Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 11. Разделяй и властвуй



Ильгиз и Дрон стояли на лесной поляне. Лес выглядел вполне обычно. Неподалеку журчал ручеек, слышна обычная лесная возня: стук дятлов, пенье птиц, скрип деревьев, ветер гоняющий листву по воздуху, жужжание насекомых… С виду обычный лес… Хотя от обычного леса, который привык видеть любой городской житель, тут есть некоторое отличие… Тотальное отсутствие какого-либо мусора. Ни покрышек, ни обрезков резины, которая остается, когда кто-нибудь зачищает ворованный кабель. Ни мусорных пакетов и выцветших под действием дождя и времени пакетиков от чипсов. Совершенно чистый, не знавший руки цивилизации, лес. Вдруг рядом раздался хлопок. Ильгиз с Дроном обернулись на звук. Неподалеку от них материализовался Шитхапенс. Ни пыли, ни искр, ни вспышки, лишь аккуратное появление.

– Парни, вроде все прошло гладко. За нами вряд ли сейчас отправится погоня. Воу! Что с вами? Как это случилось? За вами была слежка? Проклятие? Или что?

– Нет. Слежки не было. Похоже, это я напортачил, когда неправильно нарисовал руну… – сконфуженно сказал Дрон. – Как от этой фигни избавиться? Мы долго такими будем?

– Дерьмо случается… Насколько я знаю эффект необратим. Ваша плоть стала единой. Как будто вы такими родились. Но есть одно средство, опасное как коса смерти. Потому что это средство и есть смерть. – зловеще сказал Шитхапенс. – Пошли в дом. Я все там расскажу.

– Какой еще, нахрен, дом?! – возмутился Ильгиз. Никакого дома он не видел. Видел только не тронутый человеком лес.

– Вот он! – указал пальцем Шитхапенс на поляну рядом с ними. – Идите за мной и скоро поймете.

Шитхапенс пошел к поляне, и неразлучники двинулись вслед за ним. В какой-то момент воздух стал плотным, как будто они шли сквозь кисель. Когда наваждение прошло, пред ними предстал великолепный дом, в готическом стиле. Башенки, статуи, флюгеры в виде воронов. Великолепная внешняя отделка. Дом ничуть не обветшал, как будто он появился здесь вчера.

– Ты верно подумал, Ильгиз. Недавно эта поляна была девственно чистой. Свою резиденцию я перенес из пятого измерения сюда только позавчера. Благодаря некоторым обстоятельствам я вынужден скрываться. От кого? Не знаю даже как объяснить. Назовем их моими коллегами. У нас одно дело, но противоположные цели. Ладно, проходите. В конце коридора, третья дверь налево. Там моя лаборатория. Идите туда и ждите меня. Я сейчас подойду. И ах да! Если вам еще нужна жизнь, ради вашей безопасности ничего не трогайте и тем более ничего не смешивайте.

Два напарника… Или один… Даже не знаю как описать двух человек в общем теле… Ладно, пусть это будут два человека. Два напарника пошли по коридору. Внутренняя отделка была со вкусом. Красные шторы и ковры, статуи из числа тех, что так и не были найдены смертными на руинах Помпей. На стене висели картины. Много портретов самого Шитхапенса, похоже он самовлюблен, раз увешал коридор своими физиономиями. Еще одна рамка, но это не картина. Под стеклом на булавки прикреплено человеческое ухо. Табличка снизу гласила: «Подлинное ухо Ван Гога». Дойдя до лаборатории, они вошли внутрь. Внутри всё было так, как они себе представляли. Закопченный котел, склянки с разноцветной жидкостью, жуткий запах серы и спирта. Понятно, какие зелья он варит. А вон и самогонный аппарат в углу. Похожу и ему не чужды человеческие страсти. Спустя какое-то время в лабораторию входит Шитхапенс и решительно открывает шкафчик, достав из него две склянки с мутной жидкостью, ставит их на стол.

– Что вы знаете про реку Лету? – спросил Шитхапенс, в ожидании ответа больше глядя на Дрона, чем на Ильгиза.

– В древнегреческой мифологии Лета это одна из рек в подземном царстве Аида, бога смерти. Лета, она же «река забвения». По прибытии в Тартар (Аид, Ад, преисподняя, называйте, как хотите), умершие пили из этой реки и получали забвение всего прошедшего, их тело становилось эфирным, подобно призракам. Отсюда и появилось выражение «Кануть в Лету», значит исчезнуть навсегда. А те же, кто выходили обратно на землю, должны были еще раз напиться воды из подземной реки. – высказал Дрон.

– Погодите… – бледнея, пробормотал Ильгиз, – Вы хотите, чтоб мы выпили эту мутную жидкость из реки мертвых?!

– Эту? – спросил Шитхапенс, указывая на два флакона на столе. – Это не вода из Леты, это самогон по моему личному рецепту. Для храбрости так сказать. И да. Если вы хотите стать прежними вы выпьете воду забвения, станете эфирными. Ваши тела не будут скреплены вместе, вы разойдетесь и выпьете воду еще раз. На всякий случай во второй пузырек с водой я добавлю сок Эдемского древа жизни. Кстати, а вот и сама вода из Леты.

Шитхапенс полез в другой шкафчик и достал два небольших пузырька и небольшой шприц.

– Что?! – воскликнул Шитхапенс, заметив взгляды на шприц. – У меня мало сока древа жизни. Вы думаете так легко сгонять в Эдем и достать сок? Наивные, я выменял эти капли сока на четыре эйдоса. Надеюсь оно того стоило и я не зря сейчас трачу сок.

Выпив по сто грамм сивухи для смелости, Ильгиз с Дроном по очереди выпили мертвой воды. На вкус она была никакой. Ни привкуса солей, ни металлов. Абсолютно чистая вода с отсутствием примесей. Они пока ничего не чувствовали, лишь легко покалывание.

– Парни, быстрее. Если вы забудете сами себя, вам будет уже плевать на воду из второго пузырька. Смерть это и есть отсутствие памяти.

Почувствовав необычную легкость, они переглянулись друг с другом. Странно, но они не помнили, когда уже успели разделиться. Время пролетело как-то неожиданно. Подошел Шитхапенс. Что-то прокричал. Они его слышали сквозь пелену забвения. От кольца Шитхапенса оторвалась искра. И Дрон посмотрел на него новым взглядом, более осмысленным. Похоже, он сумел вынырнуть из омута беспамятства. Дрон выпил из пузырька и начал обретать четкие контуры. Отпив, он ткнул пальцем на Ильгиза и что-то сказал. Ильгиз чувствовал себя рыбой в аквариуме, мог лишь беззвучно открывать рот и слышал все вокруг словно сквозь толщу воды. Темнота накрыла его взор. Он провалился куда-то. Прыжок, для которого отсутствовали какие либо показатели вроде пространства и времени. Очень далеко, куда исключительно редко ступает нога живого человека. Да и он мало чем сейчас походил на живого.

 

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.