Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НЕПРИСПОСОБЛЕННЫХ. Единственными способами, предлагавшимися до сих пор для оказания помощи



Единственными способами, предлагавшимися до сих пор для оказания помощи неприспособленным, были частная благотворительность и призрение со стороны государства. Между тем, опыт давно показал, что эти средства, во-первых, недостаточны, а затем, и опасны. Даже если государство или частные лица достаточно богаты, чтобы поддерживать эти массы неприспособленных, поддержка эта лишь быстро увеличит их число. К настоящим неприспособленным вскоре присоединятся полунеудачники и все те, которые, предпочитая праздность труду, работают теперь только из-за голода.

До сих пор общественная или частная благотворительность только и сделала, что значительно увеличила толпу неприспособленных. Как только где-нибудь начинает действовать бюро общественного вспомоществования, число бедных увеличивается в огромной пропорции. Я знаю маленькую деревню близ самого Парижа, где почти половина населения зарегистрирована в списках общественного призрения.

Исследования в этой области показали, что 95% бедных во Франции, которым дается помощь, отказываются от всякой работы. Эта цифра выведена главным образом из наблюдений, произведенных под надзором Г. Моно, директора департамента в министерстве внутренних дел. Из 727 здоровых нищих, взятых наудачу и жаловавшихся на безработицу, только 18 согласились взяться за легкую работу, дававшую им 4 фр. в день. Значит, и частная, и общественная благотворительность лишь поддерживает их леность. Несколько лет тому назад в донесении о состоянии пауперизма[110] во Франции Ватвиль писал:

«В продолжение шестидесяти лет деятельности общественного призрения на дому ни разу не было случая, чтобы такая форма благотворительности помогла бедняку выбраться из нужды и стать на ноги. Наоборот, часто она делает нищенство наследственным. Оттого в контрольных списках этого учреждения значатся внуки порученных общественной помощи в 1802 году нищих, сыновья которых в 1830 году также были занесены в роковые списки».

Мальтус в своем труде «Essais sur ie principe de la population» выражается по этому поводу так:

«Главная и постоянная причина бедности имеет мало или вообще не имеет связи с той или другой формой правления или неравномерным распределением богатств; богатые не в силах доставить бедным работу и хлеб, следовательно, бедные по самой природе вещей не имеют права этого от них требовать... Но так как и теория, и практика неопровержимо доказывают, что признание такого права усилило бы потребности до такой степени, что не было бы возможности удовлетворить их, а простая попытка в этом направлении неизбежно привела бы человеческий род к самой ужасающей нищете, то ясно, что наш образ действий, безмолвно отрицающий существование такого права, более подходит к законам нашей природы, чем бесплодные разглагольствования, которыми мы стараемся заставить его уважать».

Знаменитый английский философ Герберт Спенсер написал по этому поводу еще гораздо более энергичную страницу:

«Кормить неспособных за счет способных — это большая жестокость. Это запас нищеты, преднамеренно сделанный, для грядущих поколений. Нельзя придумать более печального подарка потомству, чем загромождение его постоянно возрастающей массой глупцов, лентяев и преступников. Помогать размножению злых — значит злостно подготовлять потомкам множество врагов. Мы имеем право спросить себя, не производит ли эта глупая филантропия, желающая лишь смягчить бедствие данного момента и упорно закрывающая глаза на косвенный вред, большую сумму бедствий, чем крайний эгоизм? Закрывая глаза на отдаленные последствия своей легкомысленной щедрости, человек, дающий без всякого разбора, не много выше пьяницы, думающего только о сегодняшнем удовольствии и не помышляющем о завтрашнем горе, или мота, который ищет ежечасно развлечений, хотя бы это его окончательно разорило. В одном отношении такой благотворитель даже хуже их, потому что, наслаждаясь в данный момент приятным сознанием того, что делает добро, он предоставляет другим грядущие беды, от которых избавляется сам. Он совершает проступок, заслуживающий еще большего порицания — он сорит деньгами под влиянием неверного толкования изречения «милостыня искупает множество грехов». У многочисленных людей, воображающих вследствие такого ложного толкования, что раздачей щедрой милостыни можно искупить свои дурные деяния, мы можем признать поистине низкие побуждения. Стараются заполучить хорошее место на том свете, не заботясь, как это отразится на людях, остающихся на земле».

Но помимо благотворительности в собственном смысле, имеющей целью попросту помогать нуждающимся, которые не могут или не хотят работать, другая проблема состоит в том, не должно ли государство, согласно притязаниям социалистов, взять на себя раздачу работы нуждающимся в ней и ищущим ее.

Эта теория, очевидно, вытекает из понятий латинской расы о государстве, и нам нет надобности ее здесь разбирать. Не касаясь принципиальной стороны вопроса, нам будет достаточно просто исследовать, может ли государство выполнять роль, которую хотят ему навязать. Так как требование права на работу уже не ново, и опыт был сделан несколько раз, то ответ найти совсем не трудно.

Национальное собрание и конвент, издав в 1791 и 1793 годах декрет о создании учреждения, предназначенного «давать работу здоровым беднякам, не могущим ее достать», и подтвердив, что «общество обязано поддержать существование несчастных граждан», основали национальные мастерские. В 1791 г. они дали в Париже работу 31.000 людей с платой по 40 су в день. Эти рабочие приходили в мастерские к десяти часам утра, уходили в три, а в промежутке между этими часами только и занимались тем, что пьянствовали и играли в карты. Что касается надзирателей за работами, то когда их спрашивали, они попросту отвечали, что не в силах добиться послушания и не хотят подвергаться опасности быть зарезанными.

«Такую же картину, — пишет Шейсон[111], — представляли наши национальные мастерские 1848 года, когда их задумали уничтожить, это привело к кровавым июньским дням... »[112]

Любопытно отметить, что несмотря на уроки истории, этот предрассудок относительно права на труд сохранил приверженцев. Недавно в Эрфурте состоялся шестой евангелическо-социальный конгресс (род парламента реформатских церквей), сильно проникнутый духом христианского социализма. В ответ на доклад почтенного публициста де Массона, деятельного сотрудника пастора Бадельшвинга в деле создания колоний для рабочих, конгресс постановил, что «устранение в пределах возможности прискорбного социального бича, каким является незаслуженная «безработица», должно составлять строгую обязанность каждого правильно устроенного государства. Это смягченная формула требования "права на труд"».

По социалистической системе новые национальные мастерские должны быть организованы государством. Стоит только посетить наши арсеналы, чтобы увидеть к чему может привести такая организация.

Локруа, бывший морской министр, указывал в газете «Temps» от 2 ноября 1906 г., что одна тонна судового снаряжения стоит 141 фр. в Бресте, 220 фр. в Лориане и 460 фр. в Рошфоре.

Ясно к чему могут привести теории права на труд и вмешательство государства.

Вопрос, разбираемый в этом параграфе, в продолжении долгого времени занимал великие умы, и никто из них не мог даже близко подойти к его разрешению. Впрочем, понятно, что если бы это решение было найдено, то социальный вопрос был бы в большей своей части разрешен.

И потому-то именно, что он до сих пор не разрешен, социализм, имеющий притязание разрешать неразрешимые задачи и не останавливающийся ни перед какими обещаниями, является в настоящее время таким опасным. Он имеет союзников в лице всех обездоленных, придавленных жизнью, всех неприспособленных, происхождение которых нами уже объяснено. Он представляет собой для них тот последний луч надежды, который никогда не угасает в сердце человека.

Но так как обещания социализма неминуемо окажутся тщетными, ибо ничто не в силах изменить законы природы, управляющие нашей судьбой, то его бессилие обнаружится в глазах всех немедленно вслед за его торжеством, и он приобретет себе врагов в лице той самой толпы, которую он соблазнил и которая теперь возлагает на него все свои упования.

После нового разочарования человек снова возьмется за вечную работу создания иллюзий, могущих зачаровать его душу на некоторое время.

КНИГА ШЕСТАЯ




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.