Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

CHELIDONIUM MAJUS (chel.)



По моему опыту, Chelidonium весьма похож по своей конституциональной картине на Lycopodium. Их бывает трудно диф­ференцировать, особенно если рассматривать человека в целом.

По моему наблюдению, пациенты типа Chelidonium — это люди, НАВЯЗЫВАЮЩИЕ СВОЁ МНЕНИЕ. У них, по-видимому, есть потребность в подчинении других. Они очень самоуверенны и хотят навязывать свои мнения другим, хотя с наилучшими на­мерениями. Они обладают определённым чувством того, что пра­вильно и что неправильно, даже в областях, лежащих за пределах их собственного опыта. Они легко дают советы, а затем обижа­ются, если их мнениям не следуют. В этом отношении Cheli­donium похож на Dulcamara.

Этот диктаторский аспект Chelidonium напоминает, конечно, Lycopodium, но есть фундаментальное различие. Lycopodium — по существу, трус, и поэтому ограничивает своё доминирование теми, кого он может контролировать, — подчинёнными, детьми и т.д. Chelidonium — не трус, и не меняет поведение в зависи­мости от того, с кем говорит. Он навязывает свои мнения старшим по положению с той же готовностью, что и подчинённым. У Cheli­donium нет пацифизма, наблюдаемого у большинства других печёночных препаратов. Такой пациент не колеблясь борется за свои права или мнения.

В некотором смысле пациенты типа Chelidonium беспокоятся о других, но это не та тревога о других, которая возникает благо­даря человеческой чувствительности. Это скорее чувство вины. Они приносят кому-нибудь большие жертвы, но в то же время не колеблясь делают критические замечания в присутствии того же человека, и если тот не следует их совету, они сначала обижаются, а затем быстро теряют интерес к этому человеку. Они скорее ори­ентируются на то, чтобы "сделать дело", а не на то, чтобы по-на­стоящему понять и удовлетворить нужды другого человека.

По-видимому, у пациентов типа Chelidonium есть какое-то глу­бокое чувство незащищённости, которое заставляет их помогать другим и подчинять их. Это люди сильной воли, которые, по-видимому, приобретают чувство безопасности и удовлетворения до­биваясь, чтобы другие исполняли их приказания.

В частности, у пациентов типа Chelidonium возникает сильная привязанность к какому-нибудь конкретному человеку — напри­мер, мужу или жене. Тогда они испытывают значительную тревогу о благополучии этого конкретного человека. Именно в этом смыс­ле Chelidonium следует добавить к рубрике "Тревога о других". Однако даже при этом, например, сильно привязанная к своему мужу женщина типа Chelidonium без колебаний подчинит его себе. Она может навязывать свои мнения с такой силой, что муж просто замолчит и даст ей говорить всё время.

Пациенты типа Chelidonium — реалисты. Они очень прозаич­ны и расчётливы. Они определённо не являются интеллектуалами;

на самом деле, они могут быть даже антиинтеллектуалами. Они стремятся по возможности избежать интеллектуальной работы, математических задач, абстракций и т.п. Они никогда не "теряют" времени на анализ своих эмоций, объяснение ситуаций, интерпре­тацию поведения и т.д. Пациентов типа Chelidonium можно даже описать как психически вялых — апатичных и ленивых.

Эмоции не могут легко захватить пациентов типа Chelidonium. Они совсем не сентиментальны. Они не выражают легко своё расположение. Однако они ожидают от других демонстрации нежности и расположения к ним.

На эмоциональном уровне пациенты типа Chelidonium могут испытывать тревоги: тревогу о человеке, к которому они привя­заны, а также тревогу о своём собственном здоровье. Эта тревога о здоровье бывает не такой сильной, как у других препаратов, но она определённо присутствует. У Chelidonium это реалисти­ческая тревога. Эти пациенты проходят обследование у самых квалифицированных врачей, а затем, если имеется хотя бы ма­лейшая проблема, начинают тревожиться и хотят, чтобы было немедленно сделано что-нибудь практичное и осязаемое. Кроме того, они часто бывают подозрительны в отношении того, что делается. Если врач поставит диагноз "колит", пациент типа Chelidonium не будет удовлетворён. Он спросит: "Вы уверены? Это не может быть печень или селезёнка? Вы рассмотрели все возможности?" — Его тревога заставляет его перестраховываться.

Пациенты типа Chelidonium могут также испытывать глубокие депрессии, но обычно лишь ненадолго и по сравнительно мелким поводам. Женщина типа Chelidonium может быть очень требова­тельной к своему мужу, а затем, когда он не реагирует точно так, как она хочет, она погружается в грустные размышления и впадает в глубокую депрессию. Однако на следующий день она всё забыва­ет и сохраняет бодрость до следующего мелкого разочарования.

Chelidonium является, конечно, преимущественно печёноч­ным препаратом. У пациента, который в течение некоторого вре­мени страдал от симптоматологии Chelidonium, будет кожа гряз­но-желтоватого оттенка или даже медного цвета.

Как и для других печёночных препаратов, для Chelidonium характерно усиление симптомов по утрам. У них не освежающий сон. Кроме того, Chelidonium испытывает ухудшение в 4 часа утра, особенно усиление невралгии и головной боли. Это инте­ресная особенность, если учесть присущее Lycopodium ухудше­ние в 4 часа вечера. Chelidonium не становится хуже после полу­дня, но и Chelidonium, и Lycopodium чувствуют улучшение ве­чером после 8 часов или около того.

В целом, пациенты типа Chelidonium испытывают ухудшение от холода, кроме головной боли, синусита и невралгии, которые ослабевают от холода. Chelidonium испытывает характерное ухуд­шение от смены погоды даже с холодной на тёплую. Известно, что ему хуже в целом от сырой погоды, но я не считаю этот симптом сильным; я видел несколько пациентов типа Cheli­donium, которые без труда жили около моря.

Chelidonium — ярко выраженный правосторонний препарат. Он испытывает распространяющуюся в нижний угол лопатки ха­рактерную боль в правой подрёберной области, особенно во время болей, вызванных гепатитом. В острых случаях этот симп­том практически обязывает назначить Chelidonium. Состояние Chelidonium не улучшится, если пациент ляжет на тот бок, в котором ощущается боль.

Chelidonium испытывает артритические боли, которые явля­ются вторичными по отношению к заболеванию печени. Обычно они поражают правое плечо и оба колена (с некоторым предпо­чтением правому). Боли в коленях заметно усиливаются во время ходьбы. Chelidonium — один из главных препаратов при болях в коленях, усиливающихся во время ходьбы.

Chelidonium имеет сильную характеристику, которая, на­сколько я заметил, не подчёркивается в книгах. Он испытывает сильное желание молока и молочных продуктов, особенно сыра. У него бывает как желание сыра, так и отвращение к нему, но нейтральное отношение встречается редко. Кроме того, Cheli­donium желает тёплых напитков и тёплой пищи, и его состояние улучшается от них.

Патология Chelidonium развивается медленно, и он медленно реагирует на назначенный препарат. Если через месяц реакция не производит впечатления (в хроническом случае), не спешите менять препарат. Помимо медленности реакции, пациенты типа Chelidonium вряд ли сообщат об улучшении. Они никогда не бывают удовлетворены, пока не увидят осязаемых, объективных и необратимых результатов. Даже если препарат вызовет чудесное изменение, такой пациент признает его не раньше, чем через год. Он скажет: "Вы говорите, что мне лучше, а все остальные врачи говорят, что моя печень больше никогда придёт в норму. Как же может быть то, что Вы говорите?" — Он может даже настаивать на анализах работы печени в надежде, что один из них докажет вам, что печень по прежнему больна, и будет всё это делать, не­смотря на улучшение.

Конечно, в отдельных случаях различение Lycopodium и Cheli­donium может стать настоящей проблемой. В целом, Chelidonium гораздо более властен и при выражении своих высокомерных мне­ний не обращает внимание на риск; Lycopodium застенчивее и трусливее, и ограничивает свою властность подчинёнными. Оба испытывают тревогу о здоровье, но у Chelidonium она менее интен­сивна, более реалистична и прозаична. Оба препарата правосто­ронние, но для Chelidonium характернее иррадиация боли в ниж­ний угол лопатки. Lycopodium стремится лежать на правом боку, a Chelidonium не испытывает улучшения в этом положении, и стремится лежать на левом боку. Оба страдают метеоризмом и вздутием живота, но Chelidonium в гораздо меньшей степени, чем Lycopodium. Lycopodium испытывает гораздо большее желание сладкого, чем Chelidonium. Отношение Lycopodium к сыру обыч­но нейтральное, в то время как Chelidonium испытывает либо сильное желание сыра, либо сильное отвращение к нему. Оба же­лают тёплых напитков и тёплой пищи и испытывают от неё улуч­шение, Оба чувствуют себя не очень хорошо при пробуждении, но у Chelidonium наступает характерное ухудшение в 4 часа утра. У Chelidonium не бывает характерного для Lycopodium ухудшения в 4 часа дня, но обоим препаратам лучше вечером.

Различение между Chelidonium и Lycopodium — идеальный пример необходимости подчёркивания при записи случаев. Раз­личение основано большей частью на оттенках интенсивности, а не на черно-белых различиях. На основании письменного опи­сания случая бывает невозможно принять решение, если нет подчёркивания, которое могло бы указать интенсивность симп­томов согласно описанию пациента. Гомеопатия — это наука, основанная на тонких оттенках различий между препаратами. Возможно, этот факт нигде так не очевиден, как при сравнении Chelidonium с Lycopodium.

DULCAMARA (dulc.)

Данная глава будет посвящена большей частью психическому и эмоциональному состоянию Dulcamara, поскольку физический уровень достаточно описан в других Materia Medica. Данный ма­териал следует рассматривать как экспериментальный, так как основан на моих собственных наблюдениях и заключениях, сде­ланных, в основном, на основе глубокого изучения двух случаев, которые иллюстрируют сущность данного препарата. Оба паци­ента были женщинами, но это не должно означать, что Dul­camara — женский препарат. Интересно, что прежде, чем оста­новиться в этих двух случаях на Dulcamara, я на основании ис­пытаний назначал сначала такие препараты, как Calc. carb., Rhus tox и Kali carb. Только после тщательного изучения таких ил­люстраций из своей практики мы можем начать рисовать портрет истинной сущности какого-либо препарата.

Обе эти женщины были властными личностями с сильной волей. Они были ВЛАСТНЫМИ и в своих отношениях с другими людьми, особенно ближайшим окружением, проявляли СОБСТ­ВЕННИЧЕСКОЕ начало. Пациенты типа Dulcamara очень самоуверенны, настаивают на своей точке зрения, и если окружающие не выказывают ожидаемой благодарности, считают, что их не ценят.

Типичный пациент типа Dulcamara захватывает для себя не­которую территорию, сферу влияния. Обычно это его семья, но она может включать соседей и друзей. В пределах этой сферы влияния он за счёт своей сильной воли и властных мнений пы­тается доминировать над другими. Он заменяет собой других, пы­таясь управлять их жизнью.

Однако за пределами своего круга он относится к другим людям с подозрением. Он насторожён. Он настолько погружается в своё собственное состояние, что теряет способность взаимо­действовать с другими людьми. Он ожидает, что они не поймут его, что они неправильно поймут и интерпретируют его чувства и поведение. Во время первого опроса он очень закрыт и хочет говорить только о своих конкретных симптомах — частых про­студах, сенной лихорадке, болях в суставах. Он не хочет рас­крываться больше, пока не уверится, что врач понимает и ценит его к его собственному удовлетворению. Одна пациентка даже сменила врача, потому что была убеждена, что он её не понимает. Он не сделал ничего такого, что могло бы её обидеть, но она сказала, что никогда к нему не вернётся. Она сказала "Он хоро­ший человек, но не понимает меня" просто потому, что он не­достаточно настойчиво подтверждал её собственные мнения.

Пациенты этого типа очень настаивают на собственной точке зрения. Они всегда правы, и ожидают, что окружающие признают это. Во время обычного опроса врач спокойно и сочувственно слушает, что говорит пациент. Он не отвечает, а просто подробно записывает симптомы по мере их изложения. Однако пациент типа Dulcamara хочет, чтобы вы верили ему абсолютно, и потому чувствует себя непонятым. Когда вы начинаете это понимать, вы уверяете его, что действительно верите в то, что он говорит. Он очень подозрителен. Требуется долго и серьёзно уверять такого пациента, чтобы он поверил вам настолько, чтобы раскрыться и описать своё истинное состояние.

Собственническое чувство пациента типа Dulcamara застав­ляет его сильно тревожиться о других. Если мужу предстоит важ­ная встреча на работе, жена чувствует себя обязанной дать ему подробные инструкции о том, как себя вести, что говорить и т.д. Это не просто полезный совет, какой может дать Phosphorus. Dulcamara настаивает, чтобы его мнениям следовали, и трево­жится, если этого не происходит. Женщина типа Dulcamara на­стаивает, чтобы сын не женился, а если женится, то на выбранной ею женщине. Она назойлива. Она душит других своей властно­стью и собственническим отношением.

Как видите, состояние типа Dulcamara характеризуется силь­ной сосредоточенностью на себе. Пациенту типа Dulcamara почти никогда не приходит в голову, что у других тоже есть права и свобода выбора. Он страшно привязан к окружающим. Он тре­бует, чтобы они делали в точности то, что ОН хочет.

Тревога Dulcamara о других — это, в частности, тревога о здоровье его родственников. Она может дойти до такой крайно­сти, что пациент преувеличивает пустяки несоразмерно действи­тельности. Мелкие проблемы принимают такие угрожающие раз­меры, что вызывают у него почти психоз. Это состояние похоже на состояние Calc. carb., но если разобраться в значении его преувеличений, то вы обнаружите, что они являются исключительно следствием его собственнического отношения.

Во время опроса пациентка типа Dulcamara может, например, с большой настойчивостью и тревогой сообщить вам, что у мужа течёт из носа. Кажется, что она настолько поглощена этим, что забывает о своих собственных проблемах. Вы не понимаете, по­чему такая тривиальная проблема кажется ей такой большой, но это так. Мелочи мучают её и доводят до глубокого отчаяния.

Например, поглощённый множеством мыслей муж пациентки типа Dulcamara уходит на работу не попрощавшись. Она начинает непрерывно размышлять: "Я посвятила ему всю свою жизнь, го­товила ему, стирала и гладила одежду, а он даже не замечает меня!" — Или, например, после всех её увещеваний её сын уходит из дома и женится не на той женщине, которую выбрала она. Она чувствует, что её не ценят, и впадает в глубокое отчаяние. Наконец, у неё могут возникнуть даже суицидальные мысли. Она говорит себе: "Я больше не хочу жить".

Рассматривая эти жалобы, трудно понять, что ей огорчает, и вы задаёте вопросы. "В чём проблема? У Вас прекрасная семья, Ваш муж обеспечил Вам хороший дом, Ваш сын женился на любимой женщине. Что Вас беспокоит?" — Проблема в том, что она считает, что все они неблагодарны. Она пытается владеть ими, а они живут по-своему. Это заставляет её чувствовать себя и казаться очень напряжённой. НАПРЯЖЁННОСТЬ очень ха­рактерна для Dulcamara, можно даже обнаружить, что это состо­яние зашло настолько далеко, что вызвало идиопатическую гипертензию. Dulcamara — великолепный препарат от повышен­ного кровяного давления у пациентов этого типа.

Когда кто-нибудь выходит из его круга влияния, пациентка типа Dulcamara может продолжать попытки доказать, что его точка зрения всё равно правильна. Она язвительно описывает, как ужасно обращается с её сыном его жена: "Его жена не готовит ему, не занимается домом. Он живёт ужасно!" — Не зная, можно подумать, что он живёт в лачуге. Однако если вы окажетесь у него дома, то сразу увидите, как преувеличила ситуацию паци­ентка. Вы увидите ухоженный, счастливый дом, но пациентка выбрала только мелкие недостатки и несоразмерно раздула их просто для того, чтобы доказать свою правоту.

Физическая картина Dulcamara, конечно, хорошо описана во всех книгах. Смена погоды с жаркой на холодную вызывает понос, боли в суставах или острый ринит. Иногда этот препарат полезен при сенной лихорадке. Выдающейся характеристикой яв­ляется возникающая после подавления катара сильнейшая голов­ная боль. У него бывают также высыпания на лице, и если их подавить, может возникнуть болезненная лицевая невралгия.

Впервые изучая случай Dulcamara, вы можете сразу подумать о Calc. carb., и Dulcamara во многих отношениях действительно очень похожа на него. Пациенты типа Dulcamara обычно тучны. Их знобит, и озноб особенно усиливается при переходе из тепла в холод. Они могут испытывать желание сладкого. Меня годами озадачивала эта дилемма, особенно когда Calcarea не очень по­могала. Я до сих пор не могу вспомнить, как мне пришла в голову Dulcamara, но возможно, что на мысль о ней меня навели какие-нибудь относительно мелкие физические симптомы. Только уви­дев, как Dulcamara резко изменила состояние нескольких боль­ных этого типа, я начал, наконец, понимать её сущность. После приёма Dulcamara пациенты становятся гораздо спокойнее, кро­вяное давление нормализуется, и их крайняя тревога о своих род­ственниках проходит.

Ещё один препарат, который легко приходит на ум в таких слу­чаях, — это Kali carb. Он напряжён, не переносит холода и испы­тывает желание сладкого. Однако Kali carb. гораздо более незави­сим, чем Dulcamara, и вряд ли будет так заботиться о других.

Ещё один препарат для сравнения — конечно, Arsenicum. Он испытывает сильную тревогу о других и также зябок. Однако Arsenicum боится потерять своих родственников из-за зависимо­сти. Он нуждается в чувстве защищённости. Тревога Dulcamara носит противоположный характер: она возникает из собственни­ческого отношения, потребности во власти. Кроме того, Dulcamara имеет гораздо более сильную волю и проявляет себя го­раздо более властно, чем Arsenicum.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.