Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Устремление взора к месту совершения земных поклонов и проявление должного смирения во время молитвы



«Он (да благословит его Аллах и приветствует) склонял свою голову во время молитвы и устремлял свой взор к земле»[152], (а) «когда он находился в Каабе, то не отводил взора от места совершения своих земных поклонов, пока не покидал её»[153]; и он сказал: «Не подобает, чтобы в Доме (Аллаха) было нечто, что отвлекало бы молящегося»[154].

«Он запрещал устремлять свои взоры к небу»[155] и настаивал на этом запрете до такой степени, что сказал: «Люди, которые устремляют свои взоры к небу во время молитвы, должны прекратить это делать, а иначе их зрение никогда не вернется к ним (в другой версии этого хадиса говорится: «а то они лишатся зрения»)»[156]. В другом хадисе сообщается: «...а когда вы совершаете молитву, не смотрите по сторонам, поскольку Аллах обращает Свой Лик к лицу Своего молящегося раба до тех пор, пока он не посмотрит в сторону»[157], и он также сказал относительно взглядов (бросаемых молящимся человеком) по сторонам: «Это (не что иное, как кража) шайтана, похищающего нечто из молитвы раба (Аллаха)»[158].

Он (да благословит его Аллах и приветствует) также сказал: «Аллах не перестает смотреть на Своего раба во время молитвы до тех пор, пока он не посмотрит в сторону, а когда он отворачивает свое лицо, Аллах отворачивается от него»[159], (и) он «запретил три вещи: клевать носом как петух, сидеть как собака[160] и вертеть головой как лисица»[161]; он также говорил: «Совершайте так свою прощальную (т.е. словно последнюю в жизни. - Прим. перев.) молитву, как будто вы видите Его (перед собой), а даже если вы и не видите Его (перед собой), то Он поистине видит вас»[162]; и «Для любого мусульманина, который с наступлением времени обязательной молитвы должным образом совершит омовение, (а во время молитвы) будет проявлять должное смирение и правильно совершит все поклоны, (эта) молитва непременно послужит искуплением совершенных до него грехов, если не было (среди них ни одного) тяжкого, и так будет всегда»[163].

Однажды он (да благословит его Аллах и приветствует) совершал молитву в хамиса (шерстяной одежде с узорами. - Прим. перев.), и взгляд его упал на эти узоры. Закончив молиться, он сказал: «Отнесите эту мою одежду Абу Джахму и принесите мне его анбиджанийу (одежду из грубой ткани без узоров - Прим. автора), ибо она (т.е. хамиса) отвлекла меня от моей молитвы! (в другой версии этого хадиса сообщается: «...ибо я посмотрел на её узоры, и она чуть было не ввела меня в искушение»)»[164].

Также «у ‘Аиши была тонкая шерстяная занавеска с узорами, которой она отгораживала часть своего дома, и (однажды) Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Убери» отсюда эту твою занавеску, ибо поистине её изображения всё время стоят у меня перед глазами (т.е. отвлекают меня) во время молитвы!»[165].

Он также говорил: «Не следует совершать молитву, если еда уже подана, или если молящийся испытывает необходимость удовлетворить большую или малую нужду»[166].

Слова обращения к Аллаху с мольбой в начале молитвы (ду‘а аль-истифтах)

Затем он (да благословит его Аллах и приветствует) начинал чтение (молитвы) с произнесения многих различных ду‘а, обращенных к Аллаху, в которых он восхвалял Всевышнего Аллаха, прославлял и превозносил Его. На самом деле он велел так же поступать и «человеку, который плохо помолился», сказав ему: «Молитва человека не будет полной до тех пор, пока он не скажет такбир, не восхвалит Всеславного и Всесильного Аллаха и не возвеличит Его, (а затем) не прочтет из Корана столько, сколько ему не составит труда...»[167].

Он обращался к Аллаху с любыми мольбами (ду‘а), которые приведены ниже:

1. Аллахумма, ба‘ид байни ва байна хатайайа кя-ма ба‘адта байна-ль-машрики ва-ль-магриби, Аллахумма, наккы-ни мин хатайайа кя-ма йунакка-с-суабу-ль-абйаду мин ад-данаси, Аллахумма, гсиль-ни мин хатайайа би-с-сальджи, ва-ль-ма‘и, ва-ль-барад.

«О Аллах, удали меня от прегрешений моих, как удалил Ты восток от запада. О Аллах, очисти меня от прегрешений моих, как очищают белую одежду от грязи. О Аллах, омой меня от прегрешений моих снегом, водой и градом».

Он (да благословит его Аллах и приветствует) произносил эту мольбу во время совершения обязательных молитв[168].

2. Ваджжахту ваджхийа ли-ллязи фатара-с-самавати ва-ль-арда ханифан [муслиман], ва ма ана мин-аль-мушрикин. Инна саляти, ва нусуки, ва махйайа ва мамати ли-Лляхи Рабби-ль-‘Алямин, ля шарикя ля-ху, ва би заликя умирту ва ана аввалюль муслимин. Аллахумма, Анта-ль-Малику, ля иляха илля Анта, субхана-кя ва бихамди-кя. Анта рабби ва ана ‘абду-кя. Залямту нафси ва-‘тарафту би-занби, фа-гфир ли занби джами‘ан, инна-ху ля йагфиру-з-зунуба илля Анта, ва-хдини ли-ахсани-ль-ахляки, ля йахди-ли-ахсани-ха илля Анта, ва-сриф ‘ан-ни сайиа-ха ля йасрифу ‘ан-ни сайиа-ха илля Анта. Ляббай-кя ва са‘дай-кя, ва-ль хайру куллю-ху фи-йадай-кя, ва шарру ляйса иляй-кя, [валь махдиййу ман хадайта, ана би-кя ва иляй-кя, ля манджа ва ля мальджа’а мин-кя илля иляй-кя], табаракта ва та‘аляйта, астагфиру-кя ва атубу иляй-кя.

«Будучи ханифом[169] [мусульманином], я обратил свое лицо к Тому, Кто создал небеса и землю, и не отношусь к многобожникам. Поистине, моя молитва, мое жертвоприношение, моя жизнь и моя смерть принадлежат Аллаху, Господу миров, у Которого нет сотоварища. Это мне было велено, и я - первый из числа мусульман[170]. О Аллах! Ты - Царь, нет бога, кроме Тебя [слава Тебе и хвала Тебе], Ты - Господь мой, а я - раб Твой[171]. Я сам себя обидел и признал свой грех, так прости же все мои грехи, поистине, никто не прощает грехов, кроме Тебя. Укажи мне путь к наилучшим нравственным качествам, ибо никто, кроме Тебя, не направит к ним, и лиши меня дурных качеств, ибо никто не избавит меня от них, кроме Тебя! Вот я перед Тобой и счастлив служить Тебе[172]; Всё благо в деснице Твоей, а зло - не от Тебя[173]; [и идет по истинному пути тут, кого Ты направил; все, что я делаю, делается благодаря Тебе, и к Тебе я вернусь, нет спасения и нет убежища от Тебя, кроме обращения к Тебе] Ты - Всеблагой и Всевышний, и я прошу у Тебя прощения и приношу Тебе свое покаяние!»

Он произносил эту мольбу в обязательных и дополнительных молитвах[174].

3. Та же мольба, что и № 2, но без слов:

«Анта рабби ва ана ‘абду-кя...» («Ты - Господь мой, а я - раб Твой...») и до конца, однако с добавлением следующих слов:

Аллахумма, Анта-ль-Малику ля иляха илля Антав, субхана-кя ва бихамди-кя.

О Аллах! Ты - Царь, нет бога, кроме Тебя, слава Тебе и Хвала Тебе![175].

4. Та же мольба, что и № 2, но до слов: «...ва ана аввалюль муслимин» («... и я - первый из числа мусульман») и с добавлением следующих слов:

Аллахумма, хдини ли ахсани-ль-ахляки, ва ахсани-ль-а‘мали, ля йахди ли ахсани-ха илля Анта, вакыни саййи’и-ль-ахляки, ва-ль-а‘мали, ля йакый саййиа-ха илля Анта.

«О Аллах! Приведи меня к наилучшим нравственным качествам и к наилучшим делам, к которым никто не может привести, кроме Тебя; и убереги меня от дурных нравственных качеств и дурных дел, от которых никто не сможет уберечь, кроме Тебя!»[176].

5. Субхана-кя, Аллахумма, ва бихамди-кя, ва табаракя-исму-кя ва та‘аля джадду-кя ва ля иляха гайру-кя.

«Слава[177] Тебе, о Аллах, и хвала[178] Тебе, благословенно[179] Имя Твое, превыше всего величие[180] Твоё, и нет бога, кроме Тебя!»[181]

И он (да благословит его Аллах и приветствует) также говорил: «Поистине, наиболее любимыми словами у Аллаха, произносимыми Его рабом, являются:

«Слава Аллаху» (субхана Ллах)»[182].

6. Читая ту же мольбу (что № 5) в дополнительной добровольной ночной молитве, он (да благословит его Аллах и приветствует) добавлял:

Ля иляха илля-Ллах - 3 раза, и Аллаху акбар кябиран - 3 раза

«Нет бога, кроме Аллаха» (3 раза) и «Аллах Велик много раз!» (3 раза)

7. Аллаху акбару кябиран, ва-ль-хамду ли-Лляхи кясиран, ва субхана-Ллахи букратан ва асылян.

«Аллах Велик намного (более велик, чем всё остальное), многая хвала Аллаху, слава Аллаху утром и вечером!»

Один из сподвижников Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) начал свою молитву этими словами, на что Посланник (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Как прекрасна (эта мольба), ибо из-за неё открылись небесные врата»[183].

8. Альхамду ли-Лляхи, хамдан кясиран, таййибан, мубаракан фи-хи

«Хвала Аллаху, хвала многая, благая и благословенная!»

Этими словами начал молиться другой сподвижник, на что Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Я увидел, как двенадцать ангелов подхватили эти слова, опережая друг друга»[184].

9. Аллахумма, ля-кя-ль-хамду, Анта нуру-с-самавати ва-ль-арди ва ман фи-хим, ва-ля-кя-ль-хамду, Анта каййиму-с-самавати ва-ль-арди ва ман фи-хинна, [ва ля-кя-ль-хамду, Анта малику-с-самавати ва-ль-арди ва ман фи-хим], ва ля-кя-ль-хамду, Анта-ль-Хакку ва ва‘ду-кя-хакку, ва каулю-кя-хакку, ва ликау-кя-хакку, ва-ль-джаннату хаккун, ва-н-нару хаккун, ва-с-са‘ату хаккун, ва-н-набиййуна хаккун, ва Мухаммадун хаккун, Аллахумма, ля-кя аслямту, ва‘аляй-кя таваккальту, ва би-кя аманту, ва иляй-кя анабту, ва би-кя хасамту, ва иляй-кя хакямту, [Анта рабба-на ва иляй-кя-ль-масыру, фа-гфир ли ма каддамту, ва ма аххарту, ва ма асрарту, ва ма а‘лянту], [ва ма Анта а‘ляму би-хи минни] Анта-ль-Мукаддиму ва Анта-ль-Муаххыру [Анта иляхи], ля иляха илля Анта.

«О Аллах, хвала Тебе, Ты - Свет[185] небес и земли и тех, кто там обитает. Хвала тебе! Ты - Хранитель[186] небес и земли, и тех, кто там обитает. [Хвала Тебе! Ты - Царь небес, земли и тех, кто там обитает.] Хвала Тебе, Ты - Истина, и Твое обещание - Истина, и Слово Твое - Истина, и встреча с Тобой - Истина, и Рай - Истина, и Огонь - Истина, и Час этот (т.е. День Воскресения. - Прим. перев.) - Истина, и Пророки - Истина, и Мухаммад - Истина. О Аллах, Тебе я покорился, на Тебя стал уповать, в Тебя уверовал, перед Тобой раскаялся, благодаря Тебе вёл споры и к Тебе на суд обратился. [Ты - наш Господь и к Тебе возвращение (для отчёта), так прости же мне то, что я совершил прежде и что оставил на потом, что совершил тайно и что совершил явно] [и то, о чём Ты знаешь лучше меня]. Ты - Выдвигающий вперед и Ты - Отодвигающий. [Ты - мой Бог.] Нет бога, кроме Тебя»[187].

Эту мольбу он (да благословит его Аллах и приветствует) произносил во время совершения дополнительной ночной молитвы, так же как и следующую мольбу (№ 10)[188]:

10. Аллахумма, Рабба Джибраиля ва Микаиля ва Исрафиля, Фатира-с-самавати ва-ль-арди, ’Алима-ль-гайби ва-ш-шахадати, Анта тахкуму байна ’ибади-кя фи-ма кя-ну фи-хи йахталифун. Ихди-ни ли-ма-хтулифа фи-хи мин-аль-хакки би-изни-кя, инна-кя тахди ман таша’у иля сыратин мустакымин

«О Аллах, Господь Джибраила, Микаила и Исрафила, Творец небес и земли, Знающий сокровенное и явное! Ты рассудишь рабов Своих в том, в чем они расходились между собой. Приведи меня с соизволения Своего к Истине, относительно которой возникли расхождения, поистине, ведешь Ты к Прямому Пути, кого пожелаешь»[189].

11. Он (да благословит его Аллах и приветствует) по десять раз произносил каждый такбир («Аллаху акбар»), каждый тахмид («аль-хамду ли-Лляхи»), каждый тасбих («Субхана-Ллах»), каждый тахлиль («Ла илаха илля-Ллах») и каждый истигфар «Астагфиру Ллах», затем говорил 10 раз:

Аллахумма, гфир ли, ва хдини, ва рзукни, [ва ‘афини] - 10 раз.

«О Аллах! прости меня, и выведи меня на правильный путь, и даруй мне средства к существованию [и избавь меня]» (10 раз),

а затем говорил:

Аллахумма, инни а‘узу би-кя мин-ад-даййыки йаумаль-хисаб (10 раз)

«О Аллах! Я прибегаю к Твоей защите от тягот в День Расчета»[190] (10 раз).

12. Аллаху акбар, Аллаху акбар, Аллаху акбар, зуль-малякути валь-джабарути, валь-кибрийа’и валь-‘азамати

«Аллах Велик! (3 раза). Обладатель Владычества, Могущества, Величавости и Величия!»[191].


Чтение Корана

Он (да благословит его Аллах и приветствует) прибегал к защите Всевышнего Аллаха от шайтана, говоря:

А‘узу би-Лляхи мин аш-шайтан ар-раджим: мин хамзи-хи, ва нафхи-хи, ва нафси-хи

«Я прибегаю к защите Аллаха от проклятого шайтана: от его наущений (приводящих к безумию[192]), от высокомерия (которое он внушает) и (пустых, порочных) стихов»[193].

Иногда он говорил:

А‘узу би-Лляхи ссами‘и-ль ‘алими мин аш-шайтан ар-раджим: мин хамзи-хи, ва нафхи-хи, ва нафси-хи

«Я прибегаю к защите Всеслышащего и Всезнающего Аллаха от проклятого шайтана: от его наущений (приводящих к безумию), от высокомерия (которое он внушает) и (пустых, порочных) стихов»[194].

Затем он читал:

Бисми Лляхи рахмани рахим («Во Имя Аллаха Всемилостивого, Милосердного!»), но не вслух[195].

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.