Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НЕПРИСПОСОБЛЕННЫХ



§ 1. Предстоящий натиск со стороны неприспособленных. Ненависть их к обществу, в котором они не находят себе никакого места. Неприспособленные в Соединенных Штатах. Жалкие условия их существования и их численность. Жестокая борьба, которую придется выдержать с ними. Предсказания Маколея о будущности Соединенных Штатов.

§ 2. Использование неприспособленных. Это использование представляет собой самую трудную задачу настоящего времени. Предложенные и испробованные решения. Беспомощность государства в деле прокормления армии неприспособленных. Общественная или частная благотворительность только усиливает их численность. Право на труд. Плачевные результаты уже произведенных опытов. Тщетность обещаний социалистов.

§ 1. ПРЕДСТОЯЩИЙ НАТИСК СО СТОРОНЫ
НЕПРИСПОСОБЛЕННЫХ

Мы только что видели, как особые условия настоящего времени увеличили в огромных размерах толпу неприспособленных. Эта масса неспособных, обездоленных и выродков грозит серьезной опасностью всякой цивилизации. Объединенные ненавистью к обществу, где для них не находится никакого места, они только и жаждут борьбы с ним. Это — армия, готовая на всякие перевороты, так как терять ей нечего, а выиграть она может все; таков, по крайней мере, ее расчет. В особенности она готова на всякие разрушения. Чувство ненависти к цивилизации у этих неудачников вполне естественно; она слишком сложна для них, и к ней, как сами они отлично чувствуют, им никогда не приспособиться. Они ждут только случая, чтобы пойти на приступ.

Опасности, угрожающие Европе, грозят и Соединенным Штатами в гораздо более близком будущем. Война северных штатов с южными была прелюдией к кровавой борьбе, которая вскоре разразится между разными общественными слоями, живущими на их территории. В Новый Свет и стремятся инстинктивно все неприспособленные со всех концов мира. Несмотря на эти нашествия, опасности которых не понял ни один государственный человек Америки, английская раса в Соединенных Штатах пока еще остается в большинстве; но другие расы — ирландцы, славяне, негры, итальянцы и т. д., размножаются там все больше. Так, например, теперь Соединенные Штаты насчитывают уже около 8 миллионов негров. Ежегодная иммиграция в 400.000 иностранцев непрерывно увеличивает это опасное население. Эти иностранцы, образующие настоящие колонии, совершенно индифферентно, а чаще всего очень враждебно относятся к своему новому отечеству. Не будучи с ним связаны ни кровным родством, ни традициями, ни языком, они нисколько не заботятся об его общих интересах и стараются лишь прокормить себя за его счет.

Но их существование является тем более трудным, нищета тем более глубокой, что им приходится конкурировать с наиболее энергичной во всем мире расой. Они могут там существовать кое-как, только довольствуясь самыми низкими видами труда, второстепенными должностями, и, следовательно, наиболее недостаточными заработками.

Эти иностранцы составляют пока лишь около 15% общего населения Соединенных Штатов, но в некоторых областях они почти преобладают и вскоре будут составлять большинство, если негры будут по-прежнему плодиться, как кролики. Число негров удвоилось за последние тридцать лет. Штат Северной Дакоты насчитывает уже 44% иностранцев. Девять десятых негров сосредоточено в пятнадцати южных штатах, где они составляют треть населения. В южной Каролине они составляют теперь большинство и превышают 60%. В Луизиане число их равно числу белых.

Известно, как обращаются с неграми на американской территории, где вообще считают их освобождение от рабства огромной ошибкой. В теории они пользуются всеми правами, признанными за другими гражданами, но на практике их вешают и расстреливают без всякого суда при первом проступке. Считающиеся там чем-то вроде животного, занимающего середину между обезьяной и человеком, они всегда готовы вступить в ряды всякой армии, которая предпримет войну против Великой Республики.

Черное население стало кошмаром Америки. Не только эти восемь миллионов дикарей после тридцатилетних усилий не могли быть подняты на высоту полуцивилизованных людей, но еще, напротив, пришлось признать, что с уничтожением рабства их умственный уровень очень заметно понизился. Их неизлечимая леность, тупоумие и их опасные скотские наклонности делают их непригодными в цивилизованной стране. Предлагались самые разнообразные меры для избавления от них. Советовали поселить их отдельно в известных штатах, вывезти их массами на Кубу и Филиппины и т. д. К несчастью, негр, за самым незначительным исключением, является существом, настолько низшим, что не поддается никакому обучению и ни к чему не пригоден, пока не будет приведен в рабство. Особенно выводит из себя американцев сознание, что для раскрытия этой элементарной психологической истины им пришлось истратить пять миллиардов и погубить миллион людей в течение междоусобной войны, которая, как известно, велась за уничтожение рабства. И только ценой подобных жертв могут распространяться в широких слоях населения некоторые понятия, уже давно очевидные для ученых.

Я вполне убежден, что когда завершится завоевание Африки, европейцу будут принуждены для насаждения в ней цивилизации установить там рабство, но, конечно, обозначив его новым именем, чтобы не огорчать филантропов. Впрочем, я еще не встречал ни одного путешественника, жившего в Африке, который бы не был уверен, что иначе негр и не может быть цивилизован. Все это говорят, но я, кажется, первый осмелился высказать это в печати.

Как бы то ни было, 8 миллионов американских негров образуют массу, от которой не так-то легко отделаться, и слишком много разных интересов поставлено на карту, чтобы теперь можно было мечтать о восстановлении рабства. Американцы отделались от китайцев, запретив им въезд в Штаты, отделались от индейцев, поселив их на известных участках, окруженных бдительной и хорошо вооруженной магазинками[109] стражей, получившей строгий приказ убивать краснокожих, как зайцев, лишь только они под влиянием голода выйдут за пределы отведенной им территории. Такими упрощенными приемами в течение немногих лет удалось истребить почти всех индейцев. Но эти меры кажутся трудно применимыми к миллионам негров и совершенно неприменимы к огромным полчищам иностранцев белой расы всякого происхождения, рассыпанных по городам, тем более, что эти белые состоят избирателями и могут посылать своих представителей заседать в палаты или исполнять общественные должности. Во время последней забастовки в Чикаго губернатор провинции был на стороне мятежников.

Великий историк Маколей в письме к одному американцу в 1857 г. определял исход грядущих войн следующим образом:

«Настанет день, — говорит он, — когда в штате Нью-Йорк множество людей, имеющих лишь скудный завтрак и не ожидающих лучшего обеда, должно будет произвести выборы в палаты, и можно ли сомневаться, какой характер будут носить эти палаты? Вот с одной стороны — политический деятель, проповедующий терпение, уважение к приобретенным правам, верность общественным обязательствам, с другой стороны — демагог, разглагольствующий против тирании капиталистов и ростовщиков и вопрошающий, по какому праву иные люди пьют шампанское и ездят в каретах, в то время, как тысячи честных людей не имеют даже самого необходимого. Который же из этих двух кандидатов имеет больше шансов быть избранным от рабочих, дети которых просят хлеба? Очень боюсь, как бы при подобных обстоятельствах вы не приняли роковых мер. Одно из двух: или какой-нибудь цезарь или Наполеон сильной рукой заберет бразды правления, или ваша республика подвергнется грабежу со стороны варваров XX века, такому же ужасному, какому подверглась Римская империя со стороны варваров V века. Разница будет только в том, что гунны и вандалы явились извне, а ваши хищники будут порождены в вашей собственной стране вашими же учреждениями.

Мое давнишнее убеждение, — заключает Маколей, — состоит в том, что чисто демократические учреждения таковы, что должны рано или поздно уничтожить или свободу, или цивилизацию, или то и другое вместе».

Так как энергичный характер англосаксов в Америке известен, то я не сомневаюсь, что они преодолеют опасности, которыми им грозил Маколей, но лишь ценою борьбы более разрушительной, чем все войны, о которых повествует история.

Впрочем, мы не имеем в виду заниматься здесь судьбами Америки. Ее внутренние разногласия мало тронут неизбалованную своими правительствами Европу. Она при этом ничего не потеряет, а увидит полезный урок.

К нашему счастью, неприспособленные в Европе не столь многочисленны и не столь опасны, как в Америке; но от этого они не менее грозны, и придет час, когда они будут собраны под знаменем социализма; тогда придется вступить с ними в кровавую борьбу. Но такие острые кризисы, разумеется, будут скоропреходящи. Каков бы ни был их исход, вопрос об устройстве общественного положения неприспособленных долго еще будет встречать те же затруднения. Разрешение этого вопроса будет сильно тяготеть над судьбой народов в будущем, и теперь еще невозможно предсказать, какими способами можно будет добиться его. Мы сейчас покажем почему это так.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.