Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

для подготовки к итоговому контролю



1. Сравнительное правоведение как наука и учебная дисциплина.

2. Основные виды исследований в сравнительном правоведении.

3. Элементы сравнительного правоведения в правовых теориях древности, средневековья и нового времени.

4. Сравнительное правоведение в Германии в XIX в.

5. Французская школа сравнительного правоведения в XIX в.

6. Английская и американская школа сравнительного правоведения.

7. Сравнительное правоведение в России на рубеже XIX-XX вв.

8. Сравнительное правоведение за рубежом в XX столетии.

9. Советское сравнительное правоведение.

10. Классификация основных правовых систем современности.

11. Эволюция общего права и права справедливости в Англии.

12. Структура юридической профессии в Англии.

13. Современная судебная система Англии.

14. Основные причины и характер американизации английского общего права в США.

15. Современная судебная система США.

16. Структура юридической профессии в США.

17. Роль Верховного Суда США в формулировании и трактовании права.

18. Правовая система Австралии.

19. Правовая система Канады.

20. Особенности становления правовой системы во Франции. Роль и значение ФГК Наполеона.

21. Законодательство как основной правовой источник во французской правовой системе. Эволюция гражданского и уголовного права в XIX-XX вв.

22. Судебная система Франции.

23. Структура юридической профессии во Франции.

24. Общее и особенное в эволюции германской правовой системы. Складывание общегерманского законодательства в XIX в.

25. Формирование гражданского и уголовного законодательства в Германии в конце XIX-XX вв.

26. Судебная система Германии.

27. Структура юридической профессии в Германии.

28. Развитие и современное состояние Скандинавского права.

29. Правовые системы стран Африки.

30. Индуистское право.

31. Дальневосточная правовая семья.

32. Мусульманская правовая семья.

33. Тенденции развития российской правовой системы на рубеже XX-XXI вв.

34. Сравнительное правоведение и международное публичное и частное право.

Рекомендуемая литература по всему курсу

Бакулина Л.Т. Губайдуллин А.Р. Введение в сравнительное правоведение. Учебное пособие. Казанский университет, 2011

Бехруз Х. Сравнительное правоведение. Одесса-М., 2008

Давид Р., Жоффре - Спинози К. Основные правовые системы современности. – М., 1998.

Лафитский В.И. Сравниетльное правоведение в образах права. Т.1. М., 2010

Леже Р. Великие правовые системы современности. М., 2010

Малько А.В., Саломатин А.Ю. Сравнительное правоведение: учебно-методический комплекс. М., 2008

Марченко М.Н. Курс сравнительного правоведения. – М., 2002

Осакве К. Сравнительное правоведение в схемах : общая и особенная части. – М., 2000

Правовые системы стран мира: энциклопедический справочник/Отв.ред. А.Я. Сухарев. М., 2000

Саидов А. Х. Сравнительное правоведение. – М, 2000

Скакун О.Ф. Общее сравнительное правоведение: Основные типы (семьи) правовых систем мира. Киев, 2008

Тихомиров Ю. А. Курс сравнительного правоведения. – М., 1996

Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 1. – М., 2000

Черноков А.Э. Введение в сравнительное правоведение. М., 2004

 

 

 

Приложение

Кресин Алексей Вениаминович,

кандидат юридических наук, доцент, член-корреспондент Международной академии сравнительного права, старший научный сотрудник отдела международного права и сравнительного правоведения Института государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины, ученый секретарь Украинской ассоциации сравнительного правоведения, ответственный редактор международного научного журнала «Порівняльно-правові дослідження» («Сравнительно-правовые исследования»)


Критерии в вопросе о генезисе сравнительного правоведения

 

Вопрос о времени появления сравнительного правоведения дискутируется уже по крайней мере сто сорок лет[58]. За это время исследованию эволюции сравнительного правоведения были посвящены сотни работ. Однако ученые так и не смогли прийти к согласию ни по самой дате, ни по критериям, по которым ее определять.

По нашему мнению, среди критериев, используемых учеными, можно выделить сущностные (связанные с представлением о характере сравнительного правоведения и взглядами на эволюцию этого характера), содержательные (последовательность и научные основы использования сравнения в процессе познания права, концептуализация сравнительно-правовой методологии, осмысление разными юридическими школами феномена сравнительного правоведения и др.) и формальные (использование терминов «сравнительное правоведение», «сравнительное право», «сравнительное законодательство»; создание специализированных компаративистских организаций, учреждений, подразделений; элементы признания того или иного статуса сравнительного правоведения на национальном или международном уровне и т.д.).

* * *

Относительно сущностных критериев следует отметить следующее. Практически все ученые согласны в том, что до XIX в. сравнительного правоведения как науки не существовало. Период до XIX в. характеризуется исследователями следующими особенностями: 1) бессистемность, фрагментарность исследований, которые были делом отдельных немногочисленных ученых; 2) отсутствие определенной и последовательно применяемой методологии исследований; 3) господство естественно-правового направления юридической мысли, логико-спекулятивного изучения права; 4) несформированность объектов сравнения – национальных правовых систем; вместо этого сравнение осуществлялось между наднациональными и партикулярными правовыми массивами, которые одновременно применялись в фрагментированном праве определенного региона, – так называемое «внутреннее сравнительное право»[59].

Относительно характера сравнительного правоведения, начиная с XIX в., мнения ученых отличаются. Хотя авторы посвященных эволюции юридической компаративистики работ высказывают свои взгляды, однако в их подходах можно выделить и определенные тенденции: ученые из континентальной Европы в основном придерживаются взгляда на современное сравнительное правоведение как на науку, английские и американские ученые в основном считают его лишь методом исследования. Впрочем, существование тенденции вовсе не отрицает того, что существуют и другие взгляды. По мнению сторонников «метода», в XIX в. произошла лишь эволюция научных основ сравнительно-правового метода, который существовал с древних времен, а сторонники «науки», соответственно, наряду с этим отмечают рождение научной дисциплины. Если сравнительное правоведение – это метод, то его историческое исследование приобретает совершенно иной смысл. Собственно, это в большей степени история проблематики, к которой применялся сравнительно-правовой метод, а не самого метода.

По нашему мнению, сущностный вопрос относительно того, является ли сравнительное правоведение наукой, со всей очевидностью может иметь только один – положительный ответ. Сомнения и отрицание этого, которые еще достаточно часто встречаются, связаны с эклектичной смесью воспроизводимых предубеждений советского времени и концепций традиционалистской англо-американской юридической науки. Конечно, рассмотрение таких суждений не является предметом данного исследования. Стоит лишь отметить, что в СССР долгое время современное зарубежное право вообще не преподавалось в университетах, а признание существования науки сравнительного правоведения могло на практике означать возможность научного сравнения разнотипных правовых систем, что всячески отрицалось. И хотя ситуация существенно изменилась в 60-х годах ХХ в., сравнительное правоведение провозглашалось методом, направлением научных исследований, но не наукой[60].

Однако в 70 – 80-е годы значительная часть советских ученых, в том числе авторы первых советских монографий по сравнительному правоведению А.А. Тилле и Г.В. Швеков [30; 31][61], составитель первых антологий работ компаративистов социалистических и капиталистических стран В.А. Туманов [28, 17], автор посвященной теории сравнительного правоведения диссертации А.Х. Саидов[62] аргументировано доказывали, что последнее является наукой.

С другой стороны, англо-американский научный мир преимущественно не признает сравнительное правоведение наукой, а лишь методом. Но в такой же мере там преимущественно не признаются науками теория, философия, социология права. В то же время, как отмечает представитель американской компаративистики К. Осакве, «нет существенной разницы между теориями научного метода и чистой науки. Иными словами, существует лишь спор по дефиниции (терминологии), а не по содержанию (пониманию). И та, и другая теории рассматривают сравнительное правоведение как систему знаний о закономерностях развития правовых систем в общем масштабе или в отдельных отраслях права» [15, с. 20].

Неоправданность четкого различения науки и метода подчеркивал и советский ученый А.М. Васильев. Он отмечал, что метод не существует сам по себе, он выражен во взаимосвязи предмета исследования и полученных знаний о нем: наука направлена на получение знаний, а метод – на процесс их получения. В правоведении каждая из наук имеет свой метод, любой метод – принадлежность определенной науки [4, с. 65 - 66][63]. Известный украинский ученый П.Ф. Мартыненко писал: «Разграничение науки и ее метода на уровне дифференциации систематизированного объективного знания о действительности не имеет логической основы. Особенность науки как системы знаний заключается в том, что она является прикладной логикой и в этом качестве выполняет роль метода» [13, с. 292 - 293].

Частично из-за инертности современной украинской юридической науки, отдельные представители которой склонны следовать «классическим» советским подходам, частично из-за неосознания имманентных для нее (и в определенной степени воспринятых тем же советским правоведением) европейских (романо-германских) структуры и подходов, отсутствия определенного ориентира развития и склонности к бездумному и поверхностному подражанию (в том числе англо-американским образцам), у нас все еще продолжается ничем не оправданная дискуссия на тему «наука или метод».

Итак, сравнительное правоведение не тождественно сравнительно-правовому методу как совокупности приемов и операций, а является наукой, системой знаний. Однако является ли оно продуктом общей дифференциации юридических наук в XVIII – XIX вв., или, как утверждают некоторые правоведы, в частности, выдающаяся украинская ученая О.Ф. Скакун, результатом «вызревания» подотрасли теории права – теории правовых систем? [24, с. 9; 25, с. 14]. По нашему мнению, последняя позиция скорее отражает путь осознания самостоятельного значения юридической компаративистики современными теоретиками права в Украине и других постсоветских странах, что отчасти отразилось в научной и учебной литературе.

Кроме того, такая позиция является парадоксальной: ребенок родился одновременно с матерью или даже раньше нее. Теория государства и права окончательно сформировалась в 70-х годах XIX в. из элементов энциклопедии права, философии права, общего учения о праве и учения о государстве; в это же время термин «теория права» был впервые употреблен А. Меркелем [27, с. 37]. Как отмечает О.Ф. Скакун, в начале ХХ в. в теории права «произошел переход от сравнительного анализа содержания правовых норм и понятий к исследованию структуры, функций правовых норм и правовых систем» [26, с. 24]. А теория правовых систем может считаться укоренившейся в юридической науке не ранее середины ХХ в.

Вместе с тем, основы сравнительного правоведения, его научные школы, а также элементы его институционального развития как самостоятельной науки, системы знаний были заложены значительно ранее любой из этих дат. По нашему мнению, ученые, которые провозглашают сравнительное правоведение порождением теории права, неоправданно отождествляют развитие последней с эволюцией общих знаний («общего учения о праве») в рамках юридической науки в целом. Сравнительное правоведение было, особенно на ранних этапах его развития, реципиентом идей, концепций, подходов философии права, истории права, а также не-юридических наук (языкознания, биологии, религиоведения, социологии), на основе которых компаративисты постепенно формировали общую часть своей науки. В течение своего развития, начиная с первых своих школ, юридическая компаративистика наработала не совокупность, а систему знаний и собственную терминологию. Они частично стали общим достоянием юридических наук, а частично остаются оригинальными и свойственными только сравнительному правоведению.

Итак, сравнительное правоведение является не ответвлением одной из юридических наук, а результатом дифференциации и концептуализации последних. Что же может быть сущностным критерием появления в то или иное историческое время науки сравнительного правоведения? Вероятно, это может быть выделение предмета исследования и / или формирование особого отношения, способа и стратегии познания общего с другими юридическими науками предмета. Особыми предметами сравнительного правоведения являются: общее и особенное в развитии правовых систем в глобальном и региональном измерениях; формы, методы и результаты взаимодействия однопорядковых и разнопорядковых правовых систем; сравнительное познание национального права; сравнительно-правовая методология и др.[64] Вместе с тем, часть предметной сферы сравнительного правоведения накладывается на сферу других юридических наук. Но, как доказывал П.Ф. Мартыненко, определяющим для выявления «категориальной принадлежности науки в общей системе научно-правового знания» является методологический подход. Таким для сравнительного правоведения является сравнительно-типологический подход, равно как теоретический подход – для теоретико-правовых наук, а генетический подход – для историко-правовых наук [13, с. 295 - 297].

Таким образом, для решения вопроса о времени появления сравнительного правоведения следует определить, когда сформировался свойственный для него сравнительно-типологический методологический подход и появились обусловленные последним особенности его предметной сферы[65].

Предтечами формирования сравнительно-типологического подхода могут считаться, в частности, Кант и Гегель, которые осуждали спекулятивный универсализм естественно-правовой школы и одновременно считали необоснованным утверждение об уникальности развития права каждого народа или страны, предлагали познавать право, создавать абстрактные понятия юридической науки и формулировать законы правового развития, сравнивая действующее право различных государств [9, с. 110 - 114].

Первым, кто сознательно начал закладывать идейные основы сравнительного правоведения, можно считать немецкого ученого Ансельма фон Фейербаха, который в небольшой работе «Взгляд на немецкую правовую науку» (1810 г.) отмечал: «Почему ученый-юрист еще не имеет сравнительного правоведения[66]? Богатейший источник всех открытий в любой эмпирической науке – это сравнение и соединение. Лишь через разнородные противоположности противоположность становится полностью очевидной; только через наблюдение сходств и различий и причин их обоих особенность и внутренняя природа могут быть познаны в исчерпывающей мере. Так же как сравнение разных языков формирует философию языка, или собственно лингвистику, сравнение законов и правовых обычаев различных народов, как ближе связанных с нами, так и самых отдаленных, формирует универсальную юридическую науку, т.е. правовую науку без ограничений, которая сама может вливать реальную и энергичную жизнь в специфическую юридическую науку любой отдельной страны» [39, S. 163][67]. В другой работе с красноречивым названием «Идея и необходимость универсальной юриспруденции» эту науку он называл также «чистой юриспруденцией» [40, S. 378]. Фейербах писал, что результаты сравнительных исследований должны дополнить догматическое и философско-правовое познание права [42, р. 1054]. Уже в этих работах определяется один из особых предметов сравнительного правоведения – общее и особенное в развитии правовых систем, а также наблюдается сравнительно-типологический подход к исследованию права. Мы согласны с мнением У. Хуга о том, что именно Фейербах может считаться «первым, кто задумал науку сравнительного права» [42, р. 1054].

* * *

Рассматривая содержательные критерии, следует отметить, что последовательное научное по своему характеру использование сравнительно-правовой методологии в процессе познания права началось в целом раньше, чем она стала предметом исследования и концептуализации. Формирование и последовательное использование определенной методологии является результатом деятельности научных школ, групп единомышленников. В сравнительном правоведении одной из первых таких школ можно считать историческую школу права, которая сформировалась и стремительно распространилась в европейских странах с начала XIX в. Представители этой школы достаточно последовательно использовали в сравнительно-правовых исследованиях определенный комплекс подходов, концепций, приемов, который основывался на философских идеях того времени, но специально ними не осмысливался.

Негативное или амбивалентное отношение к ее роли в развитии сравнительного правоведения, которое порой встречается в европейской и американской компаративистике, связано с упрощенным пониманием основного предмета исследований этой школы и представлением о преимущественно немецком ареале ее распространения. Во-первых, германское право, которое в первую очередь изучалось и концептуализировалось представителями исторической школы права, охватывало ряд правовых систем суверенных немецких государств, Австрийскую империю, а часто также право Швейцарии и скандинавских стран. То, что представители исторической школы считали право этих государств родственным, было элементом ее методологического подхода, который сформировался, в частности, под влиянием языковедческих учений и философских трудов второй половины XVIII – начала XIX в. Этот подход должен рассматриваться в контексте реалий – научных и политических – своего времени, а не сужено – через отождествление понятий «германский» и «немецкий», и не телеологически – с точки зрения современного существования единого немецкого государства. Итак, немецкие ученые – представители исторической школы права в начале XIX в. начали системное сравнительное исследование права стран, население которых говорит на германских языках. Оно сравнивалось не только между собой, но и – так же систематически – с римским правом.

Во-вторых, анализ работ восточноевропейских, в частности, украинских, представителей исторической школы права (ее ответвления – школы славянского права), которые преимущественно неизвестны западным исследователям истории сравнительного правоведения, дает основания говорить о транснациональном характере этой школы и о ее позитивном значении для сравнительного правоведения – в свое время и в конкретных обстоятельствах[68] – как первой научной школы, в рамках которой последовательно, согласно с определенным и принятым группой исследователей методологическим подходом, осуществлялось сравнение римского права, права германских и славянских стран и народов.

На основе своих исследований представители исторической школы права создавали новое сравнительно-правовое знание о сходствах и различиях в праве, формах и результатах взаимодействия правовых систем, формировали концепции родства правовых систем, правовых макрообщностей, преемственности в праве, миграции права и др. И поэтому нет никаких оснований считать, что историческая школа права не является примером последовательного применения сравнительно-правовой методологии и содержательного наполнения феномена сравнительного правоведения.

Отправной точкой формирования исторической школы права могут считаться идеи Г. Гуго, высказанные в его труде "Учебник естественного права как философии позитивного права, и прежде всего – частного права" 1809 г. [43] Но о сравнительно-правовом характере работ представителей этой школы можно говорить со времени появления работ Ф.К. фон Савиньи, прежде всего «О призвании нашего времени в законодательстве и юридической науке» 1814 г. [61], а также «История римского права в Средние Века» в 5 томах 1815 – 1829 гг. [60]. Наиболее завершенную форму сравнительно-правовое содержание идей этой школы приобретает в работах Г.Ф. Пухты «Очерк курса юридической энциклопедии и методологии» 1822 г. [56], «Обычное право» в двух томах 1828 – 1837 гг. [55] и др. Одними из первых сравнительно-правовых трудов украинских ученых в русле исторической школы права стали диссертации Н.Д. Иванишева «О плате за убийство в древнерусском и других славянских законодательствах в сравнении с германской вирой» 1840 г. [7] и А.И. Палюмбецкого «О системе судебных доказательств древнего германского права сравнительно с Русской Правдой и позднейшими российскими законами, находившимися с ним в ближайшем соотношении» 1844 г. [19], польских – В.А. Мацеевского «История славянских законодательств» в 4 томах 1832 - 1835 гг. [51] и др.

Историко-философская школа в сравнительном правоведении, основанная на восприятии идей Канта и Гегеля, была второй по времени появления, хотя это может считаться спорным. Представители этой школы считали, что на основе сравнительных историко-правовых исследований можно выявить этапы развития всемирного разума. Следовательно, право развивается стадиально и в контексте всемирного интеллектуального развития. Безусловно, в таких идеях присутствуют основные элементы сравнительно-типологического методологического подхода, который применялся в работах представителей историко-философской школы. Кроме того, если для исторической школы права сравнительные исследования были ключевыми для познания особенностей национальной правовой традиции, формирования целостного представления о процессе ее эволюции, то для представителей историко-философской школы они стали также инструментом совершенствования действующего права путем его критического переосмысления и заимствования зарубежного опыта.

Среди исследований представителей этой школы следует выделить уже упомянутые труды А. фон Фейербаха, а также А.Ф.Ю. Тибо, прежде всего «Необходимость общего гражданского права для Германии» 1814 г. [62], Э. Ганса, в частности «Право на наследование во всемирно-историческом развитии. Исследование по всемирной истории права» в 4 томах 1824 – 1835 гг. [41], К.Й.А. Миттермаера, в частности, «Уголовное законодательство в его развитии ...» в 2 томах 1841 – 1843 гг. [52] и др. Одними из первых украинских ученых – представителей историко-философской школы в сравнительном правоведении стали П. Лодий, автор труда «Теория общих прав» (1828 г.) [12], и С.Н. Орнатский, который, в частности, в 1836 г. написал труд «Об отношении между общим и частным в законодательстве и законоведении» [14].

Заочный диспут Тибо и Савиньи в 1814 г. (работы упомянуты выше) является одним из первых примеров дискуссии представителей двух школ сравнительного правоведения в сфере правовой политики, а именно – о необходимости кодификации германского гражданского права.

Осмысление сравнительного правоведения и связанное с этим появление теории сравнительного правоведения началось позже, на основе определенного пройденного им пути развития. В частности, английский ученый Дж. Остин в своих лекциях в Лондонском университете в 1827 – 1832 гг. отмечал: «более развитые и зрелые системы более цивилизованных обществ связаны многочисленными аналогиями, которые можно найти между всеми обществами, а также многочисленными аналогиями, которые можно найти только между ними. Соответственно, разные принципы, общие для более зрелых обществ, являются предметом великой науки, которую, в противоположность партикулярному правоведению, с одной стороны, и законоведению – с другой, называют общим (или сравнительным) правоведением[69], или философией позитивного права» [34, с. 211][70].

Как отмечал в 1839 г. вице-президент французской Академии моральных и политических наук П.Ч.Ф. Дюпин, «... правовая наука не может оставаться изолированной в пределах каждого отдельного государства. Мы можем сказать, что отныне и впредь исследование сравнительного права призвано сформировать существенный и важнейший элемент науки. Это исследование расширяет и возвышает идею права; оно возносит его с ограниченной сферы частного и местного права и учит его обобщать; между тем, в деталях, оно указывает недостатки и дефекты и готовит реформы»[71]. Он также указывал на методологические требования, при соблюдении которых результаты сравнительно-правового анализа могут считаться достоверными, на опасности прямого переноса элементов права из одной страны в другую без всестороннего сравнительно-правового исследования, на роль типологии правовых систем в сравнительном правоведении [47, р. 69].

В 1829 г. один из американских ученых, автор анонимной статьи, очевидно, впервые указал на то, что общее (сравнительное) правоведение должно стать также университетской учебной дисциплиной[72].

Наиболее ранняя из известных нам концептуализаций теоретико-методологических основ науки сравнительного правоведения представлена в статьях французского ученого, первого профессора сравнительного законодательства в мире Ж.Л.Э. Лерминье «Преподавание сравнительных законодательств» и «Метод истории сравнительных законодательств»[73], опубликованных в 1834 г. В последней из них он отмечал, что сравнительное законодательство является наукой, которая родилась в XIX в., а также, наряду со сравнительным религиоведением, является самым актуальным направлением развития современной европейской мысли [50, р. 323, 326].

С помощью сравнения, которое осуществляется на научной основе, можно определить те элементы в праве, которые присущи всему человечеству, и те, что присущи отдельной стране; существование и взаимодействие общего и частного является условием развития человечества. Поэтому задачей истории сравнительных законодательств является определение общего и особенного в развитии человечества, прогрессивности тех или иных элементов права одной страны относительно другой, поиск закономерностей в развитии права, формирование исторической типологии права, прогнозирование дальнейшей его эволюции. Именно такой характер исследований отличает научное сравнительное законодательство от трудов предшествующей эпохи, в частности Монтескье [50, р. 327 - 329]. Сравнительное законодательство очень близко к философии, ведь с его помощью можно познать развитие человеческого разума, рациональное и идеальное, проявленные в праве [50, р. 331].

Безусловно, на этих и других примерах 20 – 30-х гг. XIX в. уже можно говорить о первых попытках осмысления феномена сравнительного правоведения, осуществленных в рамках историко-философской и новой позитивистской школ. Уже тогда ученые рассматривали сравнительное правоведение не как проект на будущее, а как реальный, прочно укоренившийся феномен – научную и учебную дисциплину, сферу практической деятельности.

* * *

Существенные расхождения наблюдаются и во взглядах ученых на формальные критерии становления юридической компаративистики. Слово «формальные» вовсе не умаляет важность определенной группы критериев, а указывает прежде всего на вопросы внешнего признания сравнительного правоведения – в отличие от вопросов его внутренней эволюции. И, конечно, мы осознаем неразрывную взаимную связь между сущностными, содержательными, формальными элементами в развитии юридической компаративистики.

Итак, к формальным критериям. В зависимости от того, каким материалом пользовались ученые, они по-разному определяют время появления понятий «сравнительное правоведение», «сравнительное право», «сравнительное законодательство». Это, в свою очередь, влияет на мнения части ученых и относительно появления самой юридической компаративистики. Как уже упоминалось выше, первый известный нам случай (и самый ранний, который упоминается в трудах, посвященных истории сравнительного правоведения) использования термина «сравнительное правоведение» датируется 1810 г. и связан с творчеством А. фон Фейербаха. Последний определяет его как сферу научных исследований, основанную на определенном методологическом подходе. Можно утверждать, что такой взгляд на этот феномен приближен к современному, хотя определение понятия, разумеется, не является детальным.

Термин «сравнительное право» начал применяться позже. Он является более размытым по своему наполнению, его употребление во многих случаях могло свидетельствовать о признании соответствующего феномена только сферой и способом юридической деятельности, а не наукой, а в других случаях могло иметь и нейтральный характер. Термин «сравнительное законодательство» имеет четкое идейное наполнение – его употребление соответствует позитивистскому течению в сравнительном правоведении XIX в. В основном представители этого направления считали сравнительное законодательство отдельной юридической наукой. Однако, независимо от того, какой из этих терминов использовался, ими всегда обозначался один и тот же феномен.

Другим и одним из определяющих формальных критериев при решении вопроса о времени появления сравнительного правоведения для многих ученых являются признаки его институционализации – появления специализированных журналов, центров его исследования и преподавания. По нашему мнению, несмотря на важность такой «инфраструктуры» для развития любой науки, ее появление не является необходимым условием для возникновения самой науки, но, безусловно, свидетельствует о том, что последняя уже существует.

В 1831 г.[74] была создана кафедра всеобщей истории и философии сравнительных законодательств (Histoire générale et philosophique des législations comparées) в Колледж де Франс, которую до 1839 г. возглавлял Ж.Л.Э. Лерминье. Интересно, что эта кафедра была хронологически второй юридической в Колледж де Франс после кафедры законов естественных и человеческих. По решению Национальной Ассамблеи Франции название этой кафедры с 1849 г. изменили на «истории сравнительных законодательств» (Histoire des législations comparées) [48]. Ж.Л.Э. Лерминье преподавал, в частности, сравнительную историю права и в 1838 г. подготовил «Курс истории сравнительных законодательств» [49].

В 1836 г.[75] была создана кафедра сравнительного уголовного права в Парижском университете, первым профессором которой стал Ж.Л.Э. Ортолан. В 1839 г. он издал «Курс сравнительного уголовного законодательства. Философское вступление. Метод и аннотация», а в 1841 г. – «Историческое введение в курс сравнительного уголовного законодательства» [53; 54], которые могут считаться одними из первых учебников по отраслевым сравнительно-правовым дисциплинам.

Отметим также, что в соответствии с российским университетским уставом 1804 г. предусматривалось создание в каждом университете кафедры "права знатнейших как древних, так и новых народов" [16, с. 10]. В частности, такая кафедра была основана в 1805 г. в старейшем украинском университете в Российской империи – Харьковском [18, с. 12 - 13]. Ее преподаватели, в частности, читали курсы по общему государственному праву, общему публичному праву, общему уголовному праву, «частному праву франков, германцев и англо-саксов» [18, с. 8 - 9]. Согласно новому общероссийскому университетскому уставу 1835 г. эта кафедра была расформирована и восстановлена лишь в 1859 г. под названием «кафедра государственного права европейских государств» [18, с. 33 - 34].

Первый сравнительно-правовой журнал «Kritische Zeitschrift für Rechtswissenschaft und Gesetzgebung des Auslandes» («Критический обзор зарубежной правовой науки и законодательства») издавался в Гейдельберге с 1829 по 1856 гг.[76] Во Франции прежде всего следует отметить публикацию, от 1829 и поныне, журнала, который не был, собственно, сравнительно-правовым, но стал трибуной для компаративистов – юристов, политологов, культурологов и др. – «La Revue des Deux Mondes: Recueil de la Politique, de l'Administration et des moeurs» («Журнал двух миров: Сборник политики, управления и нравов»). В предисловии к первому номеру журнала, в частности, указывалась цель издания: «показать, как одинаковые принципы по-разному толкуются и применяются во Франции и Англии, Бразилии и Германии, на берегах Делавэр и на берегу Южного моря» [32, р. 3].

В 1834 - 1843 гг.[77] в Париже издавался «Revue étrangère et française de législation, de jurisprudence et d'économie politique: par une réunion de jurisconsultes et de publicistes» («Журнал зарубежного и французского законодательства, юриспруденции и политической экономии»); с 1844 г. его название было изменено на «Revue de droit français et étranger» («Журнал французского и зарубежного права»[78]), под ней он публиковался до 1850 г. С 1855 г. и поныне в Париже издается ежегодник «Revue historique de droit français et étranger» («Исторический обзор французского и зарубежного права»)[79].

Отдельные, безусловно, важные формы институционализации сравнительного правоведения, такие, как создание специализированных подразделений при правотворческих и правоприменительных органах, специализированных объединений компаративистов, проведение тематических конференций и конгрессов, появились позже – во второй половине XIX – начале ХХ в. Но их отсутствие на первом этапе развития сравнительного правоведения не может быть поводом для непризнания существования этого этапа.

По нашему мнению, есть основания утверждать, что в конце 20 – в 30-х гг. XIX в. происходил активный процесс институционализации сравнительного правоведения как науки и учебной дисциплины, результатом чего стало появление первых специализированных кафедр и журналов. Этот процесс, как уже отмечалось, мы не можем считать частью формирования науки сравнительного правоведения, но он убедительно свидетельствовал о том, что она уже сформировалась, стал внешним проявлением ее становления.

Отдельно остановимся на таком формальном критерии, указанном в части работ по истории сравнительного правоведения, как элементы внешнего признания определенного статуса последнего. Например, Г.К. Гаттеридж считал, что «признанным» сравнительное правоведение может считаться со времени распространения в нем социологически-позитивистской научной школы (1860-е гг.) и создания Общества сравнительного законодательства в Париже (1869 г.). При этом, как отмечал ученый, «внешним выражением позиции, которая была таким образом обеспечена, является публикация журналов, посвященных полностью или частично содействию исследованию предмета» [44, р. 16 - 19]. Подобного мнения придерживается и П. де Круз, уточняя, что «полное признание сравнительного права как научной дисциплины не было достигнуто до конца Первой мировой войны» [38, р. 14][80]. Распространено также мнение о том, что проявлением научного признания сравнительного правоведения стал Международный конгресс сравнительного права в Париже в 1900 г. [5, с. 256; 59, р. 1165, 2, с. 84 - 91]. Есть и ряд других мнений на этот счет, высказанных разными учеными.

По нашему мнению, утверждение о том, что социологический позитивизм был принципиально более научным, чем историко-философская, историческая или позитивистская школы, может быть лишь оценочным – не отрицая, конечно, что в целом каждое последующее направление юридической мысли совершеннее предыдущего. Но нам не удалось найти в упомянутых и других работах, в чем именно заключалось принципиальное отличие нового направления и от кого пришло признание сравнительного правоведения. Ведь подавляющее большинство социологических позитивистов, которые непосредственно не занимались сравнительным правоведением, даже не учитывали последнее в своих классификациях юридических наук.

Так же необоснованным считаем мнение о том, что компаративистские журналы 60-х гг. XIX в. принципиально отличались по содержанию от журналов предыдущего периода – по крайней мере, ни одно из соответствующих утверждений уважаемых авторов не подкреплено анализом содержания этих журналов. Уже упомянутый украинский ученый Н.К. Ренненкампф, анализируя содержание журнала, который чаще всего упоминается как этапный для развития сравнительного правоведения, "Revue de droit international et de législation comparée" (выходил с 1869 г.), не видел в появлении этого периодического органа принципиально новое явление в науке.

Появление Общества сравнительного законодательства в Париже, которое стало первым специализированным объединением юристов-компаративистов, бесспорно, стало принципиально важным для развития коммуникации между ними, интенсификации дискуссий, что объективно способствовало динамизации его развития. Не стоит при этом, правда, забывать о существовании с 1862 г. в Брюсселе Международной ассоциации за прогресс общественных наук, одна из секций которого была по сравнительному правоведению. То же самое можно сказать о Парижском конгрессе 1900 г. как о факторе интенсификации развития юридической компаративистики, не забывая также о сравнительно-правовом по своим целям и характеру Всемирном конгрессе юристов и судей в Сент-Луисе в 1904 г. Но и после основания этих организаций, проведения конгрессов, как и после учреждения Международной академии сравнительного права в 1924 г. и Международного комитета сравнительного права при ЮНЕСКО в 1950 г. (с 1955 г. – Международная ассоциация юридических наук), значительная часть ученых продолжала и сейчас продолжает игнорировать существование сравнительного правоведения. Каким же образом в таком случае оценивать степень признания последнего? Совершенно очевидно, что такой критерий определения времени появления юридической компаративистики непригоден.

В этой статье мы практически не привлекали материал второй половины XIX века, чрезвычайно многочисленный и разносторонний, свидетельствующий о расцвете сравнительного правоведения. Нашей целью было показать, что выявленные в начале статьи критерии возникновения юридической компаративистики, систематизированные на основе анализа трудов европейских (в том числе восточноевропейских) и американских ученых, рассмотренные систематически и с привлечением первоисточников, демонстрируют ошибочность взглядов части исследователей относительно позднего (вторая половина XIX или рубеж XIX-ХХ вв.) происхождения сравнительного правоведения. На самом деле рассмотрение любого из критериев, используемых другими учеными и которые можно систематизировать по указанной в начале статьи схеме, указывает на то, что сравнительное правоведение как наука зародилось в 1810 – 1814 гг. и сформировалось в конце 20 – в 30-х гг. XIX в. Это, как и особенности первых его научных школ, опровергает мнение о том, что оно стало ответвлением одной из юридических наук (философии права, истории права, теории права) и демонстрирует необоснованность представления о его позднем происхождении.

Итак, на основании изложенного считаем, что генезис сравнительного правоведения стал результатом дифференциации общего учения о праве в конце XVIII – начале XIX века, развития политико-правовых реалий того времени (в частности, становления национальных правовых систем в Европе и США и др.), а также влияния развития сравнительной методологии в гуманитарных науках (в частности, языкознании). Датой же рождения сравнительного правоведения можно считать 1810 г., когда ему дано имя и сформулированы цель существования, принципы и средства его развития.

 

Использованная литература:

1. Байтин М.И. Предмет и метод теории государства и права // Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1997.

2. Бехруз Х. Сравнительное правоведение: Учебник для вузов. – О.: Фенікс; М.: ТрансЛит, 2008.

3. Васильев А.М. А.А. Тилле. Социалистическое сравнительное правоведение [Рецензия] // Правоведение. – 1977. – № 5.

4. Васильев А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. – М., 1976.

5. Денисов В.Н. К критике буржуазных концепций сравнительного правоведения // Порівняльне правознавство: Антологія української компаративістики ХІХ – ХХ століть / За ред. О.В. Кресіна; Упор. О.В. Кресін (кер. кол.), К.О. Черниченко, О.В. Ткаченко. – К.: Ін-т держави і права ім. В.М. Корецького НАН України; Логос, 2008.

6. Зивс С.Л. О методе сравнительного исследования в науке о государстве и праве // Советское государство и право. – 1964. – № 3.

7. Иванишев Н.Д. О плате за убийство в древнем русском и других славянских законодательствах в сравнении с германской вирою. – К., 1840.

8. Інститут держави і права ім. В.М. Корецького НАН України. Наукові досягнення за 50 років (1949 – 1999) / Відп. ред. Ю.С. Шемшученко. – К.: Ін Юре, 1999.

9. Константинеско Л.-Ж. Развитие сравнительного правоведения // Очерки сравнительного права: Сб. / Сост. В.А. Туманов. – М.: Прогресс, 1981.

10. Краснянский В.Э. Метод сравнительного правоведения в советской юридической науке: Дисс. …канд. юр. наук. – Ленинград, 1970.

11. Кресін О.В. Порівняльне правознавство (юридична компаративістика) // Енциклопедія цивільного права України / Ін-т держави і права ім. В.М. Корецького НАН України; відп. ред. Я.М. Шевченко. – К.: Ін Юре, 2009.

12. Лодий П. Теория общих прав: В 2 ч. – СПб., 1828.

13. Мартыненко П.Ф. Целостность мира и сравнительное правоведение // Порівняльне правознавство: Антологія…

14. Орнатский С.Н. Речь об отношении между общим и частным в законодательстве и законоведении, читанная в торжественном собрании Императорского университета св. Владимира 15 июля 1836 года... – К., 1840.

15. Осакве К. Размышление над природой сравнительного правоведения: наука или метод? // Порівняльне правознавство: сучасний стан і перспективи розвитку: Зб. наук. статей / За ред. Ю.С. Шемшученка, О.В. Кресіна. – К.: Ін-т держави і права ім. В.М. Корецького НАН України, 2006.

16. Очерки по истории юридических научных учреждений в СССР / Отв. ред. В.М. Курицын, А.Ф. Шебанов. – М.: Наука, 1976.

17. Очерки сравнительного права: Сб. / Сост. В.А. Туманов. – М.: Прогресс, 1981.

18. Павлова Т.Г. Сто лет спустя после юбилея // Юридический факультет Харьковского университета за первые сто лет его существования (1805 – 1905) / Под ред. М.П. Чубинского и Д.И. Багалея. – Х., 2007.

19. Палюмбецкий А.И. О системе судебных доказательств древнего германского права сравнительно с Русскою Правдою и позднейшими русскими законами, находящимися с ним в ближайшем соотношении. – Х., 1844.

20. Ренненкампф Н.К. О современной обработке сравнительного правоведения // Порівняльне правознавство: Антологія…

21. Саидов А.Х. Буржуазное сравнительное правоведение: история и современность: Дисс. …доктора юрид. наук. – Ташкент, 1990.

22. Саидов А.Х. Теоретические проблемы советского сравнительного правоведения: Дисс. …канд. юр. наук. – М., 1984.

23. Саидов Р.А. Становление, развитие и применение сравнительно-исторического метода в юридической науке: Автореф.... к.ю.н. – Ташкент: Ин-т философии и права им. И.М. Муминова, 1990.

24. Скакун О.Ф. Место общего сравнительного правоведения в системе юридических наук и его официальный статус // Порівняльне правознавство: сучасний стан...

25. Скакун О.Ф. Общее сравнительное правоведение: Основные типы (семьи) правовых систем мира: Учеб. для вузов. – К.: Видавничий Дім «Ін Юре», 2008.

26. Скакун О.Ф. Теория государства и права (энциклопедический курс): Учебник. – Х.: Эспада, 2005.

27. Скакун О.Ф. Теорія держави і права // Юридична енциклопедія: В 6 т. / Редкол.: Ю.С. Шемшученко (голова редкол.) та ін. – Т. 6. – К.: Укр. енцикл., 2004.

28. Сравнительное правоведение: Сб. статей / Сост. В.А. Туманов. – М.: Прогресс, 1978.

29. Тилле А., Файзиев М. Из истории сравнительного правоведения // Общественные науки в Узбекистане. – 1970. – № 5.

30. Тилле А.А. Социалистическое сравнительное правоведение. – М.: Юрид. литература, 1975.

31. Тилле А.А., Швеков Г.В. Сравнительный метод в юридических дисциплинах. – М.: Высшая школа, 1973.

32. [Анонімна вступна стаття] // La Revue des Deux Mondes: Recueil de la Politique, de l’Administration et des moeurs. – 1829. – [Num. 1].

33. Audren F., Navet G. Note sur la carrière d’Eugène Lerminier au Collège de France (1831-1849) //Revue d’histoire des sciences humaines. – 2001. – N° 4.

34. Austin J. Lectures on Jurisprudence or the Philosophy of Positive Law. – Vol. 1. – London, 2007.

35. Austin J. The Province of Jurisprudence Determined. – London, 1832.

36. Brooks R. The Emergence of the Hellenic Deliberative Ideal: The Classical Humanist Conception of Comparative Law // Hastings International and Comparative Law Review. – 2006-2007. – Vol. 30.

37. Brown L.N. A Century of Comparative Law in England: 1869 – 1969 // American Journal of Comparative Law. – 1971. – Vol. 19.

38. De Cruz P. Comparative Law in a Changing World. – 2nd ed. – L.; Sydney, 1999.

39. Feuerbach, von A. Blick auf die deutsche Rechtswissenschaft // Kleine Schriften vermischten Inhalts. – Nurnberg: Berlag von Theodor Otto, 1833.

40. Feurbach, von A. Idee und Notwendigkeit einer Universal-jurisprudenz // Bio­graphischer Nachlass. – 1853. – Bd. II.

41. Gans E. Das Erbrecht in weltgeschichtlicher Entwickelung. Eine Abhandlung der Universalrechtsgeschichte. – Berlin, 1824 – 1835.

42. Hug W. The History of Comparative Law // Harvard Law Review. – 1931 – 1932. – Vol. 45.

43. Hugo G. Lehrbuch des Naturrechts, als einer Philosophie des positiven Rechts. – Berlin, 1809.

44. Hutteridge H.C. Comparative Law. An Introduction to the Comparative Method of Legal Study and Research. – Cambridge: University Press, 1946.

45. Hyland R. Comparative law // A Companion to Philosophy of Law and Legal Theory / Ed. by D. Patterson. – Oxford: Blackwell Publishing, 1999.

46. Kelly J.M. A Short History of Western Legal Theory. – Oxford: Clarendon Press, 2003.

47. L.S.C. Civil and Criminal Laws of Modern States // American Jurist & Law Magazine. – 1839. – Vol. 21.

48. Le Collége de France. Quelques donnés sur son histoire et son caractére propre [Електронний ресурс] // Сайт Коледж де Франс. Режим доступу: http://www.college-de-france.fr/

49. Lerminier J.L.E. Cours d’histoire des législations comparées, professé au Collége de France. – Bruxelles, 1838.

50. Lerminier J.L.E. De la méthode dans l'histoire des législations comparées // Études d'histoire et de philosophie. – T. 2. – Paris, 1836.

51. Mаciejowski W.A.Historia prawodawstw slowianskich. – Warszawa, 1832 — 1835.

52. Mittermaier K.J.A. Die Strafgesetzgebung in ihrer Fortbildung: geprüft nach den Forderungen der Wissenschaft und nach den Erfahrungen über den Werth neuer Gesetzgebungen, und über die Schwierigkeiten der Codification, mit vorzüglicher Rücksicht auf den Gang der Berathungen von Entwürfen der Strafgesetzgebung in constitutionellen Staaten. – Heidelberg, 1841 – 1843.

53. Ortolan J.L.E. Cours de législation pénale comparée. Introduction philosophique. Méthode et sommaire du cours de 1838. – Paris, 1839.

54. Ortolan J.L.E. Introduction historique au cours de législation pénale comparée. – Paris, 1841.

55. Puchta G.F. Das Gewohnheitsrecht. – Erlangen, 1828 – 1837.

56. Puchta G.F. Grundriss zu Vorlesungen über jur. Encyklopädie und Methodologie. – Erlangen, 1822.

57. van Reenen T.P. The Comparison of Law in Medieval Legal Thought // Journal of South African Law. – 1995. – No. 4.

58. Richter M. Montesquieu’s theory and practice of the comparative method // History of the human sciences. – 2002. – Vol. 15. – No. 2.

59. Sacco R. One Hundred Years of Comparative Law // Tulane Law Review. – 2000-2001. – Vol. 75.

60. von Savigny F.C. Geschichte des Römischen Rechts im Mittelalter. – Heidelberg, 1815 – 1829.

61. von Savigny F.C. Vom Beruf unserer Zeit für Gesetzgebung und Rechtswissenschaft. – Heidelberg, 1814.

62. Thibaut A.F.J. Ueber die Notwendigkeit eines allgemeinen bürgerlichen Rechts für Deutschland. Heidelberg, 1814.

 

 

Содержание:

Тема 1. Процессы формирования и развития идей Сравнительного правоведения.

Тема 2. Объект, предмет, источники и принципы Сравнительного правоведения.

Тема 3. Классификация правовых систем.

Тема 4. Правовая система Англии

Тема 5. Правовая система США

Тема 6. Правовые системы стран Британского содружества

Тема 7. Правовая система Франции

Тема 8. Правовая система Германии

Тема 9. Правовые системы скандинавских стран.

Тема 10. Правовые системы дальневосточных стран

Тема 11. Влияние индусского права на правовое развитие Индии.

Тема 12. Мусульманское право и правовые системы Азии.

Тема 13. Правовые системы стран Латинской Америки и Африки.

Тема 14. Российская правовая система.

Тема 15. Взаимосвязь и взаимодействие международного и внутригосударственного права.

Тема 16. Место Сравнительного правоведения в правовой жизни и правовом образовании.

Рекомендуемая литература по всему курсу

Приложение. Кресин А.В. Критерии в вопросе о генезисе сравнительного правоведения

 

 

Данная книга является конкретным воплощением научного сотрудничества российских и украинских юристов. Его авторы – руководители двух научных центров по Сравнительному правоведению – в Пене и Киеве, представили учебно-методическое пособие для магистрантов, построенное с учетом самых последних образовательных тенденций научных материалов.

 

 


[1] Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 196, с. 41

[2] Марченко М.Н. Курс сравнительного правоведения. М., 2002. С. 35

[3] Саидов А.Х. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности). М., 2000, с. 25, 29

[4] Скакун О.Ф. Общее сравнителньое правоведение. Основные типы (семьи) правовых систем мира. Киев, 2008, с. 18

[5] См. Лафитский В.И. Сравниетльное правоведение в образах права. Т.1. М., 2010, с. 12-66

[6] Эти две школы проанализированы в статье А.В. Кресина (см. Приложение)

[7] Марченко М.Н. Курс сравнительного правоведения. М., 2002. С.36-40

[8] Цвайгерт К., Кётц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т.1. М., 1998, с. 12-13

[9] Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996. С. 57-58

[10] Цвайгерт К., Кётц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т.1. М., 2000. С. 107-108, 117

[11] Скакун О.Ф. Общее сравнительное правоведение: Основные типы (семьи) правовых систем мира. Киев, 2008. С. 64-67

[12] В частности, мы не может согласиться с термином «смешанный тип», поскольку он обычно употребляется не по отношении к правовым семьям, а к сложносоставным правовым системам с инородными включениями.

[13] Тихомиров Ю.А. Сравнительное правоведение и интегрирующая роль международного права. Киев-Москва-Симферополь, 2008, С.5

[14] Михайлов А.М Судебная власть в правовой системе Англии. М., 2009, с. 40

[15] Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. Общая часть. М., 2001, с. 357-369

[16] Фридмен Л. Введение в американское право. М., 1993, с. 36-37

[17] История буржуазного конституционализма XIX в. М., 1986, с. 52

[18] Aumann F.R. The Changing American Legal System: Some Selected Phases. Columbus, 1940,p. 79, 82, 90

[19] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1998, с. 272

[20] Calabresi J.A. Common Law for the Age of Statutes Cambridge, 1982, p. 1,5

[21] Шумилов В.М. правовая система США. М., 2003, с. 166

[22] Берман Г. Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1998, С.440

[23] Марченко М.Н. Курс сравнительного правоведения. М., 2001, с. 501-502

[24] Берман Г. Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1998, С.475

[25] Цвайгерт К., Кётц Х. Указ. Соч. С.207

[26] Саидов А.Х. Сравнительное правоведение (основные системы современности).. С. 159

[27] Цвайгерт К., Кётц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 1. М., 2000, с. 415

[28] Саидов А.Х. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности). М., 2007. С. 413

[29] Скакун О.Ф. Общее сравнительное правоведение: основные типы (семьи) правовых систем мира. Киев, 2008, с. 392-393

[30] Переломов Л.С. Конфуцианство и легизм в политической истории Китая. М., 1981, с. 212

[31] Гончаров В.В. Современные проблемы и перспективы построения эффективной системы государственного управления в Китайской Народной Республике//Современное право. 2011, №3, с. 130

[32] Лафитский В.И. Сравнительное правоведение в образах права. Т.2. М., 2011, с. 320, 321

[33] Свод законов Тайхорё. 702-718 гг. В 2 т. М., 1985

[34] Cм. Sanders J. Courts and Law in Japan//Jacob H., Blankenburg E., Kritzer H.M., Provine D.M., Sanders J. Courts, Law and Politics in Comparative Perspective. New Haven, 1996, p. 348

[35] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1998, с. 25

[36] Рашид-у-дин-Хан. Политические условия и национальные рамки социально-экономической трансформации в Индии//Индустриализация в Инлдии и СССР. М., 1977. С. 10-11

[37] Бехруз Х. Сравнительное правоведение. Одесса-М., 2008, с. 163

[38] Там же, с. 158

[39] Например, О.Ф. Скакун пишет, что «Украина (как Россия и Белоруссия) может быть отнесена к восточноевропейской группе романо-германской семьи правовых систем» - Скакун О.Ф. Общее сравнительное правоведение: основные типы (семьи) правовых систем мира. Киев, 2008, с. 69

[40] См. Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Исторические традиции российской школы сравнительного права//Журнал российского права. 2003, №7, с. 133-134

[41] Лафитский В.И. Сравнительное правоведение в образах права. Том первый. М., 2010, с. 268, 272, 273, 274

[42] Тихомиров Ю.А. Сравнительное правоведение и интрегующая роль международного права. Киев-Москва-Симферополь, 2008, С. 13-14

[43] Хабриева Т.Я. Основы взаимодействия международного и национального права //Влияние международного права на национальное законодательство (Материалы заседания Международной школы-практикума молодых ученых юристов. Москва. 24-26 мая 2007 г. /Отв. ред Т.Я. Хабриева и Ю. А. Тихомиров. М., 2007, с.4)

[44] Саидов А.Х. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности): Учебник. 2-е изд., доп. И перераб. М., 2007, С. 75

[45] Смирнова Е.С. Проблемы регионализма и мобильность правового статуса населения в условиях глобализации//Государство и право. 2005, №9, С.63

[46] Антокольская М. Предмет Европейского гражданского кодекса и проблемы гармонизации семейного права//Ежегодник сравнительного правоведения. 2004 год. М., 2005, С. 5

[47] Тихомиров Ю.А. Сравнительное правоведение и интегрирующая роль международного права. Киев-Москва-Симферополь, 2008, С.7

[48] Саидов А.Х. Сравнительнео правоведение: Краткий учебный курс. М., 2006, с. 189-194

[49] Тихомиров А.Д. Юридическая компаративистика: философские, теоретические и методологические проблемы. Киев, 2005, С.13

[50] Peerenboom R. Show Me the Money: The Dominance of Wealth in Detrmin ing Rights Performance in Asia//Duke Journal of Comparative and International Law. 2004. Vol. 15, Nо1

[51] См. Саломатин А.Ю. Объединяющий потенциал сравнительного правоведения как науки и учебной дисциплины. Киев-Ивано-Франковск, 2010

[52] Лузин В. Реформа юридического образования в России. Личный опыт//Юридическое образование в посткоммунистических государствах: профессиональная подготовка в условиях переходного периода. Йошкар-Ола, 2001, С.15

[53] Марченко М.Н. Курс сравнительного правоведения. М., 2002

[54] Саидов А.Х. Сравнительное правоведение. Краткий учебный курс. М., 2006

[55] Бехруз Х. Сравнительно правоведение. Одесса-Москва, 2008

[56] Лафитский В.И. Сравнительное правоведение в образах права. Т.Первый, Второй. М., 2010-2011

[57] Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения М., 1996

[58] См., например, работу Н.К. Ренненкампфа1869 г.: [20].

[59] См., например: [52, р. 665 - 667; 46, р. 258, 264 etc.]. Для сравнения: [36, р. 43 – 44, 52; 58, р. 21 - 26].

[60] Характерным проявлением такой официальной позиции стало создание в Секторе государства и права АН УССР в 1965 г. отдела проблем международно-правовой деятельности УССР и сравнительного государствоведения, а также провозглашение в 1969 г. «наиболее актуальных вопросов сравнительного государствоведения» одним из направлений научных исследований новосозданного Института государства и права АН УССР. См.: [8, с. 11 - 12]. Другим примером является закрепление в 1968 г. за Институтом философии и права Узбекской ССР темы исследований «Сравнительное правоведение как научный метод исследования». См.: [10].

[61] См. также: [3, с. 143 - 145].

[62] Автор называет сравнительное правоведение научным направлением, а одновременно и наукой, которая «вступает в фазу окончательного становления» [22, с. 44]. В своей докторской диссертации он называет сравнительное правоведение «самостоятельным научным направлением», а также наукой. См.: [21, с. 18, 25].

[63] Мы дословно приводим изложение положений этой книги в статье П.Ф. Мартыненко, впервые опубликованной в 1990 г. См.: [13, с. 291 - 292]

[64] Детальнее об этом см.: [11, с. 621 - 623].

[65] Речь может идти только об особенности предметной сферы, а не о ее уникальности и четкой обособленности от предметов исследования других юридических наук. Противоположная точка зрения изложена, в частности, М.И. Байтиным: «любая наука имеет присущий только ей одной предмет, которым и определяются самостоятельность, своеобразность и особенности той или иной науки, ее отличие от других систем знаний» [1, с. 13]. Она, безусловно, обоснована и может быть приложена к правоведению в целом. Но внутреннее разделение правоведения на юридические науки, по нашему мнению, не предусматривает абсолютного разделения его предмета между этими науками и определения четких предметных границ. Более продуктивным кажется осознание предметных сфер, общих для нескольких юридических наук, что позволяет всесторонне исследовать эти сферы.

[66] Фейербах употребляет термин «vergleichende Jurisprudenz», то есть «сравнительное правоведение» - термин, который вскоре после этого распространился в немецкоязычной компаративистской литературе, хотя некоторые ученые применяли также термин «rechtsvergleichung», то есть, дословно, «сравнительное право».

[67] Мы даем фрагмент по английскому переводу У. Хуга. См.: [42, р. 1054].

[68] Мы не рассматриваем тут вопрос о непрямом, но официальном признании исторической школы (в частности, путем определения номенклатуры кафедр и учебных дисциплин на юридических факультетах в университетах Российской империи), искусственном продолжении ее доминирования и сдерживании развития других школ сравнительного правоведения.

[69] General (or comparative) jurisprudence.

[70] Эта работа полностью опубликована в 1863 г. К сожалению, нам неизвестно, был ли включен процитированный нами текст в первом издании лекций Дж. Остина ([35]).

[71] Изложение доклада П.Ч.Ф. Дюпина опубликовано в переводе на английский язык в статье: [47, р. 56 – 57].

[72] Статья в журнале “American Jurist and Law Magazine” в 1829 г. Мы использовали изложение идей автора статьи по: [42, р. 1068].

[73] «De l'enseignement des législations comparées» и «De la méthode dans l'histoire des législations comparées», опубликованы в 1834 г. в журнале «Revue des deux mondes». Информацию об этом мы взяли в работе: [33, р. 59]. Для анализа мы использовали второе издание одной из этих работ: [50].

[74] В научной литературе встречаются ошибочные даты основания кафедры – 1829, 1830, 1832 гг. См., например: [44, р. 13].

[75] Опять же, в научной литературе ошибочно указывается 1846 г. См., например: [42, р. 1062].

[76] Он стал преемником журнала «Kritische Zeitschrift fur Rechtswissenschaft», который издавался с 1826 по 1829 гг.

[77] Первый номер датирован ноябрем 1833 г.

[78] Известный также под названием «Revue Fœlix» («Журнал Феликса»).

[79] В 1870 г. его название было изменено на «Revue de législation ancienne & modern franćaise et étrangère» («Журнал древнего и современного французского и зарубежного законодательства»), в 1877 г. – на «Nouvelle revue historique de droit franćais et étranger» («Новый исторический обзор французского и зарубежного права»). В 1922 г. журналу вернули первичное название.

[80] Мысль о том, что сравнительное правоведение возникло в 1860-х гг., отображена также в работах: [42, р. 1069; 29, с. 39; 37, р. 232 – 236; 23, с. 17; 45, р. 185 - 187].




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.