Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Классификация детского фольклора



Разрабатывая классификацию традиционного детского музыкального творчества, ученые опирались на классификации музыкального фоль­клора, предложенные Г.С.Виноградовым и О.И. Капицей. И.О.Капица теоретически обосновала принадлежащее П.А.Бессонову деление детского фольклора по возрастной градации детей. К детскому фольклору она относила и «мате­ринскую» поэзию. Против этого решительно выступал Г.С.Виноградов. Поэзию пестования он считал особой обла­стью фольклора взрослых. Г.С.Виноградов выделял пять ос­новных разделов детской народной поэзии, положив в основу этой классификации бытовое назначение:

1 )игровой фольклор,

2)потешный фольклор,

3)сатирическая лирика,

4)бытовой фольклор,

5) календарный фольклор.

О.И.Капица учитывала не только возрастную градацию носителей детского фольклора, но и генезис поэзии. Генети­ческого принципа (поэзия взрослых для детей, выпавшая из фольклора взрослых и усвоенная детьми, а также собствен­ное творчество детей} придерживается и В.П.Аникин.

Наиболее универсальна классификация М.Н.Мельникова, опирающаяся на открытия Г.С.Виноградова, но учитывающая принцип возрастной гра­дации детей и некоторые другие положения О.И.Капицы. М.Н.Мельников, говоря об общности поэтики, музыкальном строе и бытовой функции, выделяет самостоятельные жанры.

Поэзия пестования

Поэзия пестования — удивительно тонкийи гибкий инструмент народной педагогики.

Понятие «народная педагогика» значительно шире понятия «материнская поэзия»: оно вклю­чает всю совокупность средств и методов воспитания и обу­чения подрастающего поколения, закрепленных в народном сознании, в народных традициях, в поэзии народа.

Рассматривая жанр как функцию, выраженную в худо­жественной структуре, М.Н.Мельников выделяет по совокуп­ности признаков следующие музыкальные жанры поэзии пес­тования: колыбельные песни, пестутки, потешки, прибаутки.

Колыбельные песни

Название песен, которыми убаюкивают ребенка —колыбельные - происходит от основы колыбать (колыхать, колебать, качать, зыбать). Отсюда же — колыбель, коляска. В народном обиходе было и название «байка» — от глагола байкать (баюкать, качать, усыплять). Собиранием и изучением колы­бельных песен занимались десятки фольклористов, этногра­фов, педагогов начиная с первой половины XIX века. Наибо­лее существенный вклад внесли А.Ветухов, Г. Добряков, Г.С.Виноградов, О.И.Капица, М.В.Красноженова, Г.А.Барташевич, А.Н.Мартынова. В народе дорожили колы­бельным песенным мастерством и передавали его из поколе­ния в поколение. Едва дочка начнет забавляться со своими куклами, как мать ее учит правильно «байкать». Этот урок не простая забава матери с ребенком и не пропадает даром. В крестьянской русской семье девочки с 6-7-летнего возраста уже сами становились няньками младших братишек и сестре­нок, а то и нанимались в чужие семьи. Уже в древности люди хорошо понимали, что в первые годы жизни детский орга­низм занят собственным формированием, что «высшие чело­веческие функции — отправления разума и воли — еще дремлют в зачаточном состоянии». В первый год жизни толь­ко объем головного мозга ребенка увеличивается в четыре раза. Появившись на свет, ребенок «не видит» песни, а бук­вально через год они радуют его, он понимает простую разго­ворную речь и сам произносит свои первые слова. «Уже в первый месяц жизни, — писал Г.Добряков, — ребенок прояв­ляет музыкальные восприятия — восприятия ритма и мело­дии; однако ему доступна лишь несложная ритмическая сме­на звуков». И все это знал народ — педагог.

Колыбельные песни имеют очень древнее происхож­дение, доказательством этого являются антропоморфные об­разы Сна, Дремы, Угомона, Упокоя, а также близость древ­нейших текстов к заговорам («Сон да Дрема, пройди Коли голова», «Угомон тебя возьми» и др.).

Анализ исследователей древнейших колыбельных пе­сен показывает, что круг опоэтизированных в них лиц, пред­метов, явлений предельно узок. Эта же закономерность про­является и при анализе жанрового ядра, то есть повсеместно распространенных и наиболее устойчивых произведений. Это сам младенец, его мать, отец, бабушка, дедушка, котик, гули (голуби), домашние животные, мифологические образы, ко­лыбелька, одеяльце, хлеб, молоко, рожок и некоторые другие. Тексты песен очень просты, как бы сотканы из существи­тельных и глаголов. И это не случайно, поскольку в песню вводилось преимущественно то, что ребенок может воспри­нять органами чувств. Учитывая психологические особенно­сти ребенка колыбельного возраста, его конкретно-образное, чувственное восприятие мира, колыбельная песня рисует этот мир не в красочной неподвижности, а как мир движущихся существ и предметов, говорил М.Н.Мельников.

Я качаю, зыбаю,

Пошел отец за рыбою,

Мать пошла мешки таскать,

Баушка уху варить,

А дедушка свиней манить...

Здесь каждый стих — новая динамическая картинка. И снова не случайно: ребенок еще не в состоянии долго удер­живать в памяти тот или иной образ, то или иное слово, на­долго останавливать свое внимание на чем-то одном.

Все исследователи колыбельной песни отмечали импровизационность жанра. В колыбельный репертуар входили обрядовые, хороводные, игровые песни. Особенно часто обо­гащение колыбельных шло за счет прибауток из собственного репертуара пестуний и других смежных жанров. С распро­странением грамотности заметно усиливалось влияние лите­ратуры. Все это приводило к определенным качественным изменениям жанра как по содержанию, так и по форме. Эти изменения были предопределены в первую очередь тем, что колыбельная песня, будучи формой воздействия на ребенка, инструментом народной педагогики, является еще и песней матери, в которой мать выпевает и то, что прямо не адресова­но ребенку, что выражает ее чувства и переживания за преде­лами воспитательных задач.

Согласно правилам народной педагогике, чтобы воспитать физически здорового, жизнерадостного и любознательного человека, в ребенке необходимо поддерживать в часы его бодрствования радостные эмоции. На первых порах, пока ребенок не понимает еще смысла слов, это достигается с помощью некоторых физических приемов, в чем-то напоминающих физзарядку. Распеленав ребенка, мать или няня, обеими руками, слегка сжима тело ребенка, проводит несколько раз от шейки до ступни Этот своеобразный массаж помогает восстановить кровообращение, возбудить жизнедеятельность всего организма, что очень важно в период первоначального роста. Не каждая мать осознает необходимость этой процедуры, едва ли из сотни одна объяснит ее физиологическое назначение, но народная педагогика эмпирическим путем пришла к убеждению в без­условной полезности этого приема и закрепила его в музы­кально-поэтических произведениях, передающихся из поко­ления в поколение. Мать забыла бы, когда и как необходимо проделывать эту процедуру, как распределять время, если бы на помощь ей не пришла незамысловатая песенка:

Потягунюшки, порастунутки,,

Поперек толсту чутки,

А в ножки ходунютки,

А в руки фатунюшки

А в роток говорок,

А в голову раэумок.

Исполнение пестушек не требует ни усиленной работы памяти, ни особых вокальных данных, но в ней есть все: по­нимание значения этого приема и для роста организма («По­тягунюшки, порастунюшки. Поперек толстунюшки»), и для развития двигательных функций ребенка («А в ножки ходу-нюшки, А в ручки фатунюшки»), и для умственного и нрав­ственного развития («А в роток говорок, А в голову разумок»). По мере подрастания ребенка упражнения усложняют­ся. Это закрепляется в более сложном тексте пестушки:

Пример:

Тятеньке - сажень,

Маменьке - сажень,

Дедушке — сажень,

Бабушке - сажень,

Брату - сажень,

Сестрице - сажень,

А Колюшке - большую, наибольшую.

Пестушкам присуще своеобразное построение, опреде­ляемое характером и краткостью физических упражнений, не­обходимых ребенку в тот или иной момент. Они имеют отлич­ное от родственных жанров содержание, касающееся только физического воспитания, только тех действий, которые произ­водятся, их ожидаемых результатов. Пестушки не всегда риф­мованы, но если имеется рифма, то она, как правило, парная («ходунюшки — фатунюшки»), В смежных, не рифмованных между собой стихах применяется внутренняя рифма («В лесок по мошок»). Поэтизация текста достигается с помощью повто­ра («Лунь плывет, лунь плывет»). К пестушкам примыкают и заговоры-шутки. Купают ребенка и, чтобы он не плакал при окачивании водой, весело приговаривают:

С гуся вода, С Пети худоба.

Все эти заговоры носят, подчеркнуто шуточный харак­тер, но в силу веры ребенка в могущество матери помогают, успокаивают его Некоторые пестушки, усложняясь, развивая игровое начало, переходят в жанр потешек.

Потешки

Потешками принято называть забавы взрослых с малыми детьми, которые сопровождаются различными движениями, хлопками и т.д. Потешками называются и песенки — приговорки, органи­зующие эти забавы. Многие потешки в записи по форме близки к колыбельным песням, но характер их исполнения, бытовое назначение, эмоционально-мелодическая основа и педагогическое воздействие совершенно иные. Впервые ка­чественные записи потешек дал И.П.Сахаров. Главное назна­чение потешки — приготовить ребенка к познанию окру­жающего мира в процессе игры, которая скоро станет неза­менимой школой физического и умственной подготовки. Иногда в потешку вводится характерное для большой кресть­янской семьи разделение труда в зависимости от физических возможностей:

Большаку дрова рубить {большой палец},

А тебе воды носить (указательный},

А тебе печа топить (безымянный},

А малышке песни петь (мизинец},

Песни петь да плясать,

Родных братьев потешать.

Потешки являются первой ступенью лестницы, веду­щей к познанию богатств русского языка, к усвоению народ­ного музыкально-поэтического творчества.

Прибаутки

Потешки сменяются прибаутками. Прибауткой принято означать «смешной небольшой рассказ или смешное выраже­ние, придающее речи юмористический оттенок». В детском фольклоре под этим термином издавна объединяли стишки-песенки, которые развлекали и потешали детей. От потешек (забавок) они отличались тем, что не сопровождаются опре­деленными игровыми действиями. Некоторые ученые (Т.Н.Потанин, В И Даль, А.Ф.Можаровский, А.Марко), види­мо, по признаку наличия юмористических тенденций, к при­бауткам относили произведения других жанров (считалки, перевертыши, скороговорки, дразнилки, и т.д.). Успешно ре­шала вопросы классификации детского фольклора О.И.Капица. Но и она, по мнению М.Н..Мельникова, не сочла необходимым провести грани между прибаутками и песенка­ми для детей, объединив их в одном разделе своей книги И это не случайно: поэтика прибауток и песенок взрослых для детей не имеет серьезных различий. В быту они выполняют одну и ту же роль.

Вполне обоснованно поэтому решение В П.Аникина объединить все эти произведения под термином «прибаутки» Это отражает и исторические изменения жанра. Прибаутки генетически в основе своей восходят к игровым приговорам и «скоморошным» песням. Как жанр детского фольклора они оформились не раньше ХУШ века. И.П.Сахаров дал описание девичей игры «Коза». Игровой приговор являлся диалогом девушки и козы:

Коза, коза, бя,

Где ты была?

Коней стерегла.

И где кони?

Они в лес ушли...

Этот игровой приговор дал начало многочисленным диалогическим прибауткам про козу, сороку и др. Темы при­бауток о насекомых, которые дрова рубили, баню топили, о свиньях умных, что «пиво варили, борова женили», и многие другие унаследованы от скоморохов. Впервые прибаутки бы­ли опубликованы сибирской фольклористикой Е.А.Авдеевой в 1849 году в «Отечественных записках». Жанр прибауток далеко не однороден. В него входят короткие песенки (без элемента комического), обращения к детям типа:

Наша доченька в дому

Что оладушек в меду,

Что оладушек в меду,

Сладко яблоко в саду.

Прибаутки второй группы, или прибаутки-шутки, генетически восходят к шуточным песням скоморохов и унасле­довали от них систему образов. Таковы все песенки о живот­ных, насекомых, делающих человеческие дела, например:

Кошка в лукошке

Рубашки шьет,

У ношен кошки

Три сдобные лепешки,

А кот на печи

Сухари толкет,

А у нашего кота

Три погреба молока.

Кроме того, существуют приговорки-притчи. А.П.Бабушкина называла их детскими анекдотами. По мне­нию М.Н.Мельникова, это не совсем верно. Произведения этого рода, в отличие от анекдота, представляют собой дос­тупный детям урок нравственности, облеченный в занима­тельную форму; по системе поэтических средств они ближе к диалогическим прибауткам. Общеизвестна следующая при­баутка-притча:

- Тит? А Тит?

- Чего?

- Иди молотить.

- Брюхо болит,

- Ходи кашу ись.

- А где моя большая ложка?

По построению, по системе образов, по наличию «учи­тельного элемента» это произведение, несомненно, ближе к прибауткам, нежели к анекдотам. В отличие от анекдота, жанра прозаического, в прибаутках-приговорках чувствуется тяготение к стихотворной организации текста (мерность строк, повторы, иногда рифмы, ассонансы и т.д.). Прибаутки уже давно не являются активом репертуара пестуний. Почти все они записаны от престарелых женщин. Лучше сохрани­лись прибаутки-притчи и диалогические прибаутки. Но и они постепенно уходят из репертуара пестуний.

Бытовой фольклор

Все жанры детского музыкального фольклора являются бытовыми, так как очень тесно связаны с бытом детей. Колы­бельные песни, пестушки, потешки, прибаутки выполняют воспитательную функцию, а детские песни, в том числе ка­лендарные, а также заклички и приговорки сочетают в себе игровую и вербальную магическую функции, т.е. они много­функциональны. М.Н Мельников все эти жанры, отразившие различные стороны детского быта, отнес к детскому бытово­му фольклору.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.