Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава II. ЭВОЛЮЦИЯ РАСТАФАРИ И МАССОВАЯ КУЛЬТУРА 8 страница



Пик популярности растафари пришелся в Великобритании на время расовых волнений летом 1981 г. В начале 80-х происходит временный упадок рэггей в развитых странах, компенсируемый, правда, увлечением рэггей в Африке. Центр же музыкальной культуры чёрной диаспоры вновь перемещается в США. Политическое омоложение музыки соул и интернационализация стиля хип-хоп отбивает у рэггей часть аудитории, не говоря уже о белых подростках. По замечанию С. Джонса, этому способствовало то, что безоговорочная приверженность современности, чисто мегаполисное мироощущение хип-хоп резко контрастировали с языком и стилем тяготеющего к архаичности растафари.[241] Вместе с тем, рэггей была не столько вытеснена, сколько "ассимилирована": рэп слился с "разговорным рэггей", а скрэтчинг - с дабом: наиболее броские элементы стиля вошли в последующие стили, несколько видоизменившись (например, дрэдлокс превратились в косички).

Под воздействием стиля растафари сфомировался весь уклад жизни чёрных "уличных подростков" - тинибопперов, - вовсе не обязательно разделявших идеи и убеждения растафари, но разделявших её пафос и ценности. Исследователь жизненного уклада чёрной диаспоры Кен Прайс пишет: "Идеология и убеждения колониального инакомыслия, часть которых распространялась через музыку рэггей и соул, широко включают в себя такие негро-африканские явления, как растафаристская философия ямайского негритюда, "рудизм" (также ямайского происхождения), "Чёрную власть" городских гетто Америки и порожденный борьбой за свободу Африки панафриканизм. Из всего этого растафаризм и рудизм оказали наибольшее воздействие на жизненную позиций тинибопперов. Но их влияние невозможно понять, не осознав значение рэггей и той роли, которую она играет в жизненном стиле тинибопперов и вестиндийской молодежи в целом".[242]

"Типичный растафарианин, - пишет К.Прайс, - это нонконформист, полностью отрицающий буржуазный стиль жизни основной части общества и ведущий себя так, чтобы шокировать непосвящённых. При этом задумка состоит в том, чтобы выглядеть настолько шокирующе, насколько это возможно, настолько первозданным, насколько возможно, крайним антитезисом европейским представлениям о прекрасном. Что касается растафаристов, то чем "чернее", тем лучше".[243]

При этом, как уже не раз подчёркивалось, распространение этоса, духа и взглядов растафари далеко превосходят распространение самого "движения". Так, юноша, носящий дрэдлокс, поясняет: "Это лишь способ показать мою близость к естественности, моё отрицание материализма западного мира, показать, что я - человек корней. Это не раста, это просто естественно для чёрной расы...Я не могу принять Хайле Селассие как живого бога. Я христианин, а Хайле Селассие был просто монархом".[244] Другой юноша говорит: Я не растаман, но знаю многих из них, это замечательные ребята (roots brothers )… Я не думаю, что необходимо верить в их философию целиком: каждый поклоняется тому, во что верит. Но по большей части раста - это истина, это философия чёрного народа, и я вам вот что скажу: это философия для всех черных братьев".[245]

Что же касается инфраструктуры британской субкультуры рэггей-раста, то вокруг первого клуба "Четыре туза" мгновенно возникла сеть "са-унд системз", где проходили "ризонинг" и "блюз" (вечеринка с рэггей и марихуаной). К ним примыкала сеть независимых студий грамзаписи. одна другой мельче: Freedom Sounds, Jah music, Dread & Dread, Front Line, Wiseman Doctrine, Wisdom Doctrine, Grounatlon, Third World, Greensleeves, Zion Vibration, Warrior, Negus Roots, Ethnic Fight, People Unite, Jahmani, Burning Sounds, Israel Vibes (т.е.Vibrations"), Natty Congo, Live & Love, Jah Guidance, Black & White, Copasetic, Jah Lion, Message, Volcano, Black Roots, Studio One, Ital Records, Afric, Plantation, Black Music, Solomonic Masai, Reggae, Jah Life, Kingdom, Cruise. Правда, большинство из них, несмотря на окружавший их субкультурный антураж, были лишь прикрытием для не желавших рисковать с непривычным для них направлением "китов" грамзаписи. Выдающаяся роль в интернационализации стиля принадлежит фирме "Айленд", возглавляемой знакомцем Марли Крисом Блэкуэллом, родом с Ямайки, правда, из белой аристократической семьи, и её дочерней фирме "Троджан Рекодс". После неудачных попыток с выпуском ямайской музыки в Англии в 60-е гг. Блэкуэлл переключился на авангардный некоммерческий рок, и лишь в начале 70-х медленно, подчёркивая контркультурные черты и затеняя "этнические", начал прививать британской публике вкус к рэггей. Примечательно, что смена спроса на тот или иной имидж привела к тому, что сегодня на Западе в рэггей ценится именно экзотический "этнический" колорит.

Британские "саундс" стали "образом жизни и важной формой культурной самодеятельности для тысяч юношей и девушек. Среди нихnзнамениты "Джа Чака Зулу - Воин", "Хай-Фай Страждущих", "Линия Фронта" и "Народная война".

В 70-е гг. появляются еженедельные программы "время рэггей" на Би-Би-Си и "Рэггей, рэггей" на радио Бирмингема. В 1976 г. в Великобритании таких программ четыре, в 1980 - десять, в 1984 уже двадцать четыре.[246] Кроме того, работают "пиратские" радиостанции (в последние годы самая популярная из них - "Повстанческое радио - Дрэд Би-Си", работающее под девизом "Дрэд вывел из-под контроля!").

Наряду с наплывом ямайских групп рэггей в Европу, стали возникать и английские группы: Cimarons, Tribesmen, Israelites, Black Stones, Misty in Roots, The Revolutionaries, Second Street Dreads, Shashamani, Brimstone, Dambala, Tradition, Poet and Roots, Black State, Aswad. Среди певцов известны Макси Прист, Кинг Саундс, Йаби-Ю, Тэппер Зукки, Джимми Линдсей, Барри Форд.

Позже такие группы появились в других странах Европы. Кстати. в голландской группе с характерным названием "Время Откровения", известной альбомом "Южная Африка", на бас-гитаре играел один из лучших футболистов мира, запомнившийся болельщиками своими дрэдлокс, Рууд Гуллит.

Массовый характер самодеятельного и профессионального музицирования виден хотя бы из того, что лишь в Бирмингеме и лишь среди профессиональных, выпускающих пластинки и компакт-диски групп рэггей -Steel Pulse, Kclipse, Iganda, Mosiah, Natrus, Odessus, Africa Star, Kushites, Ahamara, Trematones, Black Knight, Unity, не говоря уже о бесчисленных любителях, выступающих в бирмингемских саундс Mafia Town, Zion, Jah Youth, Jah Tippertone, Quarker City, Papa Zion.

Первые группы подражали Марли, но с середины 70-х появляется "ловерз" - специфически британская разновидность рэггей как реакция на жёсткий, маскулинизированный стиль "корней". Это не всегда означает. что сентиментальный лиризм проник в тексты. Иногда изменяется лишь тембровое звучание рэггей и появляется лёгкий налёт соул. При этом внимание сразу же смещается с по-прежнему "непримиримых" текстов на музыку, что сделало стиль приемлемым для всех, кого отпугивал фундаментализм "корней": пожилых, конформистски настроенных, желающих просто потанцевать, белой молодёжи и т.д.

Почти все звёзды "лаверз рока" -женщины: Сестра Любовь, Джэннет Кэй, Кэррол Томпсон, Кассандра, Луиза Маркс, Джин Адебамбо, группы "Альфа", "Чёрная гармония", "Коричневый сахар", "Простота", "15,16,17" и т.д.

В Европе женщины появились и в "разговорном рэггей" (на Ямайке среди диск-жокеев их не было): Рэнкинг Энн ("Рэнкинг" - характерное для растафари имя-прозвище, означающее примкнувшего к растафари), Байоник Рона, Лорна Ги, Сестра Одри.

Другим нововведением английских диск-жокеев стал "fast style chat" – смыкающееся с рэпом искусство разговорной импровизации беспрерывным потоком с невероятно высокой скоростью и как можно более частой рифмовкой, желательно с многократным использованием одной рифмы.

Основной тенденцией последних лет в рэггей является распад образа. создаваемого растафари,. на два противоположных: беспечный "попсовый" и яростный бунтарский, превращающийся в "чёрный аналог" панка. Это отражает закономерности развития и недолговечность любой субкультуры. Сам "поп" является слившимся с коммерческой эстрадой осколком некогда единой нонконформистской культуры эпохи "молодёжной революции", противостоявшей культуре старшего поколения. В 60-е годы термин "поп" обозначал оба явления, и лишь с началом отчётливого расхождения двух образных систем в конце 6O-x появилась нужда в их различении: рок - это одно, а поп - совсем другое, почти то же, что и "эстрада". Кстати, большинство кумиров эпохи "молодёжной революции", в первую очередь - "Битлз", по "новой" классификации попали бы в презираемый "подпольем" разряд "попсы". Ныне на наших глазах разваливается некогда единый образ стиля хип-хоп, частью сливаясь с контркультурной уличной средой девиантной подростковой культуры, а частью –с "попсой". В языке различение двух образов потребовало появления новых понятий в слэнге: "muzak " (субкультурно-богемная музыка) и "house" - "ответ поп-музыки на "мьюзак".[247] Словцо "мьюзак" подхвачено из рэггей, передавая "чёрный английский". "Хаус" же пошло от названия чикагского клуба Уорхаус. где офрмился стиль, предназначенный исключительно для танцев, с изобилием компьютерных и звукорежиссёрских эффектов (собственно, музыку в "хаусе" делает не столько исполнитель, сколько звукорежиссёр и программист), ставший продолжением "электропопа". Музыканты же третьего, нагнетающего исполнительскую виртуозность направления на богемном сленге презрительно называются "muso", сиречь "музыкант, совершенствующий технику в ущерб духовности".[248]

 

§5. Назад в Африку!": раста-рэггей и африканская молодёжь.

Трудно вообразить себе увлечение африканской городской молодёжи какой-либо из молодёжных субкультур Запада, скажем, "ангелов ада", хиппи или панков. Лишь "сапе" отчасти напоминает тедов и модов, но в остальном - чисто заирско-конголезского происхождения. Единственная из западных молодёжных субкультур, захвативших африканцев, - это раста-рэггей. Боб Марли в 70-е - 90-е гг. был, пожалуй, самой популярной личностью среди молодых африканцев. День его памяти ежегодно отмечает молодёжь многих стран континента. Мне не раз приходилось слышать такую характеристику: "Боб Марли - Христос нашей расы".

Среди африканских звёзд стиля раста-рэггей – Альфа Блонди (Кот д'Ивуар), "Мандэйторз" во главе с Тони Эсьетом, певцы Гбойе, Рас Ромнио и Терракота (Нигерия), Крис Анагбо, "Клэссик Вайбс" (т.е.вибрация) и "Клэссик Хэндлз" (Гана), "Корни и культура" (Танзания), "Далол Бэнд" (эфиопы, проживающие в США), ) Сак Скаул и Рэй Лема (Заир), "Братья Исаак", "Рэггей рутс" (бывшая "Солнечная система") (Кот д'Ивуар), Лакки Дьюб (ЮАР), Раиндимби, "Макс эксепсьон", "Эрман" (Мадагаскар), Сами Масамба, Нзонго Сул и "Мбамина" (Конго), "Эль Рего и его коммандос", "Кокси" (Бенин), "Африка сон стар", "Киевеш", "Баланса-8", "Мойоэнуш" (Ангола), Карлуш Джедже и "Хоколокве" (Мозамбик), Ай Мпандзе (Свазиленд).

Кроме того, многие группы и певцы, не принадлежащие к этому стилю и не разделяющие пафос растафари, используют детали внешнего антуража или, что ещё чаще, элементы музыки рэггей: Томас Мапфумо (Зимбабве), Бен Брако и Джордж Дарко (Гана), "Матеби груп" и "Эбони" (Уганда) - и те, и другие в 70-е гг. играли рэггей, а "Матеби", сверх того, для пущего соблюдения стиля носили и дрэдлокс, ныне и те, и другие играют в других стилях. Это также "Тубароэш" и "Абель Джасси" (Кабо Верде), "Ангелы" (Конго), "С.О.С." (Ангола), Баба Маал (Сенегал) и многие другие. Мотивы рэггей изредка встречаются и у создателя "афро-бита", одного из интереснейших певцов и своеобразнейших личностей Африки Фелы Аникулапо-Кути (Нигерия). Покойный Фела и его сын Феми (группа "Всемирный революционный фронт") пытались создать сознательно сконструированную националистическую молодёжную субкультуру, во многом, включая марихуану, копирующую растафари. Фела также считал музыку основой африканского возрождения (одна из его пластинок называется "Музыка - оружие будущего"). Фела испытал влияние "Чёрной власти", одна из его жён была в США активисткой "Чёрных пантер". Он пытался создать "независимую от Нигерии" общину "Республика Калакута" (разогнана военным режимом в 1977 г.). Фела считал чёрную культуру мессианской (альбом "Крик чёрного человека").

Воздействие рэггей на африканскую городскую молодёжную музыку выходит за рамки прямого музыкального или идейного влияния, но выражается в примере создания декларативно самобытной и одновременно современной музыки: "Вначале был Марли. Бесспорно, именно ямайские пророки рэггей во главе с Марли придали уверенности молодому поколению африканских музыкантов. Тот факт, что эта музыка Третьего мира, исходящая прямиком из гетто, в 70-е выдвинулась на мировой уровень, сильно повлияв на западный рок и поп, первым делом снял комплекс неполноценности с самобытного творчества африканцев".[249]

Рэггей для африканских музыкантов - это эталон самобытной и одновременно современной музыки. Недаром звезда основанного на хаусанской музыкальной культуре стиля "фуджи" Аль-хаджи Сикиру Айинде именует свою насыщенную культурно-националистическими и политическими мотивами музыку "фуджи рэггей".

Сказалась близость как настроений и чаяний растафари, так и чисто музыкальных средств рэггей, стоящей к традиционной африканской музыке намного ближе, чем североамериканские "чёрные" стили. Примечательны впечатления группы "Асвад" от гастролей в Кении: "Им очень нравилась музыка. Они знают её, они поясняют, какой ритм откуда происходит и какое племя играет этот ритм, а какое - тот".[250] Конечно, на самом деле никакого восточно-африканского влияния на рэггей не было и быть не могло (другое дело - западно-африканское), но африканцы действительно воспринимают рэггей как чисто африканскую музыку. Этому способствовало и "культуртрегерство" исполнителей ямайского рэггей, непременно считавших своим долгом выступить в Африке. Например, звезда рэггей из ЮАР Лакки Дыоб начинал в стиле мбаканга, увлекшись рэггей после выступлений Джимми Клиффа в Соуэто. Высшей степенью мастерства ямайские исполнители также считали выпуск пластинки на африканских языках. Правда, большинство этих пластинок (последние работы Риты Марли, мелодически построенные на лишённом подчёркнутого ритма эфиопском церковном пении, а потому равнодушно воспринятые в Африке, молитвы на амхара с пластинки У-Роя "Правитель", композиции "Мистического откровения" и "Сыновей Негуса") были записаны на сомнительном амхарском, изученном в общинах растафари под руководством "знатоков", а потому, в отличие от английских текстов, не взволновали африканцев. Эфиопию же идеи растафари по понятным причинам и ввиду специфики эфиопской культуры затронули куда меньше других стран Африки. Зато успех имел, например, выпуск Эдди Грантом (британский, затем североамериканский певец рэггей барбадосского происхождения, продюсер и глава студии грамзаписи) в Нигерии альбома на йоруба. В отличие от рока. тяжело преодолевающего языковую трансформацию, рвущую его ритмику и музыкальную ткань, рэггей легко и естественно зазвучала на африканских языках: сегодня почти все африканские певцы рэггей используют - полностью или частично - местные языки в своих текстах.

Признанием воздействия рэггей на музыкальную культуру африканских стран стало вручение Бобу Марли Сенегалом "Третьемирской медали мира".

Появилась в Африке и своя инфраструктура рэггей. Например, нигерийскую рэггей обслуживает созданная правоверным растаманом с полученным в США Дипломом искусствоведа Тони Нзе "Дрэд энд Форс про-дакшн", расположенная в г. Онича, штат Анамбра. Но чаще африканские группы запиываются за границей. Так, в CША на африканских группах рэггей специализируется независимая компания "РАС Рекод".

Для африканской рэггей характерно стремление "расшифровать" заимствованные из растафари понятия применительно к африканской реальности. Обычно после "культового" термина в заглавии идёт скобках пояснение. Например, в альбоме нигерийского дуэта "Мандэйторз" "Кризис" (1987 г.) значится: "Возвысимся до небес (Нигерия)", "Избавление (от апартхейда)" и т.д. Другие песни с того же альбома дают представление о круге тем африканской рэггей - он не отличается от ямайского и британского: "Инфляция", "Я люблю тебя (Но Джа любит больше)", "Политики разбежались", "Сойдитесь все вместе и любите друг друга)". Африканская музыка рэггей более политизирована. Вот характерный текст - песня "африканского Боба Марли" (кстати, "преемственность" формально была признана тем, что после смерти Марли он записал альбом с группой Марли "Стенающие") Альфа Блонди "Сверхдержавы": "Сверхдержавы //Вон из Африки ко всем чертям!// Больше не надо никаких автоматов,// Никаких бомб,// Никакого политического давления,// Экономического шантажа.// Сверхдержавы!// Вон из Африки ко всем чертям!// Мы не хотим,// Нам не нужны// Автоматы и ракеты,// Мы не хотим// Ваши атомные бомбы.// Я говорю: Нет! Нет! Нет!// Дети Джа не хотят,// Чтобы ваша биотехнология разрушила нашу милую землю,// Чтобы ваша электроника разрушила нашу милую землю,// А потому – вон, вы и ваше ЦРУ (3 раза).// Сверхдержавы!// Нам в Африке нужны// Хлеб и мир.// Мы в Африке хотим// Могущественного братства. // Мы не хотим видеть// Вас и ваше КГБ,// Мы не хотим иметь дело// С вами и вашей Красной Армией. // Поэтому я говорю: // Власть - народу, // Отдайте власть народу Джа, // Могучую власть - моему народу,// В Южной Африке - тоже! // Отдайте власть чёрному народу".

Культовая сторона растафари осталась на Африканском континенте менее известной, растафаристские заклинания используются музыкантами скорее как "память жанра", элемент канона. Зато с восторгом воспринимаются политические и антирасистские лозунги растафари, а также призыв к культурной независимости. Лакки Дьюб (ЮАР), ставший, по словам французского исследователя, символом африканского растамана, в своих альбомах "Раста никогда не умрёт" (1985 г.), "Подумайте о детях, скажите им правду" (1986 г.) и "Раб" (1987 г.) "поет на темы Джа, растамана и его корней, но что касается курения марихуаны - отвечает иронично: Если бы Джа хотел, чтобы мы курили, он бы снабдил нас трубою".[251]

Многие растаманы, вернее, африканцы, считающие себя растаманами. вообще полагают, что растафари - это "антирасистское молодежное движение, созданное Бобом Марли".

Ортодоксальные растаманы встречаются в Африке в двух случаях; среди студенчества (здесь это скорее игра, эпатаж) и городских люмпенов.

Главным в растафари, не считая притягательного для африканцев видения мира и политических лозунгов панафриканизма, молодые африканцы сочли возможность развязаться с властью традиций, косной опекой старшего поколения, одновременно оставшись –и даже подчёркнуто оставшись - африканцами в культурном отношении, но уже "современными африканцами". Очевидно, следует ожидать появления уже местных явлений, подобных растафари (в ипостаси молодёжной субкультуры), радикально решающих проблему выбора между "традиционным", "самобытным" и "современным" в пользу "современной самобытности".

К "настоящим" же растаманам относятся скорее как к чудакам, но политическая и культурная стороны "движения" принимаются безоговорочно, особенно призыв к духовной деколонизации и гордости за свою расу. Африканская раста разделилась на малочисленную религиозную и влиятельную "культурно-политическую", в форме музыкального увлечения и моды сделавшую культурный национализм фактом массового сознания. Поэтому представители одной и той же страны заявляют в опросах: "У нас растаманов почти нет" и "У нас вся молодёжь - растаманы". Это разное - "узкое" и "широкое" понимание "культуры растафари". Примечательно, что профессора из университета Хараре убеждали меня, что растафари - это вредное поветрие, портящее молодёжь, но зато одновременно (и не видя в этом противоречия) высоко ценят Томаса Мапфумо как воспитателя у молодёжи достоинства и культурной идентичности. Противоречие зимбабвийские учёные снимают, заявив, что Мапфумо де и не растаман вовсе (тем более, что Мапфумо, хотя и охотно обыгрывает некоторые черты раста-рэггей, сам этот вопрос обходит молчанием либо подчеркивает свою укорененность именно в культуре машона), а так - кое-что из растафари использует, но не всё подряд, а лишь то, под видом чего в доступной юношеству форме можно пропагандировать национальную культуру. Да и музыка Мапфумо, дескать, не столько рэггей, сколько напоминающая рэггей традиционная музыка машона. Иными словами, старшее поколение согласно с "идейным" содержанием расты, но не приемлет "субкультурное". Вот лишь три мнения о растафари из опроса, проведённого ивуарийским журналом, l6-летний учащийся колледжа целиком за растафари: "Одно нельзя отрицать: сегодня рэггей - лучшая музыка, какая только есть на свете". Он готов слушать рэггей часами. Другой абиджанец, постарше, любит рэггей в основном за темы песен, так как они "в основном посвящены социальным нуждам угнетённых народов, но феномен рэггей иногда внушает опасения - это когда некоторые, к несчастью, ещё не понявшие истинный смысл рэггей. делают её синонимом распущенности и наркомании". И, наконец, 40-летний Жан Сека: "Рэггей - это поистине не что иное, как наркотики и бандитизм". Он требует запретить продажу в Кот д'Ивуар пластинок рэггей, радуется, что не состоялись гастроли Боба Марли в стране.[252]

Джон Нанли (США), автор исследования по городской культуре Западной Африки, показывает, в каком виде "культура растафари" внедрилась в Африку, указывая при этом на первостепенную роль музыки рэггей (собственно, не будь рэггей, растафари никогда бы не выйти за пределы Ямайки). Нанли цитирует сьерра-леонского журналиста: "Медленно, но непрестанно веет над Фритауном ветерок растафари, и последствия этого идут далеко." Осуждая увлечение марихуаной, "грязными дрэдлокс", пренебрежение к труду, журналист сомневается в искренности принятия молодёжью доктрин "религиозной расты". Одновременно он считает, что "повышая престиж Африки и мирового чернокожего сообщества в целом, артисты стиля раста-рэггей делают для чернокожих столь же важное дело. что и соратники Стива Бико".[253] Сам Нанли, изучая молодёжные маскарадные ассоциации "Одэ" - такой вид приняли в городских условиях традиционные общества охотников йоруба - замечает, что "стиль жизни обществ Одэ сложился под влиянием... растафаристской философии, выраженной в музыке рэггей и её текстах", однако, как поясняют члены общества "Кровавая Мэри", "фритаунская раста лучше всего описывается образом вольнодумца, который рассудительнее своего ямайского собрата. Вольнодумец одет в небрежной манере расты, но не носит причёски "дада" или дрэдлокс... В отличие от растамана, вольнодумец работает…, он выступает против легализации марихуаны". "Движение рэггей-раста, - пишет Дж. Нанли, - определило настрой жизненного стиля обществ Одэ, к большому раздражению старшего поколения горожан. Если стиль расты и не копируют в мелочах, то её клич "Равные права!" <название песни П.Тоша. -Н.С.> вошёл в сознание всех членов общества".[254]

Власти также относятся к молодёжному увлечению двойственно. С одной стороны, приветствуется тяга к самобытности и панафриканскому единству, с другой - вызывают опасение бунтарские и неприязнь - богемные стороны растафари, чувство личной независимости и враждебность любым политическим структурам. Парадоксально, что настоящим гонениям растаманы подвергаются в странах с официальной идеологией, основанной на аутентичности: в Заире, Малави, Того. В Нигерии правительством было запрещено студенческое университетское "движение рэггей". Во многих странах государственные радиостанции передают "антиимпериалистические" и "африканско-патриотические"песни рэггей, но гимны марихуане почти повсюду запрещены, как и критика "крысиных гонок" политиков. Одновременно власти не прочь использовать влияние рэггей на молодёжь в целях политической мобилизации. Так, в Нигерии правительственная организация "МАМСЕР" для разъяснения экономической и социально программы властей организовала турне по стране нигерийский певцов рэггей Маджека Фашека и Сонни Окосуна. перемежавших песни "разъяснительной работой". Правда, если на Юге их ожидал триумф, то на мусульманском Севере, в Сокото и Кацине, местная администрация запретила выступления, ссылаясь на неприемлемость рэггей в исламских районах. "Местная элита опасается революционного и религиозного содержания лозунгов рэггей, таких, как "Алилуя", которое постоянно восклицают звёзды", - комментирует нигерийский журнал.[255]

Пример непростых отношений богемного растафари с политической элитой, которая не прочь использовать рэггей для насаждения почвенничества и традиционализма, но удручена субкультурной стороной расты, - это двусмысленные взаимоотношения Феликса Уфуэ-Буаньи и "нового Боба Марли" Альфа Блонди. Сам Альфа Блонди (Сеиду Коне), поющий на диула, французском и английском, вернул молодёжи вкус к отечественной культуре и языку, сделав их модными. С другой стороны, будучи явно психически нездоровым человеком и убедив поклонников в собственном профетизме ("Джа велик, и Альфа - пророк его", - с лёгкой руки жены Блонди, французского музыковеда, специалиста по африканской городской музыке Элен Ли пошла гулять эта фраза), Блонди обличал власти и вообще всё на свете, воспевал мир сомнительных антисоциальных элементов, сам покуривал марихуану и другим советовал. Однако, пройдя курс соответствующего лечения, Блонди записал ряд песен, воспевавших героев Африки и разоблачавших её врагов, а также разъяснявших, что раста бывает хорошей (верность корням) и ложной (наркоманы и бездельники). За песню "Раста разумная и раста безумная" Блонди удостоился похвалы президента. С тех пор между ними установились отношения, напоминающие отношения Евг. Евтушенко с советскими руководителями: Уфуэ-Буаньи то отечески журил Блонди за выходки, то давал взбучки, то лично вручал ему правительственные награды. В свою очередь, Блонди записал скандально известную песню "Джа Уфуэ", в которой воздавал должное лидеру страны, намекая, что Буаньи - того: тоже, хоть немножечко, а Джа, тем более, что эфиопский Джа к тому времени уже почил. Песня вызвала обвинения в пресмыкательстве - от левой интеллигенции континента до советского журнала "Азия и Африка сегодня", но Блонди в ней явно искренен, тем более, что на фоне других долговременных и бессменных правителей континента ивуарийский лидер действительно выглядит мудрым и человечным, да и всею своей непутёвой жизнью Блонди доказал неспособность к заискиванию. Вот текст нашумевшей песни: "Уфуэ, Джа Растаман! // Уфуэ - это растаман! // Он добр, как растаман. // Он привержен своей стране, // Как раста. // Он отдал себя без остатка нам, своим малым детям, // Он посвятил свою жизнь нам, своим малышам... // Уфуэ - Джа! // Он - главная опора ОАЕ. // Он - главная опора РДА <Африканско-го демократического объединения, массовой политической организации французских колоний, созданного при участии Буаньи в 1946 г. - Н.С.>.//Уфуэ бывал там - // Вперед, вперед к Аддис-Абебе. // Джа-Джа Уфуэ - йе! // Всегда готов к борьбе за мир, как раста,// Посвятил свою жизнь делу мира, как раста, // Как растаман,// Джа-Джа Уфуэ! // Да здравствует папа Буаньи. // Мы следуем за тобой, папа Буаньи." Как комментирует песню ивуарийский философ, "кто из ивуарийских артистов не воспевал Уфуэ-Буаньи…? Но растафаризм - это не только волосы косичками или застиранные голубые джинсы. Это также глубоко мистическая и националистическая духовность, это состояние духа".[256] Это следует понимать так, что Блонди не подличает, а побуждает Уфуэ-Буаньи поступать как растаман, и в контексте ивуарийской жизни это смелый поступок - по крайней мере, никто из отечественных "шестидесятников" не осмелился сказать, что Никита Сергеевич – гуманист, абстракционист, концептуалист и экзистенциалист, хотя он-то как раз таковым и был.

Вероятно, поможет прояснить отношение африканской молодёжи к растафари проведенный мною опрос, в котором среди прочих вопросов около 300 молодых африканцев из 31 страны должны были ответить, положительно или отрицательно они оценивают растафари, что это такое и что означает само слово.

Выяснилось, что лишь один юноша не знает, что такое растафари, да и тот - араб из Мавритании. Кстати, из Мавритании же, но уже с Югa страны (пёль по этнической, принадлежности) оказался и самый горячий сторонник растафари, для которого рэггей - главный из интересов, обладатель большой фонотеки и знаток текстов. Остальные североафрикацы (в опрос они не включались) знают кое-что через музыку, но никакого интереса ни рэггей, ни растафари у них не вызывает.[257] В Судане же якобы очень много певцов рэггей на Юге. Рэггей же популярна и на мусульманском Севере, даже есть якобы исполнитель - Шанханел Ахмед,- поющий рэггей по-арабски, но рэггей в Судане - это музыка и не более (кроме ответов респондентов, никаких сведений об интересе к рэггей в Судане я никогда не встречал).




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.