Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 7. Перстень власти



С

покойно, парни, – примирительно обратился Шитхапенс к ним, – Все по порядку. Меня интересуют Ваши силы. Дрон, я вижу, ты только хоть что–то умеешь, но и этого мало. Вот держи мой перстень. Он усилит твои способности стократно. Мне он все равно не нужен. Ильгиз, а у тебя со способностями как?

– Издеваешься опять? Твоя книга меня мало того, что в кому отправила, так еще и сил не дала. – сердито ответил Ильгиз.

– А вот тут ты ошибаешься, – возразил Шитхапенс, – Вы думаете, я на вас случайно наткнулся 20 лет назад и всучил книгу? Неееет, я как опытный шахматист, хоть шахматист и смотрит на три хода вперед, я же вижу всю партию. Я знал о вас всё еще тогда, когда даже ваши родители и на свет еще не появились. Ильгиз, когда ты родился, я дал тебе амулет змеиной ловкости. Он и сейчас при тебе, ты всегда носил его с собой.

– О чем ты? Ты опять шутить вздумал?! Будь у меня амулет, я бы знал о нем!

– Тебя учили, что перебивать некультурно? Дай договорить... Когда ты родился, я сделал так, чтобы этот амулет был всегда при тебе. Твоя родинка на правой щеке и есть амулет. Только он не активирован, я специально его заблокировал, чтобы ты не познал силу раньше времени. Чтобы раскрыть силу тебе нужно выпить яд мадагаскарского королевского паука. Да шучу я, шучу. Хватит вращать глазами. Тебе всего лишь нужна цепочка. Но ее у меня давно украли. Если хочешь свою силу, тебе придется забрать ее самому.

– А почему ты сам не заберешь ее, ты же всесилен? Кого угодно в порошок сотрешь. – удивился Ильгиз.

– Я не имею права вмешиваться в жизнь смертных, по крайней мере, тех их них, у кого есть эйдос.

– Кстати, что это? Помнится, ты хотел и у меня его забрать, но так и не сказал, что это и зачем оно тебе.

– Эйдос это душа, твой билет в вечность. Твое тело лишь гниющая оболочка, однако, после смерти, твой эйдос может стать чем угодно. Хоть сверхновой звездой, хоть зрачком единорога.

– А тебе-то он зачем?

– Как зачем?! А как же сила, которую дает эйдос? У меня есть дарх, сосуд для эйдосов, где я храню захваченные мной эйдосы и получаю их силу.

– Более-менее ясно. Где моя цепь для амулета? Ее легко найти?

– Вообще не проблема. На окраине Москвы есть заброшенный дом. Там логово этих воров. Их там не больше троих-четверых. Думаю Дрон, с его новыми силами справится с ними. Пойдете вместе. Шагните вон в ту руну в углу комнаты, и вас перенесет в тот район.

Все это время пока они беседовали, Дрон затаив дыхание разглядывал перстень. Надев его, он испытал всесилие равное богам. Благодаря книге познания он УЖЕ УМЕЛ пользоваться своими новыми способностями.

– Попробуй что-нибудь сделать – сказал Шитхапенс, с интересом наблюдая за ним.

В тот же миг руки Дрона покрылись льдом и выглядели, как два огромных молота. А спустя еще пару мгновений, он собрал весь лёд в шар и мгновенно превратил его в воду. Потом разделил воду на большие капли, а капли, в свою очередь вытянул в тонкие иглы. Потом вдруг вода загорелась, и Дрон взмахом руки отправил ледяные горящие иглы в стену напротив.

– Недурно, мой друг. Книга познания явно пошла тебе на пользу. А как тебе это? – сказал Шитхапенс, метнув в него стилет.

Не успел стилет достигнуть цели, как наткнулся на каменную преграду, воздвигнутую силой мысли.

– Я думаю, ты справишься с моими заданиями. Чего нельзя сказать о нем. – сказал Шитхапенс, указывая на Ильгиза. – Помоги ему достать цепь. Иначе недолго проживет чувак. Ильгиз, возьми этот кинжал. Он хоть как-то увеличит твои шансы на выживание. Фишка кинжала в том, что если ты его кинешь в кого-нибудь, ты не сможешь промахнуться. Кинжал будет искать цель на своем пути до тех пор, пока не насытится кровью сполна. Поэтому старайся не обнажать его, если ты не готов убить кого-нибудь, иначе кинжал найдет ножны у тебя между рёбер. Ну а теперь всё! Аудиенция окончена! Проваливайте! – рявкнул Шитхапенс.

 

Глава 8. Всем лежать! Это ограбление!

Р

уна находилась в мрачном и сыром углу комнаты, стены которой были практически уничтожены временем и плесенью, кое–где даже зияла дыра, сквозь которую просвечивал лунный кругляш. Лунное сияние, в обычное время никак не привлекавшее внимания Ильгиза, именно сейчас почему-то полностью завладело его вниманием, и взяло его под контроль. Ильгиз жадно впитывал лунный, мертвенно бледный свет. Тотчас его охватила тоска, настолько невыносимая, что его рука сама собой потянулась в ножны к кинжалу, чтобы вогнать его себе в сердце, лишь бы хоть как-то унять эту душевную боль. Дрон заметив неладное, оттолкнул Ильгиза от лунной щели, тем самым разорвав наваждение.

– Дрон! Что это было? – спросил ошарашенный Ильгиз.

– Лунная магия, честно сказать, я удивлен. Не думал, что когда-нибудь увижу эту технику. Кто-то пытался убить тебя, причем со вкусом, тут не поспоришь. К тому же, его даже вычислить никак нельзя. Он через луну отразил свою магию в тебя. У нас на пути стоит очень опытный маг. Нужно быть начеку. – ответил Дрон.

– Ладно, по ходу дела разберемся. Прыгаем в руну, нужно вернуть мои силы как можно скорей. – сказал Ильгиз, наступая на руну.

Дрон встал рядом с ним, и в тот же миг их разобрало на мельчайшие частицы, какое то время в таком виде они летели сквозь пространство, и потом вновь собрались в том же виде, в каком наступили на руну. Но внешний пейзаж изменился до неузнаваемости. Шитхапенс говорил, что это заброшенный дом на окраине Москвы. Однако, они и подумать не могли, что это окраина была прямо на самом краю Москвы, гранича с лесом. Или это была парковая зона. Неизвестно. В ночной тьме дом выглядел зловеще. Чувствовалось, что дом строили на скорую руку в стиле «тяп–ляп и готово». В одном из окон горел дрожащий свет, то ли это был костер, разведенный прямо на полу, напрочь отвергающий какие-либо нормы техники безопасности. То ли это был свет свечи или масленки, дрожащий от сильных сквозняков… Оно и не мудрено, весь дом в дырах, что даже сквозь крышу наружу выбиваются лучи света. Из дома слышен басистый смех и грубая, лишенная всякого подобия цензуры, бранная речь, принадлежащая весьма своеобразному контингенту… Бандитам. Хотя стоп, какие они бандиты… Обычные разбойники… Бандитами испокон веков считали благородных мастеров своего дела… К примеру Робин Гуд – бандит, благородный, великодушный, с четким соблюдением личного кодекса. А те кто, в ночное время простой люд до креста раздевает – жалкие разбойники, которые так никогда и не найдут своего места в этом мире.

– Тссс… Давай сначала разведаем, прежде чем врываться с клинком наголо. – рассудительно предложил Дрон.

– Пошли, я первый пойду. – ответил Ильгиз, держа руку на рукояти кинжала, готовый в любую секунду принять бой.

Ильгиз мягко ступая, открыл калитку. Та открылась с пугающе громким скрипом. Ильгиз присел и прислушался. Вроде обошлось… Басистый ржач с верхнего этажа не прекращался. Ильгиз встал и подобно заправскому ОМОНовцу жестами показал, чтобы Дрон шел за ним. Проникнув в дом, он увидел перед собой тесный коридор, дверь, видимо, на кухню и лестницу на второй этаж. Судя по тому, что первый этаж выглядит не обжитым, а если честно, то вообще загажен хламом сверху донизу, сам собой напрашивается вывод, что тут ничего интересного они не найдут. Нужно двигаться дальше, на второй этаж. Стараясь красться как можно тише, напарники двинулись к лестнице. Двигаться дальше приходилось с особой осторожностью, особенно, если учесть обветшалый вид лестницы. Есть немалый риск, что она вообще скоро развалится, так как ступеньки местами вообще отсутствовали, а на остальных ступеньках доски выглядели гнилыми и жутко потрепанными. Сверху доносились голоса, иногда прерываемые диким смехом. Похоже, они развлекаются травлей свежих анекдотов. Ну, тем лучше. Больше шансов подняться наверх незамеченными. Каждый раз, когда сверху доносился смех, Ильгиз делал один шаг по скрипучим половицам лестницы, молясь, лишь бы ступенька не обвалилась, и он не упал вниз, переломав себе ноги. Спустя долгие пятнадцать минут подъема, они наконец–то очутились наверху. Заглянув в дверной проем, они увидели кучу ящиков. Причем сами разбойники сидели так, что дверь находилась за их спиной и увидеть гостей они никак не могли. Ильгиз, помахал рукой Дрону, жестом как бы говоря, мол, пошли, посмотрим поближе. Прокравшись и сев за ящиком, стал осматривать комнату подробно. Три человека сидели у костра, разведенного в мангале. Сидели на обычной парковой лавочке, очевидно, лес рядом был парковой зоной, откуда и была успешно стырена эта лавочка. Закопченные стены и потолок были сплошь испещрены дырами, сквозь которые было видно ночное небо усыпанное звездами. Лунный свет на сей раз не проникал в помещение. Свет костра был ярче бледных лунных лучей и в световом поединке одерживал победу, гордо вырываясь наружу.

Сама комната была похожа на свинарник. Повсюду мусор, сломанные ящики. Похоже, эти бандиты каждый раз меняли свое место пребывания, по мере загаживаемости помещений. Как только концентрация мусора превышала допустимую норму, они бросали обжитое местечко. Чувствовалось, что тут они давно и скоро покинут нагретое гнездо. В углу комнаты стоял один ящик, сильно отличающийся от других. Он был окован медными полосами, а на его крышке висел замок. Похоже, там они хранили свои пожитки.

– Дрон. Видишь ящик?

– Где? А всё, вижу. Походу он нам нужен. Что с этими делать будем? Я сомневаюсь, что мы найдем общий язык. – задумчиво, шепотом спросил Дрон.

­­­ – В расход их. – так же шепотом, кровожадно проводя пальцем по горлу, ответил Ильгиз, – Давай я начну. Мой вон тот, который поплотнее.

– Погоди… Не спеши. Истинным зрением я вижу их ауру… Они тоже маги. Нужно быть осторожнее. Давай, ты кидай нож в того, что слева сидит. Из них всех, у него самая сильная аура. С остальными я разберусь.

Ильгиз скользнул рукой к ножнам, плавно провелся по рукояти кинжала. Стоило ему прикоснуться к рукояти немного, кинжал сам выпрыгнул из ножен и оказался в его ладони. Рукоять была выполнена из кости. Лезвие было обоюдоострым, заточка была настолько гладкой, что даже лезвие бритвы по сравнению с ней кажется грубым топором. Посередине лезвия было небольшое углубление – кровосток. Сразу становится понятно, что кинжал изготовлен против человека. Гарда у кинжала отсутствовала полностью, вероятно, чтобы метательные характеристики были на высоте. Как только клинок сеющий смерть на своем пути оказался в ладони Ильгиза, глаза его загорелись жаждой убийства. Лишь позднее они узнали, что кость, из которой изготовлена рукоять, была проклятой костью берсерка. Красная пелена залила Ильгизу глаза, рассудок помутился и, не соблюдая ни капли осторожности, он вскочил и с воплем метнул кинжал в сидящего с краю разбойника.

– Пацаны, измена! Пацаны, я маслину поймал! – прохрипел раненый бандит, истекая кровью. Кинжал торчал у него прямо в горле. Прохрипев еще пару нечленораздельных слов, он скончался.

– Ублюдки! Вы за Шпалу ответите! Вы землю жрать будете! – прокричали оставшиеся бандиты.

Ментальным ударом ящики, за которыми стояли Дрон с Ильгизом, разнесло в щепки. От многочисленных ран их уберегло лишь то, что Дрон инстинктивно вскинул руки, и мощным потоком ветра не только откинуло щепки в сторону, но и снесло с ног двух бандитов. Те мигом подскочили, и подойдя друг к другу начали сотворять какую-то парную технику. Вода и ветер смешались в одну сферу, и пока один держал эту сферу, другой начал закручивать ее с неимоверной скоростью. Поняв, что сейчас случится, Дрон крикнув Ильгизу «Ложись!», и, дождавшись, когда тот выполнит команду, лег на него сверху, накрыв их обоих земляным панцирем. Что происходило дальше, они не видели, но мощный удар разорвавший тишину ночи, сотряс их броню, созданную на скорую руку. Перевернувшись под этим панцирем, Дрон основанием ладони стукнул по нему изнутри. Каменная броня в свою очередь распалась на мельчайшую крошку и разлетелась во все стороны, изрешетив все стены и потолок, которые и так находились в плачевном состоянии. Дрон удерживая на руках сгустки пламени, готовый в любую секунду превратить в пепел все, что шевельнется, вскочил на ноги. Но испепелять было некого. Двое бандитов, умело игравших в атаке, были доходягами в плане магической защиты. Каменной шрапнелью их изрешетило настолько, что их тела не поддавались опознанию. Кровь и мозги стекали со стен. Оглядев третий труп бандита, убитого Ильгизом, Дрон заметил, что кинжал пропал из шеи. Оказывается, через некоторое время кинжал сам возвращался в свои ножны.

– Ильгиз, в следующий раз я начну первым.

– Пофиг, пошли лучше проверим сундук.

Подойдя к сундуку, они стали разглядывать замок.

– Не трогай руками, я вижу вокруг него черное свечение. Он заговорен так, чтобы только хозяин мог коснуться. – предупредил Дрон, в тот же миг сотворяя в руках огромный ледяной меч. С приличным замахом он рубанул по замку. Тот отскочил на пол и сразу рассыпался в гнилую труху.

– Ильгиз, тут все артефакты прокляты. Если я правильно понял, то мы можем взять только твою цепь, и то если ты действительно владелец амулета змеиной ловкости.

– Откуда ты все это знаешь? – удивленно, с ноткой зависти, спросил Ильгиз.

– Истинное зрение, великая вещь. Порой оно важнее любых артефактов. Хватай цепь, и валим отсюда. А то вдруг сюда прибегут еще орды разбойников. Вот она лежит. Бери ее.

– Где? Я не вижу. – обыскивая глазами содержимое сундука спросил Ильгиз.

Не мудрено, что Ильгиз не мог сразу найти ее. Чего тут только не было. Золотые кубки, усеянные драгоценными камнями, магические свитки, кинжал из черной стали, толстые фолианты, медальоны… Ага! Вот и цепь. Протянув к ней руку Ильгиз заметил, что от цепи исходит голубое сияние. И чем ближе была рука, тем острее был свет. Взяв ее на руки, он сияла настолько ярко, что ослепила своим светом Ильгиза, и тут он потерял сознание.

 

Глава 9. Бойня.

Д

рон оглядев Ильгиза тяжело вздохнул…

­­­ – Вот слабак… Даже жалкая цепочка его вырубила… – пробормотал Дрон себе под нос.

Дрон уж грешным делом подумал, что Ильгиз опять в кому впал, и уже смирился с мыслью, что, именно ему придется тащить его. Но нет. Промычав нечто невнятное, Ильгиз открыл глаза.

– Меня что, опять вырубило? – спросил Ильгиз вставая.

– Ага. Мне кажется, что ты настолько переполнен силой, что любое магическое вмешательство вызывает в тебе внутреннюю бурю. Вот ты и вырубаешься. Кстати, ты что-нибудь чувствуешь?

– Да, башка кружится. Наверное, стукнулся, когда падал.

– Да не в этом плане… Что ты чувствуешь на магическом уровне?! – разглядывая его, спросил Дрон. – Истинным зрением я ничего не вижу.

– Хм… Не знаю, но у меня что-то определенно получилось. – ответил Ильгиз, потирая затылок.

– В книге познания я встречал кое-какие упоминания об Амулете Змеиной Ловкости. Кажется, он давно пропал. И долгие годы про него никто не слышал. И если я не ошибаюсь, то магия амулета инстинктивная. То есть, в момент опасности магия проснется, и ты поймешь, в чем твоя сила.

– Радует, что у меня хоть что-то есть. Стоп! А где моя цепочка? – в панике спросил Ильгиз.

– Мне кажется, она внутри тебя. Когда ты взял её в руки, она растворилась, превратившись в пучок света. Этот пучок прошел внутрь тебя, чуть левее сердца. Мне кажется твой эйдос впитал силу цепочки, и будет подпитывать твой амулет. – как всегда многословно ответил Дрон.

На улице уже забрезжил рассвет. Вдруг со стороны послышались вопли. Ильгиз прильнул к щели в стене, чтобы посмотреть на шум. К калитке приближалась шайка разбойников. Их было не меньше двух десятков. И в этот самый миг у Ильгиза в голове заговорил чужеродный голос, отдаленно напоминающий голос Шитхапенса.

– Ты в одиночку можешь убить их всех! Попробуй. Пробуди зверя своей души. Искорени зло. Или они умрут, или вы. Выбирай! – заговорил таинственный голос в голове.

– Дрон жди тут. Я думаю, справлюсь. – сухо сказал Ильгиз.

– Сдурел что ли? Мы этих троих кое-как уделали. А ты на двадцать тел в одиночку прыгнуть хочешь? Похоже, ты прилично башкой об пол стукнулся. – попытался отговорить его Дрон.

Но тщетно. Никакие увещевания не были способны свернуть решимость Ильгиза в тряпочку. На улице стояли разбойники и что-то громко обсуждали. Видимо планировали налет. Ильгиз неспешно вышел на улицу, и все же мандраж прошел по его коже. А вдруг голос ошибается? Вдруг он по-прежнему бесполезный боец с ножом берсерка в кармане? Собрав всю решимость в кулак, он вдруг понял что делать. Амулет, или точнее родинка на его щеке вдруг ощутимо потеплела. Сжав кулаки, Ильгиз сделал то, чего от себя никогда не ожидал. С неимоверной скоростью, он добежал до бандита. Хотя добежал слабо сказано. Он вдруг очутился перед лицом бандита и сделал выпад ножом в горло. Точный колющий удар поставил жирный крест на жизни бандита. В тот же миг Ильгизу в лицо полетела тонкая огненная игла. Он смотрел на нее до последнего момента, и когда игла была в миллиметре от его лица, он вдруг словно танцор, прокрутился на месте, и игла пролетела мимо вдоль его взгляда. Бандиты охнули. Они ее никогда прежде не сталкивались с такой скоростью. Ильгиз же не терял времени даром. Пока один бандит захлебывался в своей крови, он материализовался за спиной у троих бандитов. Вынув саблю у одного из них, замахнулся. Сабля просвистела с неимоверной скоростью, снося три головы разом. Фонтан крови оросил эту землю. Ильгиз кинул саблю в сердце стоящему неподалеку врагу. Сабля нашла себе ножны аккурат между шестым и седьмым ребром. Всё это время в него летели разнообразные снаряды магического и физического типа. И всё тщетно. Ни один не попал в точку. Ильгиз с легкостью уворачивался. Он был быстр как мангуст, а жалил как змея. Его движения были легки и быстры, как у профессионального танцора-фехтовальщика. Следующим прыжком он оказался стоя на плечах у очередной жертвы. Зажав его голову ногами, он словно штопор ввинтился в небо, унося с собой открученную голову и омываясь в крови врагов своих. Приземлившись, он со всей силы метнул кинжал в грудь следующему противнику. Удар был такой силы, что кинжал пролетел насквозь, но Ильгиз, оказавшись за спиной этой жертвы, поймал свой клинок. И вот так, выплясывая свой танец смерти, он добил остальных противников. Когда последний враг пал под его натиском, Ильгиз упал на землю без сил. Бойня забрала слишком много энергии. Дрон выбежавший на улицу, подхватил его и потащил к руне. Телепортировав обратно в дом на Большой Дмитровке 13, он положил Ильгиза на землю. Тот судорожно закашлял.

Глава 10. Слияние.

И

льгиз лежал на полу, весь истекая кровью врагов. Сам же он не получил ни царапины. Ильгиз лежал, грубо кашляя, старался восстановить дыхание. Сердце билось в груди так сильно, словно старалось вырваться на свободу из тесной клетки ребер.

– А ты силен, парень. Не зря я сделал на тебя ставку. Скажи мне, каково это забирать жизни? Что ты чувствовал? Ярость? Жажду крови? Веселье? – настойчиво допытывался Шитхапенс.

– Не знаю… Скорее азарт. Мне нравилась скорость и грация, с которой я перемещался. Убийство с таким изяществом приравнивается к искусству. – с улыбкой на лице пробормотал Ильгиз. Он по-прежнему лежал и не мог подняться. Силы его покинули.

– Советую впредь использовать силу аккуратнее. Ее немного и ты бы сам умер в пылу битвы, потеряв всю свою энергию. Амулет высвобождает колоссальные силы, позволяя тебе выполнять такие трюки. Но и питается он силой твоего эйдоса. Есть риск, что когда твой эйдос истощится, он просто исчезнет, и ты навсегда лишишься вечности. Именно поэтому тебе тоже нужен дарх, но ты его никогда не получишь. Ты просто не справишься со всей тьмой, которую он таит в себе. Даже мне чудовищно тяжело поддерживать баланс света и тьмы внутри себя. Но это не просто. Тьма, никогда не захочет оставаться в определенных границах. Со временем она будет расти, и вместе с ней будет расти твое желание убивать. Постепенно тьма уничтожит тебя. Поглотит настолько, что ты будешь вечным пленником Ада. Она и без дарха даже сейчас медленно пожирает тебя. Но стоит тебе хотя бы коснуться дарха и ты можешь начинать паковать чемоданы. Биллет в тьму тебе обеспечен. Надеюсь, я достаточно ёмко объяснил тебе. – монотонно, словно читая лекцию пробормотал Шитхапенс.

– Мне нужно переодеться. – сказал Ильгиз, – У меня уже всё тело зудит от крови.

– Не проблема. В той комнате есть умывальник и чистое тряпье. Когда приведете себя в порядок, сразу ко мне. У меня есть новое поручение.

Ильгиз с Дроном зашли в ванную комнату. Сама комната ничем не примечательна. Тяжелая чугунная ванна, с ржавыми подтеками. Лишь на зеркале были точечные брызги зубной пасты. Похоже, предыдущий владелец чистил зубы так, как будто отдирал жир со дна пригоревшей сковородки. Умывшись и переодевшись, они спустились вниз.

– Следующее задание простое как дважды два. Нужно сваливать отсюда. В Муромских лесах у меня есть резиденция. Там нас некоторое время никто не побеспокоит. Все просто. Вы незаметно идете в ближайший магазин одежды, находите там примерочную и рисуете на зеркале руну перемещения. – задумчиво пояснял Шитхапенс.

– Почему нельзя отсюда телепортировать? Разве это проблема? – поинтересовался Дрон.

– Мы уже под колпаком. Все телепортации с этого места отслеживаются. Нужно поторопиться, пока наши оппоненты вообще не перекрыли всю магию в этом районе. – ответил Шитхапенс.

– И магазин нам поможет оторваться от слежки? – с надеждой в голосе спросил Ильгиз. Ему не хотелось лишаться своих новых способностей.

– Не поможет. Но есть шанс, что телепортация с зеркала собьет их с толку. Зеркало обладает хорошим свойством менять магический почерк. Даже если они нападут на ваш след, благодаря зеркалу, они не смогут отследить пункт назначения. Я же в свою очередь отправлю десяток своих магических копий в разные точки района, чтобы они начали телепортацию, тем самым сбивая с толку наших преследователей. Всё! А теперь за дело!

– Погоди! А руну какую рисовать? – спросил Ильгиз

– Он знает. – Шитхапенс махнул рукой в сторону Дрона.

– Ладно, пойдем до ближайшего магазина. – позвал Дрон Ильгиза. – На месте разберемся.

Выйдя наружу, они неспешно, стараясь не привлекать лишнего внимания пошли вниз по улице в поисках любого бутика. Как назло район был спальный и подходящего магазина на пути не попадалось. Наконец, они наткнулись на магазин женской одежды. Вывеска гласила: «Золотая стрекоза». С настенных постеров на них глазела полуобнаженная девица. Переглянувшись, они поняв что времени нет, зашли внутрь. Разгуливая между рядами в поисках примерочной, Ильгиз захватил с собой пару платьев для отвода глаз. Но тут он потерпел фиаско. Наоборот, тем самым он привлек любопытные взгляды продавщиц. Сгорая от стыда, они с Дроном вошли в примерочную под звонкий хохот продавщиц. Дрон краснея, вытащил из кармана черный камень, стал рисовать руну на стекле по памяти. Рисовать было неудобно. Как и в прошлый раз, руну не было видно, а камень к тому же еще и соскальзывал с гладкой зеркальной поверхности. Странно, но в прошлый раз руна горела ровным красным светом. Сейчас же свет был куда острее и пульсировал. Повод задуматься. Но времени не было. Наверное, это из-за контакта с зеркальной магией, подумал Дрон. Вместе коснувшись ладонями зеркала. Ильгиз и Дрон мгновенно рассыпались на мельчайшие частицы и словно рой ос они полетели туда, куда их отправила руна. Дикая боль, но не физическая, скорее душевная разрезала их разум на мельчайшие части, словно им в мозг вонзилось множество клинков, острых как скальпели. В прошлый раз таких ощущений не было… Так вот о чем предупреждал необычный свет руны. Похоже, Дрон напортачил, когда рисовал руну. Во время перемещения их сознания сталкивались друг с другом, рассыпались на мельчайшие частицы, и собираясь воедино вновь. Дикая боль преследовала всё время их перемещения… Наконец они на месте… Боль прошла, но на смену ей пришло новое ощущение…

– Что за хрень!? – разом завопили Ильгиз и Андрей.

Когда рой ос из их тел собрался воедино, внешне, несмотря на всю боль пути, они остались целыми. Ни порезов, ни шрамов, ни ушибов. Одно НО… Правая рука Ильгиза и левая рука Дрона пересекались в локтевом сгибе. Причем никаких швов и шрамов не было. Ровная кожа, как будто они так и родились…

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.