Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Наемники – прошлая армия новой войны



 

Война в территориальном субпространстве имеет очевидную тенденцию к дальнейшему масштабному распространению. Если раньше доминирующей формой международных отношений была дипломатия, то теперь для достижения политических и экономических целей глобальная элита делает ставку исключительно на насилие. Она проявляет нетерпение. Война становится главным средством физического уничтожения государственности и установления мировой тирании.

Ведущую роль в ведении этой войны играют США. Военный бюджет Соединенных Штатов растет головокружительно. Например, военный бюджет 2008 года, который включает расходы Пентагона и Министерства энергетики, составил 499 млрд долларов . Это на 46 млрд долларов больше , чем в 2007 финансовом году. Причем в эти средства не входят расходы на ведение войн в Афганистане и Ираке. На них дополнительно выделяется еще 141,7 млрд долларов . С учетом этих ассигнований общий военный бюджет на 2008 финансовый год составил 647,2 млрд долларов .

Это самый высокий уровень военных расходов США со времени окончания Второй мировой войны. Это больше, чем бюджет периода войны во Вьетнаме. Это больше, чем Корея. И это больше, чем пик военных приготовлений эпохи Рейгана. Это больше, чем взятые вместе расходы на энергетику, экономическое развитие, образование, транспорт, защиту окружающей среды, выплаты ветеранам, помощь на жилье, на правоохранительные нужды, профессиональную подготовку.

Этот бюджет больше, чем совокупные расходы на оборону всех стран мира . Средства в размере 141,7 млрд долларов, выделяемые только на войны в Афганистане и Ираке, больше, чем бюджеты обороны Китая и России, взятые вместе. Военные расходы США в 10 раз больше , чем аналогичные расходы Китая, который занимает второе место в мире по объемам военных ассигнований.

Военные расходы США на 2008 финансовый год больше, чем совокупный ВВП 47 стран Африки.

И это все, как они заявляют, против одного Бен Ладена и его Аль Каиды? Нет сомнений, что созданная ЦРУ Аль Каида и их же выдвиженец Бен Ладен, а также организованная провокация с террористическими актами 11 сентября были необходимы для получения повода для начала этой глобальной войны и прикрытия ее истинных мотивов.

Частные военные компании, предоставляющие услуги наемников, сейчас оказались в центре внимания. Один из самых известных журналистов-неоконсерваторов – Макс Бут в своей статье, помещенной в рупоре неоконсервативной мысли Weekly Standard , написал: «Частные военные компании появились как главные игроки в войнах постсентябрьского периода».

Бут называет в качестве главных не традиционные регулярные вооруженные силы государства, которые призваны защищать государственность, а частные структуры, действующие в интересах глобальных хозяев и против государственности.

Появление частных военных компаний (ЧВК) является одним из важнейших, но мало изученных событий, происшедших за последние 10 лет. Событий, оказавших огромное влияние на глобальную политику и глобальную войну. В своей статье, посвященной ЧВК, Washington Post пишет: «Никогда еще за всю историю ведения современных войн США в такой степени не полагались на частные военные компании для выполнения критически важных задач, которые обычно были функцией вооруженных сил».

Вот что происходит. Параллельно с традиционными вооруженными силами США фактически создают мощную глобальную частную армию, которая призвана вести войну не за государственные интересы, а за интересы глобальных хищников. Разгосударствление войны породило опасную тенденцию приватизации вооруженных сил, которая как-то осталась вне поля зрения тех, кто принимает политические решения и обеспечивает оборону страны.

Еще на этапе подготовки к вторжению в Ирак Пентагон сделал наемников неотъемлемой частью своих операций. США, превратившись в псевдогосударство, сбрасывают с себя последние признаки государственности. С началом использования частных военных компаний правительство, по сути, утратило монополию на применение силы, а его роль как гаранта мира и правопорядка была сведена к нулю. Ведь никто теперь не может дать гарантии, что вся эта мощная армия будет находиться в подчинении у власти, выполняя предписанные роли. Из истории известно, что преторианская гвардия довольно долго охраняла римских императоров, пока в результате не начала убивать их.

Эта частная армия готова выполнять любые задачи в глобальном масштабе и имеет для этого необходимые силы и средства.

Вот что пишет World Tribune об этих широких возможностях и перспективах, которые связаны с частными военными компаниями, в частности с одной из самых крупных из них, которая называется очень символично Blackwater , то есть «Черная вода»: «Ведущая американская военная компания предложила предоставлять силы для любой миссии по подавлению мятежей по всему миру ».

В Ираке Blackwater ведет действия против антиоккупационных сил. То есть вооруженные силы ЧВК уже являются глобальными полицейскими силами, выполняющими задачи борьбы и физического истребления всех несогласных и сопротивляющихся созданию антигосударства и защищающих свою государственность от глобального агрессора. ЧВК уже осуществляют эту функцию и готовы это делать в любом регионе и для любой страны-заказчика. В отличие от вооруженных сил государства, ориентированных на защиту государственных национальных интересов, они абсолютно космополитичны. Их цель не защита, а разрушение, уничтожение всего государ-ственнического в глобальном масштабе. Если оборона Отечества – это война «за» (она по своей сути направлена на освобождение, восстановление, созидание), то война, которую ведут транснациональные наемные армии, это война «против». Это абсолютное разрушение и убийство. Их задача не созидать, а уничтожать. Их присутствие делает войну еще более жестокой и беспощадной. Поскольку они сами ничего не защищают, а только нападают, им не понять, что такое война за освобождение. Они беспощадно уничтожают всех носителей чувства патриотизма как своих антиподов и как своих врагов.

Кофер Блэк, заместитель председателя компании Blackwater , сказал на выставке сил специальных операций Sofex-2006 , что «его компания может поставить частных солдат в любую страну» и «способна обеспечить полностью боеготовые силы, равные по численности бригаде».

Блэк отметил, что компания разработала концепцию частных армий, которая была согласована с США и НАТО.

Чтобы не допустить огласки об истинной направленности своих действий, ЧВК, и в частности Blackwater, выполняют заказы тайно, без всякой огласки, либо прикрываясь такими лозунгами, как обеспечение безопасности или даже миротворчество. Во что выливаются эти «миротворческие операции», можно увидеть на примере Африки или бывшей Югославии, но к этому мы вернемся позже.

ЧВК используются Пентагоном, что позволяет ему обеспечивать непрямое военное присутствие и поддержку американских вооруженных сил на зарубежных театрах военных действий.

Кроме того, ЧВК используются еще и Государственным департаментом США, который нанимает их для осуществления функций в опасных зонах, где использование обычных ВС является невозможным. То, что Госдеп как внешнеполитическое ведомство нанимает частные армии для выполнения своих дипломатических задач военными средствами, свидетельствует о крайне опасной тенденции – милитаризации американской дипломатии и сращивании ее с американской военной машиной.

ЧВК выполняют широкий спектр задач, к числу которых относятся: предоставление военных услуг и ведение боевых действий, стратегическое планирование, тайные операции, разведка, оперативное и материально-техническое обеспечение, проведение психологических и информационных операций, техническое содействие, подготовка войск и т.д. Что касается этой последней задачи, то наемники выступают в роли советников и готовят «местные военные формирования для того, чтобы воевать эффективно, вместо того, чтобы вмешиваться напрямую ». Иными словами, эта эффективность заключается в том, что они обучают эти формирования тайной подрывной деятельности и диверсионным действиям против традиционной государственности и правопорядка.

Есть крупные ЧВК, которые выполняют практически любые заказы, а есть те, которые специализируются на узких направлениях. Такие профильные компании можно разделить на три группы: компании, предоставляющие военные услуги оперативного характера, военные консалтинговые компании, выполняющие функции стратегических советников, и, наконец, компании военного обеспечения, получающие многомиллиардные заказы на услуги в области материально-технического, разведывательного и других видов обеспечения вооруженных сил.

О стремительном росте востребованности наемных армий свидетельствует тот факт, что с 1994 по 2006 год Министерство обороны США заключило с ЧВК 3 601 контракт общей стоимостью (только по открытым данным) 300 млрд долларов. Эти цифры касаются только 12 компаний, базирующихся в США и попавших в поле зрения одного из американских аналитических центров, проводивших исследование по масштабам использования наемников. Поэтому есть еще и другие, не менее востребованные ЧВК, которые не вошли в число двенадцати.

Есть еще цифры, подтверждающие факт огромной вовлеченности ЧВК в современную войну. В частности, в Боснии соотношение наемников и американских солдат сначала было 1:10, а затем этот показатель резко изменился и стал 1:1. Это значит, что 50% операций в этом районе имели тайный, подрывной и официально нигде не учитываемый характер.

ЧВК имеют тесные связи с американским правительством, а его отдельные представители были, по существу, родоначальниками этого бизнеса.

Итак, 1992 год. Тогда министром обороны США был ставший впоследствии вице-президентом страны Дик Чейни. Он нанимает компанию Brown amp; Root Services для составления секретного доклада о том, как частные военные компании могут помочь в материально-техническом и тыловом обеспечении американских войск в потенциальных зонах войны. Тогда за выполнение этого заказа фирма получила 3,9 млн долларов. Немного позже в том же 1992 году, Пентагон выделяет ей еще 5 млн долларов для коррекции доклада.

Далее Brown amp; Root меняет свое название на Kellogg Brown amp; Root (KBR ) и выступает как дочерняя компания нефтяной корпорации Halliburton , тесно связанной с Диком Чейни. Фактически наемные армии зародились в недрах транснациональных, преимущественно энергетических, корпораций, главной задачей которых была защита объектов энергетической инфраструктуры, принадлежащих ТНК. Но впоследствии, когда остро стал вопрос борьбы за ресурсы, к которым так рвутся ТНК, ЧВК стали играть роль вооруженных сил, способных по первому требованию выполнять любые задачи, направленные на захват ресурсов или установление контроля над ними через подрыв государственности. Причем в отличие от регулярных вооруженных сил для реализации этих планов вовсе не требуется разрешение официальных властей. Все выполняется в режиме тайных и неофициальных действий, на которые не требуется никаких санкций, предусмотренных для использования вооруженных сил законодательством США.

Но Kellogg Brown amp; Root (KBR ) не единственная ЧВК, возникшая в недрах ТНК. Есть пример еще более могущественной, чем Halliburton , корпорации, которая называется Карлайл Групп (Carlyle Group) , в состав руководства которой вошли очень влиятельные политики – такие, как бывший президент США Буш-старший, бывший госсекретарь Джеймс Бейкер, другие лица, а также Фрэнк Карлуччи, бывший министром обороны во времена Рейгана. Именно Карлуччи создает в составе Карлайл Групп ЧВК BDM, которая впоследствии приобретает фирму Vinnell , имевшую к тому времени опыт в области предоставления частных военных услуг.

Так ЧВКстановятся неотъемлемой частью крупных транснациональных энергетических корпораций, которые через свои советы директоров оказываются тесно связанными с военным и политическим истеблишментом США и получают от него мощную поддержку. Создается ситуация, когда энергетические ТНКоказываются заинтересованными в войнеради получения доступа к ресурсам, а ЧВК проявляют в войне не меньшую заинтересованность, поскольку это их непосредственный бизнес. Чем больше войн, тем больше прибыли . Есть еще третий игрок, проявляющий огромный интерес к войне. Это ТНК военно-промышленного комплекса. Чем больше войн, тем больше потребность в их продукции, тем больше денег они получают. А поскольку энергетические ТНК, ЧВК и ТНК ВПК тесно связаны с руководством США и влияют на его решения, отсюда появляется железный курс на войну и милитаризацию всего и вся.

За время пребывания Карлуччи в BDM эта компания значительно расширила свою контрактную деятельность с американским правительством. К 1994 году ее доход благодаря этим контрактам составил 774 млн долларов.Это значительный рост по сравнению с 295 млн долларов , полученными в 1991 году, тогда, когда компания стала частью Карлайл Групп.

Но есть еще, так сказать, автономные частные военные компании, которые действуют самостоятельно. Как правило, их основателями являются бывшие военные, в том числе занимавшие высокие посты в американских вооруженных силах. Так, Карл Вуоно, президент компании MPRI , которая находится по соседству с Пентагоном на севере штата Виргиния, был с 1987 по 1991 год начальником штаба сухопутных сил США и руководил операциями в Персидском заливе. В компании также работают бывший начальник Разведывательного управления МО США Гари Соистер и бывший командующий Вооруженными силами США в Европе Кросби Сейнт. Эти люди пришли не только с большим опытом работы на высоких должностях. Они пришли со своими связями в правительственных кругах. Появление частных военных компаний стало, таким образом, причиной не только коррумпирования государственного аппарата, но и его милитаризации и активной направленности на войну как главный источник прибыли ЧВК.

В 1994 году MPRI подписала контракт с Хорватией на подготовку хорватских военных формирований. Соединенные Штаты хотели таким образом оказать нажим на руководимую сербами Югославию без компрометирующего их военного вмешательства, сделав ставку на хорватскую армию. Готовить ее стала MPRI . В августе 1995 года, то есть меньше года спустя после того, как MPRI начала свою деятельность в Хорватии, хорватская армия предприняла молниеносное наступление и захватила удерживаемые сербами анклавы Хорватии. Этой цели хорваты не могли добиться в течение четырех предыдущих лет. Хорватское наступление стало толчком к эскалации военных действий на соседнюю Боснию, которая также выступила против сербов. MPRI затем стала тренировать боснийские вооруженные формирования.

Вся эта боевая подготовка в результате привела к тому, что 150 000 сербов вынуждены были покинуть свои дома и бежать, оставив «этнически вычищенную» Хорватию. Таким образом, роль ЧВК в развале теперь уже бывшей Югославии была значительной. Война в Югославии стала первым опытом использования частных военных компаний в целях развала традиционной государственности самой Югославии. Она стала мерой устрашения других стран и была косвенно направлена против российской государственности, на сокращение геополитического и экономического влияния России, лишение ее важного геостратегического союзника. То есть цели, которые преследовали ЧВК, носили не только антисербский, но и антирусский характер.

Прибыли частных военных компаний огромны и показывают динамику к стремительному росту, что свидетельствует о дальнейшем возрастании их роли и распространении влияния. Так, в период 2003-2006 годов американское правительство выделило более 300 млрд долларов на обеспечение стабилизации и восстановительные работы в Ираке. Сообщается, что 25% этих средств пошли в карман частных военных компаний.

В Ираке операции, направленные на подавление сопротивления оккупации, осуществляют, как правило, частные военные компании, причем не обязательно базирующиеся в США.

 

 

Дэвид Кларидж, директор одной из лондонских ЧВК, оценил, что прибыль по контрактам в Ираке транснациональных военных компаний, базирующихся только в Великобритании, за период с 2003 года (начала войны) и до 2006-го возросли с 320 миллионов долларов до более чем 1,7 миллиардов долларов.

Если взять, к примеру, доходы корпорации Cubic , то эта ЧВК в 2006 году получила заказы на 821 млн долл. Из этой суммы 52% составили заказы, сделанные правительством США. И если посмотреть на структуру продаж, то 68% услуг касались непосредственно сферы обороны.

Этот рост доходов свидетельствует не только о росте востребованности услуг наемников. Он является еще показателем того, что расширяется сфера теневой войны, тайных и диверсионных операций, для проведения которых прежде всего привлекаются наемники. Это касается не только так называемых горячих точек, но и всего мира в целом. Частные военные компании действуют в глобальном масштабе и имеют транснациональный характер, и потому их следует отнести к особому виду транснациональных корпораций.

68% услуг транснациональной военной компании Cubic – это военные услуги, связанные с войной.

Ниже дана карта деятельности компании Cubic в военной сфере в 46 странах. Наней обозначены страны, на территории которых на постоянной основе находятся сотрудники Cubic , осуществляющие военную деятельность. Стоит отметить, что к таким странам относится Украина и Грузия.

 

 

Когда мы слышим о крупных террористических актах, подобных Беслану, о серии вылазок боевиков, о провокациях в отношении Абхазии, Осетии, северокавказских республик России, когда мы замечаем, что диверсии являются не стихийными выступлениями разрозненных отрядов боевиков, а носят характер хорошо спланированных и четко скоординированных по времени и месту операций, причину следует искать именно в недрах деятельности ЧВК, получивших заказ от страны, заинтересованной в дестабилизации обстановки в кавказском регионе и ослаблении российской государственности.

Как следует из схемы, касающейся структуры оказанных услуг, там есть еще один сегмент – это 30%, связанные с транспортными системами. Эти 30% транспортных услуг позволяют прикрывать 68% военных услуг. Как правило, транспортные услуги присутствуют в структуре деятельности многих ЧВК. То есть ЧВК получает, таким образом, возможность, предлагая транспортные услуги (может быть, даже на нарочито выгодных условиях), проникать в страну, которая является объектом выполнения военного заказа со стороны, в частности, правительства США, если брать конкретно корпорацию Cubic.

Так на карте деятельности ЧВК могут появиться такие страны, как Беларусь, к которой у американской администрации особенно «трепетное» отношение.

Но если взглянуть на карту в целом, то обращает на себя внимание тот факт, что услуги в военной области касаются таких стран, как Армения, Азербайджан (о Грузии мы уже сказали), Дальний Восток, Литва, Эстония, Латвия, Украина, Польша. Все это в непосредственной близости к России, и, надо полагать, не может быть не связано с Россией и не может не угрожать России. Поэтому деятельность ЧВК должна отслеживаться органами, занимающимися вопросами обеспечения безопасности, а также разведывательными структурами России.

В силу тайного характера и асимметричности своих операций ЧВК являются, пожалуй, самым опасным субъектом ведения современной войны против государственности. Войны, подчеркну, в которой они насущно заинтересованы, поскольку именно постоянная война дает им постоянные доходы. Таким образом, провоцирование нестабильности и войны, ее постоянное разжигание и эскалация на весь мир – вот что требуется для обогащения этих хищников, стервятников глобализации. Они есть те, кто от имени жрецов глобальной элиты приносит в жертву Ваалу целые страны и народы.

В отличие от традиционных вооруженных сил государства, ориентированных на победоносное прекращение войны, ЧВК ориентированы на ее распространение во всемирном масштабе без привязки к национальным интересам какого-либо государства. Именно поэтому они – это тот киллер государственности, которого наняла глобальная мафия для уничтожения своего главного противника – сильной государственности и сильных правителей, защищающих эту государственность, – для того, чтобы установить свою криминальную тиранию. Они стремительно вытесняют традиционные вооруженные силы, потому что у тех и у других прямо противоположные цели. В одном случае война ради победы и установления порядка, в другом – война ради ее распространения и хаоса. Очевидно, что на этапе сокрушения традиционной государственности глобальная элита заинтересована во втором варианте. Поэтому традиционные вооруженные силы с их привязкой к национальному оказываются ненужными, когда речь идет о достижении глобальных целей. Это соотношение национального и глобального субъектов ведения войны будет меняться в сторону глобального. И эта тенденция в США уже сейчас с каждым годом быстро нарастает. Характер этих изменений имеет следующую динамику.

Сначала глобальный субъект ведения войны (ЧВК) появляется как подразделение ТНК. Дальше происходит его автономизация и формирование самостоятельных ЧВК, которые выполняют отдельные военные заказы руководства национальных ВС. На этом этапе глобальный субъект ведения войны существует и действует параллельно с национальным субъектом ведения войны (традиционными ВС) при доминирующей роли последнего. Затем это соотношение меняется и становится, скажем, 50 на 50.

Когда американские войска вошли в Ирак в марте 2003 года, они привезли с собой самую большую армию наемников за всю историю современной войны. К концу 2006 года только в Ираке их насчитывалось 100 000 . Тогда это было практически соотношение 1:1.

Как сообщается в пресс-релизе сенатора Джима Вебба, по состоянию на июль 2007 года в Ираке уже насчитывалось 180 000наемников, в то время как численность американских регулярных сил составляла 156 247 .

С течением времени глобальный субъект становится частью национального субъекта, выполняя самые ответственные и трудные задачи. Он действует по принципу наркотика: создает иллюзию силы и уверенности, а после того как наступает зависимость, полностью разрушает весь организм. Глобальное и национальное – «две вещи несовместные». Они антиподы и объективно противостоят друг другу. Глобальное будет всегда и везде бороться против национального и государственного и стремиться его, так или иначе, подчинить себе и разрушить. Попав в состав национального субъекта ведения войны, глобальный субъект неизбежно вступит с ним в конкуренцию и борьбу и будет, разрушая, вытеснять его. До тех пор, пока не вытеснит совсем. Когда это произойдет и ЧВК как глобальный субъект полностью заменит традиционные ВС как национальный субъект, это будет означать полную утрату суверенитета и государственности.

Легализация ЧВК как составной части традиционных вооруженных сил в США окутана тайной и провокациями, которые являются отличительными признаками действий наемников. Итак, изложим эту историю по порядку.

10 сентября 2001 года(обратите внимание на эту дату) тогдашний министр обороны США Дональд Рамсфельд выступил в Пентагоне с одной из первых своих программных речей. По сути своей эта речь носила характер объявления войны.

Итак, Рамсфельд сообщил собравшейся аудитории: «Проблема сегодня – это противник, который представляет угрозу, серьезную угрозу для безопасности Соединенных Штатов Америки. Он подрывает обороноспособность США и подвергает риску жизнь мужчин и женщин в военной форме». После этой интригующей тирады Рамсфельд продолжил, обращаясь к своим подчиненным: «Вы можете подумать, что я описываю одного из последних дряхлеющих диктаторов в мире… Но противник находится ближе к нашему дому. И это бюрократия Пентагона». После этого Рамсфельд в качестве меры борьбы с бюрократией призвал к тотальным изменениям в управлении Пентагоном и переводу его на новую модель, основанную на частном секторе . Объявляя об этих радикальных преобразованиях, Рамсфельд сообщил собравшейся аудитории: «У меня нет намерения атаковать Пентагон. Я хочу его освободить. Мы должны спасти его от него самого».

Понятно, что столь взрывную освободительную миссию можно было оправдать только взрывным событием.

11 сентября 2001 года, то есть на следующее утро после этого выступления, Пентагон был на самом деле атакован, и Рамсфельд получил таким образом казавшуюся ранее невероятной возможность стремительно начать реализацию своей личной доктрины войны , которую он изложил за день до террористических атак. Такое впечатление, что все это было четко срежиссировано и по срокам подогнано под сделанные накануне программные заявления. Ну, чтобы никто не выражал сомнений и возражений. А чтобы и мысли ни у кого такой не возникало, Буш запустил подкинутую ему его кукловодами фразу: «или вы с нами, или вы с террористами».

Итак, появляется новая политика Пентагона, впоследствии ставшая известной как доктрина Рамсфельда , фундаментом которой стали три основные идеи. Это, во-первых, ставка на тайные операции , во-вторых, опора на частные военные компании(которые, кстати, в наибольшей степени подходят для проведения тайных операций) и, в третьих, использование систем оружия, основанных на высоких технологиях .

Летом 2002 года Рамсфельд выступает с программной статьей «Реформируя вооруженные силы» на страницах журнала Foreign Affairs , который является рупором Совета по международным отношениям, а следовательно, глобальной элиты. В своей статье он вводит такое понятие, как «предпринимательский подход», который является главным принципом преобразований в военной сфере. Рамсфельд пишет буквально следующее: «Мы должны обеспечивать больший предпринимательский подход, тот, который побуждает людей быть проактивными (то есть работать на упреждение ), а не реактивными (то есть реагирующими на уже возникшие обстоятельства ) и вести себя не так, как бюрократы, а как венчурные (рисковые ) капиталисты».

Это означает ставку на рынок и рыночные принципы в военной области, превращение войны в бизнес, где широкий спрос на военные услуги порождает их масштабное предложение. Войну ведет не государство, а кучка людей, захвативших власть и использующих ее в своих частных негосударственных, антигосударственных и глобальных интересах. Для ведения частной, негосударственной войны нужны частные, негосударственные структуры.

Война превращается в глобальный рынок очень прибыльных частных военных услуг, спрос на которые постоянно растет вместе с активизацией глобальных архитекторов нового мирового порядка, стремящихся как можно скорее его установить.

Каждые четыре года в США принимается один из основополагающих стратегических документов, который называется Всеобъемлющий доклад о состоянии обороны США. Так вот в докладе за 2006 год, который принят на перспективу до 2010, Рамсфельд особо выделяет то, что он обозначил как «дорожная карта изменений в Министерстве обороны США», которая, как он отметил, начала реализовываться в 2001 году. Он имел в виду наемников.

Всеобъемлющий доклад о состоянии обороны США 2006 года ввел новое понятие – «Тотальные силы Министерства обороны»,которые включили в себя четыре компонента: регулярные войска, резервные части, гражданский персонал и наемников.Эти компоненты, как написано, обеспечивают обороноспособность и составляют военный потенциал США . Далее в докладе говорится: «Части тотальных сил служат в тысячах мест по всему миру, выполняя большой спектр обязанностей, касающихся критически важных заданий».

Признание наемников как неотъемлемой части вооруженных сил США стало большой победой ЧВК и придало им необходимую легитимность, которой они никогда не пользовались. Ведь, в соответствии с международным правом наемничество запрещено. Но США не только не соблюдают это право, но на официальном уровне дерзко вводят норму, прямо ему противоречащую.

Хотя Рамсфельд как министр обороны США был в конце 2006 года, в сущности, выброшен за борт администрацией Буша, его доктрина неуклонно осуществляется.

На самом деле, ставка на то, что названо в американской стратегии термином «малозаметный след»,то есть широкое использование наемников в каждом аспекте войны, включая ведение боевых действий, считается в Пентагоне самым значительным достижением в практике современной войны.

Этот эффект «малозаметного следа»поддерживается еще туманом тайны, окутывающей не только действия наемников, но и контракты, заключаемые Пентагоном с ЧВК. Перед тем как уйти в отставку, Рамсфельд предпринял беспрецедентный шаг: он засекретил ЧВК, сделав их официальной частью американской военной машины.

Секретность, которая окружает действия ЧВК, позволяет Белому дому скрывать истинные человеческие затраты и потери, которые влечет незаконная оккупация Ирака. Эта секретность дает еще одну возможность, связанную с тем, что оккупация Ирака сопровождается систематическими кампаниями убийств и репрессий против коалиционных войск. Использование наемников создает Белому дому удобные условия для проведения самых грязных действий – начиная от пыток до провокаций и убийств, в которые он не хотел бы вовлекать официальные вооруженные силы.

Секретность действий ЧВК обеспечивает американскую администрацию политическим прикрытием, позволяя тайно развертывать частную армию в районах войны, без получения на то санкции Конгресса, требуемой в отношении применения официальных вооруженных сил, и без предоставления какой-либо информации об этих действиях. Так что не только американское общество, но и мировая общественность оказываются неосведомленными и введенными в заблуждение относительно того, каков на самом деле масштаб военных действий и кто стоит за теми или иными провокациями и террористическими актами. Более того, Белый дом и Конгресс, по сути, освободили ЧВК от возможной ответственности за преступления, от контроля и законодательных ограничений.

По состоянию на 2006 год из 100 000 наемников, находящихся в Ираке, только один был осужден за преступление. Притом, что преступлений было совершено ими огромное количество. Ведь их и используют для совершения преступлений. В том числе и поэтому их действия окружены такой пеленой секретности. Однако информация все же просачивается, и тайное становится явным.

Так, стало известно, что среди тех, кто пытал иракских заключенных в тюрьме Абу Грейб, были наемники, которых использовали в качестве следователей и переводчиков. По особому указу, изданному в США, наемники в Ираке обладают полным иммунитетом от иракского закона.

В целом, можно сказать, что наемники – это нелегальные с точки зрения международного права глобальные вооруженные силы, действующие нелегитимно, не подчиняясь закону и вопреки закону, и используемые заказчиками для совершения преступлений, которые, несмотря на густую завесу секретности, все же то здесь, то там всплывают на поверхность.

Так, по сообщениям The Associated Press , 3 апреля 2007 года Интерпол выдал ордер на арест трех израильтян по обвинению в «подготовке частных армий для колумбийских наркокартелей и эскадронов смерти для экстремистских организаций правого толка». Иными словами, бандформирований для разложения, криминализации и дестабилизации государственности. Есть такой закон: подобное стремится к подобному. ЧВК как по сути своей международные преступные организации, специализирующиеся на военных преступлениях, вступают в контакт с такими же международными преступными организациями, специализирующимися на других видах преступлений, включая наркотики, оружие, торговлю людьми. Это особые отношения и особый рынок преступных услуг, где преступная деятельность переплетается, и ЧВК начинают заниматься другими неспецифическими для них ее видами. В качестве примера можно привести корпорацию DynCorp , которая была нанята Пентагоном для выполнения задач в Боснии. В 1999 году всплыла информация о том, что сотрудники компании «были вовлечены в незаконное и негуманное поведение, занимались контрабандой оружия и торговлей женщинами, подделывали паспорта и участвовали в других аморальных деяниях».

Те трое израильтян были как раз обвинены в преступном сговоре и подготовке террористов. В качестве прикрытия своей преступной деятельности ЧВК используют вполне легальное предложение услуг по подготовке персонала охраны и получают разрешение от ничего не подозревающих официальных государственных структур. Так, в Колумбии израильская ЧВК была нанята с разрешения Министерства обороны Колумбии для организации безопасности банановой индустрии на севере страны.

 

 

Чтобы представить себе, что такое ЧВК изнутри, познакомимся с некоторыми из них. К самым крупным компаниям и самым известным относится корпорация Блэквотер (Blackwater) , которая занимает одну из ключевых позиций на теневом наемническом рынке. Неизвестная многим американцам и находящаяся вне поля зрения американского Конгресса, эта компания тем не менее, пользуется большим влиянием, властью и защитой в военных и правительственных кругах США.

Известно, что успех компании Блэквотер есть результат реализации огромных усилий неоконсерваторов, которые составили ядро военной машины администрации Буша, для которой радикальная приватизация стала одной из главных идеологических установок. Блэквотер неоднократно цитировала утверждение Рамсфельда, что наемники являются частью Тотальной силы как подтверждение того, что наемники – легитимная составляющая обороноспособности и военного потенциала США.

Пользуясь расположением со стороны американского политического и военного руководства, Блэквотер, в сущности, поставила свои силы над законом. Их нынешний статус, с одной стороны, позволяет им не подчиняться гражданскому суду, поскольку они являются военными, а с другой – не подчиняться военному суду, так как они не являются государственными вооруженными силами.

В Ираке Блэквотер проводит свои операции в тайных лабиринтах различных секретных контрактов и субконтрактов. Но в целом вся эта секретность объясняется еще и тем, что, как следует из некоторых источников, она стала по сути своей частной армией американского политического руководства.

Блэквотер была основана в 1996 году мультимиллионером Эриком Принсом, служившим раньше в спецназе ВМС США и связанным с христианскими сионистами. Так называют себя те, кто принадлежит в США к таким радикальным религиозным организациям, как Христианские правые. Щедрые пожертвования, сделанные богатыми родителями Эрика Принса, способствовали становлению этой организации, а также победе республиканцев на выборах, того, что было впоследствии названо Республиканской революцией 1994 года.

На момент своего основания компания Блэквотер преимущественно состояла из личного состояния Принса и располагалась на довольно большом участке земли площадью более 2 000 гектаров в Северной Каролине.

Целью вновь созданной компании было выполнение заказов американского правительства, связанных с частными услугами по ведению боевых действий и подготовкой персонала в области безопасности.

В последующие годы Принс вкладывал большие деньги в поддержку избирательной кампании республиканцев и во многом способствовал победе Буша на президентских выборах, заручившись таким образом полным покровительством политической и военной элиты США.

Хотя Блэквотер имела выгодные контракты и при администрации Клинтона, так как демократы взяли курс на широкую приватизацию, все же только с приходом к власти республиканцев и началом войны против терроризма начался звездный час компании. Буквально сразу же после 11 сентября Блэквотер стала ключевым игроком в глобальной войне.

Это подтверждается целым рядом обстоятельств. Во-первых, спустя 10 лет после создания компании, то есть в 2006 году, Принс расширил свои владения с 2000 до практически 3000 гектаров, превратив Блэквотер в самую большую в мире частную военную базу. Более того, он создал первый прецедент формирования такой базы. Ну и, во-вторых, компания стала одним из крупнейших в мире выгодоприобретателей от войны с террором, заключив с американским правительством контракты на сумму 1 млрд долларов только на выполнение несекретных заказов.

Сейчас доходы Блэквотер составляют около 100 миллионов долларов в год. Практически все это по линии контрактов, заключенных с правительством США.

Этот стремительный взлет компании Блэквотер и других ЧВК свидетельствует не только об усилении их влияния на высшее американское руководство, но прежде всего, делает очевидным факт, что война стала не только сверхприбыльным бизнесом, но бизнесом, чрезвычайно востребованным правительством США, бизнесом, востребованным НАТО и рядом других стран. Интерес ЧВК в эскалации войны совпал, таким образом, с интересом глобальной элиты, которая захватила власть в США, в использовании войны как главного инструмента борьбы против традиционной государственности и насильственного установления нового мирового порядка.

В настоящее время Блэквотер работает по контрактам с тремя ключевыми ведомствами – Пентагоном, ЦРУ и Государственным департаментом. Эти контракты, как следует из журналистского расследования Кена Силверстейна, опубликованного в журнале Harpers , ориентированы главным образом на три страны – Афганистан, Ирак и Азербайджан .

С 1996 по 2006 год компания по контрактным обязательствам подготовила 50 000 военнослужащих , среди которых немало представителей сил специальных операций США.

На сайте компании написано, что «Блэквотер располагает персоналом для выполнения любого задания».

То, что такие государственные структуры обращаются к компании и заключают с ней сделки, свидетельствует о высоком профессионализме ее сотрудников, которых Блэквотер рекрутирует из числа военнослужащих сил специальных операций, включая подразделения сил специальных операций ВМС (так называемые «Морские львы»), сухопутных сил и элиты американского спецназа из «Дельта Форс». Судя по специализации этого контингента можно определить, какие задачи решает компания и какие услуги она предоставляет Пентагону, ЦРУ и Государственному департаменту в различных уголках мира. Нетрудно догадаться, что это прежде всего диверсионные, разведывательные и десантные операции, всякого рода провокации, направленные на дестабилизацию обстановки в государстве, ставшем объектом нападения со стороны США и их союзников по НАТО.

В Ираке стоимость услуг, предоставляемых компанией Блэквотер , достигает 1500-2000 долларов в день за каждого бойца. Один из офицеров американской разведки сказал об этих ребятах, что они образовали «особую субкультуру». При этом даже офицеры Пентагона признаются, что они не знают истинной сущности выполняемых наемниками из Блэквотер заданий.

И эта проблема касается всех ЧВК. Так, один из высокопоставленных сотрудников американского военного ведомства сказал, что правительство больше не имеет реального контроля над деятельностью ЧВК. По его словам, «эти компании могут нанимать кого угодно. И поскольку они не находятся на государственном содержании, они находятся вне поля ответственности Пентагона».

Со времени начала войны с террором компания наняла сотрудников, имеющих большие связи в правительственных кругах. Так в руководство компании вошли Кофер Блэк, бывший глава контртеррористического центра ЦРУ, и Джозеф Шмиц, бывший генеральный инспектор Пентагона, который отвечал за заключение контрактов с ЧВК. Кофер Блэк, который во время, когда произошли террористические акты, был высшим должностным лицом в администрации Буша, отвечал за контртеррористическую деятельность, получил известность после своей пресловутой фразы, сказанной сразу после атак: «перчатки сброшены». Это, по сути, означало, что теперь они получили предлог для прибыльной для ЧВК войны и безнаказанного убийства многих людей.

Занимая такой пост, Блэк не мог не знать о готовящихся атаках. О том, что они произойдут, кстати, было написано в марте 2001 года в докладе директора разведывательного управления Министерства обороны США адмирала Томаса Вильсона.

И то, что Блэк ушел в Блэквотер , став вице-президентом компании, которая извлекает прибыли из глобальной войны с террором, ставшей возможной после 11 сентября, лишний раз наводит на мысль, что все это было тщательно организованной операцией спецслужб США. Сейчас есть огромное количество доказательств того, что это была именно их работа.

Как пишет Роберт Пелтон в своей книге «Лицензированные на убийство», компания Блэквотер заключила секретную сделку с ЦРУ в 2002 году стоимостью 4-5 миллионов после разговора основателя компании Принса с тогдашним заместителем директора ЦРУ Бази Кронгардом.

Несмотря на свои теневые и хорошо прикрытые позиции, Блэквотер все же пришлось выйти из тени. Это произошло 31 марта 2004 года, когда в иракском городе Фалуджа были убиты четыре американских военнослужащих, которые, как потом оказалось, являлись сотрудниками Блэквотер . Толпа иракцев, возмущенная бесчинствами этих наемников, сожгла их тела, пронесла через улицы и повесила на сваях моста.

После этого эпизода американское общество впервые услышало о существовании ЧВК и наемниках.

Во время разбирательства этого случая в США выяснилось, что Блэквотер , на самом деле, работала по субконтракту с другой частной военной компанией – KBR , которая была дочерней фирмой компании «Халибертон », тесно связанной с вице-президентом Диком Чейни.

И то, что это скандальное дело удалось замять, стало лишним подтверждением того, что ЧВК имеют мощное лобби в Белом доме и Конгрессе.

То, что между ЧВК существуют еще дополнительные субконтрактные отношения и они могут заключать договоры между собой, свидетельствует о крайней запутанности и теневом характере этого бизнеса. Так что невозможно проследить уровни выполнения заказа, определить, кто является его истинным исполнителем, уже не говоря о том, чтобы выяснить, какие суммы вовлечены в субконтрактные отношения.

В сентябре 2007 года Министерство внутренних дел Ирака представило в правительственный кабинет доклад, в котором были приведены доказательства того, что наемники Блэквотер убили супружескую пару и ребенка, которые ехали в машине и не остановились, чтобы пропустить автомобиль с наемниками. Сообщается, что стрельба наемников по машинам является главным способом регулирования движения на иракских дорогах, которые контролируются частными военными компаниями, то есть теми же наемниками.

Министерство обороны Ирака в это же время сообщило, что стрельба велась еще и с вертолетов, принадлежащих компании. В результате этого обстрела было убито 20 мирных жителей.

В общем, все в полном соответствии с девизом Блэквотер , который гласит: «Обеспечение нового поколения возможностей, профессиональных навыков и кадров для удовлетворения целого спектра потребностей в мире безопасности», что означает, как пишут эксперты, «убийство людей в странах, подвергшихся агрессии и оккупации, и даже в самой Америке, в районах стихийного бедствия, например в Нью Орлеане после урагана Катрина». Сообщалось, что там под предлогом наведения порядка людей убивали на месте без суда и следствия. Судя по всему, боевики Блэквотер преуспели в этом больше остальных.

Услуги ЧВК оказались востребованными не только в военной, но и в разведывательной сфере , что свидетельствует о милитаризации и приватизации разведки и подчинении ее целям глобальной войны. В штате крупных ЧВК, таких, как Блэквотер , имеются специальные частные разведывательные подразделения.

Кен Силверстейн в своей статье в журнале Harpers , ссылаясь на источник в ЦРУ, пишет, что основатель компании Эрик Принс находится в тесном взаимодействии с высшим руководством ЦРУ и имеет «зеленую карту», пропуск, который обеспечивает частным военным компаниям допуск к объектам ЦРУ. Источник сообщил Кену Силверстейну, что Принс, как правило, раз в месяц бывает в штаб-квартире ЦРУ. «Он встречается с высшим руководством особенно в Д.О. (Директорат операций, который руководит тайными операциями. В 2005 году он вошел в состав созданной Национальной секретной службы).

Когда Том Ричер, помощник заместителя директора по вопросам тайных операций, ушел в отставку, он был тут же приглашен в Блэквотер на должность вице-президента по вопросам разведки. Ричер, бывший глава Управления ЦРУ по Ближнему Востоку, долгое время служил в столице Иордании Аммане. Он был очень эффективным агентом, которому удалось установить необыкновенно тесные связи с королем Иордании Абдуллой. Человек, знакомый с этой ситуацией, сказал: «В наших отношениях с Иорданией у нас были взлеты и падения, но король оставался всегда в дружеских связях с ЦРУ. Приоритетными для короля всегда были отношения с ЦРУ, а не с американским послом».

ЦРУ всегда щедро субсидировало иорданскую разведку и в последние годы направило туда миллионы долларов на подготовку кадров. Источники сообщают, что после того, как Ричер перешел в Блэквотер, он помог компании заключить многомиллионную сделку с иорданским правительством на ту же самую подготовку, которую проводило ЦРУ.

Блэквотер тесно связана с директором Национальной секретной службы, которого называют главным американским разведчиком. В компании работает его друг Рик Прадо, который занимает пост вице-президента по специальным программам.

Заказчиками услуг ЧВК является практически весь спектр американских разведывательных структур, включая ЦРУ, Разведывательное управление Министерства обороны США, ФБР, Агентство национальной безопасности и т.д.

Вообще, отмечается опасная тенденция серьезного роста зависимости государственных ведомств, включая военные, разведывательные и внешнеполитические, от ЧВК и перекладывания на них большой части функций этих ведомств.

Это требует усиленного внимания к деятельности ЧВК и выработки стратегии разведывательной и контрразведывательной деятельности, направленной конкретно на эти компании и их операции . Именно ими сейчас ведется большая и даже большая часть войны против государственности. И если мы не будем работать против них, мы эту войну проиграем.

Нельзя точно сказать, какой процент разведывательных операций проводится ЧВК по контрактам, заключенным с разведывательными ведомствами. Однако кое-какая информация все же просачивается.

New York Times в одной из своих статей, опубликованных в апреле 2007 года, приводит слова Рональда Сандерса, руководителя подразделения, занимающегося персоналом в аппарате директора национальной разведки США, о том, что около 25% всех разведывательных операций проводится по контрактам с частными компаниями.

В 2006 году тогдашний директор национальной разведки США Джон Негропонте в своей речи сказал, что «почти 100 000 талантливых и усердных американцев» работают на агентства.

На одной из конференций в 2005 году Мэри Маргарет Грэхэм, занимавшая пост заместителя национальной разведки, проронила фразу, что ежегодный бюджет, выделяемый на агентурную деятельность, составляет 44 млрд долларов.

 

 

Формы сотрудничества ЧВК с разведывательными структурами носят разнообразный характер. Так, корпорация Vinnellустановила самые тесные связи с ЦРУ, которое использует ее для прикрытия деятельности своих агентов в Африке и на Ближнем Востоке. То есть ЧВК не только сами занимаются разведывательной деятельностью, но и становятся крышей для проведения разведывательных операций.

Военные контракты американского правительства с ЧВК являются самыми дорогостоящими и многочисленными. Их заключение обеспечивается мощным лобби, существующим в высших эшелонах власти. Целый ряд крупных военных компаний наняли лоббистов для обеспечения их интересов на Капитолийском холме. Благодаря этому стоимость ежегодных контрактов ЧВК с правительственными структурами достигла 100 млрд долларов.

Причем в мировой структуре частных военных услуг 70% заказов идет от руководства США и Великобритании. Но если то, чем занимаются ЧВК, является по сути своей борьбой против традиционной государственности, то можно сделать вывод об абсолютно антигосударственнической роли этих двух стран в мире. Они и подконтрольные им союзники выполняют функцию насильственного демонтажа существующего мирового порядка, оплотом которого является Россия, способная, несмотря ни на что, объединить вокруг себя силы, противодействующие деструкции. Отсюда следует объективная неизбежность конфронтации с Россией антигосударственнического блока во главе с США и Великобританией, деструктивную и милитаристскую сущность которых обнаруживает их ставка на глобальную наемническую армию в их глобальной войне за установление глобального антигосударства. И эти 70% рынка военных услуг, которые занимают заказы от руководства США и Великобритании, выдают истинную сущность политики этих стран и ее глубинную антироссийскую направленность на фоне внешних заверений в партнерстве и лицемерных лукавых улыбок, застывших на масках, скрывающих истинное лицо.

А тот факт, что ЧВК работают на интересы американского глобалистского истеблишмента, не подлежит сомнению. Ну, во-первых, кто платит, тот и заказывает музыку. А во-вторых, даже если заказчиком является иностранное государство, в США существует такая система лицензирования ЧВК, которая просто обязывает их, выполняя любой заказ, обеспечивать выполнение целей американского руководства.

В чем же заключается процесс лицензирования частных военных компаний в США? Особенностью здесь является то, что в соответствии с американским законодательством военные услуги приравниваются к военной продукции, и их продажа на внешний рынок, то есть выполнение заказов зарубежных стран, рассматривается с тех же позиций, что и поставки американских вооружений. Согласно закону о регулировании поставок оружия за рубеж, частные военные компании, прежде чем выполнять услуги по заказу иностранного правительства, должны получить одобрение Государственного департамента. Имеющееся там Управление по контролю торговли в сфере обороны изучает сделанный заказ, чтобы убедиться, соответствуют ли его условия политическим целям США и какие позиции можно туда включить, чтобы заставить государство-заказчика проводить проамериканский внешнеполитический курс.

Один из руководителей ЧВК MPRI - Соистер, бывший в прошлом главой Разведывательного управления Министерства обороны США, признался, что зарубежные контракты его компании включают описания того, как присутствие компании в данной стране будет способствовать продвижению интересов США.

Заместитель госсекретаря Чарльз Снайдер, который занимается проблемами Африки, сказал, что, решая вопрос о выдаче разрешения на заключение контракта с частной военной компанией, его персонал оценивает прежде всего возможности контракта.

Но есть еще и другой путь получения разрешения на оказание военных услуг за рубежом – через Министерство обороны США. Существующая в нем Программа зарубежных военных поставок позволяет всем тем ЧВК, которые в нее включены, не получать разрешения Госдепа. Но требование обеспечения интересов США в каждом внешнем контракте соблюдается неуклонно.

Так, в рамках пентагоновской Программы зарубежных военных поставок были подписаны контракты между ЧВК Vinnell и Саудовской Аравией на подготовку национальной гвардиии контракты компании MPRIна подготовку вооруженных сил Македониии Болгарии .

Известно, что частные военные компании стремятся попасть в Программу зарубежных военных поставок, чтобы избежать длительной процедуры согласования с Госдепом и заручиться надежной поддержкой правительства США. Для того чтобы добиться включения в эту программу, ЧВК обращаются к своим лоббирующим группам в разных правительственных структурах, которые уже на ведомственном уровне проталкивают заинтересованные ЧВК в число ее участников.

ЧВК, таким образом, серьезно коррумпируют всю систему органов власти США. Сами, направленные исключительно на разрушение, они несут в себе этот вирус уничтожения, который разлагает все и всех, кто с ними соприкасается или пользуется их услугами. Они разлагают вооруженные силы, которые, полагаясь на ЧВК, перестают выполнять свои обязанности и становятся полностью зависимыми от частной армии. Они разлагают систему органов государственной власти, которые на первое место ставят не государственные, а корыстные, частные и в конечном счете преступные глобальные интересы.

Одной из крупных ЧВК, работающих за рубежом, является корпорация Vinnell,которая оказывает услуги ЦРУ, Пентагону, международным организациям и правительствам, будучи связанной обязательствами с Оманом, Саудовской Аравией и Турцией.

 

 

И вот на деятельности этой корпорации остановимся более подробно, потому что она являет собой пример того, как ЧВК выполняют задачи, поставленные американским руководством, работая по зарубежным контрактам.

Итак, довольно давно, в 1975 году , специализировавшаяся на выполнении строительных работ компания Vinnellзаключает необычный для нее, по сути, военный контракт, стоимостью в 77 млн долларов, на подготовку Национальной гвардии Саудовской Аравии. С тех пор контракт постоянно продлевался и до сих пор является самым прибыльным в структуре заказов Vinnell.

По этому контракту в Саудовской Аравии постоянно работают более 1000 инструкторов, которые в настоящее время готовят кадры не только для Национальной гвардии, но и для королевских ВВС.

Интересно отметить, что саудовская Национальная гвардия не подчинена Министерству обороны этой страны. Насчитывающая 75 тысяч человек, Национальная гвардия может обеспечивать поддержку саудовских вооруженных сил в военное время, но ее главная задача – защита правящей королевской семьи в мирное время от внутренних политических беспорядков. Для выполнения этой задачи в гвардию набирают преимущественно представителей племен, населяющих район пустыни. И в этом смысле гвардию называют прямым преемником воинов-бедуинов, которые помогли клану Сауда захватить контроль над страной в начале ХХ века.

В течение времени действия этого долгосрочного контракта сотрудники Vinnell стали, по сути, составной частью Национальной гвардии и их функции выходили за рамки простого консультирования и инструктажа. Например, в 1979 году повстанцы захватили мечеть в Мекке и потребовали, чтобы королевская семья отказалась от власти. В то время когда Национальная гвардия готовилась к штурму мечети, сотрудники Vinnell разрабатывали план проведения операции. После того как первая попытка штурма провалилась, «инструкторы» Vinnell сами включились в боевые действия, и эта «тактическая поддержка» обеспечила успешный штурм.

Безусловным преимуществом участия ЧВК в целом, и Vinnell в частности, в пентагоновской Программе зарубежных военных поставок является то, что они выполняют задачи, которые в противном случае выполняли бы Вооруженные силы США.

Контракт с частной корпорацией Vinnell на подготовку Национальной гвардии Саудовской Аравии является попыткой скрыть, что режим в этой стране держится на военной силе, предоставляемой США.

Здесь становится очевидной одна из основных целей частной армии – с одной стороны, поддержка режимов, подконтрольных глобальной элите через подконтрольные ей вооруженные силы, подготовленные ЧВК с другой – подавление любого сопротивления марионеточным правителям. Это делает частные военные компании не только глобальными вооруженными силами, ведущими тотальную войну против государственности, но и глобальными полицейскими силами, расправляющимися с теми, кто выступает против нового мирового порядка за сохранение традиций.

Дерзкая и вероломная деятельность ЧВК, использующих силу как главный инструмент репрессий, провоцирует ответную агрессию и силовые акции. Так, 12 мая 2003 года было взорвано представительство Vinnell в Саудовской Аравии, в результате чего было убито 30 сотрудников компании. Это война, которая порождает войну. Это насилие, которое вызывает порыв ответить силой. Это жертвы, которые влекут новые жертвы.

Чтобы прорвать этот замкнутый круг, нужно постичь стратегию и оперативное искусство ведения операций против глобальных вооруженных сил, научиться предотвращать и нейтрализовывать их действия во всех сферах.

Правительства, приглашающие ЧВК, подписывают приговор себе, своей государственности и суверенитету своей страны. Превентивной мерой здесь может быть только недопущение ЧВК в жизнь государств, потому что их появление означает утрату самостоятельности в решении даже кадровых вопросов. Примером тому служит Нигерия, которая пригласила компанию MPRI для проведения реформирования вооруженных сил этой страны. Начальник штаба нигерийских сухопутных сил генерал Виктор Лео Малу поставил под сомнение предложения MPRI в рамках «реформы» сократить почти на треть вооруженные силы Нигерии, а также выразил недоумение по поводу требования компании предоставить ей документы и информацию, составляющие государственную тайну. Руководство MPRI в ответ высказало недовольство поведением тех, кто «оказывается по ту сторону баррикад, в предлагаемых компанией реформах». О вышеназванном нигерийском генерале, который за свое недоумение был смещен с занимаемой должности, один из руководителей MPRI сказал: «Когда проводятся преобразования, есть выигравшие и проигравшие, и Малу оказался проигравшим».

Вседозволенность и бесконтрольность деятельности ЧВК порождает массу вопросов, в том числе среди американских законодателей. Член Комитета по разведке Палаты представителей Конгресса США Яна Шаковски призналась, что она на протяжении ряда лет пыталась получить информацию о системе военных контрактов, но ее требования либо натыкались на противодействие, либо просто игнорировались. В одном из своих выступлений Шаковски сказала: «Речь идет о миллиардах и миллиардах долларов. По некоторым оценкам 40 центов из каждого доллара, который тратится на оккупацию, идет частным военным компаниям… Практически невозможно пролить свет на этот аспект войны, и когда мы обсуждаем войну, ее масштаб, ее стоимость, ее риски, наемники не включаются в предмет рассмотрения. Это целая теневая сила, которая ведет операции в Ираке и о которой мы почти ничего не знаем. Я думаю, что это позволяет держать американский народ в неведении относительно того, какие цели преследуются в этой войне».

Выше была проанализирована деятельность крупных частных военных компаний. Но есть еще и мелкие ЧВК, которые не менее примечательны. Примером таких компаний может служить ICI из штата Орегон.

 

 

Хотя ее штат составляет всего лишь 5 постоянных сотрудников (они нанимают дополнительный персонал по контракту), ее прибыли довольно внушительны. Так, например, по итогам только одного года они составили 8,8 миллиона долларов.

Даже небольшие ЧВК способны предоставлять военные услуги в глобальном масштабе, направляя свои мобильные команды во все уголки мира.

Находящаяся в Неваде Sayeret Group свидетельствует, что имеет подразделения, которые могут быть развернуты в любом районе земного шара для выполнения задач по обеспечению безопасности, защите и проведению боевых операций.

Список тех, кто пользуется услугами небольших ЧВК, впечатляет. Так, в списке потребителей услуг ICI числятся Командование сил специальных операций Сухопутных войск США, 1-я и 10-я группы сил специальных операций, подразделения Национальной гвардии штата Вашингтон и т.д.

Компания ICI была создана в 1994 году Брайаном Боквистом, бывшим подполковником Сил специальных операций США, конгрессменом и бывшим директором частной авиационной компании, которая выполняла тайные задания американского правительства.

Компания ICI была награждена Государственным департаментом США, который написал в своем приветственном обращении: «ICI обеспечила Департамент оперативно действующей, профессиональной и гибкой организацией, которая оказалась способна немедленно реагировать на меняющиеся требования в рамках сжатых сроков и несмотря на тяжелые условия. Они очень хорошо выполнили свою работу, сделав в ряде случаев даже больше того, что требовалось по контракту, и получив заслуженную благодарность в адрес своих сотрудников». Награда Госдепа вручалась за «компетентность при проведении военных операций,за способность анализировать мотивы воюющих сторон, за исключительный профессионализм персонала, за готовность выполнять непредвиденные задания».

Выше много писалось о ЧВК в связи с войнами в Югославии, Афганистане, Ираке. Говорилось об их дестабилизирующей, милитаристской и разрушительной роли в мире в целом. О том, что они являются глобальной армией, главной задачей которой является демонтаж традиционной государственности. Об их активности в странах СНГ. Но мы не упоминали Россию. Действуют ли американские компании на территории нашей страны?

Оказывается, действуют. Взять, к примеру, ту же ICI .

Особо отметим, что эта компания была награждена Государственным департаментом за проведение «военной операции».Но она еще и связана контрактными отношениями с силами специальных операций США, одной из задач которых являются разведывательные и диверсионные действия . Выше говорилось также о том, что разведслужбы США используют ЧВК в качестве крыши для своей деятельности.

Сообщается, что ICI придерживается «нестандартного подхода к конфликтам в третьем мире». Одной из особенностей этого нестандартного подхода является то, что ее пилоты летают на русских самолетах и используют русские экипажи.

Бывший сотрудник ICI так охарактеризовал российские вертолеты МИ-8: «Они ужасно безобразные. Но они прочные как клюв дятла. Они летают, и будут летать».

О компании сообщается, что ее уникальность объясняется тем, что она «имеет контракты с одной российской компанией, которая поставляет ей самолеты, экипажи и обслуживающий персонал».

 

На левом снимке сотрудник ICI Дэнни О’Брайен рассматривает документы с представителем российской компании, а справа О’Брайен проверяет вертолет МИ-6.

 

Ниже фотографии, сделанные в 150 км к северу от Архангельска, где все вместе собрались для охоты на уток.

Оказывается, это не только где-то там, но Это и здесь.

ICI обеспечивает также американскую программу военной подготовки в Нигерии. Кроме того, компания создала так называемый благотворительный Фонд ICI (такие организации, как правило, служат крышей для проведения особых операций), который реализует программу медицинской подготовки под эгидой американского правительства в Южном Судане, куда в последние годы Вашингтон направил 13 млн долларов на поддержку повстанческой оппозиции. Кстати, другой ключевой ЧВК, действующей в Южном Судане, является уже упоминавшаяся в связи с преступлениями компания DynCorp , которая действовала в Югославии.

Еще один факт, подтверждающий то, что представители частных военных компаний действуют на территории России и что эта деятельность носит преступный характер, был опубликован в наших СМИ в августе 2007 года. В информации Интерфакса, со ссылкой на источник в МВД России, говорилось, что 28 августа в Москве в аэропорту Домодедово задержан гражданин Израиля, находящийся в межгосударственном розыске за терроризм.

«Некоторое время назад по линии Интерпола в департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД России поступила информация о том, что в Москве может находиться 45-летний гражданин Израиля, объявленный в международный розыск как террорист. В ходе проверки информация подтвердилась, и в понедельник в аэропорту Домодедово при прохождении таможенного контроля сотрудниками милиции подозреваемый был задержан», – рассказал собеседник а




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.