Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Предпосылки гармонии первых трех тел



 

Полная гармония между первым, вторым и третьим телами абсолютно необходима. Если между ними нет гармонических связей, то пробуждение Кундалини может пойти им во вред. И есть несколько условий, совершенно необходимых для того, чтобы установить эту гармонию, наладить эти взаимоотношения.

Во-первых, наше тело не достигнет гармонии с остальными телами до тех пор, пока мы будем несознательны и нечувствительны по отношению к нему. Под нечувствительностью я подразумеваю, что мы не осознаем своего тела полностью.

Идя, мы едва осознаем тот факт, что мы идем.

Стоя, едва осознаем тот факт, что стоим.

Во время еды едва осознаем тот факт, что едим.

Что бы мы ни делали со своим телом, мы делаем это не осознавая - подобно сомнамбулам. Если мы не осознаем даже этого тела, то другие, внутренние тела мы не осознаем тем более, ведь они гораздо тоньше. Если мы не осознаем этого грубого, видимого тела, то вопрос об осознании тонких, невидимых тел вообще не встает. Так их осознать невозможно. А без осознания не будет и гармонии. Она возможна только в состоянии осознания. В состоянии неосознанности она распадается.

Итак, первое, что нужно, - осознавать тело. Тут абсолютно необходимо обращать внимание на каждое действие своего тела, каким бы незначительным оно ни было. Все, что мы делаем, нужно делать сознательно. Будда говорил: "Когда вы идете по дороге, осознавайте, что вы идете. И, когда вы поднимаете правую ногу, ваш разум должен знать, что правая нога поднята. И засыпая ночью, нужно помнить момент перехода".

 

В жизни Будды, когда он еще только искал истину, произошел такой случай. Они вдвоем с другим искателем истины проходили через деревню. Вдруг в разгар их беседы на шею Будды села муха. Не прерывая своей речи, Будда поднял руку и согнал насекомое. Муха улетела, но Будда вдруг остановился.

- Я совершил серьезную ошибку, - сказал он своему спутнику и снова поднял руку, как бы отгоняя муху.

- Что ты делаешь? Там уже нет мухи, - воскликнул удивленный спутник.

- Сейчас я отгоняю муху так, как должен был это сделать сразу. Теперь я полностью осознаю свое действие. Поднимая руку, я полностью осознаю, что она поднимается и направляется к моей шее, чтобы отогнать муху. А тогда я был поглощен беседой и действовал механически. Я согрешил против своего тела, - ответил Будда.

 

Когда вы начинаете совершать все физические действия полностью осознанно, то ваша идентификация с физическим телом исчезает. Если вы, поднимая руку, сосредоточите на этом действии все свое внимание, то ощутите себя отдельным от руки, - ибо тогда поднимающий не идентичен поднимаемому. С ощущения отделенности от физического тела начинается осознание тела эфирного. А затем, как я уже говорил, вы должны обрести полное осознание и этого, второго тела.

Представьте себе оркестр. Множество различных инструментов играет одновременно. Если среди публики окажется человек, никогда прежде не слышавший музыки, он услышит лишь партию барабана, поскольку этот инструмент производит больше всего шума; ему не удастся различить более тихие голоса других инструментов. Но если он начнет осознавать звучащую музыку, то понемногу станет улавливать и звуки потише. С обострением осознания он наконец услышит и самые тонкие, самые нежные ноты. Когда же его восприятие обострится еще больше, он будет слышать не только звуки, но и паузы между двумя нотами, - тишину между ними. И тогда он охватит всю музыку полностью. Интервал, пауза - это последнее, что мы постигаем. Только тогда можно сказать, что мы поняли музыку до конца.

Интервал, тишина между нотами, имеет собственное значение. Фактически, ноты нужны лишь для того, чтобы эту тишину подчеркнуть, и для музыканта очень важно уметь ее задействовать.

Если вам приходилось видеть китайскую или японскую живопись, то вы наверняка были удивлены тем, что все изображение сосредоточивается в одном уголке, а остальная часть холста пуста. Больше нигде в мире мы не встретим этого приема, поскольку нигде больше художники не пишут так вдумчиво, медитативно. Фактически, нигде, кроме Китая и Японии, живописцы не медитируют во время работы. Если вы спросите художника, зачем он потратил такой большой холст на такую маленькую картину, когда он вполне мог бы написать ее на в восемь раз меньшем холсте, он ответит, что работал над одной восьмой холста именно для того, чтобы проявить семь частей пустоты. И такое соотношение вполне реально.

Обычно, изображая одиноко стоящее дерево, художник использует весь холст. На самом же деле дерево должно занимать только уголок, ибо по сравнению с безграничностью неба оно слишком незначительно. Таково истинное соотношение. Дерево на холсте может быть живым, только если оно изображено в своей реальной пространственной пропорции. Поэтому все ваши картины непропорциональны. Если человек, занимающийся медитацией, сочиняет музыку, он включает в нее меньше звука и больше тишины, поскольку ноты малы по сравнению с объединяющей их тишиной. У звуков лишь одно предназначение напомнить нам о пустоте, о тишине - и удалиться. Чем глубже вы окунаетесь в музыку, тем глубже чувствуете тишину.

Предназначение нашего физического тела состоит лишь в том, чтобы дать нам ощутить более тонкие тела, но мы никогда не используем его для этого. Мы лениво соотносим себя с физическим телом и, кроме него, ничего не видим. Мы все время спим, мы живем в своем теле, так никогда и не приходя в сознание. Если же вы начнете осознавать каждое действие этого тела, то почувствуете и наличие второго. Второе тело ведет собственную деятельность, но вы о ней ничего не узнаете, пока не добьетесь полного осознания деятельности физического тела, - поскольку эфирное тоньше. Когда вы станете полностью осознавать деятельность физического тела, то скоро начнете ощущать и движения второго. И с удивлением обнаружите, что внутри вас никогда не прекращаются определенные эфирные вибрации.

Человек гневается. Гнев рождается в эфирном теле, но проявляется в первом. В основном гнев - это деятельность второго тела, первое же служит лишь как посредник для его выражения. При желании вы можете не пустить гнев в свое первое тело. Именно это вы делаете, подавляя эмоции. Предположим, я ужасно разгневался... мне хочется схватить палку и хорошенько вас отдубасить, но я сдерживаю свой порыв. Избиение - деятельность первого плана. Гнев как таковой есть, но его проявлений нет. Я могу удержаться от избиения. При желании я могу даже вам улыбаться. Но гнев уже наполнил все мое второе тело. Так что, подавляя эмоции, мы удерживаем их лишь на уровне внешних проявлений, в то время как в своем истоке они уже проявились.

Осознавая процессы своего физического тела, вы начинаете осознавать в себе и движения любви, гнева, ненависти - вы ощущаете их присутствие. Пока вы не поймете движений этих чувств, поднимающихся из второго тела, все, что вы можете, это подавлять их. Вы не можете от них освободиться, поскольку осознаете их лишь тогда, когда они достигают первого тела, а нередко - даже еще позже. Бывает, что вы осознаете их вообще лишь после того, как они достигают тела другого человека. Мы настолько бесчувственны, что не осознаем своих действий до тех пор, пока наша пощечина не упадет на чью-то щеку. Лишь тогда мы догадываемся: что-то произошло.

Все эмоции исходят из эфирного тела. Так что это второе, эфирное тело можно называть еще эмоциональным. У него есть стой импульс: импульс гнева, любви, ненависти, нетерпения. И со временем вы узнаете все эти вибрации.

От страха эфирное тело съеживается. Это съеживание, которое мы ощущаем, испытывая страх, принадлежит не первому телу. Первое тело остается таким же, как и было, оно ничуть не изменяется. Но эффект сжатия эфирного тела отражается на походке человека, на том, как он сидит. Он выглядит подавленным. Он не расправит плечи. Его речь сбивчива. Его ноги трясутся при ходьбе, руки при письме дрожат.

Любой может отличить мужской почерк от женского, это вовсе несложно. Женский почерк всегда неровен. Не важно, насколько симметричны и хорошо оформлены буквы, в них всегда будет различаться дрожь. Это очень женская особенность, и она исходит из женского тела. Женщина всегда напугана, все ее существо поражено страхом. Потому-то женский почерк и нетрудно отличить от мужского. Кроме того, по почерку мужчины можно определить, насколько напуган он. Между пальцами мужчины и женщины нет особой разницы, нет разницы и в манере держать ручку. Но это касается только первого тела, а на уровне второго тела женщина испугана.

Даже современная женщина еще не обрела внутреннее бесстрашие. Наше общество, наша культура, образ мышления все еще таковы, что мы пока не сумели избавить женщину от страха. Она все время напугана, и вибрации ее страха пронизывают ее насквозь. По почерку мужчины тоже можно судить, насколько он бесстрашен или пуглив. Страх - состояние эфирного плана.

Я говорил, что вы должны осознавать каждый процесс грубого тела, но вам также следует осознавать и процессы эфирного тела. Когда вы влюблены, вы словно бы расширяетесь. Именно отсюда переживаемая вместе с любовью свобода. Вот появился кто-то, кого вам не нужно бояться. Радом с любимым человеком бояться нечего. На самом деле любить - значит быть свободным от страха перед лицом того, ради кого ты способен расцвести в полную силу, кем бы ты ни был. Поэтому любовь сопровождается ощущением расширения. Физическое тело остается неизменным, но эфирное тело расцветает и растет.

Медитации всегда сопровождаются переживаниями эфирного тела. Кто-то может почувствовать, как его тело расширяется, заполняя собой всю комнату. Однако его физическое тело остается неизменным. Если он откроет глаза, то будет потрясен: его тело не изменилось. Но ощущения от этого переживания не оставляют его, и он осознает, что его чувства не были ложными. Переживание было четким... он заполнял собой всю комнату. Это феномен эфирного тела, а его возможности к расширению неограниченны. Еще оно сжимается и расширяется под воздействием эмоций. Оно может расшириться настолько, что окутает собой всю Землю, или сжаться так, что ему достанет места внутри атома.

Итак, вы начнете ощущать движения эфирного тела, - расширение и сжатие, - в каких ситуациях оно расширяется, а в каких сужается. Если человек, практикующий медитацию, начинает жить в тех процессах, когда оно расширяется, это приводит к созданию гармонии между его телами. Если же он живет в условиях, сжимающих его, то гармонии между телами не будет. Расширение - в природе эфирного тела. Когда оно полностью расширяется, расцветает, то от него к первому телу протягиваются мосты. Когда же оно пугается и съеживается, то все его связи с первым телом рвутся и оно одиноко сворачивается где-нибудь в уголке.

Существуют и другие процессы во втором теле, и о них можно узнать при помощи других методов. Например, вы видите совершенно здорового, отлично себя чувствующего человека. Если кто-то вдруг ему скажет, что он приговорен к смерти, он тут же побледнеет. В его первом теле все осталось по-прежнему, в эфирном же немедленно произошли перемены. Эфирное тело приготовилось покинуть физическое. Когда жилец узнает, что ему нужно немедленно покинуть свой дом, то всю его жизнерадостность и легкость тут же как ветром уносит, жизнь выбивается из накатанной колеи. В каком-то смысле второе тело разрывает все связи с первым. Казнь произойдет лишь некоторое время спустя, а может, ее и вовсе не будет, но связи второго тела с первым уже рвутся.

На вас набрасывается человек с пистолетом или лев в лесу, и хотя с физическим телом пока еще ничего не произошло, но эфирное немедленно подготавливается к тому, чтобы его покинуть, и между телами возникает весьма значительная дистанция.

Так вы можете наблюдать незримую работу тонкого тела, и это совсем не сложно. Сложность состоит прежде всего в том, что вы не следите за процессами в физическом. Если бы вы это делали, то стали бы ощущать движения и во втором теле. Если же вы станете четко ощущать процессы в обоих телах, то уже только это одно создаст гармонию между ними.

Далее следует третье тело - астральное. Его движения определенно тоньше, - тоньше страха, гнева, любви и ненависти. Очень трудно уловить его движения, если ваше знание второго тела неполно. Тем более сложно уловить движения второго тела из первого, поскольку зазор теперь больше и с первого уровня мы не воспринимаем почти ничего. Второе тело ближе к первому, поэтому кое-что отсюда мы о нем узнать можем. Второе тело нам как сосед... иногда мы слышим из-за стены звон посуды или плач ребенка. Третье же тело - сосед соседа, и мы не слышим ни звука из его квартиры. Процессы третьего тела еще тоньше, и уловить их можно лишь в том случае, если мы научились полноценно воспринимать эмоции.

Обретая плотность, эмоции превращаются в действие. А астральные вибрации еще тоньше, чем волны эмоций. Поэтому я не могу узнать о том, что вы на меня гневаетесь, пока вы как-нибудь не выразите свой гнев, ибо я могу его видеть, лишь когда он обращается действием. Но вы ощущаете его гораздо раньше. Вы чувствуете, как он зарождается в вашем эфирном теле. Растущий в вас гнев состоит из особых атомов эфирного тела. Если этих атомов не будет, вы не сможете разгневаться.

Можно назвать астральное тело совокупностью вибраций. Сейчас я приведу пример, который поможет вам понять различные состояния этого тела. Представим себе воду, и представим кислород и водород отдельно. Кислород ничуть не похож на воду, вода ничуть не похожа на кислород. Ни кислород, ни водород не обладают ни одним из свойств воды, но, соединяясь, они ее образуют. Каждому из них присущи скрытые качества, проявляющиеся при соединении.

В астральном теле не найдешь ни гнева, ни любви, ни ненависти, ни страха. Однако оно производит соответствующие вибрации, проявляющиеся во втором теле. Поэтому когда вы полностью осознаете свое второе тело, когда вы будете с самого начала знать о своем гневе, то поймете, что вспышке гнева предшествуют определенные процессы. Иными словами, гнев - это не начало. Это лишь продолжение события, произошедшего где-то в другом месте.

От дна озера отрывается пузырь и начинает свой путь наверх. Мы не видим, как он зарождается на песчаном дне. Пройдя полпути до поверхности, он все еще невидим. И лишь около поверхности он становится видимым, хотя еще очень мал. Поднимаясь выше, пузырь становится все больше и больше, поскольку давление воды уменьшается. Теперь нам его видно лучше. На большей глубине он был сжат давлением воды, но чем выше он поднимается, тем меньше становится давление, и вот на поверхности он дорастает до своего полного размера. Однако едва это происходит, как он лопается.

Итак, он преодолел долгий путь. Были моменты, когда мы не могли его видеть, но он все равно существовал, скрытый в песке. Потом он вышел из песка, но мы его все еще не видели, поскольку он был сжат водой. Когда же он подошел ближе к поверхности, мы его разглядели, хотя он был еще очень мал. Наконец он поднялся на поверхность, где стал виден полностью, - но тут он лопнул.

Так же развивается пузырь гнева и, достигнув первого тела, лопается. Подходя к поверхности, он начинает проявляться. Если хотите, вы можете остановить его во втором теле, и это уже будет подавление . Вы заглядываете в свое эфирное тело и с удивлением обнаруживаете, что в нем движется пузырь. Но возникает он раньше, из энергетических вибраций.

Как я уже говорил вам прежде, не существует различных типов материи, скорее можно говорить о различных сочетаниях одних и тех же частиц энергии. Уголь и алмаз - одно и то же, разница лишь в сочетании частиц энергии. Если вы разложите любую материю на мельчайшие составляющие, то в конце концов у вас останется лишь электрическая энергия. Различные сочетания этих энергетических колебаний и приводят к образованию разных веществ. И все эти вещества различны лишь на поверхности, в глубине они одни и те же.

Если вы пробудитесь для эфирного тела и проследите эмоции до момента их зарождения, то внезапно обнаружите себя в теле астральном. Там вы поймете, что гнев - это не гнев, прощение - не прощение; в них обоих колеблется одна и та же энергия. Энергия вибраций любви и ненависти одна и та же. Разница лишь в характере вибраций.

Когда любовь обращается ненавистью, а ненависть - любовью, мы удивляемся, как это могут переходить друг в друга два совершенно противоположных чувства. К примеру, еще вчера я называл человека своим другом, а сегодня он стал мне врагом. Я утешаю себя тем, что, возможно, я ошибся, - он никогда не был мне другом, ибо как может друг обратиться врагом? Но в дружбе и вражде колеблется одна и та же энергия, разница лишь в характере колебаний. Разница в структуре волн. То, что мы называем любовью утром, вечером становится ненавистью. Даже в полдень еще была любовь, а к вечеру она сменилась ненавистью. Очень сложная ситуация! Утром мы любили человека, а вечером уже ненавидим.

Фрейда очень впечатлило то обстоятельство, что мы любим тех, кого ненавидим, и ненавидим тех, кого любим. Приведенное им обоснование этого в какой-то мере правильно, но, не зная об иных телах человека, он не мог зайти в своих исследованиях достаточно далеко. Его обоснование очень поверхностно. Фрейд замечает, что взаимоотношения с матерью - это первые из переживаемых человеком отношений... мать - это первый объект его любви. Пока мать проявляет к ребенку заботу и внимание, он ее любит, но, когда она его бранит и наказывает, он начинает ее же ненавидеть. Итак, его сознание наполняется двумя чувствами по отношению к одному и тому же объекту - к матери: он ее ненавидит и ее же любит. Иногда ему просто хочется убить ее, а иногда он чувствует, что не может без нее жить и дышать. Подобное двойственное мышление превращает мать в первый объект любви и ненависти человека. И поскольку такая связь уже установилась в его голове, то и в дальнейшей жизни человек ненавидит тех, кого любит.

Это очень поверхностное заключение. Пузырь замечен лишь на поверхности, когда он уже готов лопнуть. Человек способен любить и ненавидеть мать одновременно оттого, что разница между любовью и ненавистью не качественная, а лишь количественная. Любовь и ненависть не проявляются одновременно. Вы можете испытывать оба эти чувства лишь при условии, что они приходят по очереди: их волны сменяют друг друга. Итак, лишь достигнув третьего тела, занимающийся медитацией человек начинает понимать, почему его разум наполняют противоположные чувства.

Человек приходит ко мне утром и, коснувшись моих стоп, приветствует меня как благословенного: "возлюбленный учитель". Вечером он же приходит с оскорблениями и говорит: "Этот человек - сам дьявол". На следующее утро он снова обращается ко мне как к возлюбленному учителю и благоговейно касается моих стоп. Потом приходят другие и советуют мне не верить его словам, поскольку он называет меня то богом, то дьяволом.

А я говорю, что он - единственный , на кого можно положиться. Человека, который так говорит, винить не в чем. Он не противоречит себе. Чувства, о которых он говорит, принадлежат к одному спектру. Это ступени одной лестницы, и различие тут лишь количественное. Фактически, говоря "возлюбленный учитель", он просто описывает часть целого.

Разум составлен из пар противоположностей, так куда же каждый раз девается вторая половинка? Она лежит под первой, ожидая, пока та исчерпается. В конце концов первая часть устает, - ибо сколько же может человек повторять "возлюбленный учитель"? Когда она устает, на поверхность выходит вторая часть и подстрекает его сказать "этот человек - сам дьявол". Но это не разные вещи. Это одно и то же.

До тех пор, пока мы не сумеем понять, что все противоположные эмоции суть формы одной и той же энергии, мы не сможем решать проблемы человека. Величайшая из встающих перед нами проблем состоит в том, что, любя, мы ненавидим. Мы готовы убить того, без кого не можем жить. Наш друг где-то глубоко внутри оказывается врагом. Это наша величайшая проблема, и, едва только между людьми возникают какие-либо отношения, она встает перед ними в полную силу. И прежде всего тут нужно хорошенько понять, что за разными чувствами стоит одна и та же энергия - между ними нет никакой разницы.

Обычно мы считаем, что тьма и свет противоположны друг другу, но это не так. С точки зрения науки тьма - это минимум света. Если мы хорошенько постараемся, то найдем свет и во тьме. Не бывает тьмы, где не было бы света. Другое дело, что наши исследовательские приборы могут его не различать. Возможно, наши глаза не способны увидеть свет во тьме, но свет и тьма - явления одного уровня, это различные формы и вибрации одной энергии.

Это проще понять иным способом. Мы считаем, что свет и тьма совершенно противоположны друг другу, но жару и холод мы противопоставляем не так резко. Тут будет интересно провести один эксперимент. Согрейте одну руку над огнем, при этом поместив другую в лед. Теперь окуните обе руки в ведро с водой комнатной температуры. Вам будет трудно решить для себя, горяча эта вода или холодна. Одна рука скажет вам, что вода горячая, а другая, что она холодная. И вы не сможете ничего для себя решить, ибо обе руки - ваши. Фактически, холод и жар - не разные вещи, это относительные ощущения.

Если мы называем что-то холодным, это лишь означает, что мы теплее. Называя же что-то теплым, мы лишь говорим о том, что мы холоднее. Мы описываем лишь количественную разницу между температурой предмета и нашей собственной, - ни больше, ни меньше. Нет ничего холодного или горячего. Или же можно сказать, что все горячее в то же время холодное. На самом деле слова "холодный" и "горячий" лишь вводят нас в заблуждение. Лучше говорить о той или иной температуре, это будет точнее. Ученый не станет употреблять слов "горячий" или "холодный". Он скажет, что температура предмета составляет столько-то градусов. "Горячий" и "холодный" - литературные выражения. Они ничего не отражают и поэтому для науки опасны.

Когда человек, входя в комнату, говорит, что ему холодно, нам трудно судить, о чем идет речь. Возможно, у него жар, и ему холодно в комнате, где на самом деле вовсе не холодно. Поэтому, пока этот человек не знает температуры собственного тела, его оценки температуры в комнате ничего не значат. Мы можем сказать ему: "Нас не интересует, холодно тебе или тепло. Просто скажи, какая температура в комнате". Точные показания ничего не говорят вам о том, холодно ли в комнате или тепло, вы лишь узнаете температуру. Если она ниже температуры вашего тела, вам прохладно, если выше, - жарко. То же самое касается света и тьмы: все зависит от силы зрения.

Ночь темна для нас, но не для совы. Сове темным кажется день. Она, должно быть, недоумевает: "Что за странное существо человек! Он бодрствует ночью". Обычно люди считают сов глупыми, но при этом не знают, что думают о них совы. Для совы день наступает ночью, а ночь - днем. И она, наверное, изумляется глупости человека! Сова думает: "Пусть среди людей немало мудрецов, однако они бодрствуют ночью, а с наступлением дня отправляются спать. Когда наступает самое время жить и действовать, они спят. Несчастные твари". Глаза совы способны видеть ночью, и поэтому ночь для нее не темна.

Вибрации любви и ненависти подобны вибрациям тьмы и света, у них свое соотношение. Поэтому, обретя осознание третьего уровня, вы окажетесь в странном положении... вы уже не сможете выбирать между любовью и ненавистью. Вы поймете, что это разные названия одного и того же.

Выбирая одно, вы автоматически выбираете и другое. Поэтому, если вы попросите любви у человека с третьего уровня, он спросит у вас, готовы ли вы заодно к ненависти. Вы, конечно же, скажете: "Нет, я хочу только любви. Пожалуйста, дай мне любовь!" Он ответит, что это невозможно, потому что любовь - это лишь вариант вибрации ненависти. На самом деле любовь - это разновидность определенной вибрации, доставляющая вам удовольствие, а ненависть - неприятная разновидность той же вибрации.

Поэтому человек, пробудившийся на третьем уровне, начинает освобождаться от оппозиционных пар. Он впервые постигает: то, что казалось ему противоположностями, на самом деле едино. Две расходящиеся ветви, как оказалось, растут из одного ствола. И тогда он рассмеется над своими глупыми попытками уничтожить одну часть ради другой. Тогда он не знал, что это невозможно, что дерево внизу одно. Но третий уровень можно познать лишь после пробуждения второго, ибо вибрации третьего тела очень тонки. Там нет чувств - только вибрации.

Если вы начнете понимать вибрации третьего тела, к вам придет уникальный опыт. Тогда вы, взглянув на человека, сможете сразу сказать, какие вибрации его окружают. Поскольку вы еще не ощущаете даже собственных вибраций, вы не способны распознавать и чужих. Эти вибрации третьего тела окружают голову человека. Нимбы на изображениях Будды, Махавиры, Рамы или Кришны - и есть те самые ауры вокруг их голов. Они бывают окрашены в разные цвета, которые можно видеть. Если вы должным образом ощутите третье тело, то научитесь различать и эти цвета, - причем не только у себя, но и у других людей.

Фактически, чем глубже мы способны заглянуть в себя, тем глубже мы видим других - в той же мере. И поскольку из своих тел мы знаем лишь физическое, то и у других воспринимаем лишь его. Когда же мы осознаем свое эфирное тело, то начнем ощущать и эфирные тела окружающих.

Вы знаете, что захотите есть, задолго до того, как проголодаетесь. И зреющую в вас любовь тоже можно увидеть задолго до того, как вы чем-то проявите ее. Так что если кто-то способен узнавать чувства других людей, то ничего особенного в этом нет. Обретя осознание своего эмоционального тела, не сложно улавливать и чувства других, поскольку мы тогда просто видим все их оттенки. При пробуждении на третьем уровне все становится предельно ясно, ибо мы начинаем видеть также и цвет личности в целом.

Цвет одежды садху и саньясинов был выбран по цвету третьего тела. В других же случаях выбор был другим, в зависимости от тела, которому придается особое значение в данной традиции. Так Будда выбрал желтый цвет, поскольку придавал особое значение седьмому телу. У человека, достигшего седьмого уровня, аура желтая, вот Будда и выбрал для своих бхикху желтый. Именно из-за этого цвета буддистским бхикху было так трудно прижиться в Индии. Желтый цвет идентифицировался со смертью, - да он, фактически, и есть цвет смерти, ведь седьмой уровень - это уровень окончательного угасания. Потому-то где-то в глубине души мы и связываем желтый цвет со смертью.

Оранжевый цвет дает ощущение жизни. А вот одетые в оранжевое саньясины казались окружающим более привлекательными, чем люди в желтых одеждах, - они выглядели живыми. Это цвет крови и цвет ауры шестого тела; цвет восходящего солнца.

Джайны выбрали белый, - цвет пятого, духовного тела. Джайны настаивают на том, что не следует вести дискуссии о Боге и о нирване, поскольку научные дискуссии возможны только до уровня пятого тела. У Махавиры был именно научный склад ума, поэтому он обсуждал любые вопросы лишь до тех пор, пока они решаются математически, разговаривать же дальше он не соглашался. Он не желал касаться тех сфер, где в его слова могла закрасться ошибка, и поэтому отказывался от любых мистических построений. Махавира говорил: "Не будем об этом говорить, давай сделаем шаг и переживем это". Итак, о том, что находится выше седьмого уровня, он молчал. Потому-то Махавира выбрал белый - цвет пятого уровня.

На третьем уровне вы начнете видеть цвета, отображающие тонкие внутренние вибрации. В ближайшем будущем человек научится их фотографировать. Если их можно увидеть невооруженным глазом, значит, они не смогут долго скрываться и от фотокамеры. И по этим снимкам мы сможем легко оценивать людей и их характеры.

Один немецкий мыслитель по фамилии Luschev изучал реакции миллионов людей на различные цвета. Материалы его исследований используются многими медицинскими учреждениями Америки и Европы. Цвет, которому вы отдаете предпочтение, говорит о вас очень многое. Человек, страдающий определенным заболеванием, выбирает один цвет, здоровый человек - другой, уравновешенный человек - еще какой-то, честолюбивый человек предпочтет совсем иной цвет, чем нечестолюбивый. Ваш выбор говорит о том, что творится у вас в третьем теле. И вот что интересно: если посмотреть на цвет, излучаемый вашим третьим телом, а затем при помощи теста проверить, какому цвету вы отдаете предпочтение, то окажется, что эти цвета близки между собой.

У цветов есть множество удивительных значений и свойств. Раньше люди не знали, что цвета значат так много и даже могут столь откровенно поведать о личности человека. Еще люди не знали, что цвета могут глубоко воздействовать на личность. От них не убежишь. Красный, например, всегда был цветом революции. Это цвет гнева, и его трудно не заметить. Поэтому революционеры всегда поднимали красные флаги. Разум возмущенный окружен красной аурой. Это цвет крови, убийства, цвет гнева и разрушения.

Любопытно, что если всё в этой комнате окрасить в красный цвет, то кровяное давление у всех сидящих здесь поднялось бы. Если человека все время окружает красный, у него не может быть нормального кровяного давления. От голубого давление падает, это цвет неба, цвет покоя. Если бы все вокруг было голубым, ваше давление упало бы.

Ладно, оставим людей. Если мы нальем воды в голубую бутылку и поставим ее на солнце, химический состав воды изменится. Вода впитывает голубой цвет, и от этого ее состав изменяется. И эта вода способна влиять на кровяное давление человека. Точно так же, если мы нальем воды в желтую бутылку и выставим ее на солнце, это подействует на нее совершенно иначе. Вода в голубой бутылке будет много дней оставаться свежей, а вода в желтой почти сразу испортится. Желтый - цвет смерти, он способствует распаду.

Вы увидите вокруг себя круги всех этих цветов. Это начнется на третьем уровне. Когда вы осознаете все три тела, само это осознание станет залогом гармонии между ними. И тогда шактипат - прохождение энергии любого типа - не сможет принести вам ни малейшего вреда. Энергия шактипат будет легко входить в ваше четвертое тело сквозь гармонизированные слои первых трех, они станут для нее дорогой. Если же этот путь не готов, то вам грозят многие опасности. Потому я и говорю, что первые три тела должны быть сильными и здоровыми. Только тогда ваше развитие будет ровным.

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.