Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Может ли на Земле когда-нибудь наступить царство добра?



– "Добро воцарится на Земле, когда среди духов, приходящих сюда жить, добрые возобладают над злыми. Тогда они устроят здесь царство любви и справедливости, коие суть исток и добра, и счастья. Лишь совершенствуя себя и претворяя законы Божьи, человек привлечёт к воплощению на Земле духов добрых и отдалит от неё злых. Но злые покинут её тогда лишь, когда он изгонит из мира своего гордыню и эгоизм.

Преобразование человечества было предсказано, и вы на пороге того мига, коий готовят все люди, помогающие прогрессу. Преображение осуществится воплощением лучших духов, которые создадут на Земле новую расу. Тогда духи злых, кои смерть пожинает всякий день, и всех тех, кто стремятся остановить ход вещей, потеряют сюда доступ, ибо неуместно им и неуютно будет среди людей благих, блаженство коих им бы вздумалось смутить. Они устремятся в новые, менее продвинутые миры, чтобы исполнять назначения мучительные, и в мирах этих они смогут трудиться над своим собственным прогрессом, работая в то же время над продвижением своих ещё более отсталых братьев. Разве вы не видите в этом изгнании с преображённой Земли возвышенный образ «Потерянного рая», а в человеке, пришедшем на Землю в подобных условиях и несущем в себе росток своих страстей и следы своего изначального несовершенства, не менее возвышенный образ первородного греха? Первородный грех, рассматриваемый с этой точки зрения, связан с ещё несовершенной природой человека, ответственного, таким образом, лишь за себя самого и за свои собственные ошибки, а не за ошибки отцов.

Все вы – люди веры и доброй воли, трудитесь же с усердием и отвагой над великим делом возрождения, ибо вы пожнёте во сто крат более того зерна, которое посеете. Горе закрывающим глаза свету, ибо готовят себе долгие века мрака и разочарований; горе влагающим все свои радости в блага этого мира, ибо претерпят лишений больше, нежели вкусят наслаждений; горе в особенности эгоистам, ибо они не отыщут никого, кто бы помог им нести груз их несчастий.

Св.Людовик."

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

I

 

Тот, кто, не зная земного магнетизма, поразился бы движению маленьких намагниченных уток, перемещающихся на поверхности воды в ванночке, с трудом мог бы понять, что эта игрушка содержит в себе тайну вселенской механики и движения миров. То же самое и с тем, кто знает о Спиритизме только по движению столов. Он видит в этом всего лишь развлечение, светское времяпрепровождение и не понимает, что этот феномен, столь простой и обыденный, известный ещё с древности даже полудиким народам, может быть связан с самыми серьёзными вопросами общественного устройства. И действительно, для поверхностного наблюдателя, какова связь вертящегося стола с нравственностью и грядущим человечества? Но всякий, кто размышляет, помнит, что из обычного кипящего котелка, крышка которого приподнимается, котелка, который кипел с самой глубокой древности, вышел мощный двигатель, с помощью которого человек покоряет пространства и устраняет расстояния. Так вот! Вы, не верящие ни во что за пределами матерьяльного мира, знайте, что из этого крутящегося и вызывающего ваши пренебрежительные улыбки стола вышла целая наука, а вместе с ней и – разрешение проблем, коие ещё никогда философия решить не могла. Я обращаюсь ко всем искренним противникам и заклинаю их сказать, потрудились ли они изучить то, что они критикуют, ибо здравый смысл говорит, что критика имеет вес лишь в том случае, если критикующий знает то, о чём говорит. Насмехаться же над тем, чего не знаешь, что не подверг анализу тщательного наблюдения, это не критика, это доказательство собственного легкомыслия. Разумеется, представь мы эту философию как продукт человеческой головы, она встретила бы менее пренебрежений и была бы удостоена рассмотрения тех, кто притязают на управление общественным мнением. Но она – какая нелепость! – идёт от духов и потому едва заслуживает единого взгляда своих хулителей. О ней судят по названию, на манер басенной обезьяны, судящей об орехе по скорлупе. Отвлекитесь же от происхождения; предположите, что эта книга есть произведение человеческое, и скажите по душе и по совести, прочитав её серьёзно, находите ли вы, над чем насмехаться.

II

Спиритизм – самый грозный противник матерьялизма;* так что неудивительно, что противниками он имеет матерьялистов. Но поскольку матерьялизм – это учение, в преданности которому едва смеют признаться (доказательство тому, что исповедывающие его не полагают себя достаточно сильными и что совесть их не поддерживает), то поборники таких взглядов и рядятся в плащ разума и науки. И странное дело, наибольшие скептики говорят даже от имени религии, которую они знают и понимают ничуть не лучше, чем Спиритизм. Главной мишенью для них служит чудесное и сверхъестественное, коего они не допускают. И поскольку Спиритизм, на их взгляд, основан на чудесном, то он может быть лишь смехотворной гипотезой. Они не думают над тем, что, безоговорочно порицая чудесное и сверхъестественное, они порицают религию. И в самом деле, религия основана на откровении и чудесах. Ведь что есть откровение, если не сообщения, поступившие из нечеловеческого источника? Все святые авторы, начиная с Моисея, говорили об этом роде сообщений. Что суть чудеса, если не факты чудесные и сверхъестественные, поскольку литургический смысл этого – их отклонение от естественного порядка вещей; стало быть, отвергая чудесное и сверхъестественное, они отвергают самые основы религии. Но мы не с этой точки зрения должны рассматривать проблему. Спиритизму не нужно выяснять, существуют чудеса или нет, т.е. мог ли Бог в некоторых случаях нарушить вечные законы, управляющие Вселенной. По этому поводу Спиритизм оставляет полную свободу вере. Он говорит и доказывает, что явления, на которые он опирается, имеют лишь видимость сверхъестественных. Явления эти таковы в глазах некоторых людей только потому, что они необычны и не входят в число известных фактов. Но они сверхъестественны ничуть не более, чем все явления, которым наука сегодня нашла объяснение и каковые представлялись чудесными в другую эпоху. Все спиритические явления, без исключения, являются следствием общих законов; они открывают нам одну из сил природы, силу неизвестную или, лучше сказать, не понятую до сих пор, но которая, как показывает наблюдение, находится в порядке вещей. Спиритизм, стало быть, в гораздо меньшей степени основывается на чудесном и сверхъестественном, чем сама религия, и те, кто с этой стороны нападают на него, стало быть, совершенно не знают предмета, и пусть бы они были самыми учёными людьми, мы скажем им: «Если ваша наука, давшая вам знания о таком множестве вещей, не научила вас, что область природы беспредельна, то вы учёны лишь наполовину.»

III

Вы хотите, говорите вы, излечить ваш век от мании, грозящей заполонить мир. А вам хотелось бы, чтобы мир был заполонён безверием, которое вы стремитесь распространить? Разве не отсутствию всякой веры следует приписать ослабление уз и большую часть беспорядков, разрушающих общество? Доказывая существование и бессмертие души, Спиритизм вновь оживляет веру в будущее, поднимает упавший дух, помогает со смирением переносить жизненные невзгоды. Осмелитесь ли вы назвать это злом? В наличии суть два учения: одно – отрицающее будущее, другое – провозглашающее его и доказывающее; одно – ничего не объясняющее и другое – объясняющее всё и в силу этого обращающееся к разуму. Одно освящает эгоизм, другое даёт опору справедливости, милосердию и любви к ближнему. Первое представляет лишь настоящее и уничтожает всякую надежду, второе утешает и показывает широкое поле грядущего. Так какое же из них самое вредное и губительное?

Некоторые люди, в том числе и среди самых отъявленных скептиков, делают из себя апостолов братства и прогресса. Но братство предполагает бескорыстие, самоотречение; при истинном братстве гордыня – это просто аномалия. По какому праву вы вменяете самоотвержение в обязанность тому, кому говорите, что когда он умрёт, для него всё будет кончено? кому вы говорите, что, быть может, завтра он будет всего лишь старой машиной, разломанной и выброшенной на свалку? Какой смысл ему терпеть какие-либо лишения? Не естественнее ли, чтобы за те несколько мгновений, какие вы ему предоставляете, он стремился пожить как можно лучше и приятнее? Отсюда уже и желание иметь больше, чтобы наслаждаться лучше; из этого желания рождается зависть к тем, кто имеет больше, чем он; а от зависти до желания взять то, что у них есть, один лишь шаг. Что его удерживает? Закон? Но закон не достигает каждого случая. Вы скажете, что это совесть, чувство долга? Но имеет ли это чувство под собой какое-то основание при вере, что всё для нас заканчивается с жизнью? При этой вере разумен лишь один афоризм: «Каждый за себя!» Мысли о братстве, совести, долге, гуманности, даже прогрессе суть не более, как пустые слова. О вы, провозглашающие подобные доктрины; вы не ведаете всего зла, которое вы тем творите обществу, и того, за сколькие преступления вы берёте на себя ответственность! Но что говорить об ответственности? Для скептика она вообще не существует, он питает почтение лишь к материи.

IV

Прогресс человечества имеет свой смысл в применении закона справедливости, любви и милосердия. Закон этот основан на уверенности в грядущем; отнимите у него эту уверенность – и вы лишите опору его краеугольного камня. От этого закона происходят все прочие, обо он включает в себя все условия человеческого счастья. Лишь он один может исцелить раны общества, и человек, сравнивая века и народы, может судить, насколько жизнь его улучшается, в зависимости от того, сколь лучше понимают этот закон и сколь лучше ему следуют. Если частичное и неполное применение его даёт реальное благо, то что произойдёт, когда человек сделает из него основу всех своих общественных установлений! Это возможно? Да; ибо если человек сделал десять шагов в эту сторону, то может сделать и двадцать, и все последующие. О будущем, стало быть, можно судить по прошедшему. Уже мы видим, как мало-помалу гаснут антипатии народа к народу. Разделявшие их барьеры опускаются перед цивилизацией; они протягивают друг другу руки от одного края света к другому. Более высокая справедливость правит международными законами; войны делаются всё более редкими, и оне теперь не исключают человечности. В международных отношениях устанавливается единообразие, расовые и кастовые различия стираются, и люди различных вероисповеданий заставляют умолкнуть сектантские предрассудки ради общего слияния в поклонении единому Богу. Мы говорим о народах, идущих во главе цивилизации (См. NN 789-793). Во всех этих отношениях человечество ещё весьма далеко от совершенства, и предстоит ещё разрушить множество развалин, покуда не исчезнут последние остатки варварства. Но смогут ли эти развалины противостоять неодолимой силе прогресса, этой животворящей силе, коия сама есть один из законов природы? Если нынешнее поколение более продвинуто, нежели предыдущее, то отчего то, которое сменит нас, не окажется прогрессивнее нашего? Оно будет более продвинутым силою самих вещей. Прежде всего потому, что в каждом поколении ежедневно угасает несколько носителей старых пороков, и общество, таким образом, мало-помалу составляется из новых элементов, очищенных от старых предрассудков. Во-вторых, потому что человек, желая развиваться, будет изучать препятствия и постарается их опрокинуть. Как только движение прогресса признаётся неоспоримым, тут же грядущий прогресс оказывается вне сомнений. Человек желает быть счастливым, это заложено в его природе, и к прогрессу он стремится лишь затем, чтобы увеличить сумму счастья, без чего продвижение было бы лишено смысла; в чём был бы для него прогресс, если бы он не должен был улучшить его положение? Но когда у него будет сумма удовольствий, какие может дать интеллектуальный прогресс, он заметит, что счастье его неполно. Он признает, что счастье это невозможно без надёжности общественных отношений, а надёжность эту он может обрести лишь в нравственном прогрессе. Стало быть, самим ходом вещей он сам будет направлять продвижение по этому пути, и Спиритизм предложит ему наиболее могучий рычаг, чтобы этой цели достичь.

V

Те, кто говорят, что спиритические верования грозят наводнить мир, тем самым провозглашают их силу, ибо идея, лишённая основы и логики, не смогла бы стать всемирной. Если, стало быть, Спиритизм водворяется повсюду, если больше всего сторонников он находит в просвещённых классах, как каждый то признаёт, то это значит, что основанием он имеет истину. Против этой тенденции все усилия его противников будут напрасны, и даже насмешка, которой они старались его уязвить, вместо того, чтобы остановить его натиск, повидимому, лишь вдохнула в него новую жизнь. Такой результат полностью подтверждает то, что нам столько раз говорили духи: «Не обращайте внимания на сопротивление. Всё, что сделают против вас, пойдёт вам на пользу, и наиболее непримиримые противники ваши послужат вашему делу, сами того не желая. Злая воля людей не может возобладать над волею Божьей.»

Через Спиритизм человечество должно вступить в новую фазу своего существования, фазу нравственного прогресса, являющегося неизбежным его последствием. Перестаньте же удивляться той быстроте, с которой распространяются спиритические идеи. Причина тому в удовлетворении, какое оне доставляют всем тем, кто их углубляет и кто видит в них не праздное времяпрепровождение; и поскольку каждый желает прежде всего счастья, то и неудивительно, что он привязывается к идее, способной сделать его счастливым.

Развитие этих идей представляет три различных периода; первый период любопытства, вызванного необычностью происходящих феноменов; второй – период философского рассуждения: третий – период практического приложения и последствий его. Период любопытства пройден; любопытство всегда кратковременно: раз будучи удовлетворено, оно оставляет свой предмет, чтобы перейти от него к другому. Но не так обстоит дело с тем, что обращено к серьёзной мысли и рассудку. Второй период начался, третий неизбежно последует за ним. Распространение Спиритизма усилилось с той поры, как стала лучше понятна его внутренняя сущность, как стала видна глубина его проникновения, поскольку он затрагивает самую чувствительную человеческую струну – возможность для человека счастья даже в этом мире. В этом причина распространения Спиритизма, секрет силы, ведущей его к победе. Он делает счастливыми тех, кто его понимает, в ожидании того, что влиянье его распространится на массы. Даже тот, кто не был свидетелем какого-либо матерьяльного феномена проявлений, говорит себе: «Помимо этих феноменов, есть ещё философия; и эта философия объясняет мне то, что никакая другая мне не объясняла. Я нахожу в ней посредством рассуждения разумное разрешение проблем, в непосредственной степени затрагивающих моё будущее. Она даёт мне спокойствие, уверенность, доверие; освобождает меня от мук неопределённости. Рядом с этим вопрос о матерьяльных фактах – вопрос второстепенный.» Вы все, нападающие на Спиритизм, желаете ли средства победить его? Вот оно: замените Спиритизм чем-нибудь лучшим. Найдите более философское решение всем вопросам, которые он решает; дайте человеку другую уверенность, которая сделает его более счастливым, и постарайтесь толком понять всю силу слова «уверенность», ибо человек принимает на веру лишь то, что представляется ему логичным. Не ограничивайтесь тем, чтобы сказать: «Того, о чём говорит Спиритизм, нет, потому что этого не может быть», ибо говорить так слишком легко. Докажите, не голым отрицанием, но фактами, что этого нет, никогда не было и не может быть. Если этого нет, позаботьтесь в особенности сказать, что тогда должно быть на месте этого. Наконец, докажите, что плоды Спиритизма не способны сделать людей лучшими и, следовательно, счастливейшими через претворение на деле самой чистой евангелической морали, морали, коию хвалят много, но следуют которой столь мало. Когда вы сделаете это, вы будете иметь право нападать на Спиритизм. Он силён именно потому, что опирается на самые основы религии: Бога, душу, грядущие муки и воздаяния; в особенности же – потому, что он показывает естественную зависимость этих мук и воздаяний от предшествовавшей земной жизни, и потому ничто в картине будущего, даваемой им, не может получить неодобрения самого взыскательного ума. Вы, вся наука которых состоит в отрицании будущего, какую компенсацию предложите вы здешним страданиям? Вы опираетесь на безверие, он же опирается на веру в Бога. Когда он зовёт людей к счастью, надежде, истинному братству, вы, вы предлагаете ему перспективой небытие и эгоизм в качестве утешения. Он объясняет всё, вы не объясняете ничего; он доказывает фактами, а вы ничем не доказываете. Какой бы итог вы желали иметь в противоборстве двух этих учений?

VI

Ложную идею составил бы себе о Спиритизме тот, кто вообразил бы, будто он черпает свою силу в практике матерьяльных проявлений, и что, стало быть, воспрепятствовав этим проявлениям, можно было бы уничтожить Спиритизм в его основе. Сила его – в его философии, в призыве, который он обращает к разуму, здравому смыслу. Во времена античности он был предметом потайных исследований, тщательно скрываемых от профана; сегодня же у него нет тайн ни от кого. Он говорит ясно, избегая двусмысленности. В нём нет ни мистической туманности, ни аллегорий, поддающихся ложным толкованиям: он желает быть понятым всеми, он не требует слепой веры, он хочет, чтобы люди знали, почему они верят. Поскольку он опирается на рассудок, то он всегда будет сильнее тех, кто опираются на небытие. Препятствия, которые попытаются привнести в свободу проявлений, смогут ли они их задушить? Нет, ибо они вызовут те же последствия, что и всякие преследования: они возбудят любопытство и вызовут желание познакомиться с тем, что запрещают. С другой стороны, если спиритические проявления были бы привилегией какого-то одного человека, нет сомнений, что, устранив этого человека, положили бы конец и проявлениям; к несчастью для наших недругов проявления эти доступны каждому, и ими пользуются от мала до велика, как в хижине, так и во дворце. Можно запретить публичное проведение их; но известно то, что как раз на публике они производятся не лучшим образом: в узком же кругу всего лучше. И поскольку каждый может быть медиумом, то кто может помешать отдельной семье в своём кругу, человеку в тиши своего кабинета, узнику за решёткой получать сообщения от духов без ведома жандармов и прямо у них перед носом? Если запретить их в одной стране, то помешают ли им тем в странах соседних, во всём мире, поскольку в обоих полушариях нет ни одной страны, где не было бы медиумов? Чтобы заключить в тюрьму всех медиумов, нужно посадить в тюрьмы половину человечества. И если бы даже удалось, что было бы весьма не легко, сжечь все спиритические книги – на следующий же день оне окажутся воспроизведены вновь, потому что источник их неуязвим, ибо духов – их истинных авторов – нельзя ни сжечь, ни посадить в тюрьму.

Спиритизм не есть создание одного человека, никто не может назвать себя его создателем, ибо он так же древен, как и сотворённый Господом мир. Он обретается во всех религиях и в католической, быть может, в наибольшей степени и с большей властностью, чем в какой иной, ибо в ней находят основу всего: здесь и духи всех рангов, и их оккультные и очевидные отношения с людьми, и ангелы-хранители, и перевоплощение, и прижизненное освобождение души, двойное зрение, видения, проявления разного рода, появления и даже осязаемые появления. Что же касается демонов, то это суть не что иное, как злые духи, и если исключить веру в то, что первые навеки ввергнуты во зло, тогда как вторым не закрыт путь прогресса, то меж ними остаётся только разница в названии.

Что делает современная спиритическая наука? Она собирает в одно целое то, что было разрозненно. Она объясняет в ясных терминах то, что было сказано аллегорическим слогом. Она удаляет то, что породили предрассудок и невежество, ради того, чтобы оставить лишь то, что действительно и позитивно. Вот её роль. Но роль основательницы ей не принадлежит. Она показывает то, что есть, координирует, но ничего не создаёт, ибо то, что лежит в её основе, было всегда и везде. Так кто же посмеет вообразить себя достаточно сильным, чтобы утопить её в сарказмах или задушить преследованием? Если её запретят в одном месте, она возродится в других, и в конце концов – и на той почве, откуда её изгнали, потому что она в природе вещей и человеку не дано ни уничтожить одну из сил природы, ни наложить своё вето на постановления Божьи.

И какой же интерес могут иметь те, которые препятствуют распространению спиритических идей? Идеи эти, правда, поднимаются против злоупотреблений, порождаемых гордыней и эгоизмом. Но злоупотребления эти, плодами коих пользуются лишь немногие, идут во вред большинству. Оне, стало быть, будут иметь за собой большинство, а серьёзными противниками их окажутся те, кто заинтересованы в сохранении этих злоупотреблений. Влияние этих идей, делая людей лучшими по отношению друг к другу, менее алчными в матерьяльных интересах и более смиренными пред указами Провидения, напротив того, является залогом порядка и спокойствия.

VII

Спиритизм представляется в трёх различных аспектах: факт проявлений, философские и нравственные основы, из него вытекающие, и применение этих основ. Отсюда же и три класса, или, скорее, три категории среди последователей:

Те, кто верят в проявления и ограничиваются лишь их констатацией: для них это только экспериментальная наука.

Те, кто понимают моральные следствия, из проявлений этих вытекающие.

Те, кто претворяют или силятся претворять эти нравственные принципы на деле. Какова бы ни была точка зрения, научная она или нравственная, с которой эти странные явления рассматривают, каждому понятно, что речь идёт о возникновении нового строя мыслей, последствиями коего может быть лишь глубокое изменение в состоянии человечества, и каждый также понимает, что это изменение может произойти только в сторону добра.

Что до противников, то их также можно разделить на три категории:

Те, кто систематически отрицают всё, что ново и идёт не от них, и говорят без знания дела. К этому классу принадлежат все те, кто не допускают ничего за пределом свидетельства органов ощущений. Они ничего не видели, ничего не желают видеть и ещё менее вникать во что бы то ни было. Они были бы даже раздосадованы, если бы видели это слишком ясно, из страха оказаться вынужденными признать, что они неправы. Спиритизм для них – химера, суеверие, утопия, его нет, он – одни лишь слова. Это предвзятые скептики. Рядом с ними можно поместить и тех, которые соизволили – «для очистки совести»– бросить взгляд, с тем чтобы после сказать: «Я хотел увидеть и ничего не увидел.» Им непонятно, что получаса недостаточно на то, чтобы освоить целую науку о Вечности и Беспредельности.

Те, которые, нисколько не сомневаясь в реальности феноменов, всё же оспаривают их из мотивов личного интереса. Спиритизм для них существует, но они оспаривают его из страха перед его последствиями. Они нападают на него как на врага.

Те, кто находят в спиритической морали слишком сильное осуждение своим поступкам и наклонностям. Спиритизм, принятый всерьёз, сильно бы их стеснял. Они ни отвергают, ни одобряют: они предпочитают закрыть глаза.

Первые побуждаемы гордыней и самомнением; вторые – честолюбием; третьи – эгоизмом. Нетрудно понять, что эти причины противодействия, не имея в себе ничего положительного, должны со временем исчезнуть, ибо тщетно станем мы искать четвёртую группу антагонистов, ту, которая опиралась бы на очевидные доказательства противоположного рода и засвидетельствовала бы серьёзное, полное знания дела изученье вопроса. Все выдвигают лишь отрицание, никто не даёт весомого и неопровержимого доказательства.

Верить, будто человеческая природа может сразу и резко преобразиться под влиянием спиритических идей, значило бы ожидать от неё слишком многого. Влияние их, опредёленно, не одинаково ни по своему характеру, ни по своей силе среди тех, кто эти идеи исповедуют. Но каково бы оно ни было, сколь мал ни был бы результат, он всегда означает определённое улучшение, пусть бы это было только доказательство существования нематерьяльного мира, ибо оно влечёт за собой отрицание матерьялистических доктрин. Последнее является просто последствием наблюдения и анализа фактов. Но у тех, кто понимают философский Спиритизм и усматривают в нём не просто феномены более или менее любопытные, он имеет ещё и другие последствия. Первое, и самое общее – это развитие религиозного чувства даже у того, кто, хотя и не является матерьялистом, но не питает ничего, кроме безразличия, к вещам духовным. Из этой-то перемены у него возникает презрение к смерти; мы не говорим «стремление к смерти», далеко от того – ибо спирит будет защищать свою жизнь, как и всякий другой, – но определённое безразличие, которое позволяет без ропота и сожаления принять неизбежную смерть как вещь скорее радостную, чем страшную, благодаря уверенности в том состоянии, какое за ней следует. Второе последствие – почти такое же всеобщее, как и первое, это – смирение в жизненных невзгодах. Спиритизм побуждает смотреть на всё с такой высоты, что жизнь земная, теряющая три четверти своей значительности, не может больше вместе со всеми её волнениями и заботами занимать много места в сознании нашем: отсюда и большая храбрость в печалях, большая умеренность в желаниях. Отсюда же оставление мысли сократить свои дни, ибо спиритическое знание научает, что из-за самоубийства человек всегда теряет то, чего он желал добиться. Уверенность в будущем, сделать которое счастливым находится отныне в нашей власти, возможность установить отношения с теми, кто нам дороги, всё это даёт спириту величайшее утешение. Его кругозор расширяется до бесконечности благодаря непрестанному знакомству с загробной жизнью, таинственные глубины которой он может исследовать. Третьим последствием будет появление снисхождения к чужим недостаткам. Но нужно подчеркнуть, что эгоистическое начало и всё, что с ним связано, наиболее живучи в человеке и, следовательно, труднее всего в нём изживаются. Люди охотно делают пожертвования, лишь бы они ничего им не стоили и, самое главное, – не заставляли терпеть лишения. Деньги всё ещё для большинства людей обладают необоримой привлекательностью, и весьма немногие понимают слово «излишек», когда речь идёт о них самих. Также и отказ от своей самости есть знак самого значительного прогресса.

VIII

Разве духи, спрашивают некоторые, преподают нам какую-то новую мораль, стоящую выше того, что сказал Христос? И если эта мораль та же самая, что и евангелическая, то к чему тогда Спиритизм? Это рассуждение странным образом походит на рассуждение халифа Омара, сказавшего об Александрийской библиотеке: «Если она содержит только то, что есть в „Коране“, то она бесполезна, стало быть, её следует сжечь; если в ней есть и что-то ещё, то она вредна, и её опять-таки следует сжечь.» Нет, в Спиритизме нет морали, отличающейся от морали Иисуса. Но мы, в свою очередь, спросим: а что, разве до Христа у людей не было законов, данных Богом Моисею? Разве учение Его не содержится в десяти заповедях? Скажут ли из-за этого, что мораль Христа была бесполезна? И ещё мы спросим у отрицающих полезность спиритической морали: отчего мораль Христа так мало претворяется на деле и почему даже те, кто совершенно справедливо провозглашают её величие, одними из первых нарушают первейший из её законов: вселенское милосердие? Духи не только подтверждают её, но и показывают нам её практическую полезность. Они делают понятными и очевидными истины, которые были поданы только в форме аллегорической. И, помимо морали, они разрешают самые сложные проблемы психологии.

Иисус пришёл указать людям путь к истинному благу. Почему бы Богу, пославшему его, чтобы напомнить о Своём забытом законе, не послать сегодня духов, дабы снова и более точно напомнить людям закон этот, если они забыли его, принося всё в жертву гордыне и корыстолюбию? Кто посмел бы поставить пределы могуществу Божьему и определить Ему Его пути? Кто сказал, что предсказанные времена, как то утверждают духи, не настали и что мы не вступили в те дни, когда истины, плохо понятые и ложно истолкованные, не должны быть явно открыты роду человеческому, дабы ускорить его продвижение? Разве не присутствует нечто провиденциальное в этих проявлениях, самопроизвольно происходящих во всех концах света? Не один какой-то человек, пророк, появляется предупредить нас, но отовсюду изливается свет: целый новый мир раскрывается пред нашими глазами. Как изобретение микроскопа открыло нам мир бесконечно малых существ, о наличии которых мы и не подозревали, как телескоп открыл нам тысячи миров, о которых мы также не подозревали, так и спиритические сообщения открывают нам незримый мир, окружающий нас, непрестанно с нами соприкасающийся и без нашего ведома принимающий участие во всём, что мы делаем. Ещё какое-то время – и существование этого мира, который есть мир нас ожидающий, будет так же несомненно, как и существование мира микроскопического и планет, затерянных в пространстве. Разве пустяк – познакомить нас с целым миром, целой Вселенной, посвятить нас в тайны загробной жизни? Правда то, что открытия эти, если можно дать им такое название, кое в чём противоречат некоторым общепринятым представлениям; но разве все великие научные открытия не изменяли равным образом, не переворачивали самые уважаемые представления? И разве не пришлось нашему самолюбию склониться пред очевидностью? То же будет и в отношении Спиритизма, и в скором времени он получит права гражданства среди человеческих знаний.

Общение с существами загробного мира привело к тому результату, что мы смогли понять природу будущей жизни, смогли эту жизнь увидеть, узнать о муках и радостях, ожидающих нас там в зависимости от наших достоинств, и тем самым привести к спиритуализму тех, кто видел в нас лишь материю, сложно устроенную машину. Также мы были правы, сказав, что Спиритизм убил матерьялизм фактами. Если б он дал только такой результат, то и тогда общественный порядок должен быть ему за это признателен. Но он делает более того: он показывает неотвратимые последствия зла и, следовательно, необходимость добра. Число тех, кого он привёл к лучшим чувствам, кого отвратил от зла и чьи злые наклонности обезвредил, гораздо более велико, чем думают, и день ото дня возрастает. Это происходит благодаря тому, что для них будущее перестаёт быть в неопределённости; оно перестаёт быть робкой надеждой, но делается истиной, которую понимают, объясняют себе, когда видят и слышат, как те, кто покинули нас, порицают или одобряют себя за то, что они сделали на земле. Всякий, кто является этому свидетелем, начинает размышлять об этом и ощущает потребность познать себя, судить о себе и исправлять себя.

IX

Противники Спиритизма не преминули в борьбе с ним вооружиться расхождениями во мнениях среди самих спиритов по поводу некоторых положений учения. Нет ничего удивительного в том, что при возникновении новой науки, когда нет ещё полноты в результатах наблюдений и когда каждый рассматривает их со своей точки зрения, могли появиться противоречащие друг другу системы. Но уже и сегодня три четверти этих систем пало в результате углублённого исследования проблемы, начиная с той, которая приписывала все сообщения Духу зла, как будто бы Богу было невозможно послать людям духов добрых: доктрина вздорная, потому что факты её опровергают; нечестивая, поскольку она является отрицанием могущества и доброты Создателя. Духи всегда говорили нам, чтобы мы не беспокоились по поводу этих разногласий и что единство составится впоследствии; и вот по большинству проблем единство уже составилось и разногласия с каждым днём всё более идут на убыль. И на вопрос: «В ожидании того, пока единство не установилось, на чём должен основываться человек беспристрастный и непредвзятый, чтобы составить себе мнение?» – вот вам их ответ: "Нет облака, которое могло бы затенить чистейший свет; незапятнанный алмаз обладает наибольшей стоимостью; стало быть, судите о духах по чистоте их учения. Не забывайте, что среди духов есть такие, которые нисколько ещё не освободились от земных представлений. Умейте распознать их по языку; судите о них по целостности картины, которую они обрисовывают перед вами. Смотрите, есть ли логическая связь в идеях, ими выдвигаемых; не обнаруживает ли что-либо в них невежества, гордыни или злонамеренности; всегда ли слова их отмечены печатью мудрости, означающей действительное превосходство. Если бы ваш мир был недоступен заблуждению, он был бы совершенен; он же далёк от этого. Вы находитесь лишь на этапе, когда нужно учиться отличать заблуждение от истины. Вам нужны уроки опыта, чтобы упражнять ваш рассудок и позволить вам продвигаться. Единство наступит с той стороны, где добро никогда не было смешано со злом. Именно с этой стороны люди соединятся силою вещей, ибо они рассудят, что там истина.

Какое, впрочем, значение имеют отдельные расхождения, касающиеся более формы, чем сути! Отметьте, что основополагающие принципы повсюду те же и должны соединить вас в общей мысли: любви к Богу и претворении добра. Каким бы ни был, стало быть, способ предполагаемого продвижения или нормальные условия будущего существования, конечная цель остаётся одна и та же: делать добро; и нет ведь двух способов его сделать."

Если среди сторонников Спиритизма мнения некоторых и расходятся по нескольким пунктам теории, то все тем не менее согласны в основополагающих её пунктах. Стало быть, есть единство, исключение составляют только те, – и число их весьма невелико – кто, пока что не допуская вмешательства духов в проявления, приписывают их либо чисто физическим причинам, что противоречит аксиоме: «Всякое разумное действие должно иметь разумную же причину»; либо отражению нашей собственной мысли, что опровергается фактами. Остальные пункты лишь вторичны и ни в чём не касаются основ. Могут, стало быть, иметься направления, ищущие выяснения пока что ещё противоречивых частей знания. И здесь не должно быть сект, соперничающих друг с другом. Антагонизм будет лишь между теми, кто желают добра, и теми, кто делали бы или желали бы зла; вместе с тем, нет ни одного искреннего спирита, проникнутого, великими нравственными максимами, преподанными духами, который мог бы хотеть зла или желать зла своему ближнему, независимо от того, каковы мнения этого спирита. Если какое-то из этих направлений заблуждается, то рано или поздно свет прольётся на него, если оно будет стремиться к свету искренно и без предубеждения. Пока же у всех есть общая связь, должная соединить их в одной мысли; у всех одна цель. Мало поэтому значит дорога, лишь бы только она вела к этой цели. Ни одно направление не должно навязывать себя путём матерьяльного или морального принуждения, давления, и неправо будет только то, которое станет кидать анафемы на других, ибо оно, очевидно, будет поступать так под влиянием злых духов. Разум должен быть самым весомым аргументом, и умеренность сможет лучше подготовить торжество истины, чем резкая критика, отравленная завистью и ревностью. Благие духи проповедуют только единение и любовь к ближнему, и никогда злотворная или противоречащая милосердию мысль не могла притти из чистого источника. В заключение послушаем по этому поводу советы духа Блаженного Августина?

– "Довольно долго люди поносили и терзали друг друга, посылали анафемы от имени Бога мира и милосердия, и Бога оскорбляло такое нарушенье Его закона. Спиритизм есть связующее звено, должное соединить людей однажды, потому что он покажет им, где истина и где заблуждение. Но долго ещё книжники и фарисеи будут отвергать его, как они отвергали Христа. Так хотите ли узнать, под влиянием каких духов находятся различные секты, оспаривающие друг у друга власть над миром? – судите о них по делам их и по их принципам. Никогда добрые духи не были подстрекателями ко злу. Никогда они не советовали, не узаконивали убийства и насилия. Никогда не возбуждали они ненависти между партиями, ни жажды богатств и почестей, ни алчности к благам земным. Лишь те, кто добры, человечны, благожелательны ко всем, являются их избранниками и суть также избранники Христовы, ибо идут путём, какой он указал им, дабы притти к нему.

Бл. Августин.

 

1 Передовая современная наука уже дошла до признания и осознания этих реальностей. И на языке сегодняшней науки перисприт именуется «биоплазменным телом». (П.Г.)

2 Журнал «Спиритуалист», к счастью, не канул окончательно в Лету, и посетители «Рассвета» уже сейчас могут ознакомиться с отдельными статьями из этого издания. Разумеется, в будущем мы постараемся увеличить объём материалов из «Спиритуалиста» на нашем сайте. Кстати, влияние православия на содержание статей журнала действительно весьма велико. (webmaster)

3 Речь идёт здесь о «Книге Медиумов» – следующей работе нашего автора. (Й.Р.)

4 Тем самым автор отделяет своё учение от англо-американской концепции «спиритуализма», также основанной на связях с духами, но в некоторых, и весьма важных, мировоззренческих вопросах отличной от карденизма. (Й.Р.)

5 Имеется в виду то, что на спиритических сеансах участники, сидя за столом, брали друг друга за руки – приём, впоследствии признанный совершенно не нужным. (Й.Р.)

6 Имеются в виду смерчи, торнадо и т.д. (Й.Р.)

7 В 1791 году Л.Гальвани (1737 – 1798 гг.) в «Трактате о силах электричества при мышечном движении» показал, что животное электричество той же природы и свойств, что и «машинное». (Й.Р.)

8 И не ошибиться при этом, т.е. возникает целый рад трудностей, едва ли преодолимых для самого виртуозного искусства. Между тем, речь не идёт об уникальной виртуозности, а о фактах в практическом спиритизме вполне банальных. (Й.Р.)

9 Просим извинить эту тавтологию. но точный смысл передаваемой мысли таков, что заставляет нас писать таким именно образом. (Й.Р.)

10 Между этим учением о перевоплощении и учением о переселении душ, так, как его понимают некоторые секты, есть существенная разница, которая объяснена в этой работе. (А.К.)

11 «Я не думаю, чтобы учёный имел больше прав считать себя пророком, чем другие образованные люди. В глубине души он знает, что под построенными им теориями лежат противоречия, которых он не в силах разрешить. Высшие загадки бытия, если оне вообще постижимы для человеческого ума, требуют иного вооружения, чем только расчёт и эксперимент.» Лорд Рейли. (Й.Р.)

«В конце концов, учёные – это только люди… Они охотно верят, что факты, которые не могут быть объяснены теориями настоящего времени, не существуют. В настоящее время те учёные, которые занимались чисто физическими, химическими и физико-химическими аспектами физиологических процессов, всё ещё смотрят на телепатию и другие метафизические феномены как на иллюзию. Очевидные факты, если они выглядят неортодоксально, не признаются.» А.Каррел. (Примеч. Й.Р.)

12 заранее, без знания дела, предубеждённо (лат.)

13 «Нет царских путей в геометрии», – сказал математик фараону. «Нет царских путей в философии», – писал Гегель. И мы скажем: «Нет царских путей в Спиритизме.» Ибо, если обычный царский путь состоит в получении приблизительного представления о предмете посредством чтения рецензий и пересказов, то Спиритизм – предмет слишком глубокий сравнительно с геометрией и даже философией, и потому поверхностное представление о нём никак его не затрагивает. (Й.Р.)

14 Один из духов на вопрос такого сорта ответствовал: «Мы возвращаемся в надежде обучить и возвысить, но не за тем, чтобы разрешать детские загадки. Это религия, а не игра.» (Й.Р.)

15 Дух Истины – иерархически очень высокий дух. Насколько он высок, можно судить по тому, что сам Христос обещал после своего ухода дать его Землянам в качестве непосредственного своего преемника и продолжателя. Он обещание своё сдержал, а как восприняли это люди? какой извлекли урок? И вот через сто с лишком лет мы вновь пытаемся довести до них сказанное. (Й.Р.)

16 Аllan kardec – «le livre des esprits», neuvieme edition. Paris, chez Didier et C. 1863. (Й.Р.)

17 Текст, стоящий в кавычках после вопросов, это и есть буквальный ответ духов на заданный вопрос. Пометой "Примечание " обозначаем дополнения и комментарии, сделанные Кардеком, чтобы не путать их с ответами духов и заданными им вопросами. Когда же добавления и комментарии эти составляют целые параграфы, то, поскольку перепутать их нельзя, текст Кардека даём без этой пометы. (Й.Р.)

18 Атеисты полагают, что они опровергают Бога. В действительности же они опровергают лишь свои примитивные о Нём представления. И примитивные-то свои представления они опровергают опять-таки примитивно. Истинная идея о Боге не может быть опровергнута, ибо она безгранична и не скована определениями. В самом деле, как можно опровергнуть то, чему нет и не может быть конечного определения, что бесконечно, безгранично, беспредельно, безмежно, в отношении чего любое самое смелое определение – лишь ещё одна попытка понимания, не способная исчерпать то, что не может быть постигнуто и определено. Поэтому правы атеисты, когда пишут о своём боге, достойном всяческого осмеяния, со строчной буквы, и правы мы и все, кто исповедует взгляды Беспредельности, когда мы говорим о Боге с буквы заглавной. (Й.Р.)

19 Этот принцип объясняет известное всем гипнотизёрам явление, заключающееся в том, чтобы силою воли придать какому-либо веществу, воде например, самые различные свойства: определённый вкус и даже активные свойства других веществ. Поскольку есть лишь один первоначальный элемент и свойства различных тел суть не что иное, как модификации одного элемента, то из этого следует, что самое безвредное вещество обладает тем же принципом, что и самое смертоносное, как вода, составленная из одной части кислорода и двух частей водорода, становится коррозивной, если удвоить пропорцию кислорода. Аналогичная трансформация может быть произведена магнетическим действием, направляемым волей. (А.К.)

20 Здесь более чем уместно вспомнить прекрасные библейские слова: «Ибо перед очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошёл, и как стража в ночи.» («Псалтирь», 90(89), ст.5). А также: «У Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день.» (2-е послание ап.Петра, гл.III, ст.8.). (Й.Р.)

21 Смотрите также йогическое учение о пране. (Й.Р.)

22 Смотрите также «Хатха-Йогу» Йога Рамачараки, главы «Наш друг – жизненная сила», «Творение Божественного зодчего», «Забота йогов о физическом теле». (Й.Р.)

23 Нимб, как символ святости, есть знак принадлежности уже не к миру человеческому, но к миру духов. (Й.Р.)

24 Читатель должен понять, что приведённая здесь Кардеком классификация духов целиком распространяется также и на людей, каковые суть не кто иные, как те же самые духи, но только помещённые ненадолго в темницу тела. Встречаясь на путях своей жизни с разными людьми и применяя к ним ключ, коим является данная классификация, человек сможет по достоинству оценить каждого и знать, чего от него ожидать и как следует себя с ним вести. (Й.Р.)

25 Духи именно этого рода являются причиной такого явления, как полтергейст. (Й.Р.)

26 Дух, при сотворении его, не хорош и не плох, он просто нейтрален, но имеет в равной мере вкусы и склонности и к добру, и ко злу. Сразу по сотворении своём он оказывается перед выбором, стоит как бы на распутье: куда пойти? Отдавшись во власть одних влечений, он пойдёт по пути добра, поддавшись другим, он вступит на путь зла. Этот первоначальный выбор в значительной мере определяет его дальнейшую участь: приближает его к совершенству, если он пойдёт в его сторону, или отдаляет его от него, если он пойдёт соответственно в сторону, ему противоположную. Но это, разумеется, не более чем упрощённая схема, в действительности же чаще всего бывает сложное переплетенье этих путей и значимость свершений, ценность каждого определяется по равнодействующей. (Й.Р.)

27 Греческое слово daimon изначально имело нейтральное значение, обозначая духа вообще. Впоследствие с распространением христианства это слово приобрело отрицательный оттенок, равно как и другие атрибуты языческих верований. Изображение дьявола с рогами и копытами восходит к образу греческого бога Пана, покровителя полей и лесов, тогда как образ ангела – мальчика с крылышками – очень напоминает бога любви Эрота, т.е. того же Амура-Купидона римской мифологии. (webmaster)

28 Аврора, богиня утренней зари, мыслилась древним в виде молодой красивой женщины. В поэтическом языке такое восприятие дожило и до наших дней, но вряд ли кто сегодня станет полагать, будто заря – это некая привлекательная молодая дама, пробуждающаяся ото сна. Представлять сегодня зло в облике Сатаны ничуть не более разумно, чем увязывать все трудности сексуальной проблемы с шалостями мальчика Купидона, целящегося в людей из своего лука.

Вообще автор затрагивает здесь один из самых болезненных для современного христианства вопросов. Стремление христианского сознания осмыслить зло в образе Сатаны по существу столь же ценно, как попытки фольклорно-поэтического сознания представить смерть в облике скелета, вооружённого косой. В обоих случаях сознание применяет один и тот же приём, в обоих случаях полученная картина и вытекающие из неё выводы смехотворно далеки от действительности. В обоих случаях практика противодействия осмысляемым таким способом явлениям оказывается чудовищно, гротескно нелепой. Человека, который бы вздумал на полном серьёзе понимать проблему смерти указанным способом, общество признало бы психопатом, и правильно бы сделало. Но почтенного облика седогривых и долгобородых мужей в клобуках и рясах, твердящих по сути дела ту же околёсицу, оно психопатами не считает и относится к ним сравнительно толерантно. (Й.Р.)

29 Наша душа – это мы сами, это наше прошлое, настоящее и наше будущее; это всё, что мы сделали, и всё то, что мы ещё создадим. Но главное не это, и не то, что она имеет, но то, что она есть. Потому что ей суждено не только иметь всё, но и стать всем. (Й.Р.)

30 См. во введении объяснение слова «душа», II. (А.К.)

31 Утешение, увы, недействительное сегодня. Теперь подобные идейки возведены в доктрину (марксизм, как и всякий материализм, строится именно на них) и если и не общепризнанны, то по крайней мере всеобщи. Забавно наблюдать при этом противоестественные и нелепые попытки марксизма оградить толпу от эгоизма и гедонизма, натурально вытекающих из такого положения вещей. Как ни глупа толпа, но всё-таки она глупа не настолько, как бы хотелось марксистским философам: она без всяких учёных очков видит те законные выводы, которые вытекают из материалистической и атеистической философии. (Й.Р.)

32 Всё это очень хорошо понимают распутники и разного рода обоснователи скотскости в человеке. Когда в конце XVIII века материализм вёл во Франции борьбу с религией, то с ним заодно, и философски более последовательно, выступали такие мыслители, как маркиз де Сад, Жакоб Верн и пр. В самом деле, лишь умственная слепота и непоследовательность позволяют материалистам и так называемым «гуманистам» строить свои человеколюбивые и обществоприятные теории. Эти горе-философы не в состоянии со всей ясностью увидеть, что если нет Бога, то нет души, то нет, стало быть, и бессмертия, и что тогда философски правы могут быть только маркиз де Сад, Жакоб Верн, с одной стороны, и, с другой, – А. Шопенгауэр, Дж.Леопарди и Э.фон Гартманн. Тertium non datur. (Й.Р.)

33 Есть старое правило житейской мудрости: если не знаешь, сон это или явь, и желаешь убедиться, что это не сон, то ущипни себя. Как можно видеть, здесь это правило не пригодно, ведь кто вздумает ему следовать, тот убедит себя в том, что он видит сон, а не переживает некий действительный опыт. А кто откажется признать реальность своих посмертных переживаний, тот обречён погрузиться в ещё большее смятение и ввергнуть себя в мысленный хаос. (Й.Р.)

34 Солнце, как средоточие электричества, – устаревшие представления, соответствовавшие тогдашнему уровню развития земной науки. В ту пору электричество было самым передовым, совершенным и загадочным видом энергии, которому приписывались самые невероятные свойства. И духи, коим хотя и ведомо действительное положение вещей, оказались вынуждены обозначать понятия на тогдашнем земном языке ради того, чтобы быть понятыми людьми. Так что сегодня, когда наука земная ушла далеко вперёд и передовой энергией является ядерная, возможно, было бы сказано, что Солнце должно рассматривать как средоточие ядерных энергий, что уже значительно ближе к истине. К слову сказать, йоги высказывали эти идеи ещё задолго до того, как европейская наука стала способна обратить своё внимание на эту проблему и дать ей сколько-нибудь удовлетворительное объяснение. (Й.Р.)

35 Галлы были глубоко убеждены в том, что жизнь каждого человека есть лишь звено бесконечной цепочки его предыдущих и последующих жизней. В поэтических гимнах барды пели о том, что, существуя извечно, человек не был рождён матерью от отца, но что он был сотворён стихиями природы по воле Божества. Он был червём в земле, рыбой в море, змеёй в песке, птицей в небе, львом в саванне и т.д., пока, наконец, божественный дух Гвион не выделил его за заслуги среди прочих и не сделал человеком. И после этого он перебывал бессчётное число раз человеком в разных мирах и освоил там разные ремёсла, пока не стал тем, кто он сейчас есть. Галлы считали, что сам человек не есть тело, но что он есть дух, а тело его – это всего лишь одежда, в которую он облачается для земной жизни, и что смерть тела – это просто очередное освобождение духа от стягивающих его одежд. Поэтому, когда было надо, галлы бесстрашно бросались в сечу, бились не щадя жизни, и, к удивлению и негодованию врагов, оставляли тела своих павших воинов на произвол судьбы. Последнее, однако, совершенно логично, если учесть, что для галлов трупы эти были отнюдь не останками близких, но своего рода порванным тряпьём, от которого носивший его дух почёл за благо избавиться. Любопытен тот факт, что у галлов уверенность в грядущей жизни была настолько велика, что они давали деньги друг другу взаймы с правом отдачи в мире ином. (Й.Р.)

36 Материалистическая ссылка на наследственность и гены наивна и неубедительна, ибо она не объясняет, почему таланты и даже гении порой проявляются в людях, происшедших от родителей, ни предки которых, ни они сами не обладали какой-либо «генетической» ценностью. Это что касается расизма биологического, «генного», но истинный идеализм совершенно чужд и всяких сословных предрассудков, политического расизма и тому подобного, ибо всё это – достойные порождения грубых материалистических теорий и взглядов. (Й.Р.)

37 Перевод по смыслу принципиально отличный от синодального. Кардек выделил слова «родиться вновь» как несущие на себе главную смысловую нагрузку, без которой это место является совершенно невразумительным; но в синодальном переводе стоит: «родиться свыше». Какое грубое искажение смысла и какая зловещая подмена! и на этом-то воспитывались в России поколения! Сейчас уже трудно решить: то ли это недобросовестность, то ли непонимание. Но как бы то ни было, сие – классический пример затемнения Слова. (Й.Р.)

См. также наше исследование проблемы перевода слова «вновь/свыше» на http://rassvet2000narod.ru/religion/dearein.htm (webmaster).

38 центрального органа чувств (лат.).

39 Здесь идёт речь о духовных индивидах, кои, находясь в развоплощённом состоянии, являются действенной причиной существования так называемой «тёмной силы», ибо именно они и есть те, кого, следуя христианской терминологии, можно назвать «сатанами», «дьяволами», «бесами» и «демонами». Се суть существа несовершенные до последней крайности и замкнутые во зле. Они, в конечном счёте, заклятые враги самим себе и собственные тюремщики. (Й.Р.)

40 Свами Анантананда указывает: «В отношении нашей действительной, настоящей жизни вся наша земная жизнь, с самого рождения до смерти, – не более как один короткий день нашей земной жизни, от самого утра до позднего вечера, в отношении всей нашей земной жизни. Теперь, когда вы усвоили это, я скажу большее: в отношении нашей действительной жизни земная наша жизнь бесконечно меньше одного конкретного дня: ибо в земной жизни количество таких дней ограничено и исчислено, тогда как в жизни вечной число её дней безгранично и неисчислимо.» (Й.Р.)

41 Демокрит, среди прочего, оставил такой афоризм: «Мудрому человеку открыта вся Вселенная, ибо для хорошей души отечество – весь мир.» (Й.Р.)

42 Здесь имеются в виду не только мертворождённые дети, но и выкидыши. Это несчастье – тяжёлое испытание для родителей. Именно в этом смысле и сказано, что ребёнок тогда является лишь для них. (Й.Р.)

43 Так и нам сейчас, при всех мытарствах нашей материальной жизни – этого living in the material world – следует понимать, что мы, по крайней мере, избавлены от воспоминаний о муках, перенесённых нами в мирах, стоящих иерархически ниже Земли, и что в действительности наше положение здесь не так бедственно, как мы порой себе представляем. Это забвение – в нынешнем нашем состоянии – является для нас благодеянием, за которое нам следует благодарить Создателя. (Й.Р.)

44 Наш мозг запоминает лишь то, что он сам воспринял в окружающем нас мире, для отражения которого он и сконструирован. Поэтому то, что воспринято не мозгом, но непосредственно нашим духом, не может быть мозгом нашим воспроизведено, и в особенности если образы, идеи и ощущения, воспринятые нашим духом, отличаются от обычных образов, идей и ощущений, регистрируемых мозгом в состоянии бдения. Оттого-то полное отсутствие сновидений, когда человек пробуждается с таким ощущением, словно бы он совсем не видел снов, является верным признаком того, что дух его этой ночью находился в очень высокой сфере духовной жизни, и поэтому мозг его, будучи в полной беспомощности эти ощущения духа воспроизвести, показывает ему лишь полную пустоту и отсутствие всяких ощущений, наподобие фотоплёнки, которая, если подвергнуть её влиянию чрезмерного количества света, засвечивается и показывает нам лишь полную черноту. Так и нам при отсутствии сновидений следует знать, что душа была в высокой духовной сфере, как по засвеченности фотобумаги мы узнаём о том, что она подверглась световому воздействию. (Й.Р.)

45 Термин «сомнамбулизм», дословно «снохождение», на сегодняшнем языке означает «лунатизм», соответственно, «сомнамбула» будет просто «лунатик». (webmaster)

46 Поясним и термин «экстаз»– в сегодняшнем языке оно более известно в своём светском значении – «восторженность», – тогда как первоначально слово имело другую окраску, обозначая «религиозное исступление». Именно в последнем значении этот термин употребляется у Кардека. (webmaster)

47 Именно это и случается с религиозными аскетами. Вступая через состояние экстаза в мир духов совершенно к этому неподготовленными, они становятся жертвами духов-обманщиков, которые удерживают их в узких рамках религиозных идей, исповедуемых самими аскетами. Эти духи в точности подыгрывают тем идеям, которые люди имеют в соответствии с канонами своих религий, являются им в фантастических образах, присваивая имена святых, ангелов или богов, и тем самым не позволяют экстатикам увидеть этот мир таким, каков он есть на самом деле. Именно это объясняет то курьёзное обстоятельство, что каждый – и христианин, и иудей, и магометанин, и индуист, и буддист – находят в мистических экстазах подтверждение своим предрассудкам. Единственый путь не стать жертвой иллюзии – предварительное знание хотя бы основ Спиритизма. (Й.Р.)

48 Перевод принципиально отличен от синодального. Здесь не Господь вводит нас в искушение, но мы просим у Него дать нам силы не поддаться соблазнам и устоять в испытании, а также помочь нам очиститься от скверны и изжить зло в себе самих. (Й.Р.)

49 Данные строки, в частности, прекрасно описывают то, что в течение семи десятков лет творилось в стране серпа и молота.

Приглашаем читателей применить эти мысли к жизни нашего общества. Не правда ли какой избыток несправедливости, кипения низменных страстей, ненасытных аппетитов? А в чём причина? В том, что в эпоху торжествующего материализма на нашу планету произошло нашествие духовных гуннов – выходцев из иерархически более низких миров, и Земля из космического сада, которым она была призвана стать, превратилась в ХХ веке в космическую каторгу, где отбывают свои сроки духовные преступники или продолжают свою эволюцию, пришедшие сюда на повышение представители низших космических человечеств.52 (Й.Р.)

50 См. у Александра Дюма («Десять лет спустя») описание смерти виконта де Бражелона. Мимоходом надо отметить. что этот автор, равно как и многие другие писатели (В.Гюго, Т.Готье, Г.Р.Хаггард, Р.Л.Стивенсон, А.Конан-Дойль), был сторонником Спиритизма, и поэтому соответствующие события и описания нередко встречаются на страницах его романов. (Й.Р.)

51 «Если мы пожелаем однажды достичь великих целей, тотчас же не только все добродетели, но и боги придут к нам на помощь.» Ф.Бэкон. (Примеч. Й.Р.)

52 Позволим себе не согласиться с Йогом Раманантатой – скорее всего причинами наших нынешних бед являются наши предки, читай мы сами в наших прошлых жизнях, а не свалившиеся как снег на голову варвары из низших миров. У человечества было 2 тысячелетия после пришествия Христа – срок достаточный, чтобы выучить данный Им урок, но вместо этого население Земли не вылазило из кровопролитных войн, хищнически потребляло дары природы и многими тысячами исстребляло жителей соседних континентов; жалкая кучка людей жестоко угнетала большую часть своих собратьев, проматывая огромные средства на увеселения, а многие из тех, кто называл себя «преемниками Христа», использовали Его авторитет во имя оправдания существовавших порядков, поскольку сами являлись теми же самыми феодалами-угнетателями. Очевидно, что всё это не могло не привлекать низших духов, паразитирующих на наших вредных привычках, хотя корень этого зла, равно как и любого одержания, лежит прежде всего в одержимом. И лишь относительно недавно человечество начало одумываться, поскольку его интеллектуальный и энергетический потенциал возрос настолько, что его неправильное отношение к себе и окружающей природе грозит уничтожением и тому, и другому. (wembmaster)

53 Так, учение Моисея, преподанное им древним евреям, было прогрессивно и возвышенно в своё время, оно вело к культуре и духовности первобытных кочевников; малейшие житейские проблемы были им регламентированы, и, поступая в согласии с ним, евреи росли духом и переставали быть дикарями. Но вот их предлагают нам в качестве пособия для изучения и подражания ретивые пособники Церкви сегодня. И какова ныне ценность этих предписаний? Что вообще можно сказать в оправдание тех, кто вздумал бы жить по этим нормам теперь, когда чуть ли не любой безбожник осквернился бы от такого благочестия? (Й.Р.)

54 «Природа не делает скачков», как писал ещё Аристотель. (Й.Р.)

55 Но нет… вы жалки, бесцветны, слабы;

Вам жизнь – страданье, изгнанье, дым…

О, духи-люди! пусть даже жабы

Прозреют Бога – бессмертье им!(Г.П.) (Примеч. Й.Р.)

56 Это место очень важно. Здесь объяснена, мягко говоря, «неточность» некоторых восточных учений, согласно которым дух человека может впоследствии вселиться в животное и даже в растение. (Й.Р.)

57 «Будемте помнить Бога и да не захотим огорчить Его!». Свами Анантананда. (Примеч. Й.Р.)

58 Соответствует русской пословице: «На Бога надейся, да сам не плошай.» (Й.Р.)

59 Ответ, данный духом г-на Виктора Моно, протестантского пастора в Париже, умершего в апреле 1856г. Предыдущий ответ, N 664, исходит от духа Святого Людовика. (А.К.)

60 или сатанинские – в пору христианского обскурантизма (Й.Р.)

61 Эта же мысль постоянно повторяется Марком Аврелием на страницах его книги. (Й.Р.)

62 Не менее интересны соображения по этому поводу, представленные А.Шопенгауэром в его «Афоризмах житейской мудрости» – книге, кавовая должна быть настольной для всякого культурного человека. (Й.Р.)

63 В согласии с библейским изречением: «Мне отмщенье, не вам отмщенье, и Аз воздам!» (Й.Р.).

64 Сократ сказал: «Женская природа нисколько не хуже мужской, только ей не хватает силы и крепости.» Но даже и упрёки в нехватке силы и крепости или поэтические эпитеты вроде «слабого пола» несправедливы: женщина, по сравнению с мужчиной, обладает большей физической выносливостью – живучестью, что также связано с её предназначением. (Й.Р.)

65 Наиболее зловредными рабовладельцами были те, которые человечно обращались со своими рабами, ибо они таким образом смягчали для рабов ужас обременявшей их системы и мешали сторонним наблюдателям увидеть этот ужас во всей наготе." О.Уайльд. (Примеч. Й.Р.)

66 «Если бы мы обладали даром предвидеть будущее, я думаю, лишь немногие из нас согласились бы жить по доброй воле.» Г.Р.Хаггард. (Примеч. Й.Р.)

67 «Время неизменно идёт вперёд, и все человеческие дела приобретают через полвека иную форму, так что учреждение, которое для 1800 года было совершенством, уже в 1850 году, может быть, станет преступным.» И.В.Гёте. (Примеч. Й.Р.)

68 Это хорошо видно на примере преставившихся советских партийцев, которые, не сознавая толком, что же с ними всё-таки произошло и где они, собственно, находятся, не понимают, что самим фактом своего дальнейшего существования они отрицают всю суть и смысл своей идеологии. Из-за этого непонимания они продолжают собираться на свои партийные собрания, голосовать, чтить красные тряпки, выделывать из астральной материи идолы своих вождей и предаваться атеистической глупости. (Й.Р.)

69 а тем пуще, в двадцатом (Й.Р.)

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах

 

Приятного чтения!

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.