Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Выходит ли просветление за пределы природы вещей?



 

Просветление — сама природа вещей. Но вопрос никогда не ставился таким образом; напротив, умы людей извратили, придумали некую противоположную природе цель, наделив ее красивыми именами, назвав «сверхприродой». И человек попался на эту удочку по одной весьма простой причине: природа вещей заключена в тебе самом.

Она — не волнение и не вызов, она не требует от тебя доказывать силу твоего эго. Она — не звезда, манящая вдали. Уму подавай в пищу нечто сплошь сложное и заковыристое, нечто на грани невозможного. Ведь ты сможешь почувствовать свою неординарность, только если достигнешь невозможного.

Просветление — никакой не талант. Вот если кто-то рождается художником, поэтом либо ученым — это действительно таланты.

Просветление — всего лишь источник жизни каждого из вас. Тебе даже не нужно покидать дом в поисках просветления. Если ты оставишь дом и отправишься на поиски просветления, ты с ним разминешься, — и теперь уже никто не знает, когда ты вернешься назад.

Просветление — не что иное, как простое осознание: ты такой, каким всегда хотел быть, ты никогда не был никем другим и никогда, ни за что другим не будешь. Ты не можешь выйти за пределы своей природы по определению. Ты, разумеется, волен попытаться — и тогда добро пожаловать несчастьям, тревоге, беспокойству, — но выйти за пределы ты не сможешь.

Это ты.

Разве можно выйти за пределы себя?

Это источник твоей жизни, все твое существование. Куда бы ты ни отправился, ты останешься собой.

Бывали случаи, когда первым переживанием самих себя для некоторых становился хохот до колик в животе. Когда они увидели всю абсурдность того, что хотели из себя изображать... они пытались быть собой! Вот уж единственная невозможная вещь на свете — ведь ты уже являешься собой, какие еще ухищрения тебе нужны?

Но священники, так называемые религиозные лидеры и все те, кто стремился опутать тебя цепями рабства, навязали тебе идеалы. Они сказали: «Если ты не ведешь себя так-то и так-то, ты плохой». Если ты не поступаешь так, как ими предписано, ты не можешь быть хорошим. Но никто ни разу не спросил у этих людей: «А кто дал вам право решать за других? Раз вы считаете, что это хорошо, то и поступайте так сами, но никто не давал вам никакого права указывать другим поступать так же».

Больше всех развращают и отравляют те, кому нужны последователи: ведь следовать за кем-то попросту означает совершить величайшую глупость по отношению к самому себе, — тебе велят быть кем-то другим, тем, кем ты быть никак не можешь. Именно так целому миру было уготовано по горло увязнуть в страданиях и несчастьях.

До тех пор пока мы не доберемся до корней, несчастья так и будут валиться на наши головы. Сколько угодно можем мы развивать свои технологии и изобретать новшества, но страданий от этого не поубавится. Неправда, что несчастья обрушиваются только на бедных, я знаю наверняка, что бедняк не так уж и несчастен по сравнению с богачом — у бедняка есть хоть на что надеяться. Богач живет без всякой надежды. Он понимает, что сделал все что мог, и его жизнь пуста как никогда — возможно, даже более пуста, чем прежде. Смерть уже не за горами, с каждой секундой жизнь становится все короче, а он растратил ее в погоне за деньгами, властью, престижем. Он потратил жизнь на то, чтобы быть святым, склоняясь в молитве перед рукотворными богами.

И все это понадобилось для того, чтобы ты никогда не был просто собой.

Я учу тебя одной простой морали: никогда не иди против своей природы. Пусть хоть все будды всех времен и народов протестуют, не обращай на это никакого внимания. Они не имеют с тобой ничего общего. Они поступали так, как считали верным для себя, а ты должен делать то, что именно ты считаешь правильным. А что же правильно? Это не может быть определено раз и навсегда ни одним святым писанием. Этого нельзя установить никаким внешним критерием. Пойми, что есть лишь один внутренний критерий: хорошо все, что делает тебя счастливее.

Все, что может доставить тебе блаженство, — вот единственная мораль. А все, что делает тебя несчастным, — единственный грех. Всё, что уводит тебя от тебя самого, — единственное, чего следует избегать.

Просто будь праздником внутри себя — и ты просветлен. Ты всегда был просветленным, непросветленных не бывает.

Я много раз пытался, но, должен признаться, у меня ничего не вышло: я так и не смог стать непросветленным. Удивительно: где бы я ни был, что бы я ни делал, куда бы ни отправился — на север или на юг, — мое просветление всегда оставалось со мной!

У японцев есть одна весьма забавная кукла... их куклы, похоже, просто верх искусства. А та кукла и вовсе необычна. В Японии ее называют Дарума — японский вариант имени Бодхидхарма — кукла сделана в соответствии с его взглядом на вещи.

Так вот, у этой куклы очень тяжелая нижняя часть и очень легкая верхняя. Как ее ни бросай, она возвращается в позу лотоса. С ней ничего невозможно сделать. Люди, наверное, многое позабыли, и эта кукла стала просто детской игрушкой. Однако ее предназначение состоит в том, о чем я сейчас говорю — и что повторял Бодхидхарма: ты не можешь быть непросветленным.

Кто вдолбил тебе в голову, что ты должен достигать просветления?

 

Мисс Прим, старая дева в летах, напутствует учениц колледжа. «Так вот, юные леди, — говорит она, — перед выходом в свет хорошенько запомните: на улице не курите, в общественных местах соблюдайте приличия и, самое главное, когда мужчина обращается к вам с недвусмысленным предложением, задайте себе вопрос: стоит ли час удовольствия пожизненного бесчестия? Все ли вам ясно, юные леди?»

Тут с заднего ряда доносится взволнованный голосок: «Неясно только, как добиться того, чтобы это длилось целый час».

 

Какие-то незнакомые люди сводят тебя с ума. Если бы не они, все шло бы по идеально задуманному сценарию. Этот мир — само совершенство, в нем все продумано до мелочей. Вот только нескольким идиотам спокойно не сидится, покуда они не заставят кого-то гоняться за несуществующей тенью.

И чем острее они ощущают свою нереализованность, чем менее значимыми они себя чувствуют, тем больше в них зарождается отчаяние, ощущение крайней пустоты... внутри них поселяется глубокая грусть, которая со временем охватывает все сильнее.

Никогда не принимай никаких критериев, которые заставили бы тебя страдать. Никогда не соглашайся ни с какой моралью, порождающей в тебе чувство вины. Никогда не иди навстречу тому, что навязывает тебе противоречащее твоей простой природе. Просто будь собой — ты совершенен.

Стоит тебе отринуть себя, как тебя постигнет большая беда. Все оказались в беде.

Слова благодарности, вопросы о новых книгах и предложения сюда,

Мой личный опыт общения с тысячами людей позволил сделать вывод: по-настоящему несчастных людей не существует. Напротив, я наблюдал обратное — людям доставляет удовольствие смаковать собственные страдания, раздувая их до размеров мировой катастрофы. Некоторые испытывают большую радость, когда люди, имевшие все шансы распуститься великолепными цветами, засохли. Они сбились с пути к своему дому, и тут же явились толпы благожелателей показать им дорогу куда-то в другое место: «Стань Буддой, стань Христом, стань Моисеем». При этом совершенно исключено, чтобы кто-то вдруг сказал тебе: «Просто будь собой».

Что общего у тебя с Моисеем? Что связывает тебя с Христом? Но люди бьют поклоны, возносят молитвы в надежде, что однажды они достигнут выдуманного ими же идеала. Естественно, их всегда постигает неудача. Если ты — цветок розы, то навсегда останешься розой. Пусть весь мир хоть проклинает, хоть поддерживает тебя — это ровным счетом ничего не значит.

Если человек занимает позицию: «Я буду собой», она не имеет ничего общего с эго — это просто способ защиты от воинствующего мира, развращенного за несколько тысяч лет. У тебя есть все права защищаться, а не быть отравленным. И тебе вовсе не нужен никакой бог, никакая религия, никакой моральный кодекс, никакая методология, никакие усилия для того, чтобы стать просветленным.

Просто следовать своей природе — уже больше, чем ты даже можешь себе представить.

За исключением человека, все сущее просветлено.

Никто не стремится к чему-то еще, все чувствуют себя легко и спокойно во Вселенной.

Один из величайших ученых, Джулиан Хаксли, выдвинул гипотезу — ее вряд ли можно обосновать, но она представляется достаточно веской. Подводя итоги исследованиям, проводимым им на протяжении всей жизни, он констатирует: «Складывается впечатление, что что-то сломалось в самом человеческом механизме. Ведь ни одно дерево не бывает обеспокоенным, ни единое животное не совершает самоубийство, ни один зверь не становится гомосексуалистом в естественной среде обитания». Однако в зоопарках случается нечто странное. Животные, содержащиеся в зоопарке, приобретают какие-то очень человеческие качества: они превращаются в гомосексуалов. Бывали даже случаи, когда они в неволе лишали себя жизни. Они становились извращенцами, начинали делать то, что никогда на протяжении тысячелетий не было свойственно их прародичам. Чем же на них так влияют зоопарки? Они становятся членами человеческого общества. Они начинают уподобляться человеческим существам. Их природа искажается, лишается естественности.

Мои наблюдения говорят о том, что все сущее, за исключением человека, абсолютно здорово, абсолютно свободно. Предположение Джулиана Хаксли имеет некоторую прагматическую ценность. Возможно, и не удастся доказать, где же именно произошел сбой, ведь человек — устройство очень хрупкое. Но то, что он произошел, — несомненно.

В моем представлении сбой произошел не на уровне генов. Он связан с тем, что случается с каждым ребенком снова и снова, ибо каждое дитя приходит в заведомо нездоровое общество. И ребенок вынужден обучаться трюкам нездоровых людей. К тому времени как он сможет мыслить самостоятельно, он будет уже напичкан ядом. Будет слишком поздно, ведь он уже станет имитатором.

Дети невинны. Они приходят в наш мир, не имея ни малейшего представления о том, что к чему. Вполне естественно, что, попадая в определенное окружение, они принимаются подражать. Это их способ учиться. И именно в процессе этого подражания-обучения и случается тот сбой, который Джулиан Хаксли принимает за генетический. Но он не генетический, он культурно обусловлен. За него ответственны взрослые. У ребенка нет иных способов, и ему приходится перенимать опыт больных людей. А эти больные не потерпят того, кто здоров.

Каждого, кто здоров, кто пребывает в здравом уме, встречают с ненавистью, его могут отравить, забить камнями до смерти, ибо толпа встанет перед выбором: либо правда на стороне отдельного индивидуума — и тогда вся толпа на протяжении многовековой истории заблуждалась; либо все это сборище со всем его прошлым, лелеемым им как «золотое», право, но тогда этого выскочку следует убрать, иначе он станет торчать вечным вопросительным знаком.

Сократа отравили не без причины. Он был невыносим. Само его присутствие создавало большую проблему, ведь его уровень, его интеллект, его кристальная честность — все обнажало ваше лицемерие. Разумеется, никакая толпа не пожелает принять стандарты отдельно взятого человека, противоречащие исторически сложившимся устоям. Уж лучше избавиться от такого человека, лучше его уничтожить. Он — как гвоздь в башмаке: твердит без умолку, что вы бесчестны, лживы, что ваши боги фальшивые, а все ваши надежды есть не что иное, как самооправдание, что вы пытаетесь замаскировать свою наготу.

Ты прекрасно понимаешь, что под твоими одеждами скрывается кто-то совсем другой. Эти люди — словно постоянный укор, а тебе так претит признаться в своей нечестности. Омерзительно признавать, что твоя любовь — это и не любовь вовсе, а ревность, замаскированная ненависть. Ужасно неприятно сознаваться, что твои боги — сплошь подделки, твои собственные выдумки, а твои святые писания лишены всякой святости, подобно обыкновенной книге. Самым простым выходом представляется убрать такого человека, как Сократ, погрузиться в такие родные страдания и возобновить попытки обрести просветление.

Ситуация складывается довольно странная. Когда кто-то естествен и просветлен, вы его уничтожаете, а затем пытаетесь отыскать способы просветления.

Быть может, все твои поиски того, как стать просветленным, суть не что иное, как хитроумная стратегия повременить с просветлением. Вообще-то, даже называть это словом «повременить» неправильно.

Ты уже просветлен, а пытаешься избавиться от своего просветления. Все твои устремления быть католиком, протестантом, индуистом, мусульманином являются не чем иным, как способом не признавать своего просветления.

Просто будь естественным — и ты сможешь оставаться в гармонии с бытием. Ты сможешь танцевать под дождем, танцевать в лучах солнца, танцевать с деревьями, находить общий язык даже с камнями, горами, звездами. Не существует иного просветления, кроме этого.

Позволь определить его так: просветление — это созвучность с бытием.

Пребывать в гармонии с природой — с самой природой вещей — вот что такое просветление. Идти наперекор природе — значит обречь себя на страдания, созданные по собственному же почину. Никто другой за них не в ответе.

«Оm Mani Padme Hum», глава 11

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.