Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

КОРОЛЬ НА ЖЕЛЕЗНОМ ТРОНЕ 35 страница



– Слышу. Клянусь, я никогда больше не буду целовать его и... и соблазнять. – Санса полагала, что тетке хочется услышать именно это.

– Вот ты и созналась! Я так и думала, что это ты. Ты так же распутна, как и твоя мать. – Лиза схватила Сансу за руку. – Пойдем-ка со мной: я хочу показать тебе кое-что.

– Вы делаете мне больно, – съежилась Санса. – Прошу вас, тетя Лиза, я ни в чем не виновата, клянусь.

– Мариллон! – крикнула тетка, глухая к ее мольбе. – Ты мне нужен!

Певец тут же прибежал на ее зов.

– Миледи?

– Сыграй нам песню «Правда и ложь». Пальцы Мариллона забегали по струнам.

– «Лорд из замка уехал дождливым днем, хей-нонни, хей-нонни-хей...»

Лиза тянула Сансу за руку, и той поневоле приходилось идти, чтобы удержаться на ногах. Между двумя колоннами в мраморной стене виднелась белая, выточенная из чардрева дверь. Три тяжелых бронзовых засова удерживали ее закрытой, но Санса видела, что за ней бушует ветер. Заметив врезанный в дерево полумесяц, она уперлась ногами в пол.

– Лунная Дверь! Зачем вы ведете меня к Лунной Двери?

– Теперь ты пищишь, как мышка, зато в саду была куда как смела! Там, на снегу!

– «А леди его села шить под окном, – пел Мариллон. – Хей-нонни, хей-нонни, хей-ннони-хей».

– Открой дверь, – приказала Лиза. – Открывай, не то я кликну стражу. – Она толкнула Сансу вперед. – Твоя мать по крайней мере была храброй. Сними засовы.

«Если я послушаюсь, она отпустит меня», – подумала Санса и вынула из скоб первый засов. За ним звякнули о мраморный пол второй и третий. Едва Санса притронулась к щеколде, тяжелая дверь отворилась вовнутрь, со стуком ударив в стену. Снег ворвался в проем вместе с ветром, и Сансу пробрала дрожь. Она попыталась отойти, но стоявшая сзади тетка схватила ее одной рукой за талию, а другой уперлась ей в спину, толкая Сансу к открытой двери.

Кроме белого неба и снежных хлопьев, за дверью не было ничего.

– Посмотри вниз, – велела Лиза. – Посмотри вниз, говорят тебе.

Санса хотела вырваться, но пальцы тетки впились в нее, как клещи. Лиза толкнула племянницу, еще ближе к двери, и Санса закричала. Ее левая нога скользнула по наметенному внутрь снегу. Снаружи был только воздух, и в шестистах футах ниже вилась по склону горы дорога в замок.

– Не надо! – крикнула Санса. – Мне страшно! – Мариллон позади пел, бренча на арфе:

– «Хей-нонни, хей-нонни, хей-нонни-хей».

– Хочешь, чтобы я разрешила тебе уйти? Этого ты хочешь?

– Нет. – Санса всеми силами подалась назад, но тетка не сдвинулась с места. – Не сюда. Прошу вас. – Она шарила по дверному косяку, но зацепиться было не за что. Ноги скользили по мокрому мрамору. Лиза неумолимо толкала ее вперед, и весила тетка на три стоуна больше, чем племянница.

– «Тут леди на сено легла нагишом», – пел Мариллон. Санса рванулась вбок, обезумев от страха, и одна ее нога ушла в пустоту.

– «Хей-нонни, хей-нонни, хей-нонни-хей».

Ветер задрал ей юбки и впился холодными зубами в голые ноги. На щеках таяли снежинки. Санса, отчаянно размахивая руками, ухватилась за толстую теткину косу.

– Пусти меня! Пусти! – завопила Лиза. Она балансировала на самом краю. Где-то далеко стражники дубасили копьями в дверь, требуя, чтобы их впустили. Мариллон оборвал свою песню.

– Лиза! Что это значит?! – донеслось до Сансы сквозь плач, визг и тяжелое дыхание. Гулкое эхо чьих-то шагов раздалось в чертоге. – Да отойди же оттуда! Лиза, что ты делаешь? – Стражники по-прежнему долбили в дверь. Мизинец прошел через другую – через дверь лордов за помостом.

Лиза повернулась, немного ослабив хватку, и Санса сумела вырваться. Она упала на колени, и тут Петир увидел ее. Он замер на месте.

– Алейна! В чем дело?

– В ней. – Лиза схватила Сансу за волосы. – В ней все дело. Она с тобой целовалась.

– Скажите ей, – взмолилась Санса. – Скажите, что мы просто строили замок...

– Молчать! – взвизгнула тетка. – Я тебе слова не давала. Плевать я хотела на твой замок.

– Она еще дитя, Лиза. Дочь Кет. Что ты творишь, скажи на милость?

– Я хотела выдать ее за Роберта! Она неблагодарная. Развратная. Ты не ее, чтобы тебя целовать. Не ее! Я собиралась проучить ее, вот и все.

– Понятно. – Петир погладил подбородок. – По-моему, она уже все поняла, – правда, Алейна?

– Да, – прорыдала Санса. – Я поняла.

– Не хочу, чтобы она здесь оставалась. – Глаза тетки блестели от слез. – Зачем ты привез ее в Долину, Петир? Ей здесь не место. Не место.

– Ну так отошлем ее назад. В Королевскую Гавань, если хочешь. – Петир сделал шаг в их сторону. – А теперь отпусти ее, и отойдите обе от двери.

– НЕТ! – Лиза еще крепче вцепилась Сансе в волосы. Их юбки шумно хлопали на ветру. – Не может быть, чтобы ты хотел ее. Она глупая, пустоголовая девчонка. Она не любит тебя так, как я. Я тебя всегда любила. Я доказала это, разве не так? – Слезы струились по ее отекшему красному лицу. – Я подарила тебе свою невинность. И сына бы подарила, но они убили его лунным чаем, ромашкой, пижмой и мятой, с ложкой меда и капелькой блоховника. Я не знала – я просто выпила то, что дал мне отец...

– Все это в прошлом, Лиза. Лорд Хостер умер, и его старый мейстер тоже. – Мизинец подошел чуть поближе. – Ты снова пила? Напрасно ты говоришь так много. Мы ведь не хотим, чтобы Алейна знала больше, чем ей полагается? Или Мариллон?

– Кет тебе никогда ничего не давала, – не слушая его, продолжала Лиза. – Я устроила тебя на твою первую должность, я заставила Джона взять тебя ко двору, чтобы ты был рядом. Ты говорил, что никогда этого не забудешь.

– Я не забыл. Теперь мы вместе, как ты всегда хотела, как мы замышляли. Отпусти Сансу.

– Нет! Я видела, как вы целовались на снегу. Она такая же, как ее мать. Кейтилин целовалась с тобой в богороще, да только не всерьез – ты не был ей нужен. А ты любил ее больше, чем меня-а-а-а!

– Нет, любимая. – Петир сделал еще шаг. – Ты же видишь – я здесь. – Он протянул ей руку. – Ты плачешь напрасно.

– Напра-а-асно, – рыдала она. – Ты и в Королевской Гавани то же самое говорил. Добавь слезы Джону в вино, сказал ты, и я это сделала. Ради Роберта и ради нас! И написала Кейтилин, что моего лорда-мужа убили Ланнистеры, как ты мне велел. Как умно... ты всегда был умен, я и отцу говорила, что Петир взлетит высоко, что он хороший и что я ношу его ребенка... Зачем ты целовал ее? Зачем? Мы соединились наконец после стольких лет, а ты целуешь ее-е!

– Лиза, – вздохнул Петир, – тебе следовало бы больше доверять мне после всех бурь, что мы пережили. Клянусь, что больше не отойду от тебя, пока мы оба живы.

– Правда? – рыдая, спросила она. – Нет, правда?

– Правда. Отпусти девочку и поцелуй меня.

Лиза бросилась в объятия Мизинца, а Санса на четвереньках отползла от Лунной Двери и ухватилась за ближнюю колонну. Сердце болезненно билось. В волосы набился снег, правый башмак отсутствовал – должно быть, упал вниз. Санса, содрогнувшись, еще крепче обхватила колонну.

Мизинец дал Лизе выплакаться у него на груди и легонько поцеловал ее.

– Милая моя, глупая ревнивая женушка. Ты же знаешь: я всю жизнь любил только одну женщину.

– Одну? – с дрожащей улыбкой повторила Лиза. – Ты клянешься, Петир? Только одну?

– Да. Только Кет, – сказал он и толкнул ее.

Лиза отлетела назад, поскользнулась на мокром мраморе и вдруг пропала. Она даже крикнуть не успела – за дверью слышался только шум ветра.

– Вы... вы... – ужаснулся Мариллон.

Стражники молотили в дверь своими копьями. Петир поднял Сансу на ноги.

– Ты цела? Тогда беги открой стражникам. Быстрее: время терять нельзя. Певец убил мою леди-жену.

 

ЭПИЛОГ

 

Дорога к Старым Камням делала два оборота вокруг холма, прежде чем достигнуть вершины. Ее состояние даже в хорошую погоду оставляло желать лучшего, а теперь она к тому же раскисла от ночного снегопада. Снег осенью в речных землях – это противоречит природе. Снег, правда, продержался только одну ночь и почти весь растаял, когда взошло солнце, однако Меррет счет его дурной приметой. Дожди, половодье, пожары и война лишили их двух урожаев и доброй части третьего, ранняя же зима грозила голодом всем речным землям. Да, голодать будут многие, а некоторые даже умрут. Меррет надеялся, что не войдет в их число, хотя с его удачей все может быть.

Нижние склоны холма под руинами замка заросли таким густым лесом, что в нем свободно могла укрыться целая сотня разбойников. Может быть, они все это время следят за ним. Меррет смотрел по сторонам, но не видел ничего, кроме дрока, крапивы, чертополоха и ежевики, растущих между соснами и серо-зелеными страж-деревьями. Толстые стволы перемежались хилым молодым дубняком, ясенями и вязами. Впрочем, если он не видит разбойников, это еще ничего не значит. Они умеют прятаться лучше, чем честные люди.

Меррет, по правде сказать, от души ненавидел леса, а разбойников не любил еще больше. «Они загубили мою жизнь», – жаловался он в подпитии. По мнению отца, он бывал в подпитии слишком часто и слишком при этом шумел. Что ж, это верно. В Близнецах надо хоть чем-то отличаться от других, иначе о тебе вовсе забудут, но репутация самого большого пьянчуги во всем замке ничего доброго ему не сулила. А ведь когда-то он надеялся стать самым славным рыцарем из всех, когда-либо державших копье. Боги лишили его этой надежды – так отчего бы ему не выпить время от времени? Это помогает от головной боли. Жена у него сварливая, отец его презирает, от детей никакой радости – чего же ради ему оставаться трезвым?

Теперь, однако, он был трезв. Он выпил пару рогов эля, когда завтракал, и маленькую чашу красного, когда пустился в путь, но это единственно ради того, чтобы в голове не стучало. Меррет чувствовал, как боль копится позади глаз – дай ей только случай, и в голове разбушуется настоящая буря. Тогда он только и мог, что лежать в темной комнате с влажной повязкой на глазах, кляня свою судьбу и безымянного разбойника, повинного во всем этом.

Даже мысль о недомогании вызвала у него тревогу. Сейчас он никак не может позволить себе болеть. Если он благополучно доставит Петира домой, вся его судьба переменится. Все, что нужно, – это доехать до вершины, встретиться с проклятыми головорезами в развалинах замка и уплатить выкуп. Проще некуда. Даже он тут ничего не сможет напортить... если только голова у него не разболится и даст ему усидеть на коне. К закату он должен прибыть на место встречи, а не валяться в слезах у обочины дороги. Меррет потер двумя пальцами висок. Еще один оборот вокруг холма, и он на месте. Когда пришло письмо и Меррет вызвался отвезти выкуп, отец прищурился и сказал: «Ты, Меррет?» И засмеялся в нос этим своим мерзким «хе-хе-хе». Пришлось чуть ли не на коленях ползать, чтобы ему доверили это треклятое золото.

В кустах у дороги что-то шевельнулось. Меррет натянул поводья и схватился за меч, но оказалось, что это всего лишь белка. Дурак, сказал он себе, вдвинув меч обратно в ножны. У разбойников хвостов нет. Седьмое пекло, Меррет, держи же себя в руках. Сердце у него колотилось, как у зеленого юнца в первом сражении. Это не Королевский лес, и ему предстоит встреча не с былым Братством, а всего только с жалкой шайкой лорда-молнии. На миг у него возникло искушение повернуть назад и доехать до ближайшего кабака. На это золото можно купить много эля – хватит, чтобы начисто забыть о Петире Прыще. Пусть его вешают, если охота, – сам виноват. Тот, кто бежит, высунув язык, за первой попавшейся шлюхой, ничего лучшего не заслуживает.

В висках уже начинало стучать – пока не сильно, но он знал, что скоро станет хуже. Меррет потер переносицу. Нет, он не вправе так дурно думать о Петире – ведь с ним самим случился такой же грех, когда он был в его возрасте. Меррет, правда, отделался только оспой, но все равно осуждать других ему не пристало. У шлюх есть свои достоинства, особенно когда у тебя рожа, как у Петира. Бедняга женат, но в жене-то все и горе. Мало того, что она вдвое старше Петира, она еще и с его братом Уолдером спит, если верить слухам. В Близнецах слухов всегда полным-полно, и далеко не все из них правдивы, но в этом случае Меррет склонен был поверить. Уолдер Черный всегда берет то, что хочет, будь это даже жена родного брата. С женой Эдвина он тоже спал, это всем известно, и Уолда Светлая иногда бегала к нему в постель, а кое-кто говорит даже, что с седьмой леди Фрей он был знаком куда лучше, чем ему полагалось. Неудивительно, что он отказывается жениться: зачем покупать корову, когда можно доить чужих?

Ругаясь про себя, Меррет ударил лошадь каблуками. Мысль о том, чтобы пропить золото, сильно соблазняла его – но если он вернется назад без Петира, ему лучше не возвращаться вовсе.

Лорду Уолдеру скоро стукнет девяносто два года. Он стал туг на ухо, почти ничего не видит, и подагра так его скрючила, что он передвигается только в носилках. Все его сыновья сходятся на том, что долго он не протянет. Когда же он умрет, начнутся перемены – и нельзя сказать, чтобы к лучшему. Отец сварлив и упрям, у него железная воля, а язык как осиное жало, но свое потомство он заботой не оставляет. Даже тех, в ком он разочаровался. Даже тех, кого не помнит по именам. Но как только его не станет...

Когда в наследниках ходил Стеврон, все обстояло по-другому. Старик натаскивал Стеврона добрых шестьдесят лет, вбивая ему в голову, что кровь – не водица. Но Стеврон умер, отправившись с Молодым Волком на запад – «от ожидания, не иначе», сострил Лотар Хромой, когда ворон принес весть о его кончине. А его сыновья и внуки – Фреи совсем другого пошиба. Теперь наследником стал сын Стеврона, сир Риман – тупоголовый, упрямый и жадный. А за Риманом следуют его сыновья, Эдвин и Уолдер Черный, которые будут еще почище. «К счастью, – сказал как-то Лотар, – друг дружку они ненавидят еще больше, чем нас».

Меррет не был уверен, что это к счастью, а Лотар, если на то пошло, еще опаснее, чем они оба. Перебить Старков на свадьбе Рослин приказал сам лорд Уолдер, но придумал это Лотар вместе с Русе Болтоном – вплоть до того, какие песни следует играть на пиру. За чашей вина с Лотаром очень весело, но Меррет не такой дурак, чтобы поворачиваться к нему спиной. В Близнецах быстро учишься доверять только родным братьям и сестрам, да и то с оглядкой.

По всей видимости, со смертью старика все его сыновья будут сами за себя, и дочери тоже. Новый лорд переправы, конечно, оставит в Близнецах некоторое количество дядюшек, племянников и кузенов – тех, кому он доверяет, а еще вернее, тех, кого сочтет для себя полезными – а остальных вышвырнет вон.

Это беспокоило Меррета больше, чем можно выразить словами. Меньше чем через три года ему минет сорок. Не те годы, чтобы начинать жизнь межевого рыцаря... если бы он даже был рыцарем, которым так и не стал. У него нет ни земель, ни собственного состояния. То, что на нем – вот и все его имущество, даже конь, на котором он едет, ему не принадлежит. Он недостаточно умен для мейстера, недостаточно благочестив для септона, недостаточно свиреп для наемника. Из всех даров боги наделили его только одним – происхождением, да и тут поскупились. Что толку быть сыном богатого и могущественного дома, если ты девятый сын? Если взять в расчет всех внуков и правнуков, Меррет скорее получит сан верховного септона, чем унаследует Близнецы.

Не везет ему. Никогда не везло. Он хорошо сложен, широк в плечах и груди, хотя ростом не слишком высок. За последние десять лет он сильно обрюзг, но в молодые годы почти не уступал сиру Хостину, своему старшему брату, который слыл самым большим силачом из всего потомства лорда Уолдера. Еще мальчишкой его отправили служить пажом к Кракехоллам, в семью его матери. Когда старый лорд Самнер сделал его оруженосцем, все полагали, что вскорости он станет сиром Мерретом, но разбойники из Королевского леса разрушили эту мечту. В то время как его собрат-оруженосец Джейме Ланнистер покрыл себя славой, Меррет сперва подцепил оспу от лагерной шлюхи, а после умудрился попасть в плен к женщине, разбойнице по прозвищу Белая Лань. Лорд Самнер выкупил его у разбойников, но в следующем же бою Меррет получил удар палицей, проломившей ему шлем, и две недели провалялся без памяти. Никто уже не чаял, что он выживет.

Меррет выжил, но его боевые дни остались позади. Даже самый легкий удар по голове вызывал у него режущую, доводившую до слез боль. Лорд Самнер мягко объяснил ему, что при таких обстоятельствах о рыцарской стезе нечего и думать, и его отправили обратно в Близнецы, где он стал жертвой ядовитых насмешек лорда Уолдера.

После этого все пошло еще хуже. Отец как-то выхлопотал ему хорошую партию и женил его на одной из дочерей лорда Дарри, когда Дарри были еще в милости у короля Эйериса. Но не успел Меррет лишить невинности молодую жену, как Эйерис лишился трона. Дарри в отличие от Фреев открыто поддерживали Таргариенов, что стоило им половины их земель, большей части состояния и почти всякой власти. Сама леди-жена горько разочаровала Меррета: несколько лет подряд она рожала одних только девочек. Три из них выжили, одна родилась мертвой, одна умерла в младенчестве, и лишь потом жена наконец разрешилась сыном. Старшая дочь выросла потаскухой, средняя обжорой. Когда Ами застали на конюшне сразу с тремя конюхами, Меррету пришлось выдать ее за жалкого межевого рыцаря. Хуже уж, кажется, и быть не могло – но тут сир Пейт решил завоевать себе славу, победив сира Григора Клигана, и овдовевшая Ами вернулась домой, к унынию своего отца и бурному восторгу всех конюхов замка.

Когда Русе Болтон выбрал в жены его Уолду в предпочтение ее более пригожим кузинам, Меррет возомнил было, что удача наконец обернулась к нему лицом: ведь союз с Болтоном много значил для дома Фреев. Но отец быстро поставил его на место. «Он ее выбрал потому, что она толстая, – сказал лорд Уолдер. – Не льсти себя мыслью, что Болтон жаждал иметь своим тестем Меррета Безмозглого. Твоя Уолда – корова, потому он на ней и женился, и не жди, что я скажу тебе за это спасибо. Мы могли бы добиться этого брака за вдвое меньшую цену, если бы твой поросеночек пореже работал ложкой».

Окончательное унижение Меррет испытал, когда Уолдер Хромой назначил ему его роль на свадьбе Рослин. «Мы все будем действовать сообразно нашим талантам, – сказал ему сводный брат. – У тебя, Меррет, будет одно-единственное дело, и надеюсь, что ты его не запорешь. Я хочу, чтобы ты напоил Большого Джона Амбера так, чтобы он на ногах стоять не мог, не то чтобы драться».

И даже с этим Меррет не справился. Вином, которое он влил в огромного северянина, можно было убить трех человек, но когда Рослин уложили в постель, Большой Джон сумел еще выхватить меч у первого напавшего на него человека и сломать ему руку. Понадобилось восемь других, чтобы заковать Амбера в цепи, причем двое из них были ранены, один убит, а бедный старый лис Леслин Хэй лишился половины уха. Опутанный по рукам и ногам, Большой Джон стал кусаться.

Меррет ненадолго остановился и закрыл глаза. Казалось, что в голове стучит тот проклятый барабан, в который били на свадьбе. Меррету стоило труда удержаться в седле. Надо ехать дальше, сказал он себе. Привезя назад Петира Прыща, он заслужит себе благосклонность сира Римана. Петир, может, и лопух, но он не так холоден, как Эдвин, и не так горяч, как Уолдер Черный. Он будет благодарен Меррету, а его отец поймет, что Меррет – человек преданный и надежный. Но это произойдет лишь в том случае, если он доставит золото куда следует на закате.

Меррет взглянул на небо. Он успеет как раз вовремя – надо только, чтобы руки не дрожали. Он отцепил от седла мех и хлебнул из него. Вино, густое и сладкое, почти черное, было чертовски приятным на вкус.

Крепостная стена Старых Камней некогда венчала вершину замка, как корона голову короля. Теперь она разрушилась до основания, и на ее месте виднелись лишь покрытые лишайником кучи камня. Меррет проехал вдоль бывшей стены до бывших ворот. Здесь камней было больше, и ему пришлось спешиться, чтобы провести через них коня. Солнце на западе скрылось за грядой облаков. Сорные травы внутри разрушенного замка доходили до пояса. Меррет пошатал меч в ножнах настороженно глядя вокруг, но никого не увидел. Может, он перепутал день? Он потер виски, но давление позади глаз от этого не уменьшилось. А, седьмое пекло...

Откуда-то из недр замка до него донеслась слабая музыка. Меррета пробрала дрожь, несмотря на плащ. Он снова откупорил мех и выпил еще глоток. Вот сесть сейчас на коня, поехать в Старомест и пропить золото. Из сделок с разбойниками никогда ничего путного не выходит. Эта подлая сука Венда выжгла оленя у него на заднице, пока он был у нее в плену. Неудивительно, что жена его так презирает. Нет, он должен довести дело до конца. Петир Прыщ в один прекрасный день может стать лордом переправы. У Эдвина сыновей нет, у Черного Уолдера одни бастарды. Петир запомнит, кто приезжал выкупить его. Меррет глотнул еще раз, заткнул мех и повел коня через дрок, битые камни и тощие деревца на звуки музыки.

Палая листва устилала землю, как мертвые тела поле битвы. На выветренной каменной гробнице сидел человек в залатанном и выцветшем зеленом наряде, перебирая струны арфы. Меррет узнал эту тихую, печальную мелодию. «Призраки с Дженни танцуют в чертогах былых королей...»

– Слезь, – сказал Меррет. – Ты сидишь на короле.

– Старый Тристифер не возражает против моей тощей задницы. Наш Молот Правосудия давненько не слыхал новых песен. – Разбойник соскочил вниз. Тощий, лицо острое, лисье, зато рот до ушей. Жидкие каштановые волосы упали ему на лоб. Он отвел их свободной рукой и спросил: – Вы меня помните, милорд?

– Нет. А должен?

– Я играл на ее свадьбе, и неплохо играл. Пейт, за которого она вышла, был мой кузен. Мы в Семи Ручьях все родня. Это не помешало ему зажать деньгу, когда пришло время платить. Почему ваш лорд-отец больше не зовет меня играть в Близнецах? Я произвожу слишком мало шума на вкус его милости? Он, я слышал, любит громкую музыку.

– Золото привез? – спросил сзади другой голос, погрубее.

У Меррета пересохло в горле. Проклятые разбойники, вечно прячутся в кустах. Вот и в Королевском лесу было то же самое. Ты думаешь, что поймал пятерых, а тут откуда ни возьмись выскакивает еще десяток.

Обернувшись, он увидел вокруг себя всю шайку – от сморщенных старцев до пареньков моложе Петира, в домотканом рванье, вареной коже и разрозненных доспехах, снятых с мертвецов. Среди них была женщина, закутанная в плащ с капюшоном втрое шире себя. Меррет слишком растерялся, чтобы сосчитать их, но разбойников было не меньше дюжины, может быть, два десятка.

– Я задал тебе вопрос, – сказал здоровенный бородатый детина с кривыми зелеными зубами и сломанным носом, выше Меррета, но не с таким объемистым животом. Его голову покрывал полушлем, плечи – желтый заплатанный плащ. – Где наше золото?

– У меня в сумке. Сто золотых драконов. – Меррет прочистил горло. – Вы получите его, когда я увижу, что Петир...

Приземистый одноглазый разбойник, не дав ему договорить, залез в его седельную сумку и достал мешок. Меррет хотел помешать ему, но передумал. Разбойник развязал тесемки, достал монету и попробовал ее на зуб.

– Вкус подходящий. – Он взвесил мешок на ладони. – И вес тоже.

Они заберут золото, а Петира оставят себе, в панике подумал Меррет.

– Здесь весь выкуп, как вы просили. – Он вытер вспотевшие ладони о штаны. – Который из вас Берик Дондаррион? – Дондаррион был лордом до того, как стать разбойником – быть может, он еще не забыл, что такое честь.

– Да это я и есть, – сказал одноглазый.

– Врешь ты все, Джек, – сказал бородач в желтом плаще. – Нынче моя очередь быть лордом Бериком.

– А я, выходит, Торос? – засмеялся певец. – Как это ни грустно, милорд, но у лорда Берика есть дела в другом месте. Времена у нас смутные, и сражаться приходится то и дело. Но мы поступим с вами так же, как поступил бы он, можете не опасаться.

Меррет, однако, опасался как нельзя больше, и в голове у него стучало. Еще немного – и он заплачет.

– Вы получили свое золото – отдайте мне моего племянника, и мы уедем. – Петир на самом деле доводился ему внучатым племянником, но им об этом знать незачем.

– Он в богороще, – сказал человек в желтом плаще. – Мы проводим тебя к нему. Нотч, подержи его коня.

Меррет неохотно отдал уздечку – что ему еще оставалось?

– Мех, – неожиданно для себя сказал он. – Глоток вина, чтобы успокоить...

– Мы с такими, как ты, не пьем, – коротко ответил Желтый Плащ. – Ступай за мной.

Листья шуршали под ногами, и каждый шаг пронзал болью висок. Они шагали молча, и ветер налетал на них. При свете закатного солнца Меррет перебрался через замшелый холмик на месте главных чертогов замка. За холмиком начиналась богороща.

Петир Прыщ висел на дубу с петлей вокруг длинной тощей шеи. Выпученные глаза обвиняюще смотрели на Меррета с черного лица. Ты пришел слишком поздно, как будто говорили они. Но это неправда. Он не опоздал. Он приехал в назначенное время.

– Вы убили его, – выдавил из себя Меррет.

– Ишь, приметливый какой, – сказал одноглазый.

В голове у Меррета топотали зубры. Матерь, смилуйся надо мной.

– Я привез вам золото.

– Очень любезно с вашей стороны, – сказал певец. – Мы позаботимся, чтобы оно было истрачено с пользой.

Меррет отвернулся от Петира. К горлу подступила желчь.

– Вы... не имели права.

– У нас веревка была, – сказал Желтый Плащ. – Нам и этого хватило.

Двое разбойников связали Меррету руки за спиной. Он был слишком потрясен, чтобы сопротивляться.

– Нет, – только и сумел выговорить он. – Я приехал, чтобы выкупить Петира. Вы сказали, что если золото будет у вас на закате, ему не причинят зла...

– Тут вы нас поймали, милорд, – сказал певец. – Мы немножко солгали.

Одноглазый, подойдя к Меррету с кольцом пеньковой веревки, накинул один конец ему на шею и завязал над ухом крепкий узел. Другой конец он перекинул через ветку дуба, и Желтый Плащ взялся за него.

– Что вы делаете? – Меррет понимал, что глупо спрашивать, но ему до сих пор не верилось в происходящее. – Вы не посмеете повесить Фрея.

– Тот, прыщавый, то же самое говорил, – засмеялся Желтый Плащ.

Нет. Не может быть.

– Отец вам заплатит. За меня дадут хороший выкуп. Больше, чем за Петира. Вдвое больше.

– Лорд Уолдер наполовину слеп и страдает подагрой, – вздохнул певец, – но он не так глуп, чтобы дважды попасться на ту же удочку. Боюсь, что в другой раз он пошлет к нам сто мечей вместо ста драконов.

– Да, пришлет! – Меррет старался говорить сурово, но голос его не слушался. – Он пришлет тысячу мечей, и вас всех перебьют.

– Пусть сначала нас поймает. – Певец взглянул на беднягу Петира. – И дважды он нас повесить не сможет, правда? – Он извлек печальный звук из свой арфы. – Ладно, погоди класть в штаны. Ответь мне на один вопрос, и тебя отпустят.

Ради спасения своей жизни Маррет готов был ответить на что угодно.

– Что ты хочешь знать? Я скажу правду, клянусь.

Певец ободряюще улыбнулся ему.

– Мы, видишь ли, ищем одного беглого пса.

– Пса? Какого еще пса?

– Он откликается на имя Сандор Клиган. Торос сказал, что он ехал в Близнецы. Мы нашли паромщиков, которые перевезли его через Трезубец, и бедолагу, которого он ограбил на Королевском тракте. Ты его, случаем, на свадьбе не видел?

– На Красной Свадьбе? – Меррету казалось, что череп у него сейчас лопнет, но он попытался вспомнить. Там была большая неразбериха, но кто-то должен был сказать, что пес Джоффри рыщет около Близнецов. – У нас на пиру его не было. Может быть, он побывал у бастардов или в лагерях, но кто-нибудь непременно сказал бы нам...

– С ним был ребенок, – сказал певец. – Худенькая девочка лет десяти или мальчик того же возраста.

– Нет. Об этом я ничего не знаю.

– Нет? Жалость какая. Придется тебя вздернуть.

– Нет, – завопил Меррет. – Я ответил тебе – ты обещал за это меня отпустить.

– Я сказал только, что тебя отпустят. Отпусти его, Лим, – обратился певец к Желтому Плащу.

– Да пошел ты, – кратко ответил тот.

Певец беспомощно пожал плечами и заиграл «Когда вешали Черного Робина».

– Прошу вас. – Остатки Мерретова мужества стекали вниз по ноге. – Я ничего вам не сделал. Я привез вам золото. Я ответил на ваш вопрос. У меня дети!

– Зато у Молодого Волка их никогда не будет, – сказал одноглазый.

Меррет не мог думать из-за стука в голове.

– Он опозорил нас, выставил на посмешище перед всем королевством. Мы должны были смыть это пятно с нашей чести. – Отец много раз это повторял.

– Может, оно и так. Что может корявое мужичье смыслить в господской чести? – Желтый Плащ намотал веревку на руку. – Зато в убийстве мы кое-что смыслим.

– Это не убийство. Это была месть. Мы имели право отомстить. Это война. А наш Эйегон, Динь-Дон, бедный безобидный дурачок? Леди Старк ему горло перерезала. Мы потеряли полсотни человек в лагере. Погибли сир Гарс Гудбрук, муж Киры, и сир Титос, сын Джареда... кто-то размозжил ему голову топором. Лютоволк Старка убил четырех наших волкодавов и оторвал руку мастеру над псарней, хотя был уже весь утыкан стрелами от арбалетов...

– А потом вы пришили его голову на плечи убитому Роббу Старку, – сказал Желтый Плащ.

– Это сделал мой отец. Я ничего не делал, только пил. Нельзя же убивать человека за пьянство. – Тут Меррету вспомнилось нечто, могущее спасти его. – Говорят, что лорд Берик всегда судит человека и никогда не убивает того, чья вина не доказана. У вас ничего нет против меня. Красную Свадьбу придумали мой отец, Риман и лорд Болтон. Лотар подстроил так, что палатки рухнули, и поставил арбалетчиков на галерее вместе с музыкантами. Бастард Уолдер возглавил атаку на лагерь... вот кто вам нужен, а не я. Я только пил. У вас даже свидетелей нет.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.