались и быстренько улетели.

Разозлился волк, соскочил с кочки и решил, что теперь уж точно съест, того кого первого встретит.

Только он это решил, вдруг видит- идет по дороге старик. Волк мигом подбежал к нему и говорит:

-Дед, я тебя сейчас съем!

-Зачем ты так спешишь? Я никуда не тороплюсь, давай с тобой табачку понюхаем.

-А табак вкусный?

-Когда попробуешь, узнаешь!

Вынул старик из кармана кисет, сам понюхал и волка угостил. Так старался волк, что в один вдох весь табак из кисета в себя вдохнул. А после так принялся чихать, что слышно было его на весь лес да и слезы из глаз сыпались градом. Прочихался наконец волк, а старика уже и след простыл.

Поплелся голодный волк дальше. Вдруг видит - пасутся на поле овцы, а пастух спит и не следит за стадом. Подобрался ближе волк, выбрал самого жирного барана да говорит ему:

-Баран, я тебя сейчас съем!

—Что ж, такова моя доля, -говорит баран уныло. – А чтобы долго тебя не мучить и не ломать зубы об старые кости мои , ступай лучше к той ложбинке и раскрой пасть, а я взберусь на ту гору да с разгону влечу тебе прямо в рот.

—Спасибо за совет, так мы и поступим, -согласился волк.

Отошел он в ложбинку, раскрыл пошире пасть и ждет. А баран вскочил на гору, разогнался и ударил волка рогами по голове так сильно, что у того аж искры из глаз посыпались и голова пошла кругом.

Придя в себя, волк никак не мог понять, съел он барана или нет. А тем часом косарь закончил косьбу и шел домой. Услышав волчью беседу с самим собой, сказал он волку:

—Съесть ты его не съел, но зато легкого хлеба накушался!

 

Лесная дева
Чешская сказка Перевод Божена Немцова Жила когда-то на свете бедная вдова с дочкой Бетушкой. Не было у них ничего, толькоизбушка-развалюшка да две козы. Но они не тужили, и Бетушка была всегда весела и своих козочек с весны до осени пасла в березовом лесу. Положит ей мать в кошелку краюшку хлеба и веретенце, наказывает без дела не сидеть, пряжу сучить. А льняную кудель вокруг головы обернет, потому что нету в доме ни прялки, ни гребня… Бетушка кошелку подхватит и скачет, напевая, вслед за козами. В лес придут — козы траву щипать начинают, а Бетушка под деревом сидит, левой рукой нить сучит, правой веретенце пускает. Веретенце по земле крутится, а Бетушка веселые песни поет. А как солнце на небе высоко поднимется, Бетушка работу откладывает, коз зовет, дает им по ломтю хлеба, а сама спешит в лес по ягоды. Полакомится досыта, а потом запоет, ножкой притопнет, ручкой прихлопнет и в пляс пойдет! Солнышко улыбается, глядя на нее сквозь листву, и козочки радуются, что у них такая веселая пастушка. Наплясавшись, Бетушка снова за работу принимается, и вернувшись домой, никогда от матушки укор не слышит. Однажды, ровно в полдень, после нехитрого обеда собралась было Бетушка поплясать — вдруг, откуда ни возьмись — стоит перед ней прекрасная дева. Платье на ней белое, тонкое, как паутинка, на голове венок из лесных цветов, золотые волосы до пояса спускаются. Бетушка так и замерла на месте. А дева улыбнулась ей и говорит нежным голосом: «Ты любишь танцевать, Бетушка?» Молвила дева ласково, и у Бетушки страх пропал; отвечает: «О, я бы целый день плясала!» — Ну тогда пошли, будем вместе танцевать; я тебя научу! — Сказала, приподняла край юбки, обняла Бетушку, и пустились они в пляс. Тут сверху послышалась такая прекрасная музыка, что у Бетушки сердце колокольчиком зазвенело. На березовых ветвях сидели музыканты, одетые в черные, пепельные, коричневые и пестрые сюртучки. Это был оркестр из отборных музыкантов. По знаку прекрасной девы сюда собрались соловьи, жаворонки, зяблики, щеглы, вьюрки, дрозды серые, дрозды черные и даже самдрозд-пересмешник. Щечки у Бетушки горят, глаза сияют, забыла она про свою пряжу и про коз, только все на прекрасную деву глядит, а та знай себе кружится, да так легко, так невесомо, что и трава под ее тонкой ножкой не колыхнется. Проплясали они с полудня до самого вечера, а у Бетушки и ноги не устали. И вдруг прекрасная дева замедлила шаг, музыка смолкла — и дева как появилась, так и исчезла. Бетушка огляделась, солнышко уже за лес садится; подняла руки над головой, нащупала льняную кудель и вспомнила, что веретенце лежит в траве пустехонько. Сняла она кудель с головы и вместе с веретенцем в свою кошелку уложила, кликнула коз и заторопилась домой. По дороге она не пела, а горько себя корила, что поддалась очарованью прекрасной девы, решив не слушаться ее больше, коли дева явится снова. Козочки все оглядывались, Бетушка ли это за ними следом идет. И мать удивилась и просила у дочки, уж не захворала ли она. — Нет, матушка, не захворала я, просто у меня от пения в горле пересохло, — ответила Бетушка и спрятала веретенце и непряденый лен. Знала она, что мать сразу не хватится, и собиралась завтра доделать то, что сегодня промешкала. На другой день, как обычно весело распевая, погнала Бетушка коз в березовую рощу. Пригнала, козы траву щиплют, а она, усевшись под дерево, усердно пряжу прядет и песни поет, потому что с песней работа быстрее спорится. Солнце уже к полудню поднялось, Бетушка дала козочкам по кусочку хлеба, а сама набрала вкусной земляники, села обедать и говорит, вздыхая: — Ах, мои козочки, сегодня мне плясать не придется. — Почему же не придется? — раздался тут нежный голос, и прекрасная дева снова очутилась перед ней, будто с облаков спустилась. Бетушка испугалась еще больше, чем в первый раз, глаза зажмурила, чтобы деву не видеть, и робко ответила: ,Ах, прекрасная госпожа, не могу я с вами плясать, мне пряжу прясть надо, не то матушка меня бранить станет. Сегодня, пока солнце зайдет, мне надо доделать то, что вчера упустила.» — Пойдем, Бетушка, танцевать; когда солнце закатится, и помощь объявится! — сказала дева, приподняла край юбки, обняла Бетушку, музыканты на березовых ветвях грянули веселый танец, и они пустились в пляс. Еще восхитительней танцевала прекрасная дева, Бетушка от нее глаз отвести не могла, забыла и про коз и про работу. Но тут солнце стало за лес садиться, ноги танцовщицы замерли, музыка умолкла. Бетушка вскинула руки над головой, нащупала непряденый лен и ударилась в слезы. А прекрасная дева дотронулась до ее головы, льняную кудель сняла, обернула ее вокруг ствола тонкой березы, взяла веретено и принялась прясть. Веретенце так и крутилось по земле, и, прежде чем солнце скрылось за лесом, дева весь лен спряла. Протягивает полное веретено Бетушке и молвит: ,Нитку тяни, никого не брани, — запомни мои слова: нитку тяни, никого не брани." Сказала — и нет ее, словно сквозь землю провалилась. Обрадовалась Бетушка. ,Коли она такая хорошая, то я опять с ней плясать стану." И запела, чтоб козочки веселей бежали. Но мать встретила ее хмуро; она хотела днем пряжу перемотать и, увидав, что веретено неполное, рассердилась на дочь. — Ты чем это вчера занималась, почему дело не сделала? — выговаривала она Бетушке. — Простите, матушка, я немножко поплясала, — ответила Бетушка сокрушенно и, показав матери веретенце, добавила: — Зато сегодня полнехонько. Мать замолчала, пошла коз доить. Хотела Бетушка матери про свое приключение рассказать, да раздумала: «Нет, не сегодня, вот если прекрасная дева еще раз придет, спрошу ее, кто она такая, и тогда все матушке расскажу.» И на третье утро, как обычно, погнала Бетушка коз в березовую рощу; козы стали траву щипать, а Бетушка, усевшись под деревом, запела и принялась прясть. Солнце поднялось к полудню. Бетушка отложила веретенце в траву, дала козам по кусочку хлеба, собрала земляники, наелась, хлебные крошки птахам стряхнула и весело молвила: «Ну, козочки мои, уж сегодня-то я вам спляшу!» Девочка подпрыгнула и только собралась попробовать, сумеет ли она так же красиво плясать, как прекрасная дева, а та уже тут как тут, сама перед ней стоит. — Давай вместе, — сказала она Бетушке с улыбкой, обхватила ее, в ветвях над их головами зазвучала музыка, и они закружились. Позабыла Бетушка и про веретенце и про козочек, ничего не видит, кроме прекрасной девы! А та словно ивовый прутик изгибается, ничего не слышит, кроме музыки, а ноги сами собой в пляс идут! И снова плясали они с полудня до самого вечера. Но вдруг дева остановилась и музыка смолкла. Огляделась Бетушка, солнце уже за лесом. С плачем сомкнула она руки над головой и запричитала, что ей, мол, теперь от матушки достанется. — Дай-ка мне свою кошелку! — молвила прекрасная дева. Бетушка ей кошелку подала, и дева на миг стала невидимой, а потом вернула Бетушке кошелку со словами: «Сейчас не гляди, дома отвори!» — ив тот же момент исчезла, словно ее ветер унес. Бетушка побоялась тут же в кошелку заглядывать, но по дороге разобрало ее любопытство; кошелка была так легка, будто в ней ничегошеньки не лежало: ,Дай-ка взгляну, не обманула ли меня дева!» Как же перепугалась Бетушка, когда увидела, что в кошелке полно одних только березовых листьев! Горько плакала Бетушка, укоряя себя за доверчивость. От злости вышвырнула пригоршню листьев и собралась было всю кошелку вытряхнуть, но потом подумала: ,Подстелю-ка я эти листья козочкам,« — и оставила их в кошелке. Хмуро плелась она по тропинке. Боязно было домой возвращаться. Козочки опять не узнавали своей пастушки. А тут еще мать в страхе ожидает ее на пороге. — Что за пряжу ты вчера домой принесла? — были ее первые слова. — А что? — тревожно спросила Бетушка. — Ты утром ушла, а я стала пряжу перематывать, мотаю, мотаю, а веретено все полное — один моток, другой, третий — веретено полно! „Какой злой дух его прял!" — с сердцем крикнула я и в тот же миг и пряжа и веретено исчезли — словно их ветром сдуло! Рассказывай, что все это значит? И тут Бетушка все матушке рассказала. — Это была лесная дева! — в ужасе воскликнула мать. — В полдень и в полночь они появляются и над людьми потешаются. Над маленькими девочками иногда, бывает, сжалятся и богато их одаривают. Если б я не роптала и не бранилась, была б у нас полная светелка пряжи. Вспомнила тут Бетушка про кошелку, а вдруг под листьями что-нибудь есть. Вынимает она веретенце и непряденый лен, взглядывает на дно и — ,Глядите-ка, матушка» — кричит она. Мать глядит и всплескивает руками! Березовые листья превратились в золото! — Прекрасная дева мне наказывала: «Сейчас не гляди, дома отвори," да я не послушалась! — сердилась на себя Бетушка. — Счастье еще, что все из кошелки не вытряхнула! — заметила мать. Утром она сама пошла взглянуть на то место, где Бетушка пригоршню листьев выкинула, но, увы, на дороге лежали лишь зеленые березовые листья. Но богатство, что Бетушка домой принесла, было и так достаточно велико. Мать купила хозяйство, у Бетушки появились красивые платья, ей уже не надо было пасти коз. Но никакое богатство, никакое веселье и счастье — ничто не доставляло ей такой радости, как пляски с лесной девой. Ее все тянуло в березовую рощу, чтобы хоть разок снова увидать прекрасную деву — но прекрасная дева исчезла навсегда.  



©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.