Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

I. ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ



 

 

После событий 1989 года в Польше отмечается растущий интерес к сравнительным исследованиям, темой которых являются отдельные правовые институты или целые правовые системы. Этот факт вполне объясним в условиях серьезных преобразований в государственном устройстве с сопутствующей им оживленной дискуссией относительно выбора наиболее адекватных решений. Изучение правовых систем других государств позволяет не только лучше понять другие народы, но и использовать их опыт. Целый ряд проблем современного мира не ограничивается рамками одного государства. «И очень хорошо, — как справедливо отмечает Я. Закшевская, — что мы можем сравнивать нашу ситуацию с разными странами, а имея большие возможности для сравнения, получаем также гораздо большие возможности выбора»[1] .

Переход от системы так называемого реального социализма к демо­кратическому правовому государству со всей остротой ставит вопрос

0 статусе личности в государстве, о принадлежащих ей правах и меха­низмах их защиты. И здесь особенно полезными становятся сравни­тельные исследования в области права. Необходимо, однако, умело отобрать государства для такого анализа. В настоящем исследовании я остановил выбор, с одной стороны, на странах, которые часто служат очевидным примером демократического государства и чьи правовые системы и культура близки Польше — это Франция, Германия и Швей--цария[2] . С другой стороны, следует также принять во внимание хотя бы два государства, находящееся в ситуации, напоминающей нашу, т.е. страны, в которых осуществляется трансформация государственного устройства, которые отошли от тоталитарной модели и избрали модель демократического правового государства. Это Испания и Венгрия.

 

II. ПЕРЕЧЕНЬ КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ ЛИЧНОСТИ

 

Конституционное регулирование прав личности формируется в каждой стране под влиянием таких факторов, как исторические и государственные традиции, уровень экономического развития, принятая и приемлемая для общества концепция прав личности, уровень общественного сознания в политической и правовой областях. Все это приводит к различиям между отдельными странами как в со­держании перечня прав личности, так и в методах их регулирования и подборе механизмов их защиты. Указанные различия вполне ощутимы, даже если ограничить анализ несколькими избранными нами странами.

Конституция Швейцарии (принятая в 1874 г.) не содержит в своем тексте цельного и самостоятельного перечня прав личности. Фран­цузский Основной закон (абз. 1 преамбулы[3]) ссылается в этом вопросе на Декларацию прав человека и гражданина 1789 г. и преамбулу Конституции 1946 г. В преамбуле же содержится недостаточно конк--ретно сформулированное заявление о торжественном подтверждении прав и свобод, закрепленных в основных принципах, признаваемых законами республики. В свою очередь, в Конституции Швейцарии формулируются права личности, но они разбросаны по тексту. В ней отсутствуют ссылки на другие федеральные нормативные акты, в которых могли бы затрагиваться права человека.

Иначе обстоит дело в ФРГ, Испании и Венгрии. Конституции этих государств содержат особые разделы, в которых устанавливаются нормы, касающиеся прав личности, причем из названий разделов ясноследует, что речь идет об основных правах[4]. Из этого вытечет, что если какая-либо конституционная норма, находящаяся вне раздела об основных правах, содержит регулирование прав личности, то сформу­лированное в ней право — хотя и гарантируется конституцией — не является основным. Это влечет за собой определенные последствия при защите данного права в Испании (ст. 53) и не имеет особого зна­чения в Германии[5] и Венгрии.

В связи с вышесказанным возникает еще одна проблема, которая была отмечена в Швейцарии полвека тому назад. Имеются в виду так называемые неписаные конституционные права человека. З. Джако-метти сформулировал тезис, что перечисление в конституции основ­ных прав личности может иметь лишь примерный характер, ибо законодатель не в состоянии предвидеть всех способов вмешательства государства в различные сферы жизни человека. Поэтому, кроме прав, записанных в конституции, могут — по его мнению — существовать равные им по рангу «неписаные» права, осуществление которых должно быть гарантировано в момент реализации. Швейцарский Федеральный Суд частично принял эту концепцию и допустил существо­вание «неписаных» конституционных прав личности, мотивируя свое решение целым рядом аргументов[6]. Согласно решению Суда указан­ные права:

• необходимы для существования демократического строя и федеральной правовой системы,

• создают необходимые предпосылки для осуществления прав личности, предусмотренных конституцией,

• содержатся в конституциях кантонов и тем самым должны считаться общепринятыми.

Этот подход не был принят в других странах, входящих в круг наших исследований. Однако можно обнаружить одобрительное отношение к данной проблеме в практической деятельности французс­кого Конституционного Совета. Принимая за основу действующие до сих пор положения, изложенные в преамбуле Конституции 1946 г.,

Совет формулирует новые права и свободы, не фигурирующие в нор­мах конституционного ранга, и трактует их как основные принципы, признаваемые в законах Республики. Однако Совет, как правило, не указывает, на какие конкретные законы опирается в таких случаях[7]. Таким образом, во Франции, как и в Швейцарии происходит расши­рение перечня конституционных прав личности. «Итак, мы имеем дело с клинически чистым примером самостоятельного создания конститу­ционных норм конституционным судом»[8] .

Из вышесказанного явствует, что составление перечня конститу­ционных прав личности в исследуемых странах было бы нелегкой задачей. Дополнительную трудность представляет тот факт, что раз­личные конституции пользуются разными терминами для определения тех же самых прав или придают одному и тому же термину разное значение. Помимо того, в некоторых государствах права личности рассматриваются как совершенно самостоятельные конституционные права, а в других — выводятся из иных прав, являются их частью[9] . С другой стороны, однако, нетрудно заметить, что во всех пяти иссле­дуемых странах перечни прав личности объединяет целый ряд сходств, в то время как различия не имеют принципиального характера. Таким образом, в перечень можно включить следующие права и свободы: личную свободу, свободу выбора местожительства, свободу совести и вероисповедания, свободу слова, свободу печати, тайну переписки, свободу объединений, свободу собраний, так называемое право вносить петиции, так называемое право обращаться с предложениями и замечаниями в государственные органы, активное и пассивное избирательное право, право собственности, право на вступление в брак, так называемое «право на судью по закону», т е. право на судебное разбирательство в суде, предусмотренном законом, право на жизнь, свободу убеждений, личную неприкосновенность. В основе всех этих прав и свобод лежит принцип равенства перед законом.

 

 

III. СОДЕРЖАНИЕ И ФУНКЦИИ




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.