Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ТУННЕЛИ ДЛЯ ПУТЕШЕСТВИЯ ВО ВРЕМЕНИ



 

Эта глава включает в себя рассказы о двух туннелях. Оба они находятся в Иерусалиме, в государстве Израиль. И оба они не что иное, как машины времени. Первый переносит посетителя во времена царей Иудеи, на несколько тысяч лет назад. Второй, который не является туннелем в строгом смысле этого слова, позволяет попасть в легендарное прошлое, когда на этой земле правили не люди, а боги, а также предсказать будущее.

Эти туннели, похожие и не похожие друг на друга, лучше всего понимаешь после того, как побываешь в других местах. К счастью, во время экспедиций по местам «Хроник Земли», я и мои последователи смогли посетить эти места.

Сначала о настоящем туннеле — потому что его легче объяснить и потому что это одно из первых материальных свидетельств, подтверждающих содержащиеся в Библии сведения. Этот туннель известен под названием туннеля Езекии и соединяет (под землей) источник Тихон на окраине Иерусалима с купальней Силоам, расположенной внутри стен древнего города (рис. 120). О нем было известно из Библии, и это означало, что либо его существование не оспаривалось вообще, либо его считали фантазией составителей священной книги. Теперь увидеть этот туннель может каждый.

Рис. 120.

Входя в туннель, посетитель сначала переносится в эпоху великого смятения на Ближнем Востоке. Это определение можно отнести и к сегодняшнему дню, но мы ведем речь о седьмом и шестом веках до нашей эры, когда в этом регионе доминировала могущественная Ассирия. Она подчинила себе обширные земли и многочисленные народы, вплоть до расположенного на африканском континенте Египта. Однако на пути к Египту армии империи должны были пересечь узкий географический «мостик», где правили потомки Давида и Соломона. Во времена Езекии (727–686 год до нашей эры) независимой оставалась только южная часть еврейского государства — Иудея со столицей в Иерусалиме. Северная часть, известная как Царство Израильское, было завоевано ассирийцами, а местное население (впоследствии их стали назвать десятью потерянными коленами Израиля) изгнано со своих земель.

Уже сталкивавшийся с ассирийцами раньше и ожидавший нападения ассирийского царя Сеннахирима и осады города, царь Езекия усилил оборонительные укрепления Иерусалима и осуществил гениальный проект, позволивший снабжать город водой. По его приказу в скале был тайно пробит подземный туннель, соединяющий купальню Силоам внутри городских стен с главным источником питьевой воды Тихон, расположенным за пределами Иерусалима. Царь надеялся, что завоеватели не догадаются, что город продолжает пользоваться водой из удаленного источника. В Библии о подвиге Езекии рассказывается в Четвертой Книге Царств (20:21) и во Второй Книге Паралипоменон:

Прочее об Езекии и о всех подвигах его, и о том, что он сделал пруд и водопровод и провел воду в город, написано в летописи царей Иудейских.

Он же, Езекия, запер верхний проток вод Геона и провел их вниз к западной стороне города Давидова. И действовал успешно Езекия во всяком деле своем.

В девятнадцатом веке были сделаны потрясающие открытия — в большинстве своем британскими археологами, которые по поручению Британского музея вели раскопки в районе реки Тигр на севере Месопотамии. Ученые обнаружили и раскопали города, известные только по Библии — например, столицу Ассирии. Площади и дворцы древнего города вновь увидели свет солнца. Были найдены также собрания с десятками тысяч испещренных клинописью глиняных табличек. Часть из них оказалась царскими библиотеками и архивами, в которых сохранились записи о деяниях ассирийских царей. Одна из таких записей, известная как «призма Тейлора» и хранящаяся в Британском музее в Лондоне (рис. 121), рассказывает об осаде Иерусалима ассирийским царем Сеннахиримом в те времена, когда царем Иудеи был Езекия!

В Библии (Четвертая Книга Царств, глава 19) рассказывается, что осада города Сеннахиримом закончилась неудачей потому, что Ангел Господень уничтожил лагерь ассирийцев. В записях Сеннахирима не упоминается о причинах, заставивших царя внезапно отойти от Иерусалима, но другие тексты, найденные в Ниневии, подтверждают библейский рассказ о Езекии и осаде Иерусалима.

Но значит ли это, что история о туннеле тоже не выдумана?

Многие специалисты сомневались в возможности прорубить длинный (почти 2000 футов) туннель в твердой породе иерусалимских холмов, хотя в существовании (по сей день) источника Тихон и купальни Силоам сомнений не было. В начале девятнадцатого века пасшие овец дети нашли в окрестностях источника вход в туннель, а в 1838 году исследователь Эдвард Робинсон прошел по нему из конца в конец. В последующие десятилетия археологи расчистили и обследовали туннель вместе с его многочисленными шахтами и ответвлениями. Было окончательно установлено, что он действительно соединял источник Тихон с расположенной внутри городских стен купальней Силоам и позволял снабжать город водой, как во времена Езекии.

Но был ли это искусственный туннель, прорубленный по приказу Езекии?

1880 год ознаменовался потрясающей находкой: археологи обнаружили надпись, оставленную строителями туннеля. Примерно посередине туннеля древние строители выровняли часть стены и оставили на ней памятную надпись в честь знаменательного события — в этом месте встретились две бригады, пробивавшие скалы с двух сторон и шедшие навстречу друг другу.

Рис. 121.

Неповрежденная часть надписи, сделанной четким древнееврейским шрифтом, гласила:

…туннель. Это свидетельство встречи. Когда [строители туннеля подняли] топоры и передали их своим напарникам, а до соединения оставалось еще три локтя, послышался голос человека, окликавшего напарника, потому что справа затрещала скала… А в день соединения каменотесы продвигались навстречу друг другу, нанося одновременные удары. И вода начала течь от источника к пруду, одну тысячу и двести локтей. А высота скалы над голова ми каменотесов составляла сто локтей.

Рис. 122.

В настоящее время источник Тихон расположен на склоне холма ниже Старого Города в деревне Силван. Здесь израильские власти построили современный и удобный вход в туннель Езекии (рис. 123). Часть посетителей удовлетворяется осмотром небольшой экспозиции и спуском по винтовой лестнице в начало туннеля (рис. 124, фото 54).

Другие (в том числе и наша группа) надевают доходящие до колен резиновые сапоги (их выдает гид) и проходят по всему туннелю, выбираясь наружу у древних городских стен. Во время путешествия под землей, которое облегчается ступеньками, поручнями и освещением, вас охватывает суеверное чувство — вы в буквально ном смысле проходите по истории человечества, как будто машина времени перенесла вас на 3000 лет назад, во времена Иудейского царства. Вас окружает не голограмма и не макет в натуральную величину — это настоящий туннель, протяженность и глубина которого точно указаны в Библии.

Рис. 123.

Не меньшее впечатление производит и инженерное искусство древних строителей. Горизонтальный туннель имеет не только небольшой наклон, направляющий поток воды, но также множество изгибов и поворотов, огибающих твердую скалу. До сих пор никто не может сказать, каким образом две бригады, пробивавшие туннель с разных концов, встретились в толще горы.

Большинство туристов во время путешествия по туннелю хранило молчание, отдавшись своим мыслям и чувствам. Тишина нарушилась лавиной посыпавшихся на гида вопросов: «А где же надпись?» Дело в том, что середина туннеля была уже давно пройдена.

«Когда-то она была здесь», — ответил гид и объяснил, что в туннеле ее больше нет. Надпись была обнаружена в те времена, когда Иерусалим находился под властью Оттоманской империи, и турецкие власти приказали вырубить кусок скалы с надписью и увезти его в Стамбул.

Это было единственное разочарование в волнующем путешествии под землей, но я восполнил пробел во время одного из моих визитов в Турцию, когда специально пошел взглянуть на древнюю надпись.

Рис. 124.

Археологический музейный комплекс в Стамбуле состоит из нескольких частей: дворца Топкапи, старого Музея Древнего Востока и современного Археологического музея. Музей Древнего Востока, в котором хранятся самые первые находки, в том числе глиняные таблички, расшифровка которых стала началом блестящей карьеры знаменитого шумеролога Сэмюэля Н. Крамера, был закрыт из-за недостатка финансирования (я договорился, чтобы его открыли для нашей группы). Мне было известно, что надпись Езекии находится в новом Археологическом музее, и мы рассчитывали, что сможем без всяких проблем увидеть ее, поскольку музей был открыт в обычные часы. Но когда мы поднялись на верхний этаж, то обнаружили, что проход закрыт. Служитель объяснил, что на два верхних этажа вход запрещен и там выключен свет.

Мне пришлось возвращаться в администрацию и просить, чтобы нам открыли двери и включили свет. В конце концов мы оказались у витрины с удивительным обломком скалы из древнего Иерусалима (фото 55). Чтобы подчеркнуть значение лежащего перед нами артефакта, я достал лист бумаги, на котором был написан древний текст и его современный перевод, и прочел вслух надпись Езекии.

Мы провели перед плитой почти час — на зависть всем почитателям Библии. Это было неопровержимое доказательство истинности изложенной в двух книгах Ветхого Завета истории (в Четвертой Книге Царств и Второй Книге Паралипоменон).

По иронии судьбы, чтобы собрать все доказательства для опровержения критиков Библии, только в одном этом случае археологам пришлось вести раскопки в Месопотамии, геологам проводить исследования в Израиле, а путешественникам вроде меня посетить музеи Британии и Турции, а затем приехать в Израиль.

* * *

Туннель, соединяющий Тихон и Силоам, дает ключ к пониманию библейских историй и прошлого Иерусалима. Добраться до входа в туннель Езекии, расположенный в долине Кедрон на восток от Иерусалима, можно на машине, такси, экскурсионном автобусе или пешком — спустившись вдоль юго-восточной стены Старого Города. Разумеется, я выбрал для своей группы самый трудный путь — трудный, но не опасный, поскольку израильские власти проложили тропинку со ступеньками.

Чтобы оценить важность этой пешей прогулки, достаточно взглянуть на открывающуюся взору панораму Иерусалима (фото 56). В верхней части снимка можно видеть южную часть стены, которая окружает Старый Город (точка А). Становится понятно, что источник Тихон находится за пределами городских стен. Кроме того, мы испытали кратковременный, но глубокий шок, обнаружив, что к югу от Старого Города находится еще более древний город. И действительно, чем дальше мы продвигались на юг и юго-восток, тем старше становились раскопанные археологами развалины.

Спустившись ниже, где начинался наш пешеходный маршрут, мы прошли мимо остатков крепостной стены, которая, как полагают, была построена людьми, вернувшимися из вавилонского плена в шестом веке до нашей эры. В этой стене есть необычное ступенчатое сооружение высотой в пять этажей. Проведенные в 1980 году раскопки вызвали настоящую сенсацию: некоторые даже говорили о находке в Израиле пирамиды или зиккурата (что не соответствует действительности). Верхняя часть этой ступенчатой постройки относится к периоду, предшествовавшему разрушению Иерусалима вавилонским царем Навуходоносором в 586 году до нашей эры, а нижняя часть с арочными проходами датируется ханаанским периодом, то есть тринадцатым веком до нашей эры. Если эта датировка точна, то она опровергает еще одно сенсационное предположение, высказанное после находки — что это остатки дворца царя Давида. В любом случае это сооружение очень странное, и его тайна остается нераскрытой и по сей день.

Продолжая спускаться вниз, мы проходим через относительно новую террасу над руинами древней стены израильтян, датируемой десятым веком до нашей эры — периодом царствования Давида и Соломона. Далее ступеньки ведут на самое дно долины Кедрон к зданию, в котором находится вход в туннель.

За стенами Старого Города тропинка проходит над древними руинами, которые археологи называют Городом Давида. Как показано на карте (рис. 120), он расположен на горе, со всех сторон окруженной ущельями.

Рис. 125.

Согласно Библии это был укрепленный город иевусеев, построенный (как свидетельствуют остатки стены в нижней части) в тринадцатом веке до нашей эры. Когда Давид сменил на троне Саула, столицей Израильского царства был город Хеврон, расположенный к югу от Иерусалима. На восьмом году своего царствования Давид стал искать более надежное убежище, поскольку военные столкновения с соседями филистимлянами усилились. Внимание царя привлек Иерусалим, но иевусеи заставили его отступить, неуязвимые за мощными крепостными стенами.

Взятие крепости иевусеев — в Библии (Вторая Книга Царств 5:7) она называется Сион — это еще одна вызывавшая вопросы библейская история, подлинность которой доказана археологами. В Библии говорится, что Давид, не имевший возможности разрушить городские укрепления, объявил, что сделает начальником своего войска того, кто сумеет захватить неприступную крепость. Один из его военачальников, Иоав, вошел в город, воспользовавшись цинором — это слово редко встречается в Библии и обозначает водоотводную трубу или канал.

Что это был за цинор, позволивший Иоаву захватить крепость иевусеев, оставалось загадкой до 1867 года, когда британский инженер и исследователь Чарльз Уоррен, работавший в Лондонском фонде изучения Палестины, обнаружил так называемую «шахту Уоррена». Исследуя туннель Езекии, он нашел вертикальную шахту длиной более пятидесяти футов, которая вела от уровня вод источника Тихон к поверхности и заканчивалась в развалинах древнего города иевусеев. Эта шахта предположительно использовалась жителями города, чтобы брать воду, не выходя за городские стены. Со временем появилась гипотеза, что это и есть тот цинор (шахта, канал) через который Иоав пробрался в осажденный город — своего рода уловка с Троянским Конем, только без коня.

Исследования скал над источником и в его окрестностях позволили обнаружить другие шахты и расщелины, а также туннели, предшествовавшие туннелю Езекии — один из них, возможно, датируется шестнадцатым веком до нашей эры (рис. 126). Точно неизвестно, каким из туннелей воспользовался Иоав, «шахтой Уоррена» или другим, но ни у кого уже не осталось сомнений, что именно так он попал внутрь крепости. Таким образом, эти особенности туннеля подтверждают правдоподобность библейской истории о взятии Иерусалима царем Давидом. Кроме того, они указывают нам точное местоположение Города Давида.

Рис. 126.

Вернувшись вечером в отель, я посвятил первую часть нашего собрания туннелю Езекии и его значению: не столько событиям, связанным с его прокладкой, сколько с теми последствиями, которые несет с собой обнаружение Города Давида. Мы все вместе спускались от городских стен к источнику Тихон, сказал я. Мы знаем, что Давид искал более удобное и, по всей видимости, лучше защищенное место для столицы, чем Хеврон. Зачем же тогда сражаться за крепость иевусеев, если в нескольких сотнях футах к северу располагалось более высокое место, господствовавшее над крепостью? И почему иевусеи с самого начала не выбрали это высокое место?

Откровенно говоря, все это риторические вопросы, и поэтому после небольшой дискуссии я предложил моим спутникам вернуться к Библии.

Чтобы понять значение этого места, сказал я, необходимо понять, какую роль играл Ковчег Завета в истории Израиля, а также его религиозную и национальную ценность для потомков двенадцати колен, которые пришли из Египта на Землю Обетованную. Прошло четыре столетия после того, как они пришли в Ханаан и поселились на этих землях (по обе стороны от реки Иордан), и все это время не прекращались стычки с недовольными и поклонявшимися другим богам соседями на севере (арамеями в Дамаске), востоке (аммонитянами) и юге (эдомитянами). Но самые злейшие враги израильтян проживали в южной части прибрежной равнины. Это были филистимляне («народ моря», как называли его в Египте). И действительно, впервые Давид появляется на страницах Библии в эпизоде, когда он принимает вызов великана Голиафа (филистимлянина) и убивает его.

Во время скитаний по Синайскому полуострову израильтяне везли с собой Ковчег Завета — ящик, покрытый золотом снаружи и изнутри и увенчанный двумя золотыми херувимами (на рис. 127 изображен его предполагаемый вид). Помещенный в пустыне в переносной шатер, он служил двиром (буквально: говорящий), через который Бог обращался к Моисею. Когда нужно было пересечь реку Иордан и вступить на землю Ханаана, священники укрепили Ковчег на специальных шестах и вошли с ним в реку. Ковчег заставил воды Иордана расступиться, и израильтяне благополучно переправились на другой берег (Книга Иисуса Навина, главы 3 и 4). Затем во время решающих битв — в то время преимущественно с филистимлянами — Ковчег приносили на поле брани, и он при помощи чудес поражал врагов израильтян. Теперь его уже не носили на шестах, а возили в повозке, как изображено на каменном фризе синагоги в Капернауме, где Иисус молился (рис. 128). Вполне возможно, что во время одного из сражений филистимляне захватили Ковчег. Но и филистимлян, и жителей того места, куда принесли Ковчег Завета, постигла Божья кара, и они решили отдать Ковчег израильтянам. Тем не менее, и израильтянин, прикоснувшийся к стоявшему на повозке Ковчегу, чтобы поправить его, упал замертво.

Рис. 127.

Ковчег Завета, сказал я своим слушателям, появляется в Библии не только до захвата крепости иевусеев Давидом, но и во время последующих событий. Завладев троном после конфликта с царем Саулом и его сыном и восстановив против себя северных соседей, Давид стремился основать новую общенациональную столицу (Хеврон был столицей племени) не только как центр власти, но и как религиозный центр. Одно из его первых распоряжений — перенести Ковчег Завета, все еще не имевший постоянного места, в Дом Господа. Он намеревался построить такой Дом — храм — рядом с царским дворцом в Городе Давида и торжественно внести в него Ковчег Завета. Однако его планам не суждено было осуществиться. Пророк Нафан передал ему божественное послание: Давид пролил слишком много крови в войнах, и поэтому построить Дом Господа будет позволено только его сыну. Кроме того, Дом Господа должен быть расположен в другом месте — на вершине горы Мория, той самой горы, которая находилась к северу от Города Давида.

Рис. 128.

Почему же иевусеи не построили там свою крепость? Почему это место было предназначено для Храма? По свидетельству Давида здесь находилось гумно Орны Иевусеянина. Здесь его волы отделяли зерна пшеницы от мякины.

Чтобы Давид не сомневался в Божьем выборе и больше не медлил, Ангел Господень появился «у гумна Орны Иевусеянина». Он парил между небом и землей, указывая протянутым мечом на Иерусалим. Через пророка Гада он сообщил Давиду, что именно здесь, на месте гумна Орны Иевусеянина должен быть воздвигнут жертвенник Господу. И Давид понял, что это и есть место для Дома Господа и принесения жертвы.

Он говорил о месте на горе Мория, объяснил я, на котором построил алтарь Авраам, чтобы принести в жертву своего сына Исаака.

Итак, Давид подчинился велению Господа: поднялся вместе со своими приближенными на гору и сказал Орне, что хочет купить у него это гумно. Услышав, для каких целей царю требуется это место, Иевусеянин предложил отдать его даром, но Давид настоял, чтобы уплатить за него. По свидетельству Второй Книги Царств Давид уплатил за гумно пятьдесят сиклей («мер») серебра, а в 1-й Паралипоменона утверждается, что «…дал Давид Орне за это место шестьсот сиклей золота» — необычайно высокая цена за гумно.

Несмотря на то, что построить храм было предначертано его сыну Соломону, Давид приготовил обтесанные камни и другие материалы — в то время Соломон был еще юн. Когда пришло время умирать, Давид рассказал Соломону обо всем и вручил ему тавнит — уменьшенную копию — которая явилась ему в божественном видении, и указал на место, где должен быть построен Храм.

Соломон занял трон своего отца в Иерусалиме — Городе Давида — в 963 году до нашей эры. Книга Царств прямо указывает, что он начал постройку Храма на четвертый год, а закончил на седьмой год своего правления, то есть в 953 году до нашей эры. Торжественное освящение Храма произошло после того, как в его святая святых был установлен Ковчег Завета. Иудеи всегда считали священным то место, где Авраам собирался принести в жертву Исаака.

Я объяснил своим слушателем, что подробное описание строительства Храма занимает не одну главу Библии. Приводятся точные размеры помещений, а также указываются места, где был установлен алтарь и другие предметы культа. Но нигде — нигде! — не упоминается о сооружении громадной платформы, на которой располагался сам Храм и все его внутренние дворы.

Единственное правдоподобное объяснение этого факта состоит в том, что платформа здесь уже была — так называемое «гумно». Это большая искусственная платформа с опорными стенами, которые поражают своей сложностью и размерами. И если она существовала на этом месте еще до иевусеев, неизбежно возникает вопрос: кто ее построил и зачем7 .

Теперь, осознав важность этого момента, мы готовы к посещению Храмовой горы и необыкновенного туннеля, проходящего в ее западной части — второго туннеля нашего повествования.

* * *

Постскриптум

«Ученые возвращаются в Библейский туннель». В сентябре 2003 года этот заголовок агентства новостей распространили по всему миру. Новость касалась исследования, отчет о котором был опубликован в научном еженедельнике «Nature». Ученые сообщали, что радиометрическая датировка туннеля Силоама в Иерусалиме подтвердила гипотезу о том, что он был проложен примерно в 700 году до нашей эры или «чуть раньше», что в точности соответствует периоду правления Езекии.

Редакция журнала снабдила статью (израильских ученых Амоса Фрумкина и Ари Шимрона из Иерусалима и их английского коллеги из Ридинга) предисловием. В нем, в частности, говорилось, что «историческая достоверность библейских текстов часто подвергается сомнению — в отличие от археологических находок эпохи «железного века»… Здесь мы приводим данные радиоуглеродного анализа, подтверждающие принадлежность туннеля Силоам к железному веку».

Как приятно получить материальные подтверждения достоверности Библии!

 


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ЗАГАДКИ СТЕН ХРАМА

 

Terra sancta, или Святая Земля.

Стоит лишь произнести эти слова, и всем становится ясно, что речь идет об узкой полоске земли между берегом Средиземного моря и рекой Иордан, куда на протяжении двух тысяч лет стекались паломники, чтобы прикоснуться к событиям прошлого, происходившим на библейской земле.

Стоит лишь произнести слова «Святой Город», и практически всем становится ясно, что имеется в виду Иерусалим. На протяжении многих столетий Иерусалим изображался как центр мира, который мы называем Землей Обетованной (рис. 129) — в полном соответствии с одним из его эпитетов, «пуп земли».

В Ветхом Завете, где запрещено называть имя Бога, Иерусалим упоминается чаще любого другого названия или имени. Само существование и название города подтверждается записями царских хроник Ассирии и Вавилона, а также Египта и Рима. Впервые Иерусалим упоминается в Библии в Книге Бытия в рассказе о войне между царями, когда первый еврейский патриарх Авраам преследовал захватчиков и вернул захваченную ими добычу и пленников, «…и Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино, — он был священник Бога Всевышнего, — и благословил его». Это случилось около 4000 лет назад. Примерно через сто лет после уничтожения Содома и Гоморры Авраам вернулся в Иерусалим, но на этот раз на гору Мория, чтобы принести любимого сына Исаака в жертву Богу — жертву, которая была отвергнута Ангелом Господним после того, как Авраам продемонстрировал свою верность. Еще через четыреста лет, когда израильтяне в конце Исхода вступили на землю Ханаана, именно иерусалимский царь Адониседек призвал правителей городов-государств объединиться и дать отпор пришельцам. Союз городов Ханаана потерпел поражение, но израильтяне не стали захватывать Иерусалим; эта задача была оставлена Давиду, жившему еще четыре века спустя.

Рис. 129.

Древние цивилизации, в письменных памятниках которых упоминается Иерусалим, давно исчезли с лица земли. Города Ашур и Ниневия, где когда-то восседали на троне ассирийские цари, лежат в руинах. Их судьбу разделил Вавилон, а также столица Древнего Египта Мемфис. Столица хеттов Хатушаш теперь представляет собой площадку для археологических раскопок. Список больше не существующих столиц, не говоря уже о более мелких городах, получился бы необычайно длинным. Иерусалим же остается на месте, и население никогда не покидало его — несмотря на все войны, завоевания и разрушения.

Загадка этого города становится еще более очевидной, если принять во внимание, что все другие великие города древности возникали на берегу реки, моря или на перекрестке торговых путей. Иерусалим расположен в месте, не отвечающем ни одному из этих условий. Здесь нет никакой реки, и жители города во все времена испытывали трудности с водой. Он расположен вдали от морского побережья, а две главные дороги библейских земель, «Морской путь» и «Путь царей», проходят далеко в стороне — первая на средиземноморском побережье, а вторая к востоку от реки Иордан. Дороги с востока на запад тоже проходят далеко к югу и северу от Иерусалима.

Здесь нет никаких полезных ископаемых: в этих местах никогда не добывали золото, серебро или медь. Город раскинулся среди пустынных холмов. Почему же на протяжении многих тысячелетий в этом месте не только хотели жить люди, но и — почти 4000 лет назад — его правитель считался «священником Бога Всевышнего»?

Почему на протяжении последних 2000 лет Иерусалим почитают как Святой Город?

Таким образом, на первом же собрании группы, когда все участники экспедиции собрались в Иерусалиме, я задал им простой, но провокационный вопрос: почему Иерусалим называют Святым Городом?

Ответы, как я и ожидал, были простыми. Христиане считают его святым, потому что здесь проповедовал Иисус, здесь Он провел свои последние земные дни и здесь Он был распят на кресте. Почему для вознесения пророка Мухаммеда из всех мест на земле был выбран именно Иерусалим, а не, к примеру, священный город мусульман Мекка? Потому что в Коране, священной книге мусульман, сказано, что он должен вознестись с Эль-Шакры, или «краеугольного камня». Это та самая скала на горе Мория, куда, согласно легенде, Авраам привел своего сына Исаака, чтобы принести в жертву Богу, и на которой впоследствии был установлен Ковчег Завета.

В процессе обсуждения вскоре выяснилось, что все три религии — христианство, иудаизм и ислам — считают Иерусалим святым городом из-за его Храма и что фокальная точка всех трех религий находится на Храмовой горе. Теперь подумайте над следующим вопросом, сказал я: почему Храм построен именно здесь и почему гора Мория является Храмовой горой?

Рис. 130.

Знакомые с моими книгами члены экспедиции понимали, к чему я клоню: к выводу, что гигантская каменная платформа, которая теперь называется Храмовой горой, уже существовала, когда Давиду явился образ будущего храма. Она стояла здесь с тех времен, когда аннунаки после Всемирного потопа выбирали место для своего центра управления (см. рис. 97), который должен был взять на себя функции центра, который до Всемирного потопа располагался в Ниппуре (рис. 130), и служить в качестве ДУР.АН.КИ («место связи небо — земля»). Иерусалим был новым центром концентрических окружностей, на которых располагались посадочные площадки, став, таким образом, «пупом земли».

Помимо многочисленных сведений в области археологии, истории и религии, визит в Иерусалим позволил мне найти новые доказательства в пользу моей неортодоксальной гипотезы о связи этого города с космическими полетами — о том, что именно здесь находился построенный после Всемирного потопа центр управления. Второй туннель, который мы исследовали во время этой поездки, — официально он называется «туннелем в западной стене» или «археологическим туннелем» — оказался именно тем местом, где эти доказательства были выставлены на всеобщее обозрение.

Как впоследствии выяснилось, увиденное в туннеле вызвало у нас желание заняться очередными поисками — на этот раз исчезнувшего Ковчега Завета. Этой теме будет посвящена последняя глава книги.

Храмовая гора представляет собой огромную горизонтальную каменную платформу, водруженную на вершину горы Мория и имеющую небольшой естественный уклон с севера на юг (рис. 131). Поверхность платформы была выровнена при помощи огромных земляных насыпей и последовательности террас в южной части, опирающихся на арочные проходы. Вся эта конструкция удерживалась от падения опорными стенами, возведенными со всех четырех сторон платформы.

Рис. 131.

Длина западной стороны платформы Храма составляет 1600 футов, а восточная сторона (из-за топографии горы) немного короче. Средняя ширина платформы в направлении восток — запад составляет 970 футов. Таким образом, платформа представляет собой вымощенную камнем зону площадью около 1 500 000 квадратных футов — на всем Ближнем Востоке с ней может сравниться только еще большая по размеру площадка в ливанском Баальбеке. Максимальная высота опорной стены (в юго-западном углу, датируемая эпохой Второго Храма) от скалистого основания до вершины составляет 130 футов — если не считать самых верхних рядов, достроенных за последние столетия (рис. 132). Склон крутизной^5 градусов заполнен более чем 90 миллионами кубических футов земли. Даже с учетом того обстоятельства, что пространство под платформой может быть не все заполнено землей, а содержать пустоты, арочные ходы и резервуары, храмовая платформа представляет собой величайшее достижение древних строителей.

Не все части этого сооружения были построены в незапамятные времена; доподлинно известно, что царь Ирод (первый век до нашей эры) расширил оригинальную платформу в южном и северном направлении. Тем не менее, в самом начале строительства и в эпоху Второго Храма платформа имела эти же размеры и форму — это была масса земли, частично насыпанная искусственно, которую требовалось поддерживать. Именно для этого предназначались опорные стены, кольцом окружавшие Храмовую гору.

Рис. 132.

Эти опорные стены ремонтировались, перестраивались и расширялись на протяжении нескольких тысячелетий. Однако нижняя их часть, вне всякого сомнения, относится к первым годам существования платформы. Таким образом, западная стена, к которой иудеи восстановили доступ после разрушения Второго Храма римлянами в 70 году нашей эры, является остатком самого древнего сооружения на Храмовой горе. Мои читатели — и те, кто сопровождал меня в экспедиции, — знают, что я оцениваю ее возраст примерно в 12 тысяч лет…

Царь Давид начал, а его сын Соломон продолжил засыпать ущелье между Городом Давида и уникальной платформой на севере. В Библии это место называется Милло («насыпь») или Офел («подъем»). Следующим шагом, в период царствования Соломона, была постройка Храма. В Библии недвусмысленно указывается его назначение — место постоянного хранения Ковчега Завета, который является символом божественного присутствия — а также подчеркивается его связь с Исходом, когда говорится, что строительство Храма началось ровно через 480 лет после начала Исхода (Третья Книга Царств 6:1). Строительство продолжалось семь лет, а в год его окончания (считается, что это 953 год до нашей эры), в первый день нового года по иудейскому календарю священники на глазах всего народа внесли «Ковчег Завета Господня на место его, в давир храма, во Святая Святых, под крылья херувимов». Далее в Библии говорится: «В Ковчеге ничего не было, кроме двух каменных скрижалей, которые положил туда Моисей на Хориве, когда Господь заключил завет с сынами Израилевыми, по исшествии их из земли Египетской».

В Библии нет рисунка Храма Соломона, который иногда еще называют Первым Храмом, но подробное его описание послужило основой для современных реконструкций и уменьшенных копий (а в 2002 году даже для компьютерных симуляций). На рис. 133 изображен один из вариантов реконструкции. Не подлежит сомнению, что Храм был ориентирован вдоль оси восток — запад; его внутренний двор и алтарь находились с восточной стороны, а Святая Святых с западной. Как и многие другие древние храмы, он был ориентирован на точки равноденствия — именно в дни весеннего равноденствия внутрь проникали лучи солнца. Сэр Норман Локьер, основатель науки археоастрономии, называл такие храмы «вечными», поскольку в отличие от египетских храмов, ориентированных по точкам солнцестояния, они не требовали периодической переориентации из-за изменения наклона земной оси (так называемая прецессия).

Рис. 133.

Где же находилась Святая Святых, в которой помещался Ковчег Завета? Все без исключения источники, включая труды еврейских мудрецов в постбиблейские времена и труды таких историков, как Иосиф Флавий, указывают на то, что она располагалась над «краеугольным камнем» — согласно преданиям на той самой скале, где Авраам собирался принести в жертву Исаака.

Она располагалась на той самой скале, где в семнадцатом веке мусульманский халиф построил Храм Скалы с золотым куполом — в настоящее время самое заметное сооружение на Храмовой горе, присутствующее на всех фотографиях Иерусалима (фото 57). Это не мечеть; мечеть на Храмовой горе называется Аль-Акса и находится на южной оконечности платформы. Ее построил в восьмом веке нашей эры халиф Аль-Валид (сегодняшний облик Аль-Аксы определяется реконструкцией, которую провели в 1943 году). Здесь в 1951 году палестинскими экстремистами был убит король Иордании Абдалла.

Иудейское царство во времена Давида, и особенно в эпоху правления Соломона, объединило исконные земли израильтян и стало расширять свои границы дальше, вплоть до Баальбека в современном Ливане и сирийского Дамаска. Роскошный дворец, украшенный золотом храм, а также мудрость царя Соломона способствовали тому, что слава Иерусалима дошла до самых дальних уголков земли. Египетские фараоны сватали своих дочерей в жены царю Соломону, а царица Савская (ее царство находилось на юге Аравийского полуострова, на территории современного Йемена, а не в Эфиопии) нанесла в Иерусалим государственный визит.

Топографические особенности местности, и особенно глубокое ущелье восточнее Храмовой горы, привели к тому, что растущее население города селилось в основном на западе и северо-западе от Храмовой горы. Когда в седьмом веке до нашей эры ассирийский царь Навуходоносор захватил и разграбил Иерусалим, разросшийся город уже был защищен стенами с запада и с севера от Храмовой горы. Вернувшиеся из вавилонского плена жители восстановили и укрепили город и храм, который теперь стал называться Вторым Храмом. И храм, и город пришлось восстанавливать еще раз — во втором веке до нашей эры после восстания хасмонеев против греческого владычества. Их наследник царь Ирод развернул масштабное строительство на самой Храмовой горе, в ее окрестностях и в самом городе.

Иерусалим, который римляне разрушили и сожгли в 70 году нашей эры и который знал Иисус, находился в границах современного Старого Города. Византийцы, мусульмане, крестоносцы-христиане, а затем опять мусульмане (построившие последние стены) оставляли следы своего пребывания, в основном, в виде культовых зданий. Это, например, Церковь Гроба Господня на том месте, где согласно христианскому учению был похоронен, а затем воскрес Христос, или Виа Долороса — улица, по которой Иисуса, несшего крест, вели из крепости Антония, где Его судили и вынесли смертный приговор, к месту распятия.

За прошедшие столетия населявшие город иудеи, мусульмане и христиане сосредоточивались вокруг своих святых мест и храмов, в результате чего город разделился на четыре части (рис. 134) — еврейскую, арабскую, армянскую (восточное православие, с византийскими корнями) и христианскую (католическую и православную).

Рис. 134.

Единственный способ увидеть все это — пройти по городу и Храмовой горе пешком…

В конечном итоге Старый Город разместился на нескольких уровнях — из-за ограниченности пространства, огороженного городскими стенами, а также стремления людей жить и умереть рядом со святыми местами. Я вспоминаю, что во время первой пешеходной экскурсии (по одному из восьми предлагаемых маршрутов) мы с женой начали путешествие с улицы, а затем вдруг обнаружили, что идем по крышам домов, в которых живут люди. В другой раз, идя вдоль торговых палаток по узкой извилистой улочке, мы оказались под землей, на расчищенной археологами торговой улице времен Второго Храма. Поскольку рядом со святыми местами не было ни клочка свободной земли, то дома строились друг на друге или друг под другом, в результате чего сливались и перемешивались постройки разных исторических эпох.

Самой запоминающейся из пешеходных прогулок по этому многоуровневому пестрому городу была, вне всякого сомнения, экскурсия во второй туннель, ставший предметом внимания нашей экспедиции. Стремясь поселиться как можно ближе к Храму (Первому и Второму), люди были готовы строить свои жилища поверх домов других, и поэтому по мере приближения к западной стене многоуровневый характер застройки достигает максимума. В древности — точно неизвестно, когда это было — вдоль всей западной стены проходила мощеная улица. Со временем дома стали буквально налезать на стену, улица исчезла, а ее остатки превратились в некое подобие туннеля. Подобного вторжения избежала лишь небольшая часть стены с узкой тропинкой для верующих, которые приходили сюда, чтобы оплакать разрушение Храма (отсюда и название стены, «Стена плача», рис. 135). В девятнадцатом веке известный исследователь Чарльз Уилсон обнаружил за стеной и дверью арабского дома, где жил смотритель стены, древнюю арку (рис. 136). Она обрамляла проход к Храму из верхнего города и была ареной героического сопротивления жителей Иерусалима римлянам, о чем рассказывал Иосиф Флавий.

Несмотря на то что так называемая «арка Уилсона» привлекала внимание следующих поколений археологов, значение того, что находилось за ней, ученые смогли оценить лишь после Шестидневной войны 1967 года, когда израильские войска выбили из верхнего города части иорданского Иностранного легиона. Израильские власти не только стали убирать теснившиеся к стене дома с южной стороны, со временем очистив всю западную стену и оставив открытую площадку перед ней (фото 58), но и начали расчистку «туннеля» в северном направлении. После того как весь мусор был убран, выяснилось, что вымощенная дорожка вокруг стены продолжается в направлении на север и что когда-то она представляла собой открытую улицу.

Рис. 135.

Рис. 136.

Работы продвигались медленно, постепенно открывая взору (но не дневному свету) различные уровни каменной кладки западной стены, а также соседствующие с «туннелем» комнаты, залы, лестницы и коридоры — тайный лабиринт, представлявший собой своего рода археологическую машину времени.

В 1992 году, когда мы с женой побывали в этом туннеле, он был уже в достаточной степени очищен, снабжен освещением, поручнями и другими средствами безопасности, позволявшими водить в него небольшие группы экскурсантов. В то время еще нельзя было пройти весь туннель, и поэтому, добравшись до определенного места, мы вынуждены были повернуть назад и той же дорогой вернуться к входу. Это обстоятельство ограничивало как численность экскурсионных групп, так и частоту их следования. В 1997 году, к моменту прибытия нашей экспедиции, туннель уже был полностью расчищен, и в его северном конце был сделан выход на Виа Долороса, что позволяло впускать в него большие по численности группы (но все равно в соответствии со строгим графиком).

В назначенный день наша группа вошла в Старый Город через ворота Яффы с примыкающей к ним башней Давида и проделала короткий путь к площади перед западной стеной. Оживленные разговоры сменились благоговейным молчанием, когда нашему взору открылись остатки древнего Храма — в нижних слоях более крупные и тщательно обтесанные камни, а сверху мелкие и неровные. Набожные иудеи в молитвенных накидках заполнили площадь. Мои спутники подходили к стене, погруженные в свои мысли. Я, как обычно, коснулся священных камней руками и лбом, мысленно произнося слова молитвы. Моя жена, следуя традиции, которую поддержал во время своего визита в Иерусалим даже папа Иоанн Павел II (рис. 137), написала на листке бумаги просьбу, а затем засунула листок в щель между камнями. Остальные мои спутники последовали ее примеру. Никто не спрашивал о том, что просили другие. Это был очень личный момент, предназначенный для размышлений и молитв.

Рис. 137.

Собравшись вместе, мы направились к южной оконечности площади, где еще активно велись археологические раскопки. В результате проделанной работы обнажился юго-западный угол опорной стены Храмовой горы, и мы могли воочию убедиться, какое количество рядов каменной кладки находится ниже уровня земли (см. рис. 132). Археологи убеждены, что ниже уровня площади, где западная стена открыта для посещения, находится шестнадцать (или даже девятнадцать) рядов камней. Вид юго-западного угла подтверждал массивность опорной стены, а также необыкновенную сложность задачи по заполнению склона землей и сооружению горизонтальной площадки на вершине горы. По сравнению с ней насыпь эпохи царей Давида и Соломона, соединявшая Город Давида и Храмовую гору, выглядела примитивной.

Приближалось указанное на билетах время, и мы двинулись к входу в туннель. Он находился не в «арке Уилсона», как можно было предположить, а к западу от нее. Мы спустились по ступеням и пошли через комнаты с высокими потолками и узкие коридоры, ведущие в восточном направлении, а затем вдруг резко повернули влево и оказались совсем в другом мире. Неяркие фонари были установлены по краям нескольких пролетов широкой лестницы, спускавшейся к древней арке, за которой была видна стена, сложенная из громадных каменных блоков (фото 59).

Прежде чем спуститься в настоящий туннель, мы устроились на скамьях перед арочным входом, разглядывая трехмерную модель Храмовой горы, на которой было отчетливо видно, как дома наступают на стену. Гид рассказал нам о различных особенностях и интересных деталях этого места, а затем нажал на кнопку, и передняя часть макета убралась в нишу в стене. Нашим взглядам открылась вся каменная кладка. Теперь пришла моя очередь взять в руки микрофон и подготовить группу к тому невероятному зрелищу, которое им предстоит увидеть. Та часть стены, к которой ведут ступени, сказал я, состоит из четырех колоссальных — именно колоссальных — каменных блоков, аналогов которым нет на всем Ближнем Востоке, за исключением ливанского Баальбека.

После этого предисловия все поднялись со скамей и начали спускаться по ступеням лестницы. Проход вдоль стены был слишком узким и не позволял запечатлеть на снимке всю громаду каменного блока правильной формы с гладко обтесанной поверхностью. (Во время предыдущего посещения туннеля я попросил жену стать у одного конца камня, а гида у другого, чтобы продемонстрировать длину блока — см. фото 60.) Из этих блоков сложена часть стены длиной 127 футов. Высота камней достигает одиннадцати футов — в два раза больше, чем у необыкновенно крупных блоков в нижнем ряду (рис. 138).

Рис. 138.

Один из четырех гигантских камней, названный «главным рядом» западной стены, имеет в длину 46 футов, и мы попытались подчеркнуть его колоссальные размеры, выстроившись (двенадцать человек) перед ним (фото 61). Его ширина (или глубина), измеренная при помощи радара, составляет 14 футов. Эти громадные размеры трансформируются в 600-тонный вес. Следующий блок почти не уступает по размерам первому — его длина составляет 40 футов. Длина третьего блока чуть меньше — 35 футов, — но высота и ширина такая же, как у первых двух. Длина четвертого блока составляет всего 6 футов, но весит он, тем не менее, почти 90 тонн, что в пять раз больше, чем вес самого крупного известнякового блока в пирамидах Гизы (стандартный вес слагающих их камней всего лишь 2,5 тонны), и в два раза больше, чем вес самого большого камня в английском Стоунхендже.

Несмотря на огромный вес камней «главного ряда», он стоит не на земле, а на еще одном ряду более крупных, чем обычно, блоков, расположенных на уровне вымощенного камнем пола туннеля. Однако и это нельзя считать истинным нулевым уровнем стены: раскопки показали, что под мостовой находится еще несколько рядов кладки (возможно, до тринадцати), и это значит, что стена уходит вниз еще на семнадцать футов. Истинный нулевой уровень стены, покоящийся на естественном скальном основании, проходит под уклоном с севера (верхняя точка) на юг (нижняя точка). Археологи обнаружили, что под улицей, которая превратилась в туннель, расположена еще одна, более древняя улица, повторяющая уклон местности. Остатки этой улицы можно увидеть на уровне пола туннеля в северной его части.

Тот факт, что мы находимся не на нулевом уровне стены, стал очевиден после того, как мы миновали колоссальные каменные блоки и двинулись дальше. Вдоль всего туннеля нам попадались отверстия в полу, прикрытые деревянным настилом, стальными листами, а иногда и прозрачным пластиком, чтобы было видно, что находится внизу. Справа от нас тянулась стена, сложенная из обтесанных камней, а слева располагались похожие на пещеры углубления и остатки строений с колоннами и лестничными пролетами. Специальные световые указатели обозначали те или иные руины, напоминая, что перед нами свидетельства истории и что мы совершаем своего рода путешествие во времени — от иудейских царей к различным захватчикам и завоевателям, вавилонянам, римлянам, византийцам. Это эллинистический период, это хасмонейский период, это эпоха Ирода, а это остатки построек крестоносцев и арабов.

Все эти периоды не располагались последовательно один за другим, а смешивались и переплетались. В полутьме создавалось впечатление, что ты попал на другую планету и изучаешь остатки жившей на ней цивилизации. Это было похоже на просмотр исторического фильма — фильма, в котором ты сам принимаешь участие. Короче говоря, это была реальная машина времени.

Настоящее потрясение у всех вызвало одно место, расположенное сразу же за гигантскими каменными блоками. Некогда здесь был арочный проход в стене, теперь закрытый каменной кладкой. Табличка с надписью указывала на то, что это проход, который вел в Святая Святых Храма! (рис. 139 и фото 62). Перед нами было средоточие всех тайн Храма.

Рис. 139.

Поскольку мы находились на несколько десятков футов ниже платформы Храма, за аркой (ее еще называют «воротами Уоррена» в честь исследователя девятнадцатого века, который изучил и нанес на карту различные полости под платформой Храма) должна была находиться лестница, ведущая вверх. Специалисты, создавшие реконструкцию Второго Храма по содержащимся в Библии описаниям, убеждены, что в северной части западной стены должны быть ворота, похожие на южные, так называемые «ворота Баркли». И действительно, Уоррен указывал на существование пещеры, соединенной тайным ходом с воротами (рис. 140); если эти ворота были аналогом южных, то они вели в тайный проход к Храму.

Рис. 140.

Что же находится за этими воротами, прорубленными в стене сразу же за гигантским «главным рядом»? По политическим и религиозным соображениям «ворота Уоррена» так и не были открыты, но исследования с помощью радара и других устройств позволяют сделать вывод, что за ними есть пустое пространство. Если это северный близнец «ворот Баркли», то за ними, вполне возможно, располагается такой же L-образный тайный ход, поворачивающий под прямым углом и ведущий в один из внутренних дворов Храма. А может быть, это вход в галерею, которая сразу поворачивает на юг к помещению позади гигантских каменных блоков, а не идет сначала на восток (как проход за «воротами Баркли» на протяжении 84 футов), чтобы затем сделать поворот под прямым углом? Этот интригующий вопрос так и останется без ответа, пока не изменится политико-религиозная обстановка в регионе.

Каков же возраст этих ворот и внутренних частей Храма? Большинство археологов датируют их, а также четверо остальных ворот в западной стене (см. рис. 140), эпохой царя Ирода. Однако в некоторых случаях, например в случае с «аркой Уилсона», есть основания предполагать, что архитекторы и строители Ирода использовали более древние элементы. В таком случае, не могли ли замурованные ворота в туннеле сохраниться со времен Первого Храма?

Рис. 141.

В одном из преданий, которое ученые склонны относить скорее к области мифов, чем фактов, говорится, что этим тайным ходом на Храмовую гору пользовался царь Давид. Поскольку во времена его царствования Храм еще не был построен, то должна была быть другая причина существования этого прохода. Может быть, он вел к загадочному «гумну»?

Несмотря на узость туннеля и присутствие других групп экскурсантов, я обратил внимание своих спутников на все эти загадки, подчеркнув странную близость ворот к гигантским каменным блокам. Установлено, что позади этих блоков находится большая полость. Не соединяется ли она со Святая Святых Храма?

Таинственные ворота, расположенные в непосредственной близости от «главного ряда», могли дать ответ на вопрос о назначении этих колоссальных камней. Однако пока загадка становится лишь сложнее. Здесь, в полутьме подземного туннеля, я сказал своим спутникам: «Перед нами остатки сооружения самого древнего периода, когда не цари, а аннунаки построили платформу и установили на ней центр управления». В заключение я предположил, что, поднявшись на поверхность, мы найдем этому дополнительные подтверждения.

Общая длина туннеля составляет около 1000 футов, и по пути к выходу мы видели много интересного, но под напором групп туристов, шедших сзади, мы вынуждены были двигаться вместе со всей толпой. В северном конце туннеля мы поднялись по новой металлической лестнице и оказались на Виа Долороса. Выход закрывался металлической дверью, неотличимой от входных дверей соседних зданий. Если бы не вооруженный охранник, то никто никогда не догадался бы, что это выход из туннеля. Тем не менее, потребовались годы, чтобы убедить палестинские власти открыть этот выход — и все равно это вызвало кровавые столкновения.

Рис. 142.

Далее наша группа, как и планировалось, пошла по Виа Долорос, или «Скорбному пути». Теперь это чисто торговая улица, и только таблички на стене указывают на «станции», или места остановки Христа (рис. 141). Мы направлялись в Церковь Гроба Господня в христианском квартале (рис. 142). Визит в уникальный храм продолжался около часа. От церкви мы по боковым улочкам добрались до недавно открытой археологами улицы Кардо — проходящей с севера на юг и украшенной колоннами главной улицы Иерусалима во времена Второго Храма, Иисуса Христа и римского владычества. Здесь мы остановились, чтобы немного отдохнуть и перекусить.

Затем гид объявил, что пора возвращаться к площади у западной стены, откуда мы поднимемся на саму платформу Храмовой горы.

* * *

Прежде чем описывать этот этап нашего маршрута, позвольте вкратце остановиться на дискуссии, которая развернулась в группе по поводу туннеля.

Помимо личных впечатлений от пребывания у западной стены Храма и в глубине туннеля, основное внимание сосредоточилось на «главном ряду» и гигантских каменных блоках. Как их доставили в туннель и установили на предыдущий ряд? Кто это сделал и с какой целью?

Я рассказал, что в попытке объяснить, как такая задача могла, быть решена в древности, израильские археологи предположили, что каменные блоки сначала имели цилиндрическую форму, чтобы их можно было катить из каменоломен (которые располагались то ли в трех, то ли в пяти милях от стены), а на месте округлости стесывали, в результате чего получался блок прямоугольной формы. Однако такие гигантские цилиндры должны были весить почти в два раза больше прямоугольных блоков, и поэтому предположение, что их катили по холмам и долинам, выглядит неправдоподобным. Кроме того, гипотеза об обработке блоков на месте противоречит утверждению Библии, что все каменные блоки для строительства Храма Соломона были уже предварительно обтесаны.

Другая идея, выдвинутая некоторыми археологами, заключалась в том, что вырубленные в каменоломне блоки ставились на деревянные бревна, которые играли роль катков, а затем на этих деревянных катках подтаскивались (людьми или волами) к месту строительства. Чтобы продемонстрировать сомнительность этой гипотезы, я напомнил своим спутникам, что 600 тонн — это вес примерно тридцати «Кадиллаков», и попросил их представить, как рабочие пытаются передвинуть груду из тридцати «Кадиллаков» при помощи деревянных бревен…

Независимо от своего правдоподобия, все эти предположения оставляли открытым один вопрос: кто в глубокой древности был способен поднять такие тяжелые блоки и точно установить их на предыдущий ряд каменной кладки? И совсем уж без ответа оставался вопрос, зачем все это делалось.

Как ни пытались мы встать на защиту археологов, единственным ключом к разгадке оставалось сходство этого места с Баальбеком. В обоих случаях в западной опорной стене присутствовали три колоссальных камня (трилитоны в Баальбеке), установленные на предшествующий ряд тоже необычно больших каменных блоков — удерживающиеся на месте на протяжении нескольких тысячелетий без всякого раствора, вырубленные в расположенных на расстоянии нескольких миль каменоломнях, приподнятые и установленные на место.

Мы пришли к выводу, что такая задача по плечу только аннунакам.

И это вполне могло соответствовать действительности, если верно мое предположение о существовании в Иерусалиме центра управления, связанного с Баальбеком («место посадки») и являющегося частью посадочного коридора аннунаков, построенного после Всемирного потопа.

«И последнее, — сказал я, когда мы уже поднялись, чтобы идти дальше. — Хотя, возможно, это не так уж важно: халиф, построивший Храм Скалы, привез его золоченый купол из Баальбека, где он служил крышей мечети…»

 


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

ТАЙНЫ СВЯЩЕННОЙ СКАЛЫ

 

Повидав туннели и другие подземные чудеса древнего Иерусалима (за пять дней их было гораздо больше, чем описано в этой книге), наша экспедиция с нетерпением ждала встречи с тем, что расположено на вершине горы. Мы жаждали увидеть платформу Храма при ярком свете дня. Здесь действительно можно было удовлетворить любопытство, прикоснуться к истории и духовным корням. Мы должны были собственными глазами увидеть и всем своим существом прочувствовать это место, где находится Храм и Священная Скала, где смешались история и религия и где — по моему глубокому убеждению — сохранились свидетельства присутствия аннунаков.

Однако втайне от своих спутников я вынашивал еще одну целы исследовать нижнюю часть Священной Скалы и найти ключ к разгадке тайны исчезновения Ковчега Завета. Я чувствовал, что эта затея связана с определенным риском, и поэтому не хотел вовлекать в нее остальных…

Сам по себе подъем на Храмовую гору оказался непростым делом. После того как в результате Шестидневной войны 1967 года Израиль занял Старый Город, общественный исламский совет получил определенную автономию на вершине Храмовой горы. По пятницам (молитвенный день у мусульман), а также во время исламских праздников мусульманам был открыт свободный вход на Храмовую гору через северные ворота, где платформа Храма примыкает к арабскому кварталу Старого Города. Все остальные, преимущественно иудеи и христиане, могли попасть наверх по пандусу, примыкающему к западной стене. Время от времени беспорядки, устраиваемые арабами на Храмовой горе, или арабо-израильские столкновения в других местах становились причиной того, что на вершину Храмовой горы допускались только мусульмане — иногда временно, иногда в течение длительных периодов. Поэтому экспедиция на Святую Землю специально была приурочена к относительно спокойному времени.

Для того чтобы осознать значение подъема на Храмовую гору и в полной мере оценить увиденное на ней, необходим краткий экскурс в историю. Я снабдил каждого участника экспедиции довольно толстой папкой с заметками, содержащими информацию, которая обсуждалась и дополнялась на ежевечерних собраниях.

Храмовая гора возвышается над окрестностями, и поэтому для того, чтобы попасть на площадку с прошлыми и сегодняшними святынями, требуется совершить подъем. По велению Господа (Книга Исхода) еврейские мужчины должны были совершать это восхождение три раза в год, в праздники Кущей, Пятидесятницы и Пасхи. Расположение Города Давида и расширение Иерусалима в эпоху царей Иудеи (см. рис. 120 и рис. 131) не оставляют сомнений в том, что паломники шли с южной стороны. И действительно, земляная насыпь, упоминаемая в Библии как Милло («насыпь») или Офел («подъем»), могла быть сооружена для того, чтобы многочисленные молящиеся получили доступ к Храму, который построил Соломон. В эпоху Второго Храма этот южный проход был расширен и укреплен (рис. 143).

Первый Храм был разрушен вавилонским царем Навуходоносором в 587 году до нашей эры. Семьдесят лет спустя персидский царь Кир, захвативший Вавилон и уничтоживший могущественную империю, разрешил плененным евреям вернуться в родные места и восстановить Храм в Иерусалиме. Точно неизвестно, как восстановили Храм — по первоначальному проекту или таким, каким он явился в видении пророку Иезекиилю. Этот Второй Храм несколько раз расширялся, осквернялся и вновь освящался во времена господства на Ближнем Востоке греков, которые пришли на смену персам. Очищение Храма и восстановление Иудейского царства произошло при владычестве хасмонеев и стало прелюдией широкомасштабных строительных работ, которые развернул царь Ирод (37 год до нашей эры — 4 год нашей эры). По описанию историков того времени — времени Христа и римского господства — город (рис. 143) и величественный Второй Храм (рис. 144) привлекали десятки тысяч паломников, стекавшихся в Иерусалим во время трех главных праздников, и особенно на Пасху.

Рис. 143.

Рис. 144.

Письменные источники той эпохи и археологические раскопки подтверждают, что основной поток людей к Храму шел с юга, где величественная лестница вела к пяти воротам (рис. 145). По улицам и подземным проходам паломники попадали в различные внутренние дворы Храма. Именно в этом месте располагали свои палатки менялы — именно менялы, а не ростовщики, как часто думают, — поскольку иностранные монеты с изображением римского императора (рис. 146) следовало обменять на местные деньги, на которых не изображались люди. Именно здесь — это описывается в Новом Завете — проповедник из Назарета Иисус с гневом обрушился на менял.

Рис. 145.

Рис. 146.

У царя, знати и священников, однако, был собственный проход на Храмовую гору — с западной стороны, где располагались новые постройки. Там была сооружена величественная лестница, которая сначала шла с юга на север, а затем поворачивала на восток и под массивной аркой вела к украшенным колоннами воротам (рис. 147). Сегодня сохранилась лишь верхняя часть арки, примыкающая к западной стене; ее называют «аркой Робинсона» — по имени исследователя девятнадцатого века, открывшего ее.

Севернее ее в западной стене имеются не такие величественные, но, возможно, более старые ворота, к которым ведет скромная лестница; это так называемые «ворота Баркли», получившие свое имя в честь другого исследователя, тоже жившего в девятнадцатом веке (рис. 148). Они замурованы и практически не видны с современной дорога на вершину Храмовой горы, которая повторяет лестницу времен Второго Храма. На самом деле это простой земляной пандус со ступенями, ведущий с площади перед западной стеной на платформу Храма и получивший название Зеленой двери. Именно этим путем я и мои спутники поднялись на Храмовую гору.

Рис. 147.

Рис. 148.

Подъем начинается у южной оконечности западной стены, где она под прямым углом смыкается с южной опорной стеной. Работавшие в этом месте израильские археологи расчистили огромный участок опорной стены, скрытой от глаз на протяжении многих тысячелетий. Раскопки подтвердили, что ниже уровня земли располагается большое количество рядов каменной кладки — не меньше, чем над поверхностью (см. рис. 132). Ученые обнаружили здесь сброшенные со стены каменные блоки, а мелкие находки (например, монеты) подтвердили предположение, что эти камни были выворочены римскими солдатами, которые в первом веке нашей эры планомерно разрушали храм и его стены. Связав этот угол с расчищенной площадкой вдоль южной стены, где была обнаружена величественная лестница и арочные ворота, израильтяне создали здесь археологический парк с собственным небольшим музеем. Мы задержались в этом месте, чтобы сфотографироваться и еще раз полюбоваться на гигантские опорные стены Храмовой горы. Гид торопил нас, и мы не успели внимательно исследовать это удивительное место.

Рис. 149.

В конце пандуса рядом с Зеленой дверью располагалась небольшая будка с несколькими израильскими полицейскими. Когда мы подошли к двери, к нам приблизились двое полицейских и стали задавать вопросы — кто мы такие, откуда мы и какова цель нашего посещения. Им показалось странным, что в группе американских туристов были два канадца и один японец. У всех были белые кепки с эмблемой экспедиции по местам «Хроник человечества», и полицейские поинтересовались, почему у меня кепка синего цвета. На первый взгляд вопросы задавались непринужденным и бесстрастным тоном, но работали полицейские профессионально. Их цель — выявить потенциальных «нарушителей спокойствия».: Однако проверкой изр




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.