Помощничек
Главная | Обратная связь

...

Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

НЛО В ЗАСЫПАННОЙ СИНАГОГЕ



 

Каждый, кто оказался в синагоге, которая была засыпана около 2000 лет назад, испытывает необычные и, можно даже сказать, жутковатые ощущения. Еще большая неожиданность — обнаружить здесь изображение ангела, парящего в небесах в небесной капсуле, то есть НЛО. И самое странное, что происходило это в центре Дамаска, столицы государства, которое является заклятым врагом Израиля.

Тем не менее, все это случилось на самом деле в 1998 году, когда я вместе с группой единомышленников путешествовал по Сирии.

История начинается не в Дамаске, а примерно в 280 милях к востоку от него на берегах реки Евфрат в древнем городе Дура («Обнесенный стенами город»). С незапамятных времен это место использовалось для переправы через реку — по этому пути люди и товары из Месопотамии и лежащих восточнее ее земель переправлялись в район Средиземноморья и дальше на запад. Первое письменное упоминание об этом городе относится к 300 году до нашей эры, когда после смерти Александра Великого власть над азиатской частью македонской империи перешла к его военачальнику Ника-нору, первому царю из династии Селевкидов. С тех пор город известен под названием Дура-Европос — возможно, в честь родного города Селевка I Европоса в Македонии.

Столетие спустя, во времена Римской империи, Дура-Европос стал самым восточным форпостом римлян. Богатый торговый центр, город представлял собой лакомый кусочек для всевозможных захватчиков, но взять его было не так-то просто. С востока его защищала широкая река Евфрат, с севера и юга — глубокие естественные ущелья, а с запада массивная крепостная стена (рис. 72).

Рис. 72.

Парфяне и сасаниды из Персии (Ирана) продолжали тревожить римские легионы, и защитники Дура-Европоса придумали необычный способ укрепить город: все здания, примыкавшие к крепостной стене на западе, они засыпали песком из пустыни, создав таким образом огромный вал, который делал западные укрепления непреодолимыми. Тем не менее, в 256 году нашей эры орды сасанидов захватили город и сровняли его с землей. Руины его лежали забытыми до тех пор, пока после Первой мировой войны на них не наткнулся отряд британских солдат. Сооружая укрепленный пункт среди выступающих над поверхностью земли развалин, они раскопали (как сказано в рапорте) «прекрасно сохранившиеся древние настенные росписи».

Рапорт попал в руки археолога Джеймса Генри Брестеда, который исследовал древние города Ирака и выбирал места для раскопок. В 20-х и 30-х годах на территории города совместные археологические работы проводили Французская академия и Йельский университет. То, что они обнаружили, получило название «ближневосточной Помпеи» — нетронутые древние дома и общественные здания, которые были засыпаны не вулканическим пеплом, как в Помпеях, а песком пустыни.

Интенсивные раскопки показали, что Дура-Европос был многонациональным городом, где местное население и солдаты гарнизона соседствовали с торговцами и путешественниками из разных стран, исповедовавших разные религии. Судя по сохранившимся изображениям и надписям на греческом, арамейском, иранском, латыни и других языках, в городе были храмы и святилища для всех богов — Зевса и Артемиды, Баала и бога Луны, пальмирской Триады, парфянского Ахлада и иранского Митры (в святилище которого было помещено скульптурное изображение легенды о том, как он обуздал небесного быка, рис. 73). Здесь были также еврейские синагоги и христианские храмы.

Рис. 73.

Лучше всего сохранилась та часть города, в которой 1800 лет назад его защитники засыпали песком все здания, примыкавшие к западной крепостной стене. После удаления песка лишенные крыши строения вновь осветились лучами солнца, и украшавшие их настенные росписи предстали во всем своем великолепии.

Городская синагога (рис. 74) была построена на древнем основании, которое расширили и приподняли над землей. Она располагалась на расстоянии одного квартала от главных городских ворот и попала в число тех зданий у крепостной стены, которые были полностью засыпаны песком, чтобы поднять и укрепить защитный вал (рис. 75). В результате, после того как археологи убрали песок, им открылась одна практически не поврежденная стена с нишей для свитков торы, тогда как две боковые стены оказались срезанными по диагонали.

Археологи обнаружили, что все стены были расписаны яркими фресками, иллюстрирующими основные события и персонажи Ветхого Завета — житие патриархов, Исход, сцены из Книги Царств и Книги Судей, а также книги Эсфири. Художник, явно испытавший влияние греко-римского искусства, нарушил запрет на изображение людей и нарисовал персонажей Священного Писания в той одежде, которую носили его современники.

Рис. 74.

Чтобы сохранить эти замечательные фрески и сделать более доступными для изучения, их осторожно сняли со стен и перенесли в национальный музей в Дамаске. Тем не менее, можно несколько дней бродить по музею, так и не увидев фресок из Дура-Европоса — когда наша группа была в музее, выяснилось, что их нет ни в одном из залов. И только после настойчивых просьб нас провели в один из двориков в дальней части музея, в углу которого располагалось неопределенного вида старое строение с двумя дверьми. «Это здесь», — сказал гид.

Войдя внутрь, мы буквально застыли от изумления. Перед нами были древние фрески в реконструированной синагоге: ученые воссоздали стены здания, а также пол и каменные скамьи у основания стен. Это было жутковатое ощущение: мы застыли на месте, как фигуры из окружавших нас древних фресок.

Потребовалось некоторое время — возможно, всего лишь несколько минут, но эти минуты были очень долгими — чтобы вернуться к реальности. Затем мы разбрелись по помещению, то приближаясь к стенам, чтобы рассмотреть подробности изображения, то удаляясь от них и пытаясь охватить общую панораму древнего произведения искусства. Смущение и нерешительность уступили место узнаванию: вот Моисей у Неопалимой Купины, а божественное присутствие обозначено лишь десницей Божьей (рис. 76). Вот его брат Аарон, узнаваемый по надписи на греческом языке. На сценах из.

Рис. 75.

Книги Исхода египтяне и израильтяне отличаются одеждой. На нескольких панелях изображен царь Давид. Вот филистимляне несут захваченный Ковчег Завета в свой храм, чтобы увидеть, как перед ним падут статуи их богов (рис. 77). На других фресках изображены чудеса, которые явил пророк Илия. На соседних панелях изображены сцены из жизни пророка Иезекииля. Здесь, как и во многих других случаях, божественное вмешательство отражено лишь в виде десницы Божьей, парящей над сценой.

Практически не поврежденная западная стена состояла из панелей с изображением основных эпизодов Ветхого Завета. Ниша с аркой, сооруженная на приподнятой платформе, к которой вели несколько ступенек, явно служила для хранения свитков Торы (фото 27).

Рис. 76.

Рис. 77.

Окружавшие нишу фрески создавали впечатление трехмерности — как будто ее обрамляли две колонны. Роспись над нишей и колоннами, по всей видимости, изображала фасад Иерусалимского Храма. Рядом с ним можно было увидеть менору, или храмовый подсвечник, а также другие символы иудаистских обрядов.

Слева от Храма (справа, с точки зрения стоявшего лицом к нише наблюдателя) фреска изображала испытание Авраама. Дабы испытать веру Авраама, Господь приказал ему привести своего сына Исаака на гору в земле Мория и сжечь на жертвенном костре. Но как только Авраам занес нож над лежащим на алтаре связанным Исааком, явился ангел и остановил его руку. Вот как об этом рассказывает Библия:

И простер Авраам руку свою и взял нож, чтобы заколоть сына своего.

Но Ангел Господень воззвал к нему с неба и сказал: Авраам! Авраам! Он сказал: вот я.

[Ангел] сказал: не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного, для Меня. И возвел Авраам очи свои и увидел: и вот, позади овен, запутавшийся в чаще рогами своими. Авраам пошел, взял овна и принес его во всесожжение вместо сына своего.

Мои спутники разбрелись по реконструированной синагоге, чтобы рассмотреть привлекшие их внимание фрески или выбрать наилучшую точку для съемки, а я направился к частично поврежденной северной стене. Одна из фресок, сохранившаяся лишь отчасти из-за скоса заполненного песком вала, изображала сон Иакова, когда он видел ангелов, спускающихся и поднимающихся по соединявшей небо и землю лестнице. Этот примитивный рисунок заставил меня улыбнуться, напомнив о том, как изображал этот эпизод я сам и мои сверстники на уроках изучения Библии. Здесь, в столице Сирии, заклятого врага государства Израиль, сохранилось изображение внука Авраама Иакова, который взял себе имя Израиль после того, как вступил в схватку с ангелом.

Иногда я использую рассказ о сне Иакова в своих лекциях. Когда меня спрашивают, верю ли я в НЛО, то в ответ я привожу следующий пример. Предположим, говорю я собравшимся в зале людям, что входная дверь сейчас с треском распахнется и сюда, задыхаясь от быстрого бега, влетает взволнованный молодой человек и, не обращая внимания на происходящее, выкрикивает: «Вы не поверите — со мной случилось такое!» Затем он расскажет, о том, как пешком отправился в другой город на поиски невесты. Начинало темнеть, и он, почувствовав усталость, нашел камень, устроился на нем и, положив под голову рюкзак, уснул. Среди ночи его разбудил шум и яркий свет. Сонный и ослепленный светом молодой человек увидел перед собой НЛО! Лестница уходила вверх, к парящему в воздухе объекту, и какие-то существа сновали по ней вверх и вниз. На фоне освещенного люка был виден силуэт — возможно, их командира.

Зрелище было таким невероятным, что молодой человек лишился чувств. Когда он пришел в себя, все исчезло — и НЛО, и командир, и лестница со снующими по ней существами. Как будто это был сон. Однако ворвавшийся в зал юноша настаивал, что все происходило наяву, что он видел эту картину уже после того, как окончательно проснулся и что командир НЛО обращался к нему!

Ну вот — спрашивал я аудиторию — поверим ли мы в рассказ юноши? Не разыгрывает ли он нас? Или это был сон? А может быть, он действительно столкнулся с НЛО и его экипажем?

Все еще не оправившийся от потрясения юноша закончил свой рассказ тем, что он не уверен, были ли эти события реальными или просто приснились ему. Что мы подумаем? Поверим ли мы ему?

Сам я ответил бы так именно в этой истории о встрече с НЛО я нисколько не сомневаюсь, потому что это библейский рассказ о сне Иакова — за исключением того, что для Иакова это была встреча не с Неопознанным Летающим Объектом, а с Господом, и он прекрасно понял, кто перед ним. Это были Малашим, что обычно переводится как «ангелы», но буквально означает «посланники» Элогим, термина, который переводится как «Бог», но на самом деле означает «божественные существа».

Стоя в задумчивости внутри воссозданной синагоги из Дура-Европоса, я задавал себе вопрос, каким художник изобразил божественную колесницу на утраченной части фрески. Затем послышался чей-то возглас. «Эй, идите все сюда. Вы должны на это посмотреть!»

Один из моих спутников указывал на западную стену с фреской, изображающей испытание Авраама. Подробный рисунок (рис. 78) позволял рассмотреть каменный алтарь, сложенное для костра дерево, лежащего на алтаре Исаака, Авраама с занесенным ножом, застрявшего в чаще овна и десницу Божью, символизирующую вмешательство Господа.

Однако на фреске была одна деталь, вызывавшая изумление: еще один участник событий, Ангел Господень, был изображен в виде человеческой фигуры, стоящей у входа в какое-то овальное сооружение (рис. 79). Это не навес и не дом (теперь нам доподлинно известно, как выглядели жилища людей в те времена). Он изображен в верхней части рисунка, в небесах, с которых к Аврааму взывал Ангел Господень, рядом с десницей Божьей.

Рис. 78.

Рис. 79.

У всех нас возникла та же мысль, что и у того, кто заметил это изображение первым: может быть, это древнее изображение Небесной Колесницы, которая в настоящее время называется НЛО, то есть Неопознанным Летающим Объектом?

Совершенно очевидно, что изображение ангела в этой библейской сцене не соответствует традициям иудаизма, сказал я. Обычно его рисуют в виде человекоподобного существа с крыльями (рис. 80). Однако на этой фреске, которая на 2000 лет ближе к описываемым событиям, ангел показан внутри «летающего дома».

Вечером по возвращении в отель я предложил членам экспедиции взглянуть на иллюстрации из моей книги, на которых изображены «летающие дома» богов. Самой подходящей моделью оказался бенбен, небесная лодка, на которой верховный бог египтян Ра прибыл на Землю. На его уменьшенной каменной копии (рис. 81а) явно виден открытый люк и стоящий в его проеме командир — очень похоже на фрагмент фрески из Дура-Европоса. В моей книге его фотография была помещена рядом со снимком одного из первых командных модулей НАСА (рис. 81b).

Рис. 80.

Рис. 81.

Эти и другие иллюстрации из моей книги обнаружили явное сходство с изображением на фреске из Дура-Европоса, и мы не сомневались, то на стене засыпанной синагоги обнаружили рисунок НЛО.

* * *

Рассказ о Дура-Европосе и его фресках будет неполным, если не упомянуть о нашем следующем посещении города и его окрестностей.

Поставив перед собой цель посетить — как только такой визит станет возможным — все древние города и своими глазами увидеть то, что я описываю в книгах, я настаивал, чтобы сирийский маршрут включил в себя такие редко посещаемые места, как Мари и Дура-Европос, даже если придется отклониться далеко в сторону (см. карту, рис. 82).

Рис. 82.

1) Турция, 2) Ливан, 3) Сирия, 4) Израиль, 5) Иордания, 6) Ирак, 7) Средиземное море, 8) Орестис, 9) река Балих, 10) река Евфрат, 11) река Хабур, 12) Угарит, 13) Бейрут, 14) Баалъбек, 15) Дамаск, 16) Хама, 17) Хама, 18) Эбла, 19) Алеппо, 20) Крак де Шевалье, 21) Пальмира, 22) Терка, 23) Дейр-аз-Зур, 24) Дура-Европос, 25) Мари.

Чтобы достичь поставленной цели, нам пришлось описать большой полукруг, поехав из Алеппо на восток к реке Евфрат, а затем на юг вниз по течению, несколько раз пересекая реку, пока мы не добрались до Дейраз-Зура — крупного промышленного города, центра сирийской нефтяной индустрии. Мы поселились в отеле «Furat Cham Palace», настоящем мраморном дворце. Он располагался на окраине города, и в нем обычно останавливались руководители всех крупнейших нефтяных компаний. (Я помню, что в то время удивлялся, почему сюда приезжают руководители ведущих нефтяных компаний, хотя несколько сирийских нефтяных скважин на левом берегу Евфрата никак не могли сделать страну крупным игроком на международном нефтяном рынке. Ответ дала иракская война 2003 года: контрабандная нефть из Ирака по трубопроводу тайно поступала в Сирию, а сирийцы экспортировали ее уже как собственную сырую нефть.)

Несмотря на то, что Дура-Европос расположен ближе к Дейр-аз-Зуру, мы сначала отправились в Мари, и только после незабываемой прогулки по развалинам древней столицы вернулись к руинам Дура-Европоса. Песок, защищавший строения (как и сами фрески), был убран, и мы увидели только остатки фортификационных сооружений, стен и колонн, а также каменные мостовые (фото 28). Вдруг неизвестно откуда появился охранник на мотоцикле, время от времени стрелявший из ружья, как будто он практиковался в стрельбе по мишеням (на самом деле, чтобы произвести на нас впечатление и заработать приличные чаевые, которые он в конечном итоге получил).

С его помощью мы нашли то место, где была синагога. Смотреть там было не на что. Не помогали даже богатое воображение и захваченные с собой фотографии. Представшая перед нами картина могла служить иллюстрацией к библейскому плачу, в котором говорилось о некогда многолюдных, а теперь покинутых городах. В таких местах, как Мари и Дура-Европос, мы представляли себе не древние памятники посреди шумного города, а историю, поворачивающую Колесо Фортуны.

На следующее утро я встал очень рано, когда остальные еще спали, и вышел на широкую террасу отеля, выходящую на реку. Я подтянул к себе кресло и устроился в таком месте, откуда был виден поворот реки; вид открывался великолепный (фото 29).

Я размышлял о фресках синагоги из Дура-Европоса, об изображении НЛО, об Аврааме. Когда семья Авраама покинула город Ур на юге Месопотамии и направилась в Харран, который находится на юго-востоке современной Турции неподалеку от сирийской фаницы, они должны были где-то переправляться через реку Евфрат… В двадцать первом веке до нашей эры переправа была возле Мари, затем она переместилась в Дура-Европос, а сегодня она находится в Дейр-аз-Зуре. Может быть, именно здесь, на этих пустынных берегах мой далекий предок начал путешествие, которое привело его к Единому Богу?

Именно здесь, когда я сидел в одиночестве на выходящей на реку Евфрат террасе, меня захватило ощущение причастности к истории и связи с древностью, которое я никогда не забуду.

 


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ВИХРИ ИЛИИ

 

В своей первой книге «Двенадцатая Планета» я целую главу посвятил летательным аппаратам — космическим кораблям, челнокам, воздушным судам — аннунаков (в Библии Нефилим), приводя примеры их названий, описаний и изображений. Шумеры рассказывали о Божественных Птицах и рисовали ракеты; египтяне сочиняли гимны Небесным Лодкам богов и тоже изображали их. Ветхий Завет повествует о «вихрях». Пророк Иезекииль шел вдоль берега реки Хабур (см. карту) и наблюдал следующую картину (как рассказывается в первой главе Книги Пророка Иезекииля):

И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из средины его как бы свет пламени из средины огня…

Увиденная им колесница опиралась на четыре выступа, которые были снабжены колесами, позволявшими двигаться в любую сторону, а также имела обод из «глаз». Это описание заставило меня вспомнить об округлых объектах с выступами и «глазами», которые были изображены на фресках, обнаруженных археологами в местечке Тель-Хассул в Иордании (рис. 83).

Рис. 83.

За три столетия до Иезекииля пророк Илия не только видел Небесную Колесницу, но и был вознесен в ней на небо. Как рассказывается во второй главе Четвертой Книги Царств:

…вдруг явилась колесница огненная и кони огненные… и понесся Илия в вихре на небо.

В данном случае не приводится никаких подробных описаний колесницы — нам лишь дают понять, что она появилась в небе, спустилась достаточно низко, чтобы забрать Илию, а затем вновь взмыла ввысь и исчезла из вида. Все это наблюдал ученик и наследник Илии Елисей.

Однако в нашем распоряжении имеется точное описание места, где все это случилось. Пророк в сопровождении Елисея и других учеников направлялся из Иудеи на восток, в сторону реки Иордан — все знали, что Господь должен вознести Илию на небо. Когда они добрались до Иерихона, Илия попросил учеников остаться в городе, но они не послушались его. Подойдя к реке Иордан, Илия сказал, что должен пересечь ее один. Все остановились, и лишь Елисей настоял на том, чтобы остаться с учителем. Они переправились через реку и пошли дальше, и тут появилась огненная колесница и забрала Илию.

Таким образом, встреча с огненной колесницей произошла на восточном берегу реки Иордан напротив Иерихона, причем неподалеку от самой реки, поскольку

Рис. 84.

Елисей переправился на противоположный берег в том же месте вскоре после вознесения учителя.

Сходство небесных летательных аппаратов, изображенных в Тель-Хассуле, и библейских огненных колесниц подтолкнуло меня к более глубокому исследованию этого места археологических раскопок, результаты которого подробно изложены в моей книге «Войны богов и людей». Я выяснил, что раскопки в этом месте начались в 1929 году и были организованы Папским библейским институтом в Ватикане. Археологи, которыми руководил Алекс Мэллон, обнаружили, что курган состоит из трех холмов с культурными слоями, два из которых были застроены домами, а третий представлял собой промышленную зону.

Ученые были удивлены высоким уровнем цивилизации обитателей этих мест: даже в самых древних слоях, относящихся к концу каменного и началу бронзового века, улицы были вымощены кирпичом. Дома имели прямоугольную форму и были сгруппированы точно так же, как в современных пригородах (рис. 84), но наибольшее изумление вызывали многоцветные фрески, покрывавшие внутренние стены зданий.

В одном из домов был найден низкий диван, установленный таким образом, чтобы отдыхающий на нем человек видел роспись на противоположной стене. На фреске были изображены две фигуры, сидящие пред рядами присутствующих (или поклоняющихся им) людей, а также человек, выходящий из испускающего лучи объекта. Другая фреска представляла собой геометрически точное и необыкновенно яркое изображение восьмиконечной звезды (рис. 85). Еще одна роспись открывала взору черные округлые «вихри» с выступами, или ногами, и «глазами».

Рис. 85.

Я выяснил, что Тель-Хассул был расположен неподалеку от реки Иордан на ее восточном берегу (см. карту), прямо напротив Иерихона, стоявшего на противоположном берегу реки. По словам археологов, не прекращавших раскопки до 1933 года:

С вершины кургана открывалась интересная панорама: на западе темная линия Иордана, на северо-востоке холм древнего Иерихона, а позади него горы Иудеи.

Все это было очень похоже на место, где вознесся на небо пророк Илия. Это означало, что при первой же возможности я должен отправиться туда и увидеть все своими глазами.

Первая такая возможность представилась зимой 1995 года, когда я включил Иорданию в маршрут экспедиции по местам «Хроник человечества». Через Каир мы добрались до столицы Иордании Аммана, где и остановились. Оттуда мы совершали поездки по стране. В первое же утро мы отправились в Национальный археологический музей, чтобы взглянуть на фрески из Тель-Хассула — я предполагал, что они должны храниться именно здесь. Но в музее их не оказалось, и сотрудники даже не понимали, о чем я говорю.

Вечером нас пригласили на прием в ACOR (Американский центр изучения Востока) в Аммане, и я занялся расспросами там. Никто ничего не знал о фресках, хотя некоторые имели представление о месте под названием Тель-Хассул. Мне сказали, что там сейчас работают австралийские археологи из Сиднейского университета.

Рис. 86.

Нам объяснили, как добраться до этого места, и следующим утром автобус привез нас в Тель-Хассул. Единственными признаками того, что мы достигли цели, можно было считать возвышающийся над равниной курган и нескольких работавших на нем людей. Я представился руководителю работ, который действительно оказался археологом из Австралии. «Что заставило вас выбрать это место?» — поинтересовался я. Археолог не мог дать точного ответа, объяснив, что решение принимал не он. Я спросил, что они ищут, и собеседник объяснил, что проводившиеся шестьдесят лет назад раскопки были поверхностными и что современные методы позволяют найти гораздо больше. Несколько человек из его группы рыли глубокие траншеи в поисках остатков каменных строений. Можете ходить, где хотите, сказал археолог; возраст любого черепка здесь составляет несколько тысяч лет — берите себе на память.

Мои спутники разошлись и стали собирать черепки, чтобы увезти с собой в Амман (а потом в Соединенные Штаты). Я направился к вершине кургана и повернулся лицом к западу. Передо мной открывался вид, который точно описали археологи шестьдесят лет назад: в ярком солнечном свете я видел Иерихон. Таким образом, Тель-Хассул вполне мог быть тем местом, из которого вознесся на небо пророк Илия (фото 30).

Прежде чем уехать, я попрощался с археологом из Сиднея и поблагодарил его. Кстати, сказал я, не знает ли он судьбу фресок, найденных здесь в 30-х годах. Он полагал, что их перевезли в Рокфеллеровский музей в Иерусалиме.

* * *

Рокфеллеровский археологический музей расположен сразу же за стеной Старого Города поблизости от ворот Ирода. В период, когда Палестиной управляла Британия, я несколько раз посещал музей, чтобы полюбоваться одной из лучших коллекций древностей, найденных на Святой земле. Когда часть Иерусалима находилась под контролем Иордании (1948–1967), в музее хранилось большинство найденных к тому времени рукописей Мертвого моря. После Шестидневной войны (1967) музей служил также штаб-квартирой израильского Департамента древности.

После возвращения из Иордании я сразу же связался с Рокфеллеровским музеем в Иерусалиме, который теперь находился на территории Израиля, и поинтересовался фресками из Тель-Хассула. Ответ выглядел примерно так: какие фрески? В отсутствие главного куратора музея никто даже не мог понять, о чем я спрашиваю. Мне посоветовали обратиться в институт Олбрайта.

Я обратился в Институт археологических исследований имени У. Ф. Олбрайта, названный так в честь великого археолога, исследовавшего библейские земли. Пытаясь мне помочь, они связались с различными учреждениями и, наконец, прислали ответ: попытайтесь связаться с Папским библейским институтом в Иерусалиме, поскольку именно им Ватикан поручал вести раскопки. Почувствовав, что напал на след фресок, я попросил туроператора наших экспедиций, «Visions Travel amp; Tours» из Лос-Анджелеса, организовать поездку в Иерусалим.

После того как мне удалось связаться с руководителем Папского института в Иерусалиме, я узнал, что у них действительно хранилась часть фресок, но состояние их было настолько плохим, что их отправили на реставрацию в музей Израиля в Иерусалиме. Мне сообщили, что руководит реставрационными работами миссис Оснат Брэндл, и я тут же написал ей. Вернувшись из отпуска, она ответила мне, что вопрос о доставке артефактов действительно обсуждался, но что их еще не прислали на реставрацию.

Разрабатывая маршрут экспедиции в Израиль, я вел оживленную переписку, обменивался факсами и телефонными звонками с различными организациями. В Папском библейском институте мне сообщили, что институт закрыт на летние каникулы и что единственный человек, который что-то знает о фресках, отец Фалько, уехал на год в иезуитский колледж в Калифорнии. Мне удалось найти его в Мормонском университете Лос-Анджелеса. В длинном факсе от 29 августа 1997 года он сообщил мне, что «фрески из Тель-Хассула находятся в расположенном в мезонине хранилище в деревянных ящиках со стеклянными крышками», а «меньшие по размерам фрагменты хранятся в шкафу». Он написал, что уже связался с Иерусалимом и что отец Крокер встретит нас в Институте и покажет фрески.

Я приехал в Иерусалим вместе с супругой раньше остальных членов группы и позвонил в Папский институт, чтобы договориться о визите. Мой отчаянный факс отцу Фалько дает представление о дальнейших событиях: «Я позвонил в Институт, чтобы договориться о визите в понедельник, 15 сентября, но выяснил, что отец Крокет тоже уехал. Отец Хуан Морено, исполнявший обязанности смотрителя, ничего не знает о фресках и о том, как открыть хранилище».

Из Калифорнии от отца Уильяма Фалько пришел ответ, в котором он сообщал номер телефона его добровольной помощницы Сандры Шем. Поэтому 15 сентября 1997 года (фото 31), когда у здания института собралась вся наша группа, приехавшая в институт, Сандра открыла для нас заветную комнату!

Помещение было завалено ящиками, сложенными на столе и на полу, так что пройти было почти невозможно. В витринах вдоль стен были выставлены мелкие глиняные артефакты. На длинном столе со стеклянной — как выяснилось впоследствии — крышкой лежала груда мятых картонных коробок По всей видимости, их освободили от содержимого (на некоторых имелись этикетки, свидетельствовавшие о том, что это упаковка от чая «Липтон», печенья и консервированных фруктов), чтобы доставить находки из мест раскопок в Иерусалим. Толстый слой пыли наводил на мысль, что их не трогали несколько десятилетий.

Убрав несколько коробок со стеклянной крышки стола, мы увидели, что под ней в специальных отделениях лежат фрагменты росписи… Это были «глазастые идолы», как назвала их Сандра Шем — черные объекты округлой формы с выступами и «глазами» (фото 32).

Поиски завершены! «Вихри», которые неизвестный художник несколько тысяч лет назад нарисовал на стене — это была часть стены Тель-Хассула, — лежали передо мной на витрине. Я поднял стекло, чтобы прикоснуться к рисунку, но тут же остановился — он был слишком хрупким. Мы по очереди сфотографировали фрагменты фресок, витрины и репродукцию восьмиконечной звезды на стене над витриной. Мы увидели и сфотографировали саму историю (фото 33).

На следующий день у меня была назначена встреча с главным куратором Рокфеллеровского музея, который повел меня в подземное помещение и показал фреску со звездой (после того как я предъявил факс от отца Фалько, сотрудники музея признались, что фреска действительно хранится у них). На специальном столе располагался большой деревянный ящик квадратной формы. Сотрудник музея поднял крышку и предупредил меня, что фотографировать запрещено.

Но когда крышка была снята, нашим взорам открылись лишь раскрошившиеся остатки штукатурки: прекрасная фреска полностью разрушилась. Фотографировать тут было нечего — даже если бы мне разрешили.

Вернувшись днем в отель и рассматривая из окна кварталы Старого Города, я думал о том, сколько времени, а также душевных и физических сил было потрачено на поиски фресок, и задавал себе вопрос, не напрасны ли все эти усилия. Нет, не напрасны. Я сам и все мои читатели смогли убедиться в том, что описываемые мною вещи существовали в действительности.

Что за художник несколько тысяч лет назад расписал стены в Тель-Хассуле? Мы не знаем его имени. Кто лежал на диване, любуясь этими фресками? Неизвестно — хотя в своей книге «Войны богов и людей» я предлагал один из вариантов ответа. Были ли округлые объекты теми самыми «вихрями», что унесли пророка Илию? Если нет — то что они собой представляли?

Действительно ли Тель-Хассул был тем местом, где Илия вознесся на небо? Я убежден в этом.

 


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

КАК ИОСИФ СПАС ЕГИПЕТ

 

Это запутанная история, включающая в себя, на первый взгляд, никак не связанные между собой вещи: библейский сюжет, проблему 3800-летней давности, загадочные сны фараона, энергетическую политику 60-х годов двадцатого века и американского инженера, жившего в прошлом столетии. Объединяет их фигура моего далекого предка Иосифа. Результатом этих переплетений стало включение в египетский маршрут места, которое редко посещается туристами. Мы обнаружили там свидетельства необыкновенного мастерства древних инженеров, а также подтверждение новой интерпретации библейской истории о том, как Иосиф спас Египет.

История Иосифа, начинающаяся в главе 37 Книги Бытия, полна удивительных, драматических и загадочных событий. Проданный в рабство завистливыми сводными братьями, он в конечном итоге стал слугой одного из вельмож при дворе египетского фараона. На Иосифа, который «был красив станом и красив лицем», обратила внимание жена вельможи, но юноша отверг ее домогательства. Тогда она обвинила Иосифа в попытке соблазнить ее, и он оказался в темнице.

В тюрьме Иосиф приобрел славу толкователя снов. А когда фараону приснились странные сны, которые не мог объяснить ни один из мудрецов, к повелителю Египта привели Иосифа. Сны фараона о том, как семь тощих коров съели семь тучных коров, а семь тощих и иссушенных ветром колосьев сожрали семь тучных и полных, юноша истолковал следующим образом: за семью годами великого изобилия последуют семь лет голода. На фараона произвела впечатление мудрость Иосифа, и он поставил его властвовать «над всею землею Египетскою». Иосиф — продолжает повествование Библия — приказал сделать запасы зерна в годы высокого урожая. И когда начался голод, «во всей земле Египетской был хлеб».

Я вырос на Ближнем Востоке, и поэтому у меня всегда вызывал сомнение этот способ борьбы с предсказанным голодом. В годы Второй мировой войны, когда ощущалась явная нехватка продовольствия, я лично убедился в невозможности более или менее длительного хранения продуктов в таком жарком климате — не говоря уже о четырнадцати годах (именно столько лет прошло с момента, когда начали делать запасы, до окончания голода). За такое время годное в пищу зерно превратилось бы в полусгнившую массу, полную жучков и паразитов.

Египет беден дождями, и поэтому его не зря называют «дитя Нила». Приезжие убеждаются в этом сразу же после того, как покидают расположенный на берегах реки Каир или Луксор и отправляются к местам археологических раскопок: проехав всего лишь милю, они оказываются в пустыне. При полете, например, из Каира в Луксор с воздуха прекрасно видно, что благополучие и само существование страны зависит от узкой голубой ленты — реки Нил. Ирригационные каналы и рвы распределяют животворную воду Нила вдоль берегов реки; остальная территория представляет собой желто-коричневую пустыню.

Одна из самых длинных рек в мире, Нил берет начало в Эфиопии и на юге Судана и несет свои воды к Средиземному морю. Уровень воды в Ниле повышается во время сезона дождей в районе его истоков, что вызывает ежегодный разлив, за которым следует обмеление реки. Однако в 60-х годах двадцатого века, когда президент Египта Насер обратился за помощью к сверхдержавам, намереваясь построить высокую дамбу на границе Египта, выяснился еще один любопытный аспект разлива Нила. Существует не только ежегодный цикл подъема и спада воды в реке, обусловленный сезоном дождей у ее истоков, но и еще один, семилетний цикл. Высокая дамба (ее строительство было закончено в 1971 году) должна была создать огромный резервуар — искусственное озеро — из которого в засушливый сезон спускалась бы накопленная во время разлива вода.

Эта информация о семилетнем цикле представлялась мне очень важной. Она соответствовала основному элементу в библейской истории о возвышении Иосифа от раба до наместника всего Египта — семь лет изобилия (высокие воды Нила) сменялись семью скудными годами (низкий уровень воды). Внезапно мне пришло в голову, что если проблемы Египта во времена Иосифа были вызваны водой, то и решение должно быть найдено при помощи воды. Продолжительная дискуссия в средствах массовой информации о необходимости постройки дамбы — из-за семилетнего цикла — также дала мне ключ к решению не дававшего мне покоя вопроса о трудности или даже невозможности создания запасов продовольствия на четырнадцать лет. Я понял, что Иосиф должен был запасаться не продовольствием, а водой!

Всем, что было дальше, я обязан американскому инженеру и изобретателю Фрэнсису Коутту Уайтхаусу, уроженцу города Рочестер, штат Нью-Йорк. Просматривая в Нью-Йоркской публичной библиотеке старые газетные статьи, посвященные нехватке воды в Египте, я узнал, что еще в прошлом веке правившие Египтом британцы искали способ регулировать снабжение Египта водой. Среди специалистов, привлеченных к изучению проблемы, был Фрэнсис Коуп Уайтхаус. Он серьезно отнесся к поставленной задаче и много путешествовал по Нилу, где его заинтересовали остатки древних ирригационных каналов. В конечном итоге любопытство привело его в крупный и процветающий сельскохозяйственный регион в шестидесяти милях к юго-западу от древней египетской столицы Мемфиса. Здесь, посреди пустыни, располагалась местность, которую арабы называли Эль-Фаюм. Это было похоже на оазис в пустыне — только очень большой оазис, в котором вместо источника находилось довольно большое озеро под названием Карун. Эта удивительно плодородная естественная низменность почти вся лежит ниже уровня моря (см. карту, рис. 87).

Удивление Уайтхауса вызвал следующий факт: откуда берется вода в озере, расположенном посреди пустыни вдали (на расстоянии от двадцати пяти до тридцати миль) от Нила?

Рис 87.

Исследовав озеро и его берега, американский инженер обнаружил остатки древних дамб, молов и других грандиозных сооружений. Вернувшись в Каир, он сел за изучение географических источников, как древних, так и современных. Вскоре он наткнулся на средневековые карты Египта, составленные на основе древних карт Птолемея Александрийского, из которых стало очевидно, что в ту эпоху во впадине Эль-Фаюм существовало не одно, а два озера: Карун, размеры которого превышали современные, и еще большее озеро Моэрис.

В апреле 1883 года Уайтхаус выступил на собрании археологического общества в Каире и сообщил сенсационную новость: он нашел ответ на загадку Эль-Фаюма в трудах Геродота (греческого историка и географа, жившего в пятом веке до нашей эры). Геродот писал, что на этом месте располагалось искусственное озеро, сооруженное в эпоху фараона Моэриса. Оно было таким большим, что длина его окружности (3600 фарлонгов) равнялась протяженности морского побережья Египта.

Уайтхаус также приводил цитаты из произведений других историков древности — Диодора Сицилийского, Страбона, Макробия, Плиния, — чтобы показать, что не только греки, но и римляне знали, что впадина Эль-Фаюм на самом деле представляла собой искусственное озеро. Оно служило самым богатым источником рыбы в Египте, а цепочка деревень вдоль его берегов была главной житницей страны. Однако эти сведения не могли пролить свет на загадку Эль-Фаюма. Если впадина действительно использовалась под искусственное озеро, то кто был автором этого проекта и каким образом в озере поддерживался уровень воды?

Первый ключ к разгадке Уайтхаус нашел у Геродота, который сообщал, что вода в озеро поступает не из подземного источника, а по каналу из реки Нил. В июне 1883 года Уайтхаус выступил на собрании Общества библейской археологии в Лондоне и сообщил о своих последних открытиях. Он объявил, что канал, соединявший Нил с озером Моэрис, частично сохранился. Это искусственное русло между впадиной Эль-Фаюм и Нилом, которое арабы до сих пор называют «Бахр Юсуф» — «русло Иосифа».

За этим выступлением последовала серия лекций и статей, в которых Уайтхаус настойчиво пропагандировал свою теорию: именно еврейский патриарх Иосиф был тем человеком, который придумал, спроектировал и построил это грандиозное ирригационное сооружение.

Изучив все доступные источники информации, Уайтхаус обнаружил (и обнародовал свои открытия), что арабские историки не только приписывали авторство проекта Иосифу, но и объясняли происхождение названия этого места. Другие царские советники, завидуя влиянию и авторитету Иосифа, убедили фараона усложнить задачу, отведя на строительство канала всего тысячу дней. Вопреки их предположениям, Иосиф совершил то, что считалось невозможным. Под его руководством были прорыты каналы и создано искусственное озеро — за тысячу дней, или «альф юм» по-арабски. Впоследствии само это место стало называться местом тысячи дней, Альф Юм — то есть Эль-Фаюм.

Уайтхаус умер в 1911 году, так и не добившись признания своих идей. Забытой оказалась и теория американского инженера из Рочестера, который не только считал библейского патриарха искусным инженером, но и обнаружил доказательства реальности самого Иосифа — искусственное русло, носящее его имя, и легенды, окружавшие его деятельность.

За столетие, минувшее после удивительных открытий Уайтхауса, успехи археологии позволили идентифицировать памятники древности, правителей, династии, города и даты. Используя эти сведения для того, чтобы соотнести эпоху библейских патриархов с месопотамской хронологией, я пришел к выводу, что Иосиф родился в 1870 году до нашей эры. Согласно Книге Бытия (41:46), Иосифу было тридцать лет, когда ему поручили подготовить Египет к семи неурожайным годам, и поэтому начало реализации проекта относится к 1830 году до нашей эры.

Таким образом, я был убежден, что для проверки гипотезы Уайтхауса необходимо ответить на следующий вопрос: какой фараон правил в это время в Египте и существуют ли свидетельства его связи с впадиной Эль-Фаюм и искусственным озером.

Я был приятно удивлен — но не поражен — когда узнал, что Аменемхат III, фараон XII династии Среднего Царства, вступил на престол в 1842 году до нашей эры (за два года до назначения Иосифа визирем) и правил до самой своей смерти в 1797 году до нашей эры. Документы того времени приписывают ему — совершенно недвусмысленным образом — строительство водных путей и ирригационных каналов в районе Фаюма. Тот факт, что он имел отношение к созданию искусственного озера, подтверждается двумя гигантскими статуями фараона, установленными посреди озера. Именно во времена его правления Эль-Фаюм стал житницей страны и главным поставщиком свежих овощей, фруктов и рыбы. И самое интересное — на статуе фараона в облике сфинкса львиная грива заменена орнаментом из рыб (рис. 88).

Накапливающиеся факты все убедительнее доказывали, что фараоном, назначившим Иосифа визирем, был именно Аменемхат III, а искусственное озеро в Эль-Фаюме — это гениальный проект Иосифа, позволивший предотвратить надвигающуюся беду. Дальнейшие исследования показали, что этот фараон построил не одну, а две пирамиды — первую рядом с пирамидами отца и других фараонов XII династии в Дашуре (см. врезку на рис. 89), а вторую в окрестностях искусственного озера неподалеку от Хавары (см. рис. 89). Последняя была описана римскими историками, которые сообщали, что рядом с ней находится «лабиринт» из бесчисленного количества подземных комнат, которые могли использоваться в качестве хранилища.

Поэтому в 1994 году, планируя экспедицию в Египет, я выделил целый день на посещение Дашура и Эль-Фаюма. Я должен был своими глазами увидеть пирамиды Аменемхата III, «лабиринт», озеро и «русло Иосифа».

Планируемую поездку было не так-то легко осуществить. Пирамиды Дашура, в том числе скошенная пирамида и Красная пирамида других правителей эпохи Среднего Царства, были расположены вблизи военной базы.

Рис. 88.

Рис. 89.

1) Саккара, 2) Мемфис, 3)Дашур, 4) Гелиополъ, 5) Абу-Роаш, 6) Гиза, 7) Саккара, 8) Лишт, 9) Медум, 10) Мединет-элъ-Фаюм, 11) Хавара, 12)Лахун, 13) Гуроб, 14) Каир, 15)Джосер, 1б)Усеркаф, 17) Сехемхет, 18)Пепи II, 19) Шепсескаф, 20) Аменемхат III, 21) Красная пирамида, 22) Скошенная пирамида.

Мы получили специальное разрешение въехать на территорию через один из контрольно-пропускных пунктов, и поэтому некоторое время свободно бродили между пирамидами и сделали огромное количество снимков — пока к нам не подъехал военный джип с офицером, который яростно набросился на нас, обвиняя в съемке военных объектов (ни одного из них мы не видели). Он кричал, что арестует нас, конфискует фотоаппараты и пленки, выдворит с территории базы, а также грозил другими страшными карами. Наш сопровождающий Аббас Надим — египтянин, осевший в Лос-Анджелесе и основавший собственную туристическую фирму — сумел успокоить офицера. Мы избежали ареста и конфискации, но были вынуждены погрузиться в туристический автобус и уехать.

Мы направились в Фаюм — по асфальтированным и грунтовым дорогам, которые шли вдоль ирригационных каналов или пересекали их. По мере приближения к оазису безводная пустыня сменялась зеленой растительностью и возделанными полями. Нашей целью был главный город этого района, который назывался Мединет-эль-Фаюм (Мединет в переводе означает «город») (см. рис. 89). Возле самого города дорога шла вдоль довольно широкого канала — мы ехали около Бахр Юсуфа, то есть «русла Иосифа».

В центре города медленно вращалось водяное колесо, поднимая и распределяя воду, доставляемую каналом (рис. 90 и 91). Рядом располагался ресторан с тенистой террасой — идеальное место, чтобы отдохнуть и подкрепиться (а также сфотографироваться). Я побродил вокруг, прошелся вдоль канала, несколько раз пересек его по пешеходному мостику. Это было пьянящее ощущение: я лично удостоверился, что построенный Иосифом канал действительно существует. Уайтхаус был прав, называя Иосифа строителем искусственного озера.

Теперь пришло время проверить, какой фараон правил во времена Иосифа — то есть отправиться к пирамиде Аменемхата. Но ни наш гид, ни водитель туристического автобуса не знали, где она находится. Ничем немогли нам помочь и посетители ресторана — казалось, никто не знает туда дороги.

Спасение пришло в виде полицейской машины, которая, взвизгнув тормозами, остановилась рядом с нашей расположившейся на отдых группой. Офицер засыпал нас вопросами: кто мы такие, зачем мы сюда приехали и кто дал разрешение на посещение Эль-Фаюма. Чтобы его успокоить, вновь потребовалась тонкая дипломатия Аббаса. Результат получился следующим. Сначала плохие новости: мы должны немедленно вернуться в Каир. Затем хорошие новости: офицер знал, где находится пирамида, и обещал показать ее нам на обратном пути. Тем временем появилась еще одна полицейская машина, и с почетным эскортом из двух автомобилей — один впереди, а другой позади автобуса — мы тронулись в путь.

Рис. 90.

Примерно полчаса мы ехали по плодородному сельскохозяйственному району, а затем впереди показалась линия деревьев, за которой внезапно началась желтовато-коричневая пустыня. Большое озеро пересыхало, и пустыня вновь занимала когда-то принадлежавшее ей пространство. Дорога стала неровной. Внезапно мы увидели похожий на пирамиду холм, возвышавшийся над плоской равниной. Это была пирамида, которую мы искали (фото 34). Поехав прямо по каменистой равнине, мы остановились примерно в четверти мили от гигантского сооружения. Здесь полицейский офицер приказал водителю остановиться и сообщил, что мы можем сделать отсюда несколько снимков — а потом нам следует возвращаться в Каир.

Рис. 91.

Это абсурд, сказал я Аббасу Надиму. Он передал офицеру, что группа должна посетить пирамиду. После долгих переговоров нам позволили выйти из автобуса — с условием, что все будут оставаться на месте. Мне разрешили подойти к пирамиде, взяв с собой одного сопровождающего.

Я выбрал Харви X, редактора отдела крупной вашингтонской ежедневной газеты, который должен был взять на себя обязанности фотографа. Приближаясь к пирамиде, мы заметили, что окружавшая ее обширная площадка была испещрена круглыми отверстиями — остатками «лабиринта» или входами в его подземные «камеры» (фото 35). Пирамида напоминала те, что мы видели в Дашуре, только она была сложена из глиняных кирпичей и облицована известняковыми плитами, многие из которых отсутствовали. К моему величайшему удивлению, здесь оказался охранник в традиционном длинном кафтане. Он немного понимал по-английски, а я по-арабски; кроме того, мы помогали себе универсальным языком жестов. Охранник подтвердил, что это действительно пирамида Аменемхата III в Хаваре. Я спросил, можно ли войти внутрь. Нет, ответил он, потому что вход залит водой.

Водой? Мы с Харви заглянули внутрь. И действительно, спустившись на несколько ступенек вниз, можно было увидеть, что пирамида заполнена водой. Но откуда она здесь взялась? Пирамида находилась на расстоянии двадцати миль от озера и в нескольких милях от линии деревьев, указывавшей на границу подземных вод. Я спросил, откуда сюда поступает вода. Из Бахр Юсуфа, ответил охранник, пояснив, что пирамида связана подземным каналом с «руслом Иосифа». Меняется ли уровень воды в разные сезоны, спросил я? Нет, он остается неизменным.

Тот факт, что пирамида, построенная фараоном, который связывал себя с озером в Эль-Фаюм, изначально была соединена с «руслом Иосифа», стал для нас настоящим открытием — об этом не упоминалось ни в одной книге о пирамидах. Это стало также искомым подтверждением революционной идеи о том, что Иосиф спас Египет, делая запасы не зерна (они также закладывались ежегодно), а воды.

* * *

История о жизни Иосифа в Египте — это лишь одна глава в истории библейских патриархов, связывающая поколения Авраама, Исаака и Иакова (отца Иосифа) с Моисеем и последующими событиями Исхода.

По свидетельству Библии, голод, последовавший за семью годами изобилия, охватил весь Ближний Восток, и люди «из всех стран приходили в Египет покупать хлеб у Иосифа». Среди пришедших был Иаков со своими сыновьями, братьями Иосифа. Драматическая встреча Иосифа, который стал египетским вельможей и был женат на дочери верховного жреца Птаха, и его братьев описана в Книге Бытия (главы 42–45). Братья не узнали Иосифа, но он узнал их. Он простил им то зло, которое они ему причинили, пригласил переехать в Египет и приказал взять с собой отца. И Иаков «…сынов своих и внуков своих с собою, дочерей своих и внучек своих и весь род свой привел он с собою в Египет».

Именно таким образом израильтяне попали в Египет, где мирно жили на протяжении четырех столетий, пока фараон, «который не знал Иосифа», не начал притеснять их, обратив в рабство — именно с этого началась череда событий, приведших к Исходу.

Теперь еще один интересный аспект. Моисей, еврейский мальчик, подобранный дочерью фараона и воспитывавшийся как член царской семьи, бежал на Синай после того, как убил египтянина, жестоко обращавшегося с рабами-израильтянами. Здесь он пас стада овец и в окрестностях «горы Элогим» услышал глас Божий, приказывавший ему увести израильтян из рабства в землю, которая была обещана потомкам Авраама. Во время Исхода сынам Израиля были дарованы Десять Заповедей и был построен Ковчег Завета, где хранились Скрижали Закона. Вопрос заключается в следующем: случились бы все эти революционные (как с исторической, так и с религиозной точки зрения) события, если бы братья не продали Иосифа в рабство в Египет?

Подобные вопросы «что если» часто возникают, когда меня расспрашивают о том, с чего началось мое увлечение шумерами, древними цивилизациями, аннунаками и Нибиру. Мой длинный (и правдивый) рассказ начинается с тех времен, когда мне посчастливилось изучать Ветхий Завет в оригинале — на древнееврейском языке. На занятиях мы добрались до шестой главы Книги Бытия, рассказывавшей о Ное и Всемирном потопе. Глава начиналась несколькими загадочными стихами, в которых утверждалось, что «…в то время были на земле исполины». Я поднял руку и спросил учителя: «Почему вы говорите «исполины», когда древнееврейское слово Нефилим обозначает тех, кто спустился вниз — с небес на землю? Однако вместо похвалы за лингвистическую проницательность я получил выговор: «Садись, Ситчин. Ты не должен сомневаться в Библии!» Но я не сомневался в Библии, а совсем наоборот, указывал на необходимость ее точного понимания. Так я начал задаваться вопросами, кто такие Нефилим и почему о них говорилось как о сынах (во множественном числе) Элогим (множественное число для слова «бог»). Этот интерес привел к изучению мифологии, истории древних цивилизаций, шумеров и их письменных памятников — ив конечном итоге к моим книгам.

Много раз я задавал себе этот вопрос: что если? Как сложилась бы моя судьба, если бы учитель не стал ругать, а похвалил меня? Возник бы у меня интерес к этим проблемам и написал бы я свои книги?

Разумеется, этого мне знать не дано. Но я могу ответить на вопрос, касающийся Иосифа и его братьев. Когда он открыл свое имя братьям, они испугались, что Иосиф станет мстить им. Но он ответил, что случилось то, что было предначертано Богом. Все это часть Божественного плана — послать его в Египет, сделать правителем этой земли и собрать запасы в преддверии приближающегося голода, чтобы спасти отца и всех его родственников.

Когда братья Иосифа вернулись в Ханаан и передали своему отцу Иакову слова Иосифа о том, что им нужно перебираться в Египет, Иаков колебался. Но ему в «видении ночном» явился Бог и сказал: «…не бойся идти в Египет, ибо там произведу от тебя народ великий; Я пойду с тобою в Египет, Я и выведу тебя обратно». Успокоившись, Иаков вместе со всей своей родней отправился в Египет, а когда пришло время, его потомки были выведены из Египта — как и было обещано.

Может быть, моя судьба тоже была предопределена? Может быть, одобрения учителя просто не могло быть — Господь заранее предназначил мне услышать его выговор.

Вполне вероятно, что именно этим определялось мое желание увидеть дело рук Иосифа и настойчиво искать настоящую гору Синай.

* * *

Несколько слов в заключение.

Вернувшись в Каир, мы выяснили, что египетская полиция спешно эвакуировала всех туристов из сельской местности из-за угрозы нападения террористов.

В Нью-Йорке я нашел описание пирамиды в Хаваре, сделанное великим египтологом сэром Флиндерсом Петри. Он отмечал, что вход в пирамиду заполнен водой и грязью, причем грязь образовалась от растворения глиняных кирпичей, но подробно не останавливался на источнике воды. Кроме того, он обнаружил еще одну необычную особенность этой пирамиды: к внутренним камерам (предположительно погребальным) вела тайная лестница, но не вниз, а вверх — они располагались выше входа. На мой взгляд, это указывает, что строители пирамид намеренно расположили тайные камеры выше уровня воды — то есть именно они подвели воду к пирамиде. Таким? образом, связь между Аменемхатом и Иосифом такая же древняя, как сама пирамида.

 


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ЗАГАДКИ ГОРЫ СИНАЙ

 

Этот документ удостоверяет, что Мистер и Миссис СИТЧИН

совершили полет на гору Синай,

где Моисею были вручены Десять Заповедей,

и посетили Монастырь Св. Екатерины

Израильские внутренние авиалинии ARKIA

Это удостоверение, отпечатанное золотым шрифтом на коричневой бумаге, уже больше тридцати лет хранится в моей папке вместе с другими документами, имеющими отношение к Синайскому полуострову, маршруту Исхода и расположению горы Синай. В этом сертификате все соответствует действительности — за исключением того, что гора, которую мы с женой посетили, не имеет ничего общего с той, где Моисей получил Десять Заповедей. При попытке определить истинное расположение этой священной горы, мы совершили несколько полетов и экспедиций на Синайском полуострове, причем некоторые из них вылились в настоящие приключения. Их результатом стали также фотографии, настолько необычные, что я до сих пор не решался использовать их в своих книгах. Они публикуются впервые. Эти фотографии ставят перед нами интригующий вопрос: с кем встретился Моисей на горе Синай?

Рис. 92.

В прошлрм паломники, стремившиеся посетить монастырь Св. Екатерины и близлежащую гору Моисея на юге Синайского полуострова, должны были преодолеть долгий и трудный путь на пути к заветной цели. Большинство из них добирались до Египта, плыли на юг по Суэцкому заливу (рис. 92) до древнего порта Эль-Тур на западном побережье, а затем пересаживались на ослов и двигались в гористую часть полуострова, где среди гранитных гор пряталась священная вершина.

В девятнадцатом веке некоторые из тех, кто путешествовал не как паломник, а как исследователь Библии (например, Иоганн Людвиг Буркхардт, 1816), стремились повторить маршрут Исхода. Они приезжали в город Суэц, расположенный на северной оконечности Суэцкого залива, и отсюда отправлялись в глубь полуострова на спинах верблюдов, пока не добирались до Вади-Фира-на (термином «вади» обозначается русло реки или ручья, которое наполняется водой в дождливый сезон, а все остальное время остается сухим). На одной из излучин сухого русла природа запасла достаточно воды, чтобы там существовал зеленеющий круглый год оазис, самый большой на Синайском полуострове (рис. 93). Извилистая и опасная дорога длиною в несколько миль ведет из этого оазиса к монастырю Св. Екатерины и священной горе (рис. 94).

Рис. 93.

Перед Первой мировой войной немецкие и британские путешественники (иногда они выполняли и функции шпионов) исследовали Синайский полуостров, пытаясь проверить различные теории относительно расположения горы Синай (и тем самым выяснить маршрут Исхода) или определить истинный путь, каким Моисей вел свой народ из Египта (и значит, найти священную гору). В Библии приводятся названия мест, где проходил Моисей, стоянок, измеряемых в днях пути расстояний, сведения о наличие воды и пищи и масса другой информации, которую могли использовать для подтверждения своей правоты сторонники разнообразных гипотез. Синайский полуостров, которым до Первой мировой войны владели турки, а затем англичане и египтяне, был не самым гостеприимным местом для современных потомков израильтян времен Исхода. Все изменилось в 1967 году, когда в результате Шестидневной войны полуостров перешел под контроль Израиля. За этим событием последовал всплеск годами сдерживавшегося интереса, и за короткое время полуостров буквально наводнился израильскими исследователями, искателями приключений и туристами.

Рис. 94.

В 1972 году мы с женой, захотев собственными глазами увидеть легендарные места Исхода, имели возможность сделать это, избежав пеших переходов по безводной пустыне и путешествия на ослах. Купив билет на самолет небольшой израильской авиакомпании «Arkia», мы утром сели в машину у входа в отель и в 8:00 вылетели из аэропорта «Бен-Гурион» в город Эйлат, расположенный в Эйлатском заливе. Здесь в лачуге, которая торжественно именовалась «Залом отлета», мы встали в очередь к контрольно-пропускному пункту — вместе с молодыми солдатами с автоматами «узи» и несколькими бедуинами (членами одного из местных кочевых племен, работавшими в отелях Эйлата) — и через ворота вышли на посадку к ожидавшему нас маленькому самолетику. «И мы на этом полетим?» — с удивлением спросила меня жена. Через несколько минут самолетик поднял нас в воздух.

Сначала наш маршрут пролегал над необыкновенно красивым западным берегом залива Эйлат, вдоль которого шла новая автострада до расположенного на оконечности полуострова Шарм-эль-Шейха. Самолет летел низко, и мы видели маленькие бухточки, золотистые пляжи, омываемые морем горы, коралловый остров с руинами крепости крестоносцев и турецкими укреплениями. Слева, на противоположной стороне залива, виднелись красноватые горы Саудовской Аравии. Затем самолет набрал высоту и направился в глубь полуострова, стремясь пролететь над гранитными пиками, которые становились все выше, преграждая нам путь.

Усатый гид лет сорока обратился к нашей группе по громкоговорящей связи, рассказывая о расстилающемся внизу ландшафте. Почти все встали, чтобы лучше видеть. Затем вновь загорелась надпись, предлагающая пассажи-, рам пристегнуть ремни, и среди острых вершин внезапно появилась абсолютно ровная площадка. Приземлившись, самолет остановился у здания, на котором крупными буквами было написано: ГОРА СИНАЙ. Это единственное здание представляло собой аэропорт (фото 36).

Через несколько минут все, за исключением туристов, пересели на джипы и другие машины, приспособленные для передвижения по пересеченной местности. Мы погрузились в ждавший нас автобус, и путешествие по Синаю началось.

Извилистый путь — здесь не было дороги, а лишь следы, оставленные предыдущими автобусами — вел нас на юг. Плоская равнина, на которой приземлился самолет, скоро уступила место горным пикам, которые соперничали друг с другом высотой, формой и разнообразием цветов; дорога становилась все круче и уже. Затем автобус остановился, и нам предложили выйти и полюбоваться пейзажем. В долине под нами можно было видеть оазис с финиковыми пальмами — это был оазис Вади-Фиран.

Путешествие по гористой местности возобновилось, и теперь нас окружали только горы — мы больше не встретили ни единой живой души. Автобус поскрипывал, медленно пробираясь по горной дороге между скатившихся со скал огромных валунов. Затем начался крутой спуск, и пред нами неожиданно появилась треугольная долина. Здесь посреди гор стояло нечто вроде средневековой крепости, окруженной высокими стенами; это был монастырь Св. Екатерины.

После осторожного спуска автобус подъехал к стенам монастыря. В прошлом попасть внутрь можно было единственным способом: тебя поднимали в специальной корзине. Наш путь был гораздо проще — через ворота прилегающего к монастырю сада. Монах, в обязанности которого входило сопровождение туристов, рассказал, что история этого места начинается на заре христианской веры, когда первые перешедшие в христианство египтяне (страна тогда находилась под властью Рима) уходили от преследований в пустыни Египта и Синайского полуострова. После того как император Константин объявил христианство государственной религией, многочисленные тайные укрытия превратились в монастыри. Среди христианских мучеников, казненных римлянами, была и святая Екатерина; после смерти ангелы забрали ее тело и спрятали на высочайшей вершине Синая. Четыре века спустя место ее погребения открылось одному из монахов во сне. Так гора и монастырь рядом с ней получили имя св. Екатерины. Затем мы посетили собор, библиотеку и место, где хранилась рака с мощами св. Екатерины.

А где же гора Синай, спрашивали мы.

Когда мы вышли наружу, гид указал на далекую вершину (рис. 95) и пояснил, что ее называют не гора Синай, а Джебел Муса, то есть гора Моисея. Она расположена в двух часах ходьбы от монастыря и представляет собой не отдельную вершину, а южный пик горного массива длиной около двух миль. Добраться туда можно двумя путями, объяснил гид: преодолеть 4000 ступенек, высеченных монахами на южном склоне горы, или проделать более легкий и длинный путь по восточному склону массива, а затем подняться по последним 750 ступеням лестницы.

Те, кто собирался подняться на гору, должны были остановиться на ночлег в монастыре, чтобы на заре начать свое путешествие. Остальные (в том числе и мы с женой) сели в автобус и вернулись к взлетно-посадочной полосе, чтобы совершить перелет в Шарм-эль-Шейх на южной оконечности полуострова. Здесь израильтяне построили морской курорт, назвав его Офирах — к Эфиру — в честь дороги к легендарной земле, откуда, согласно Библии, царь Соломон получал золото для Иерусалимского храма.

Рис. 95.

Наш визит в монастырь позволил выяснить, что Моисей (Муса по-арабски), в честь которого была названа гора Моисея, это вовсе не вождь израильтян во время Исхода, а монах, нашедший тело св. Екатерины. Мы обнаружили, что гора Мусы — это не отдельно стоящий пик, а южная вершина горного массива длиною в две мили, и что вокруг нее имеется множество более высоких пиков (в том числе и сама гора Св. Екатерины), что уменьшает ее шансы быть выбранной Богом для своего появления перед Моисеем (рис. 96). Более того, не являясь отдельно стоящей горой, гора Мусы не соответствует описанию Библии, где сказано, что израильтяне разбили лагерь вокруг горы.

Зимой высокие гранитные пики покрыты снегом, но в библейс




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.